Все выпуски  

Братья во Христе и Исследование Библии. Малоизвестный Господь: Павел и Христос


 


 Павел и Христос (1)

Конечная цель нашего призвания Истиной – взаимоотношения с Отцом и Сыном Его. Однако же, поддерживать какие-либо отношения с Тем, Кого мы не видим, довольно трудно. Но нужно. Павел показывает отличный пример того, как мы можем достичь этого на самом деле. Одной из тайн духовной высоты Павла было его постоянное и настойчивое следование в вере примеру живших прежде (1) , включая Моисея и Иоанна Крестителя. Если же мы углубимся, то обязательно обнаружим, что он так же старался следовать примеру Иисуса Христа. Каждый раз, преломляя хлеб, мы символически выдаем свою решимость духовно соединиться с Господом нашим, Иисусом Христом. Прообразом этого была Пасхальная ночь Израиля с горечью трав и агнцем (2) . Те высоты, которых достиг Павел в этом, видны из поисков в написанном Павлом того, как часто он ссылается на слова Самого Иисуса Христа, записанные в Евангелиях.

Прежде чем преступить к обнаруженным мною ссылкам, думаю нужно сказать несколько слов о самом сопоставлении мест. Кажется, что некоторые заходят слишком далеко в своих требованиях к ссылкам, желая чтобы цитаты точь-в-точь соответствовали цитируемым словам. Но даже такая “точность” совсем не дает гарантий за точность передачи мысли (вы, например, можете найти в чьих-то словах 20 ссылок на 20 написанные мною последние предложения и это не передаст всего того, что я хотел донести до вас в остальных 2000). Кроме того, не стоит забывать, что там и там все написано через Духа Святого. Многие ссылки зачастую крутятся вокруг игры нескольких, а то и одного слова. Точно так же Павел цитировал и Ветхий Завет.
Сознательные ссылки

Я вижу несколько критериев соединяющих Евангелия с Посланиями Павла:

∙ Часто Библия и Господь Иисус пользуются необычными словами, которые встречаются в Библии всего один-два раза и вполне могли бы быть заменены обычным словом. И если Господь употребляет слово, которое где-то еще встречается всего один раз, то весьма вероятно, что между этими местами существует связь. Очевидно, при проверке этого, необходимо рассматривать употребление этого слова в контексте.

∙ Иногда на то, что используются слова Христа, дается ясная сноска. Например, “Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования” (1Кор.9:14), – слова относящиеся к Мф.10:10. Т.е. он мог подразумевать слова Господа, прямо не цитируя их. Так комментарии Павла о хлебопреломлении, о возвещении смерти Господней, “доколе Он придет” (1Кор.11:24) – ссылка, а не цитирование, на слова Господа о том, что Он не будет пить из этой чаши доколе не вернется (Лк.22:18). Точно так же слова, “убеждаю вас кротостью и снисхождением Христовым”, являются ссылкой на “Я кроток и смирен сердцем” (Мф.11:29; 2Кор.10:1).

∙ Иногда встречаются фразы, включающие в себя до 6 слов взятых непосредственно из Евангелия. Случайность? Мало вероятно. Ибо сам текст подтверждает общность мысли обоих мест.
Неосознанная связь

Однако, в некоторых случаях, когда слово или фраза, как кажется, напоминает нам Евангелие (как в 1 и 2 случаях выше), предположение, что здесь существует ссылка опровергается контекстом. Несколько примеров поясняют эту мысль:

∙ “Христос Иисус пришел в мир спасти грешников”, основано на словах Господа, что Он пришел призвать грешников, взыскать и спасти погибшее (Мф.9:13; 18:11; 1Тим.1:15). Слова о благочестии, которое имеет обетование жизни настоящей и будущей, отражает учение Христа о самоотречении и награде за это (1Тим.4:8; Мк.10:29).

∙ Упоминание “Пастыря овец великого” – отражение пастыря доброго, полагающего жизнь свою за овец (Евр.13:20; Ин.10:11,17).

∙ “Что смущаетесь и плачете?” (Мк.5:39) – слова, неосознанно повторенные Павлом в Деян.21:13: “Что плачете и сокрушаете сердце мое?” При подобной ситуации сознательное цитирование вряд ли уместно.

∙ То, что Павел стряхнул пыль со своих ног во свидетельство против не принявших его благовестия, было неосознанным повторением заповеди Господа, потому что нет доказательств, что Павел исполнял то же поручение (Деян.13:51; Мф.10:14).

∙ “Не думайте, что Я пришел нарушить закон, или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить” (Мф.5:17) имеет смутную, неосознанную связь с Римл.3:31: “Итак мы уничтожаем закон? Никак; но закон утверждаем”. Греческие слова, переведенные как “нарушить” и уничтожаем”, разные, несмотря на схожесть темы спора и самих доводов. Я не могу просто так отмахнуться от этого, хотя и не могу с полной уверенностью утверждать наличие здесь умышленной связи. А потому приписываю к “неосознанной связи”.

∙ “И необрезанный по природе (т.е. язычник), исполняющий закон, не осудит ли тебя (Израиля первого столетия), преступника закона при Писании и обрезании?” (Римл.2:27) – немного чудная фраза для выражения мысли, ибо как мог верующий язычник “осудить” отказывающегося верить иудея? Наверняка здесь есть общее с Мф.12:41, где говорится об язычниках, таких как жители Ниневии, которые “восстанут на суд с родом сим (Израилем первого столетия) и осудят его, ибо они покаялись…”. И тут я не могу утверждать, что существует сознательная связь, однако схожесть такая, что пройти мимо нее не представляется возможным.

Конечно же, здесь может быть и сознательная связь, хотя я думаю, что Павел был настолько переполнен Евангелием, что и сам не замечал, как идеи Евангелия становились его мыслями и словами. Подобных, неосознанных ссылок у писателей Библии много. Даже Сам Господь, похоже “неосознанно”, без видимой связи, повторял слова из Писаний. Особенно это заметно в общности притч Христовых с Библейскими Притчами. “И наполнятся житницы твои до избытка” (Прит.3:10), думается “неосознанно” держалась Им в уме, когда Он рассказывал Свои притчи о житницах. Также неосознанно ссылался Петр на случаи из жизни Господа и Его слова из Евангелий. Вспомните, что он сказал Корнилию: “Я тот, которого вы ищете; за каким делом пришли вы?” (Деян.10:21). Он, очевидно безо всякого умысла, смешал воедино слова из Мф.26:50 и Ин.18:4-6. Схожесть настолько велика, что о простом совпадении думать не приходится. События в Гефсиманском саду настолько переполняли его, что они сами просились наружу.

Стоит чуть призадуматься, и мысль о неосознанных ссылках не будет казаться такой уж дикой. Когда я разговариваю с американцем, я невольно начинаю говорить с американским акцентом. Дети неосознанно повторяют за родителями их словечки и выражения. Или возьмите последние писания Роберта Робертса, человека по-настоящему любившего Библию и знавшего ее. Все они написаны языком Библии. Читая его писания, вы можете отчетливо различить в каждом отдельном случае, какое место Библии подразумевается в том или ином предложении, а то и фразе. Он часто употреблял цитаты вне контекста, просто слова Библии вошли в него и стали его языком. Или же послушать наших старейшин, которые об основах учения говорят, как “о совершенно известных между нами” вещах. С тем, о чем говорится в Лк.1:1 (откуда взяты слова) нет никакой связи, но как они уместны в данном случае! Или же иногда наши поздравления после крещения мы описываем, как подачу “руки общения” (Гал.2:9, кстати, обратите внимание, что здесь речь идет о “руках”). И в этом нет ничего плохого, если мы вставляем слова из Библии к месту и не к месту, ибо это проистекает от нашей “зациклинности” (в хорошем смысле) на Библии. Посмотрите на молитвы братьев, постоянно пребывающих с Библией, их слова сплошь и рядом перемешаны словами из совершенно разных мест Библии. Следующий список показывает, как часто Павел сознательно ссылался на Евангелия. А если он делал так много сознательных ссылок, то насколько же больше должно быть неосознанных . Главное же, что хочу сказать, это то, что писавшие Новый Завет, очень редко прямо цитировали Евангелия или пророков так, “как надо бы”, они просто ссылались на них, держали их в уме. Вытекает неизбежное заключение: 1) постоянно применять в жизни цитаты, невозможно; 2) подыскивать слова Иисуса под каждое обстоятельство в жизни не целесообразно и даже бессмысленно; 3) наше знание Его жизни должно быть таким же, как у апостолов, которые, видя Его дела и слыша слова, впитывали Его мысли так, что они становились их собственными. Со временем, если только мы будем неотступно следовать за Христом, наши слова и мысли сами станут отражать слова и мысли Иисуса.

 

Богодухновение – человеческий фактор

Кто-нибудь может сказать, что Дух двигал и Павлом и евангелистами, а потому между ними столько много общего. Однако, несмотря на это, я предполагаю, что Павел также сознательно делал свои ссылки на Евангелия, поскольку был с ними хорошо знаком. Он четко понимал, что он пишет. Евангелие от Луки написано языком врача, ибо в нем встречаются медицинские термины. А потому и на писаниях Павла, несмотря на богодухновение, отчетливо прослеживается рука самого Павла. То, что все книги Библии несут нам одни и те же идеи , является свидетельством их богодухновенности. Однако, схожесть слов и фраз между Евангелиями и Посланиями Павла, дают мне повод думать, что здесь результат не только Духа, но и превосходного знания Павлом предмета. Брат Роберт Робертс писал об этом следующее: “Два ума (т.е. ум Божий и писателя) могут объединиться так, что будет казаться, что работа написана одним автором… Дух Божий может так влиять на человеческие высказывания, что они с одной стороны будут вдохновлены свыше, а с другой стороны Божия мысль будет высказана в словах и выражениях, присущих только этому человеку… Дух, на самом деле, будет обращаться только к френологическому аппарату человека… точнее же знать, как Дух влияет на ум писателя, нам знать не обязательно, главное то, что Он влияет” (R.Roberts, Is The Bible The Work Of Inspiration? , стр. 9,10, Dawn Book Supply edition). Другими словами, писатели Библии не всегда (хотя и случалось) исполняли роль факса. То, что они писали, было их писанием, отражением их мыслей Библейского и человеческого понимания, но под контролем Духа Божия так, что в результате получалось не слово человеческое, а Божие. Так Брюс считает, что евангелисты, под влиянием Септуагинты использовали еврейские идиомы, но на греческом языке. И это, уже само является доказательством того, что они не были простыми писцами / секретарями, факсами, передававшими благовестие. Иеремия получил видение о новом завете во сне (Иер.31:26), как и Иаков. Возможно, что мысли Иеремии были полны Иаковом так, что даже когда он спал, он не переставал подсознательно думать о нем, а это в свою очередь повлияло на содержание его сна, записанного позже. Однако, стоит еще и еще раз сказать, что это было не простым пересказом сна, а самым что ни на есть настоящим словом Божиим.

Большинство поклонников Библии уверены в том, что Послание евреям было написано именно Павлом, потому что язык Послания сильно напоминает всё остальное, написанное им. Мы принимаем, что Павел, несмотря на богодухновенность, писал все Послания своим, одному ему присущим языком. Мне совершенно ясно, что Павел в своих Посланиях сознательно ссылался на Евангелия. Когда он писал или диктовал их, он не был простым передатчиком Духа Божия. Дух не заставлял писать его о том, что ему не было хорошо знакомо. Его Послания были написаны от сердца, а его знакомство с Евангелиями ясно просматривается между строк. И все же, это – не его писания. Им и через него действовал Дух Святой, вдохновляя его и действуя через его любовь к слову и братству. Если принять эту мысль, то можно представить, что Павел знал и понимал гораздо больше, чем мы себе то представляем. Он сам разрабатывал глубинные залежи Послания ефесянам, а значит, доводы Еф.2, которые являются глубоким толкованием книги Исаии (5) в переводе 70 толковников (Септуагинты), были результатом его собственных размышлений (хотя и не только ) над этой книгой пророка. Послание ефесянам также слово Божие, хотя и явившее выводы Павла.
Загадка Евангелия от Иоанна

Доказательством вышесказанного предположения, является также то, что Павел нигде, как кажется, не ссылается на Евангелие от Иоанна. Это потому, что первые три Евангелия были написаны, а следовательно и прочитаны Павлом, гораздо раньше. Евангелие же Иоанна появилось примерно в 60 году. Само собой, что между Евангелием от Иоанна и Посланиями Павла есть общее, но оно выражается не в словах и выражениях, а лишь в мыслях, ибо все было написано под вдохновением Божиим (6) . Много общего, как и следует ожидать, между Евангелием Иоанна и его Посланиями. Все мысли Иоанна, когда он писал Евангелие, были о жизни Господа, и те же самые мысли бродили у него в голове, когда он писал свои Послания… тем же евангельским языком. Без сомнения, его Евангелие переполняло его сердце, от которого он писал также и Послания.

Любого, серьезно изучающего Евангелие от Иоанна, обязательно затронет вопрос, какие слова, им написанные, принадлежат Иисусу, а какие самому Иоанну (например, 3:13-17). Эта проблема возникает из-за того, что язык Иоанна в точности копирует язык Иисуса Христа. И здесь сам собой напрашивается вывод, что мысли Иоанна настолько были пропитаны словами Иисуса, что они стали его собственными, лично ему присущими словами и фразами . И в этом нам нужно следовать ему. Слова и фразы Господа видны не только в Евангелии, но и в Посланиях Иоанна (например, Ин.15:11; 16:24; 17:13 ср. 1Ин.1:4; 2Ин.12). Возможно, что он так проникся умом Христовым, что именно поэтому смог описать духовную сторону жизни своего Господа, Наставника и Учителя. Петр, хотя и по-другому, но также впитал слова Господа, которые проскакивали в его речи и писаниях (его Послания также полны осознанных и неосознанных ссылок на слова Господа). Похоже, что некоторые, особо часто употребляемые фразы Иисуса стали любимыми выражениями и Петра. Так, например, “истинно” / подлинно (Лк.9:27; 12:44; 21:3; Ин.1:47; 6:55; 8:31; 17:8), Петр повторил в Деян.12:11.

Примечательно, что Послание Иакова также полно ссылок на Евангелия (но не от Иоанна!), особенно на Мф.5-7 (7) . Он также был хорошо знаком с Евангелиями и думал о них, когда писал свое Послание. Также и у Петра много ссылок, особенно на Евангелие от Марка, для чего есть два возможных объяснения.

1. Существует несколько обстоятельств заставляющих думать, что Евангелие от Марка не Марка, а Петра (8) . Марк мог записать его со слов Петра, т.к. Петр был довольно малограмотен (ср. 1Пет.5:13).

2. Известно, что среди ранних Христиан было принято выучивать Евангелие от Марка наизусть. Лука говорит, что цель написания его Евангелия, подтвердить истину “того учения, в котором (Феофил) был наставлен” (Лк.1:4), или “катехизис” – а потому возможно, что Евангелие от Луки добавляло больше подробностей к вызубренному наизусть Евангелию от Марка. Если неграмотный Петр знал наизусть Евангелие от Марка, то нечего удивляться обилию ссылок на него.
Практический вывод

Из всего этого ясно одно: наши древние братья знали Евангелия наизусть и всегда помнили их, проповедовали ли они, размышляли или же писали. Ф.Ф. Брюс совершенно правильно замечает, что мысли и доводы Павла были основаны на его личном принятии Иисуса: “Главные доводы Павла в его этических наставлениях – пример Самого Иисуса. И понимание Павлом характера и поведения Иисуса в точности совпадает с Его описанием в Евангелиях. Когда Павел говорит о кротости и снисхождении Христа (2Кор.10:1), мы вспоминаем описание Иисуса Матфеем (Мф.11:29). Самопожертвование Христа в Евангелиях, это то, что имел в виду Павел писав, что “Христос не Себе угождал” (Римл.15:3)… Когда Павел призывал своих филиппийских друзей практиковать среди себя христианские отношения, принимая “образ раба” (Флп.2:5-7), можно вспомнить, что Христос сказал Своим ученикам на последней вечери: “Я посреди вас, как служащий” (Лк.22:27) ”. То, что мысли Павла постоянно были заняты Иисусом Христом означает, что он совсем не лицемерил, когда призывал своих братьев: “Облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа… в нового человека ” (Римл.13:14; Кол.3:10).

Приблизительно, каждый 6-й стих, написанный Павлом, это ссылка на Евангелие (9) . Он должен был постоянно размышлять о них . И помните, что мои подсчеты далеки до совершенства – очень возможно, что его ссылкой на Евангелия был каждый 4-й стих. Так же нужно помнить, что Павлу должны были быть известны слова Господа незнакомые нам. Он помнил слова Христа, которые были обращены лично к нему. Он все еще помнил их, даже когда стоял на суде перед Агриппой (Деян.26:18). Также и в Деян.20:35 он ссылается на “слова Господа Иисуса”, которые не встречаются в наших Евангелиях (10) . Также вспомним, что всегда пишется намного меньше, чем думается и говорится. Когда мы говорим не “по бумажке”, у нас не хватает времени оформить нашу проповедь Библейским языком и ссылками. Если же мы все-таки цитируем что-то, то только потому, что это “что-то” засело в нашу память. Примечательно, но Павел в разговоре тоже (его слова записанные в Деяниях) чаще цитировал Евангелия, чем в Писаниях (каждый 4-й стих, против 6-ти). Вторая таблица составлена в хронологическом порядке. Она показывает, что в последние десять лет жизни Павел чаще ссылается на Евангелия, чем прежде. Перед самой же смертью, когда он писал 2Тим., он ссылается на Евангелия в каждом 3,9 стихе (на самом деле должно быть больше, если учесть несовершенство моих подсчетов). Христадельфиане прежних лет также были исполнены словом. Они могли цитировать, цитировать и цитировать, что, кстати сказать, доставляло им не малое утешение и подкрепление в последние минуты жизни. Сегодня же – это вымирающий вид. Слово не живет в наших сердцах, не помнится наизусть так, как это должно быть.

Итак, что же я хочу сказать? Только то, что нам надо прилепиться к Евангелию, по крайней мере с тем, чтобы можно было процитировать что-то в подходящий момент. Знать их, жить ими, чувствовать и думать при помощи их. По моим наблюдениям, хорошо цитировавшими Евангелия, как правило, были людьми далеко необразованными. “Темный” Петр, почти назубок знал Евангелие от Марка. Для другого рыбака, Иоанна, говорившего как Сам Господь, запоминание и учение также не были привычным делом. И однако, они цитировали Господа и цитировали. И все это потому, что они были исполнены Христом, постоянно думая о Нем. Весь Новый Завет – о Господе нашем Иисусе Христе. Он – Тот, чьи слова и дела должны доминировать в нашем сознании. Печально, но факт, но наше христадельфианское предание гласит, что пятнадцатиминутное “чтение” Библии в день – нормальное явление, и что “мясная пища” – это размышления об исполнении пророчеств Даниила и Откровений. Притчи же Господа, представление ежедневной жизни непорочного Агнца Божьего в небольшом городке Израиля первого столетия и прочее “молоко”, оставляется для детишек в воскресной школе. А в результате получается, что мы, как сообщество, никогда не придавали серьезного значения благовестию и не уделяли ему заслуженного внимания. Когда обращенные первого столетия хотели серьезно познать Евангелие от Марка, перед ними был пример их патриархов (Иакова, Петра, Иоанна и Павла). А кто у нас? “Слово Христово да вселится в вас обильно” (Кол.3:16) – может также быть намеком на выучивание Евангелия от Марка наизусть. Как оно может вселяться в нас обильно , если мы ежедневно не размышляем о том, что написано в Евангелиях?

Думается, что Евангелия оседали так прочно в умах верующих первого столетия потому, что пересказывались в форме Благой Вести о жизни, смерти и воскресении Господа Иисуса. И, к сожалению, многими не замечается то, что Евангелие является “благовестием”. Евангелие от Матфея – это благая весть о Христе, проповеданная и записанная Матфеем. Иоанн (не в пример остальным евангелистам) говорит, что его благовестие основано на том, что он видел и слышал (1:14; 19:35; 21:24). Его Евангелие полно тем, что называется “безыскусным свидетельством очевидца” (например, “и дом наполнился благоуханием от мира”).

Примечательно, что Матфей и Лука начинают свои Евангелия с того же, с чего начали бы и мы – с обетований Аврааму и Давиду. Матфей и Марк подробно описывают крещение (и мы бы сделали также). Ф.Ф. Брюс пишет: “Четыре Евангелия, а точнее четыре варианта одного Евангелия… не биография, как иногда думают, Христа… они – скорее конспект Евангелия, которое благовествовали апостолы ”. Первые проповедники должно быть ходили, распространяя благую весть об Иисусе Христе, каждый раз снова и снова пересказывая Его учение и Его жизнь. Марк говорит о заповеди Господней, проповедовать Евангелие по всему миру (Мк.16:15). А значит, Он также хотел, чтобы мир узнал о щедрости грешницы, ибо “где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее, и о том, что она сделала” (Мк.14:9). Евангелие – не просто основы учения, оно также рассказ жизни и делах Иисуса Христа. Вот почему каждое из Евангелий отличается друг от друга. Так например, Матфей изменил слова Господа, взятые из Ис.9:2, “народ, ходящий во тьме…”, на “народ, сидящий во тьме, увидел свет” (Мф.4:16), потому что он сам сидел и собирал пошлины, когда Господь призвал его (Мф.9:9). Так Евангелие названо: “словом Христовым” (Кол.3:16); “благовествованием Христовым” (Римл.1:16; 15:19,29; 1Кор.9:12,18; 2Кор.2:12; 9:13; 10:14; Гал.1:7; Флп.1:27; 1Фес.3:2; 2Фес.1:8); “словом Господним (Иисуса)” (Деян.8:25; 13:48,49; 15:35,36; 16:32; 19:10; 1Пет.1:25; 1Фес.1:8; 2Фес.3:1). Словосочетание “слово ( логос ) Божие” несколько раз очевидно относится к Господу Иисусу (1Пет.1:23; Евр.4:12,13), Который ныне превознесен в славе Слова Божия (Откр.19:13; 20:4). А потому вполне оправдано, что слова Нового Завета о проповедовании “слова Божия” (в Новом Завете это относится к Евангелию, а не ко всей Библии) во многих случаях переведены, как благовествование, благовестие об Иисусе Христе, о слове, логосе Божием. Это “слово ( логос ) Божие” непосредственно связано со “словом ( логосом ) о кресте” (1Кор.1:18) и со словом ( логосом ) о Христе (Деян.1:1; 1Фес.1:8; Евр.6:1).

Из всего этого вытекает очень важный вывод: Евангелие сообщало благую весть о Христе (Мф.1:1). В этом – суть благовестия. Когда Павел говорит о его благовествовании (Римл.14:24), он говорит о своем рассказе о Господе Иисусе, также как и Матфей имел свое благовествование, или Евангелие, об Иисусе Христе. Когда Павел благовествовал галатам, он вырисовывал пред их глазами распятого Христа – его благовестием было, доходчиво представить слушателям распятие Иисуса из Назарета, как исторический факт (Гал.3:1). Так, в судный день, мы будем восхищены Христом потому, что поверили благовестию о Нем (2Фес.1:10). Иоанн, похоже, выбрал для описания чудеса, сделанные Иисусом, для того, “дабы вы уверовали, что Иисус Христос, есть Сын Божий, и веруя имели жизнь во имя Его” (Ин.20:31). Суть та, что он написал Евангелие для того, чтобы его благовествовали. Евангелие от Луки было написано, как благовестие Феофилу, который уже “был наставлен” одним из Евангелий (возможно Марка), но нуждался в более глубоком и твердом знании (Лк.1:3,4). Лука позже называет свое Евангелие логосом , словом о том, что делал Иисус (Деян.1:1, греч. ). Думается, что Господь видел Евангелие, как благовестие и пересказ Своей жизни, включающий в себя такие рассказы, как например о грешнице, помазавшей Его (Мф.26:13). Примечательно, что этот случай упоминается во всех Евангелиях.

А выучить Евангелие наизусть все-таки возможно. Я знал двоих христадельфиан, которые знали наизусть все четыре Евангелия. Один, по общему признанию, обладал незаурядными способностями. Другой же был простым школьным дворником, живущим с неверующей женой в трущобах южного Лондона. После занятий в воскресной школе, мы частенько проверяли его, прося: “Ну-ка, дядя Джимми, перескажи-ка нам Лк.10”. Он пересказывал, и мы просили еще Ин.2. Мы следили за ним по своим Библиям – не единой ошибки! Джимми, Джимми, дорогой учитель воскресной школы, с почтением склоняюсь пред тобой и пред твоей неподдельной любвью к Господу нашему Иисусу и пред твоей вдохновенностью. В этих двух лежат все ответы на все наши извинения. Ваши мысли постоянно заняты вашей работой (ибо она требует того)? Однако Гарри смог совместить одно с другим в 20-м столетии, как Павел в 1-м. Вам не хватает образованности? Но ее также не хватало Джимми и Петру. Ни один из них не искал себе подобных оправданий. Они были такими, какими они были, потому что любили своего Господа и Его слово. Все что я хочу сейчас сказать, что вполне возможно знать Евангелие, живя при любых условиях, будь то в шумном и деловом городе, или в тишине далекой деревни. Это возможно каждому из вас. И мне тоже.

Кстати сказать, в Новом Завете, в придачу к церковным преданиям, можно также найти намеки на то, что запоминание наизусть Писаний было отличительной чертой тех далеких времен:

∙ “Или не знаете, что говорит Писание об Илии?” (Римл.11:2) – Павел полагал, что его слушателям знакомо это место. “Что говорит Писание”, а не “что написано в Писании”. Можно предположить, что оно заучивалось наизусть и произносилось вслух, возможно потому, что большинство верующих были неграмотны, а манускрипты – редкостью.

∙ Цитирование Пс.117 в Лк.20:18; Деян.4:11; 1Пет.2:6-8; Еф.2:20. Думается, что эти слова верующие тех времен уж точно знали наизусть.

∙ Первые христиане хорошо знали и хранили наставления (буквально – поучения) апостолов, а для этого их нужно было помнить наизусть.

∙ Двенадцать постоянно пребывали в “служении слова” (Деян.6:4) – словосочетание, обычно употребляющееся в литературе того времени для описания процесса заучивания наизусть Писаний в синагогах. Поэтому Павел напоминал ефесянам “памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал (а не “как написано”)…”. В то время Евангелия были уже написаны. Он понуждал их вспомнить то, что уже было написано и должно было ими помниться (Деян.20:35).

∙ Послания Петра и Иоанна также полны сознательных и неосознанных ссылок на Евангелия. Петр повторяет те же самые слова Писаний (Пс.109 и 117), которые говорил и Господь (Деян.2:34 = Мф.22:44; Деян.4:11; 1Пет.2:6 = Мф.21:42), и этот ряд сопоставлений может быть продолжен. Очень может быть, что Петр, говоря о духах в темнице (1Пет.3:19), думал об Ис.61, как и Христос (Лк.4:18). Иначе, они становятся бессмысленны, ибо получается, что его мысли и слова несвязанны со словами и мыслями Христа.

∙ Ветхий Завет, хотя это и затушевывается переводом, написан так, чтобы стимулировать читателя к запоминанию прочитанного. Этому способствуют несколько способов, не последним из которых является рифма. Пантоут Пери Пантоут (1Фес.1:2); Полимерос каи полимерос (Евр.1:1); хаути проти энтоли (Мк.12:30); а ффар тон ам иан тон ам аран тон (1Пет.1:3,4). Во 2Тим.3:2,3 почти все слова заканчиваются на “ои” – множественное окончание мужского рода – хотя написать о том же можно было бы и иначе. “Мы играли вам на свирели, и вы не плясали ( орчисасте ); мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали ( екопсасте )” (Мф.11:17) – рифма на греческом передана и в русском переводе! Также надо заметить, что перевод Нового Завета на арамейский, распространенный язык среди иудеев первого столетия, также стимулировал к запоминанию. Например: “Мы проповедуем Христа распятого ( мишкал ), для Иудеев соблазн ( микшол ), я для Еллинов безумие ( секел ), для самих же призванных… силу ( хишкил ) и Божию премудрость ( секел )” (1Кор.1:23,24). Акростих также способствовал запоминанию (Пс.9,24,33,36,118,144; книги Есфирь и Плач Иеремии). Повторение одного и того же слова в начале предложений, также помогали лучше запоминать (Вт.28:3-6; 2Цар.23:5; Иер.1:18; Ос.3:4; 1Кор.13:4; 2Кор.2:11; Еф.6:12). Тот же эффект вызывает и повторение одних и тех же слов в начале и в конце одного и того же предложения (Исх.32:16; 4Цар.23:25; Пс.121:7,8; Мк.7:14-16; Лк.12:5; Ин.3:8; Римл.14:8).
Превосходство Христа

Что же может подтолкнуть нас к заучиванию наизусть Писаний и Евангелий (Евангелия)? Полагаю, что превосходство Христа играет здесь первостепенную роль. Он ныне – Господь неба и земли, Ему дана всякая власть, Он – “владыка царей земных”. Наши первые братья, которые видели Господа в человеческой оболочке, ясно понимали это. “Господа Саваофа – Его чтите свято” (Ис.8:13), подразумевал Петр, когда говорил, что мы должны святить Иисуса Христа (1Пет.3:15). Павел говорит о “Господе” так, как будто не требуется никаких пояснений, о Каком “Господе” он говорит. Особенно это бросается в глаза в описании вечери (1Кор.11:23-29). “Мы не можем превознести Христа слишком высоко”, – подчеркивает брат Робертс во “Время утешения” . Если мы понимаем широту и высоту Его господства и славы, то мы также понимаем, насколько глубоко Он должен проникнуть в наше сознание, которое само будет пропитываться Его духом, Его умом. Нам сказано, что Он вселится в сердца наши , что Он будет для нас альфой и омегой (Откр.1:10). И тут для нас, как сообщества, есть опасение, что мы не осознаем этого хорошо. Мы уделяем (или уделяли) больше внимания учению и Библии, но не Христу. Посмотрите на заглавия наших книг: “Упование Израиля”, “Заблудшее Христианство”, “Заочные курсы Библии”, “Твое есть Царствие”, “Основы Библии”, “Свет на Новый Мир” . О Господе Иисусе – ничего! Осмелюсь предположить, что мы споткнулись на “Изучении Господа Иисуса”, изучая Библию . Конечно, нам следует избегать экстремизма отступничества так называемых “Евангелистов”. Они совершенно не понимают того, как Отец был явлен в Сыне. Они не позволяют осуществиться исполнению главного Божьего намерения – Сыну привести их к Отцу.
Подмена главного

Не поймите меня превратно. Я совсем не хочу сказать, что не нужно уделять основам учения должного внимания. Я хочу сказать, что на этих основах строится не то, что нужно – не главное. Например, мы придаем гораздо больше внимания политической окраске грядущего Царства, нежели кресту Христову. А ведь и Христос, и апостолы очень мало говорили об этом: чтение Нового Завета с открытым сердцем обнаружит то главное, о чем он был написан – что Христос, по Писанию, умер на кресте за наши грехи. Будущее же Царство, всего лишь часть того, что достигнуто Господом Иисусом на голгофе. Мы готовы отмахнуться от Нового Завета в угоду привычке не считать Новый Завет только “Христианским”. Листая, хотя бы, “Упование Израиля”, можно много почерпнуть об Израиле и о грядущем Царстве Божием – о всем о том, о чем мало сказано в Новом Завете. По крайней мере 85% “Упования Израиля” (самой уважаемой книге Христадельфиан) посвящено этой теме, против 10% (в лучшем случае) Нового Завета. Задумайтесь о благовестии Павла. Он благовествовал Евангелие о смерти и воскресении Господа (Римл.15:20,21 ср. Ис.52:15). Анания передал ему свою миссию (Деян.22:15) с тем, чтобы он был для всех свидетелем Христова воскресения (вполне возможно, что Павел был также свидетелем распятия). Народ Божий должен свидетельствовать о Нем до края земли (Деян.1:8).

Но умоляю, не принимайте мои слова уж очень близко к сердцу. Я не говорю, что основы учения у нас не верны. Чур, меня! Эти основы – основы нашей веры. Просто я хочу сказать, что в нашем учении центр тяжести сдвинут немного в сторону. Так например, мы часто подписываем свои письма: “Твой брат в надежде Израиля”. Полагаю, что для большинства братьев “надежда Израиля” ассоциируется с Царством. Само собой, что Царство это часть этой надежды, однако Ветхий Завет называет “надеждой Израиля” Яхве, единственного своего Спасителя (Иисуса), Который и был этой самой надеждой (Иер.14:8; 17:13; Иоил.3:16). Именно о Мессии, как о “надежде Израиля” говорил Павел (Деян.28:20). Единственная надежда Израиля – это Господь Иисус.

Также и обетования, данные Аврааму и Давиду, были даны главным образом о Господе Иисусе и Его победы над грехом, все же упоминания Царства – второстепенны. Мы причастны к этим обетованиям только потому, что причастны ко Христу – все благословения и обетования были даны Ему, мы же получаем их только и исключительно через Него. Наши взгляды, устремленные в Царство грядущее, оделили нас недопониманием многих мест, говорящих о любви, радости и мире, присутствующих уже сегодня в нашей жизни. Похоже, тут нам ближе католические взгляды на страдания в жизни ради будущего блаженства в раю. И, как следствие, – отрицание важности личной духовности и слияния своего “я” с Господом Иисусом. А ведь из-за того, что у нас нет ясного представления о будущем Царстве, оно не должно становиться и нашей главной движущей силой. Что, действительно должно нас побуждать, так это мысли о прощении грехов и общении с Богом. Здесь и сейчас! В любом случае, все, что мы знаем о Царстве, ограничивается всего лишь тысячелетием. А тысячелетнее Царство – это не само спасение и искупление. Наше спасение, главным образом, состоит в прощении наших грехов и явлении в нас Самого Бога. Описания тысячелетнего Царства описывают нам результат, следствие преодоления грехов через Христа.

Мы спотыкаемся, если быть честными перед самими собой, на таких местах, как Кол.1:13, которые говорят о нашем нынешнем пребывании в Царстве Христовом; или же проповеди Царства, приравненной к проповеди благоприятного времени для прощения Богом наших грехов ныне (Лк.4:43 ср. ст.19 и 2Кор.6:2); или же когда в Римл.14:17 говорится, что Царство Божие, это не нечто материальное, а “праведность и мир и радость во Святом Духе” ныне и всегда. Мы претыкаемся на том, что притчи Христовы о Царстве говорят не об устройстве будущего Царства, а о взаимоотношениях между Богом и верующими в этой жизни. Само собой, что без нынешних страданий не обойтись, и каждый из нас согласится, что их предостаточно. И все же, утешение, радость и мир в Духе Святом должны превышать все остальное. Это – плод Господня Духа (2Кор.3:18), следствие обитания Христа в нас, Господа и Царя наших сердец, здесь и сейчас. Будет интересно проследить в процентном соотношении, сколько раз при упоминании Царства Божьего в Новом Завете упоминается Царь этого Царства – Христос?

Можно ли жить жизнью хорошего христадельфианина без ощущения действительности господства Христова, которое должно быть неотъемлемой и существенной частью всей нашей жизни? Можно сказать даже больше. Если в нас нет духа Христова, то мы и не Его (Римл.8:9,10,11 ср. ст.5,6). Господь Иисус называется вечной жизнью, “которая была у Отца и явилась нам” (1Ин.1:3). И здесь лежит корень причин, почему жизнь и мысли должны быть обращены ко Христу, ибо Он Сам есть жизнь вечная . Вечность, как говорит Иоанн, подобна жизни, которой жил и живет Христос. “Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, Единого Истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа” (Ин.17:3). Обратите внимание, что вечная жизнь это не безоблачное обитание под смоковницей и наблюдения за счастливыми, живущими вместе животными (хотя нам и предлагается верить, что именно так все и будет). “Сия вечная жизнь” – это жизнь Иисуса Христа. Он явил нам, какой будет вечная жизнь и пригласил нас начать жить ею, пусть не в полной полноте, но зато сейчас (ср. Ос.6:3). И именно в этом смысле вы знаете, что уже сейчас “имеете жизнь вечную” (1Ин.5:13).

Пусть примером для нас послужат отношение Павла с Господом и его познание Иисуса, поддерживаемое Духом Святым. Он просил нас подражать ему (греч. “мимик”) так же, как и он подражал Христу (1Кор.11:1). Мы уже заметили, что его ум постоянно был наполнен Евангелием, а также пониманием чуда господства воскрешенного Иисуса. Приближаясь к смерти, в его лексиконе все чаще и чаще слышались слова Христа. Например, говоря о совершении своего течения (2Тим.4:7), он наверняка держал в голове Лк.12:50; 18:31; 22:37; Ин.13:1. Но не смотря на это, а может быть и благодаря своему все большему слиянию со Христом и пониманию Его величия, он все больше уделяет внимания самому учению, вновь и вновь повторяя об опасности отступничества. По мере своего возрастания, эта проблема становилась для него все больше и больше. Незадолго до смерти, в последних своих послания, он как никогда раньше, много пишет об этой проблеме, а также о господстве Христа, при этом очень много ссылаясь на Евангелия. В среднем, в своих Посланиях Павел называет Христа Господом каждый 26-й стих., во втором же Послании Тимофею он называет Христа Господом, в среднем, каждый 6-й стих, а в последней, 4-й главе – каждый 3-й! Его понимание превосходства Христова, Его господства продолжало расти и расти. Но вместе с тем продолжало расти и его осознание своей греховности (сравните возрастающую прогрессию от 1Кор.15:9 через Еф.3:8 к 1Тим.1:15). И это было результатом его ревности благовествования миру сему, а также укрепления экклесии (2Тим. прекрасное тому доказательство). Мысль о Павле, пребывающем в узах, была ободряющей для большей части “братьев в Господе” (Флп.1:14). Для меня также этот старый смелый человек служит примером, которого мне вряд ли когда-нибудь удастся достичь. Но, как я уже сказал, с ростом понимания Христа, росла также его озабоченность чистотой истинного учения. Другими словами, его принятие и проникновение Духом Христовым, подогревало его ревность о чистоте учения и жизни. Именно это давало ему духовную энергию и силы жить во плоти так, как он жил и думать так, как он думал. Это – Христос, живший и действовавший в нем. Он (и это не просто слова) пленял “ всякое помышление в послушание Христу” (2Кор.10:5). Думаю, что чем ближе он приближался к смерти, тем отчетливее в нем звучали слова, сказанные им же многими годами раньше филиппийцам: “Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение” (Флп.1:21). Павел был видимым образом Христовым. В его смерти, на пике духовного достижения, мне видится образец не только его смерти, но смерти его Господа, а также нашей. 


В избранное