Новости литературы

  Все выпуски  

Новости литературы


Приветствуем Вас, уважаемый читатель!


Портал «Новости литературы» http://novostiliteratury.ru/ продолжает знакомить Вас с последними событиями мира книг и чтения.

 

Основные события с 3 по 9 августа 2015 года:

 

Что нового

 

В сентябре выйдет новая книга о девушке с татуировкой дракона

 

Напомним, четвертую книгу серии автор идеи Стиг Ларссон дописать не успел, и после смерти писателя его дело продолжил шведский журналист Давид Лагеркранц.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/v-sentyabre-vyjdet-novaya-kniga-o-devushke-s-tatuirovkoj-drakona/

 

Опубликован неизвестный рассказ Фицджеральда

 

Рассказ в архиве Принстонского университета обнаружил издатель журнала Эндрю Джулли. Он отметил, что американский классик учился в этом вузе в 1913-1917 годах.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/opublikovan-neizvestnyj-rasskaz-ficdzheralda/

 

В Ярославле закрылся «Дом книги»

 

Старейший книжный магазин Ярославля, который открылся в конце 1960-х годов на улице Кирова, сменил владельца и практически сразу же был закрыт.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/v-yaroslavle-zakrylsya-dom-knigi/

 

Британцы напишут роман за 75 минут

 

Необычный проект, в рамках которого любители и профессиональные литераторы будут сочинять роман за 75 минут, инициировал британский писатель-фантаст Крис Фарнелл.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/britancy-napishut-roman-za-75-minut/

 

В РФ сократились закупки школьных учебников

 

Особенно сильно сократились объемы закупок в конце весны-начале лета: так, за этот период падение достигло 37,7% в сравнении с прошлым годом.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/v-rf-sokratilis-zakupki-shkolnyx-uchebnikov/

 

В США возвращают деньги за роман Харпер Ли

 

Владелец магазина убежден, что долгожданное издание, которое было написано до романа «Убить пересмешника» и стало его продолжением, не является «хорошим летним романом».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/novosti/v-ssha-vozvrashhayut-dengi-za-roman-xarper-li/

 

Эти и другие новости можно прочитать в разделе http://novostiliteratury.ru/category/novosti/

 

Анонсы книг

 

Вторая книга о Сноудене выйдет в сентябре

 

«Дети Каина» — вторая книга в трилогии Кучерены о Сноудене. Она будет посвящена описанию жизни бывшего сотрудника ЦРУ и АНБ в России.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/vtoraya-kniga-o-snoudene-vyjdet-v-sentyabre/

 

В России издали книгу героя фильма «Несломленный»

 

Замперини принимал участие в Олимпийских играх 1936 года, а позднее поступил на службу в ВВС США. Во время одного из боевых вылетов самолет Замперини потерпел крушение и упал в Тихий океан.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/v-rossii-izdali-knigu-geroya-filma-neslomlennyj/

 

В сентябре выйдет новый роман Пелевина

 

Издание планируется выпустить в двух томах и представить на Московской международной книжной выставке-ярмарке.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/v-sentyabre-vyjdet-novyj-roman-pelevina/

 

Роберт Каплан «Месть географии: геополитика»

 

Издание стало лидером продаж Amazon в разделах «Историческая география», «Наука о Земле. География», «Гуманитарные науки».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/robert-kaplan-mest-geografii-geopolitika/

 

Роберт Римини «Краткая история США»

 

Если события, произошедшие в Америке с древности до наших дней, не слишком понятны вам, рекомендуем начать экскурс в историю США с книги Роберта Римини.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/robert-rimini-kratkaya-istoriya-ssha/

 

Андрей Шарый «Дунай. Река империй»

 

В книге автор поделился не просто впечатлениями от путешествий по великой реке, но также уникальным опытом изучения мифологии Дуная.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/andrej-sharyj-dunaj-reka-imperij/

 

Саймон Дженкинс «Краткая история Англии»

 

Эта книга даст вам немало новой полезной информации, а также поможет систематизировать имеющиеся у вас знания.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/anonsy-knig/sajmon-dzhenkins-kratkaya-istoriya-anglii/

 

Эти и другие АНОНСЫ читайте на сайте:

http://novostiliteratury.ru/category/anonsy-knig/

 

Книги для детей

 

Ларри Гоник, Арт Хаффман «Физика. Естественная наука в комиксах»

 

Высокое научное изложение в сочетании с доступностью, которая характерна для всех книг Ларри Гоника, известного популяризатора науки, математика по образованию и карикатуриста по призванию, делают эту книгу замечательным подарком в любом возрасте.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/knigi-dlya-detej/larri-gonik-art-xaffman-fizika-estestvennaya-nauka-v-komiksax/

 

Электронная литература

 

Медведев: «НЭБ должна быть легальной»

 

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что Национальная электронная библиотека (НЭБ) должна быть абсолютно легальным интернет-ресурсом.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/biblioteki-2/medvedev-neb-dolzhna-byt-legalnoj/

 

Год литературы 2015

 

Оренбургский кинофестиваль посвятят Году литературы

 

«Восток & Запад. Классика и Авангард» — кинофестиваль, который, по традиции, пройдет в сентябре в Оренбурге.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/poslednie-publikacii/orenburgskij-kinofestival-posvyatyat-godu-literatury/

 

В Карелии прошел фестиваль «Петроглиф»

 

III Международный литературный фестиваль «Петроглиф» завершился в Карелии. Мероприятие проходило с 24 по 30 июля в рамках региональной программы Года литературы.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/08/poslednie-publikacii/v-karelii-proshel-festival-petroglif/

 

Бонус читателю!

 

10 лучших книг в атмосфере Санкт-Петербурга

 

В сегодняшнем выпуске рассылки сайта «Новости литературы» - подборка книг, которые наиболее точно и полно передают атмосферу Петербурга. Мир надломленности духовной жизни и метаморфозы, преступления и наказания, поэзии и карнавала открывается в этих историях так, как будто вы находитесь в самом центре событий в Северной столице.

 

Алесь Адамович, Даниил Гранин «Блокадная книга»

 

Эта книга – об одной из самых трагических страниц  в истории Ленинграда. Она основана на обширном фактическом материале – воспоминаниях переживших блокаду, документах, письмах, фотографиях. С гордостью и скорбью авторы рассказывают в «Блокадной книге» о героических и трагических днях обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

 

Дж. М. Кутзее «Осень в Петербурге»

 

Из всех нобелевских лауреатов именно Кутзее видится самым загадочным. К слову, он дважды был удостоен «Букера» и ни разу не явился на вручение, а свою нобелевскую речь посвятил Робинзону Крузо. В этой книге рассказывается о том, что Федор Достоевский якобы тайно приезжает в Петербург и окунается с головой в жизнь персонажей своих написанных и ненаписанных романов. Автор очень точно воссоздает топонимику и реалии Петербурга времен Достоевского и потрясающе тонко излагает причины безумия, которые охватили и людей, и эпоху.

 

Ольга Форш «Сумасшедший корабль»

 

Ольга Форш написала роман «Сумасшедший корабль» в 1930 году. Тогда же его напечатали в журнале и долгое время не переиздавали. Главный герой произведения – «Диск», петроградский Дом искусств, созданный в 1919 году инициативе Чуковского и при ближайшем участии Горького. Здесь работали и жили писатели и художники, поэтому Диск является знаковым местом для Петербурга, а за именами, данными героям в романе, легко узнать выдающихся творцов.

 

Андрей Битов «Пушкинский дом»

 

«Пушкинский дом» стал первым большим романом Андрея Битова. Вместе с тем он завершает ту линию творчества автора, которую обычно называют психологической прозой. Суть романа выражается в следующем: "И русская литература, и Петербург (Ленинград), и Россия, — все это, так или иначе, Пушкинский дом без его курчавого постояльца". Традиционный, но в то же время необычный взгляд на Петербург  дает это самобытное произведение.

 

Владислав Ходасевич «Тяжелая лира»

 

В судьбе Ходасевича шел вечный спор между Человеком и Художником. Художник Ходасевич земной жребий Человека то презирал, то пытался для себя его принять. В этом и состоит ключевой мотив творчества поэта Ходасевича. Сочетая классические стиховые формы русского языка и рациональность с ироническим остервенением и невероятной экспрессией, Ходасевич увлекает в атмосферу Петербурга, заставляет слушать, видеть, чувствовать город.

 

Веллер М.И. «Легенды Невского проспекта»

 

Книга смешная, но порой не слишком веселая, привлекающая легкостью ироничного повествования и сочетанием тонкого сарказма с глубокой ностальгией. «Легенды Невского проспекта» - действительно национальный бестселлер, в котором истории из недавнего прошлого города воспринимаются всё чаще не как фантазии писателя, а как часть реальности, известной многим.

 

Иван Лажечников «Ледяной дом»

 

Эта книга вошла в золотой фонд русского исторического романа. Трагическая, но увлекательная и завораживающая история императрицы Анны Иоанновны и герцога Бирона, её фаворита, заговорщика графа Волынского, а также его товарищей и таинственной цыганки Мариулы, ставшей верной тенью прекрасной молдавской княжны Мариорицы Лелемико, излагается с потрясающей легкостью, но в то же время с вниманием к каждой детали.

 

Ольга Лукас «Поребрик из бордюрного камня»

 

Два друга: один – житель Петербурга, второй – москвич, - персонажи вымышленные. О них, их друзьях, а также предках и потомках рассказывается в историях из этой книги Ольги Лукас. Автор акцентирует внимание на отличиях, которые жители обоих городов любят коллекционировать, и приводит примеры поведения типичного москвича и петербуржца в различных ситуациях. Граница шириною в бордюр и длиною в поребрик – много это или мало?

 

Н. В. Гоголь «Петербургские повести»

 

Не слишком часто встречающееся издание, которое включает ключевые петербургские повести Гоголя - "Невский проспект", "Нос", "Портрет", "Шинель", "Записки сумасшедшего". Петербург Гоголя от Петербурга Достоевского и других авторов отличается, но всё же в этих повестях вы без труда отыщите любимые черты и окунетесь в атмосферу солидной, чинной и даже несколько чопорной Северной столицы.

 

Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание»

 

Пожалуй, именно «Преступление и наказание» можно назвать ключевым литературным произведением о Петербурге. Хотя, говоря объективно, это не роман о городе. Книга, которая десятки раз экранизирована, сотни раз поставлена на сцене, включена во все школьные и вузовские программы, является едва ли не краеугольным камнем и русской, и мировой литературе. Она – о жертве и жертвенности, о любви и сострадании.

 

Литература в Сети. Лучшее за неделю

 

Могут ли книги что-нибудь изменить?

 

Книги действительно могут изменить нашу жизнь? С этим вопросом сталкивается каждый, кто не представляет своего существования без книг.

 

Тим Паркс тоже обращается к этой проблеме в начале книги, где он обобщает свой опыт в мире меняющейся литературы. Какое воздействие оказывают на нас книги? В интервью Zaman Паркс так отвечает на этот вопрос: «Известна позиция У.Х. Одена на этот счет: книги не играют никакой роли. Но для меня книга — встреча, и, как любая другая встреча, книга может изменить нашу жизнь к лучшему или худшему. Все может быть».

 

Когда упомянутый Парксом Оден аргументировал свой тезис о том, что книги ничего не значат, он приводил в пример диктатора: «Все написанное мною о Гитлере не спасло от смерти ни одного еврея». Однако поэт, разочаровавшийся в силе литературы, не учитывает, что идея о «чистой расе» возникла у Гитлера под влиянием трудов Ницше.

 

Ответ на поставленный в самом начале вопрос следует искать в предпочтениях читателя. Литература едва ли изменит жизнь человека, который читает только те книги, которые подкрепляют его собственный взгляд на мир. Границу между выходом в опасные воды и открытием новых островов мы называем линией судьбы. Я не хочу мистически подходить к этому вопросу, но роль судьбы в истории литературы бесспорна. Есть множество примеров того, что знакомство с книгами, изменившими человеческую жизнь, состоялось в результате «пробежавшей искры», а не, так сказать, «сватовства».

 

Есть книги, которые поражают нас сразу (например, Достоевский), а также те, после встречи с которыми изменения осознаются со временем (Чехов). Но книги, меняющие жизнь, — это не всегда художественные произведения. Например, Витгенштейн после прочтения «Основных законов арифметики» бросил инженерию и обратился к философии.

 

Для некоторых читателей фраза «Однажды я прочитал книгу, которая изменила мою жизнь» — больше, чем вступление к роману (речь идет о произведении Орхана Памука «Новая жизнь», — прим перев.). Конечно, я не объединяю понятия «изменение» и «движение» жизни благодаря книгам. Примером для первого из них служит «Госпожа Бовари», для второго — «Дон Кихот». (А поскольку Шопенгауэр прочитал этот роман, он говорил о вечно заблуждающихся в реальной жизни людях.) Эти передовые примеры искусства романа позволяют извлечь множество уроков с точки зрения связи книг и жизни. Да, книги — это не жизнь, но, несколько перефразировав слова Джордж Элиот, можно сказать, что книги ближе всего к жизни.

 

За последние два века в регионе, в котором мы живем, были написаны сотни важных произведений, десятки шедевров. Но при взгляде на варварство и войны, имеющие место сегодня, трудно найти какие-либо признаки того, что книги меняют общества к лучшему. Возможно, нужно исходить из того, что книги способны сначала изменить людей, а затем общества. В этом и состоит основная разница между движением «Хизмет» и исламистскими движениями. То есть разница между пониманием того, что изменится с помощью «красной книги» (секретный список угроз национальной безопасности Турции, куда президент Турции Реджеп Эрдоган предлагал внести последователей движения «Хизмет» в ходе ожесточенной кампании против «параллельной структуры» — прим. перев.): общество или жизнь людей… То, как мы понимаем книгу, определяет и то, как мы понимаем мир.

 

Если бы книги ничего не значили, они бы не сделали человека своим собеседником.

 

Карлос Мариа Домингес так начинает роман «Бумажный дом»: «Весной 1998 года Блюма Леннон купила в книжном магазине в Сохо антикварный экземпляр сборника стихов Эмили Дикинсон и, когда дошла до второго сонета, на первом переходе через улицу попала под машину. Книги меняют людские судьбы».

 

Вера в то, что книги изменят нашу жизнь, связана с надеждой. И именно она сохраняет нашу страсть к чтению, как и любовь. Если бы мы не верили в перемены, мы бы не читали (и не писали).

 

В прошлом году в одном антикварном магазине мне встретилось подержанное собрание сочинений под названием «Книги, изменившие мою жизнь» (The Book Changed My Life, ed.: R.J. Coady & Johanessen, Gotham Books, 2006). На первой странице виднелась надпись: «Любимой…, с окончанием школы. Книга, которая изменит мою жизнь, еще не дописана, но я знаю, что однажды это произойдет. История началась с того дня, когда ты родилась. М.»

 

Подчас история начинается с человека, который входит в нашу жизнь, а иногда — с обложки взятой в руки книги…

 

Джан Юдже (Can Bahadır Yüce), "Zaman", Турция. Перевод inoСМИ

 

Прости, Саня

8 августа на 74-м году жизни скончался петербургский писатель илитературный критик Самуил Лурье

 

Умер Самуил Аронович Лурье. Умер Саня Лурье. А вот что еще написать, что написать дальше?

Пишешь, потому что он ушел невесь. «Весь янеуйду» — самая оптимистическая строчка врусской литературе. Ноесть опасение, приметли он этот твой текст, непоморщится ли, вернее, несделаетли совсем круглые изумленные глаза: «Ой, иты туда же?..»

 Столько неоконченных разговоров, столько, может быть, слишком большого согласия иприязни, столько споров вокруг микроскопических разногласий.

Перфекционист, охочий донового иживого, нотвердо отчеркнувший когда-то для себя черту (чуть ненаписал — черту оседлости), закоторую выход запрещен, да,Самуил Аронович Лурье — перфекционист. Но неимперфектный, как большинство перфекционистов, получающих этот титул впорядке извинения, что, мол, мало сделали как раз потому, что перфекционисты. Нет, Самуил Лурье — перфектный перфекционист. Перо, речь, журнал, преподавание — всего много, ивсе — прекрасно.

Никакая бумага, даже электронная, никакая запись непередают атмосферу, создаваемую его голосом ителом — тембром, тоном, жестикуляцией — налекциях, которые он почти полтора десятилетия читал вСахаровском университете вБаварии. Встреч — ссамого начала 1990-х вЗамке Шнай игода два-три вгородке Виллебадэссене — каждый год ждали снарастающей горечью. Перфекционист-читатель иписатель вступал внем вконфликт сперфекционистом-кристаллизатором литературной жизни. ВПитере Самуил Лурье был литературной институцией. Он бесконечно долго тянул сотъездом вАмерику налечение. Приезжая вГерманию, влетнюю школу, созданную его друзьями-эмигрантами так называемой третьей волны, остававшийся «в Союзе» литератор страдал отнесовпадения скоростей.

Сначала Запад идрузья слишком медленно откликались насигналы изпродвинутых столиц — датакли все оно увас насамом?

Потом тотже Запад итеже друзья слишком быстро поверили ворью ичекистам — пообтешутся, мол, истанут, как люди.

Саня Лурье непросто чувствовал, что «не станут», адовольно убедительно разбирал, почему нестанут, откуда растут ноги углубинного совкового реванша конца девяностых иначала нулевых. Даладно тебе, нытик! — говорили ему. Страна наподъеме. Лес рубят — щепки летят. Вот-вот.

За его спиной стеной стояла русская литература XIX века сее опытом освоения милостивых начальственных телодвижений.

За его спиной стоял ипублицист Мережковский сего «грядущим хамом». За его спиной стояли иписатели сталинской ипослесталинской эпох сих опытом приспособленчества ивыращивания нового человека.

Этого нового человека Самуил Лурье ненавидел. Но поскольку говорил он освоей ненависти иее исторических корнях напрекрасном языке, сприменением всего культурно-исторического арсенала питерской интеллигенции, его слушали ивоспринимали только те, кто любил. Ачужаки — пожимали плечами: слишком уж совершенно.

Это была еще идрама перфекциониста-русского еврея. Встране, где Моисею или Менаше надо было зваться Мишей, аИсааку — Сашей, Самуил Лурье звался прекрасным разговорным Саней, которое — чисто теоретически — моглобы быть произведено отрусско-еврейского имени Самуил, еслибы большинству оно неказалось таким пряно-еврейским. Русский Саня, свой, почти свой. Иеврейский Самуил Аронович — чужой ичуть-чуть надменный, это была его гармония. Раздвоенный, как все советские евреи, Самуил Лурье был, так сказать, не«красным», а«белым» евреем. Или либералом. Финляндия была ему милее Израиля, ноне поэтно-религиозным соображениям, акак свободная соседка Ленинграда-Петербурга.

Чувствуя себя врусском языке — буквально — как рыба вводе, он научил дышать очень многих. Даже совсем безнадежных. Унас сним есть общие студенты — друзья иподруги, которым он передал две-три осевые темы русского разговора идва-три главных инструмента такого разговора. Один такой инструмент — для разбора, кто икак врет нарусском языке.

Страшная болезнь как будто совпала страекторией политического игражданского упадка общества, которое Самуил Лурье окормлял высокой литературой. Как никрути, впадаешь вложный пафос. Саня, прости, дорогой…

 

Гасан Гусейнов, "Новое время"

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Издательский дом «Имидж-Медиа» приглашает вас на свои мероприятия по теме связей с общественностью:

 

20 августа, Москва – семинар Тимура Асланова «PR и продвижение в интернете и социальных сетях» - http://conference.image-media.ru/prnet/

 

21 августа, Москва – семинар Тимура Асланова «Секреты и техники написания эффективных PR-текстов» - http://conference.image-media.ru/pr-texts-2015/

 

26-27 ноября, Москва – Общероссийская практическая конференция «ПРЕСС-СЛУЖБА-2015: новые технологии PR-работы» - http://conference.image-media.ru/press2015/

 

 

 

 

 


В избранное