Все выпуски  

Братья во Христе и Исследование Библии. Малоизвестный Господь: Духовная особенность


 

Духовная особенность

Через все эти описания ярко просвечивается духовная особенность Божия. Так Он начинает Свои откровения с почти излишних подробностей о том, что Он создал “и звезды” (Быт.1:16). О несоразмерных, загадочных и грандиозных вещах, какими они видятся с этой планеты, говорится “походя”. Также Он при явных Своих проявлениях использует Свои “кладовые чудес”. Крещение учеников Христовых, где и как встречался Господь со Своей матерью после воскресения (а Он должен был с ней встречаться), изменение Савлом своего имени на имя Павел, покаяние Аарона после прегрешения с золотым тельцом – все это осталось незаписанным. И та же самая духовная особенность видна в описании распятия. Очень интересный и полезный результат получается при чтении какого-либо Евангелия (особенно Ин.19), выискивая при этом прилагательные. Попробуйте. Вы их не найдете, потому что их просто нет! Любое человеческое повествование буквально кишит ими. Описание же смерти Сына Божия, написано настолько просто, что в нем не нашлось места даже прилагательным. Возможно, лучшей иллюстрацией тому может послужить то, что само распятие описано, как нечто второстепенное. Другой пример – как Мария путает Господа с садовником. Или плач женщин, Иосиф и Никодим при снятии тела с креста – все это опять-таки не записано. Только Матфей пишет о самоубийстве Иуды. Отец не делает акцента на человеке, который поступил хуже всех людей, предав неповинного Сына Божия, а затем отнял и свою собственную жизнь (тем самым запутывая всё). Если бы речь шла о моем сыне, я бы уделил этому больше внимания. Вседержитель – нет. Ко всему прочему, почти неправдоподобно, но, распявших Сына Божия не постигло немедленное осуждение. Суд 70-го года пришелся на следующее поколение. Те, кто будучи в расцвете сил стоял у креста, насмехаясь над Спасителем, понося Его в самый ответственный момент Его испытаний, умерли, насколько нам известно, в своих постелях. И Римская империя, если Бог возложил вину за смерть Сына Своего на ее воинов, продолжала существовать еще очень долгое время. Другим видимым отпечатком десницы Божией на описании распятия, является отсутствие само собой напрашивающихся ветхозаветных цитат. Например, Ис.53:7: “Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст своих”. Человек не прошел бы мимо такого полного исполнения пророчества. Но не Всемогущий.

Духовная особенность Всемогущего Бога видна также и в том, что все признали Христа повинным смерти (Мк.14:64), включая и Иосифа из Аримафеи. Бог смотрит сквозь пальцы на его недостаток смелости, на то, что он не смог прямо противостать приговору совета. Но Он говорит о нем, как о человеке добром и правдивом, который “не участвовал в совете и делах их”. А это значит, что его “неучастие” было запрятано глубоко внутри его. Я бы написал, что он мог бы, по крайней мере , воздержаться от голосования… но Дух говорит о нем гораздо лучше.

1 . Как только объявлялся приговор, распять, жертва раздевалась, по крайней мере, по пояс, привязывалась к столбу и подвергалась порке. Иосиф Флавий дважды говорит, что приговоренный раздевался и был бит до тех пор, пока его исполосованное тело безжизненно не обвисало. 13 ударов спереди и 26 – сзади, возможно вслух считали они. Джон Поллок пишет, что жертва привязывалась с руками над головой и секлась обнаженными рабами тройными хлыстами с вплетенными в них острыми косточками. А рядом стоял писец, готовый записать признание.

Битье обычно “сопровождалось привязыванием жертвы за запястья к железному кольцу, находящемуся на уровне колен, с тем чтобы жертва была в скрюченном состоянии, со связанными над головой руками. Возможно, били двое, стоя по бокам жертвы. У каждого были плети длиной 1,5-1,8 метра, заканчивающиеся двумя полосами кожи с металлическими наконечниками. Когда плети со свистом опускались на спину жертвы, они обвивали тело так, что очень скоро всё оно, кроме лица, рук и ног, становилось покрыто кровавыми полосами. Как правило, римляне одновременно не били и не распинали. Почему исключение было сделано для Иисуса? Некоторые теологи считают, что Пилат тем самым хотел избавить Его от распятия, удовлетворив иудеев одним этим жестоким наказанием. Однако они не удовлетворились” (Франк С. Трибб, “Изображение Иисуса”, 1983) .

Обычно истязаемые что-то выдавали в надежде сократить свои страдания. Молчание же Господа в это время должно было вызвать невольное уважение у Его мучителей. Поллок говорит, что на месте истязания делались желоба для слития крови. Истязатели должно быть уже проделали эту процедуру дважды со злодеями. Ангел с неба наблюдал за этой кровью, проливаемой подобно жертвоприношению при херувимах. Кровь Сына Божия была попираема и бездумно смешана с обыкновенной кровью этих разбойников. Вполне возможно, что именно об этой стороне Господних страданий говорится в Евр.10:29, где описывается распятие (и новое распятие отпадших), не почитание и попрание Крови завета за святыню, что равносильно попранию Самого Сына Божия (ср. Евр.6:6). Непочитание и попрание крови в буквальном смысле произошло лишь однажды – при истязании. Писатели первого столетия замечали, что время умирания на кресте прямо зависело от интенсивности бичевания. А потому довольно быстрая смерть Господа может быть связана (хотя и не обязательно) с жестокостью Его истязания. Петр, говоря о нашем исцелении “ранами” Христа (1Пет.2:24), употребляет слово, которое равносильно “рубцам” . Вероятно он видел или слышал о бичевании Христа, о страданиях Его “на древе”. Кровавый пот Господа в Гефсимании можно идентифицировать с кровотечением на нервной почве, которое возможно при размягчении потовых желез и, следовательно, кожи. А это значит, что и битье, и несение креста и постоянное соприкосновение Его спины с неотесанным деревом, причиняли Ему немыслимые страдания. Кровотечение также вызывает сильный озноб. Нашего Господа должно быть бил сильный озноб в последние мрачные часы Его жизни, причиняя Ему дополнительные страдания, особенно, в местах, пронзенных гвоздями.

Очень ярко говорится о выдаче Христа Пилатом. Несколько моментов записаны всеми Евангелистами дословно (Мф.27:26; Мк.15:15; Лк.23:25; Ин.19:16). Эта минута, предания Господа в руки человеческие, была Им предсказана, как будто с некоторым страхом, немного раньше (Мк.9:31; 10:33), теперь же Он смотрел ей прямо в глаза. Ангелы напомнили Его ученикам: “Вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников” (Лк.24:6,7). Особо подчеркивается то “как” Он говорил об этом. В Римл.4:25 Его предание уподобляется самой смерти: “Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего”. Его преданию придается больше значения, чем самому распятию. Все Евангелия говорят, что Иисуса предал на смерть Пилат, хотя на самом деле это было сделано Богом (Римл.8:32) и Самим Господом (Гал.2:20; Еф.5:2,25). Все эти места также подчеркивают, что Господь предал Себя за нас . Это было наше спасение , заставлявшее Его предать Себя. Возможно, что в этот самый момент, когда толпа оспаривала Его у Пилата, громко вопя: “распни Его! распни”, Он испытывал величайшее искушение, пройти среди них и возвратиться обратно в Галилею. Это был конец. Как Ему хотелось еще и еще раз повторить слова Своей молитвы: “Да минует Меня чаша сия”. Иерусалим, по современным меркам, был небольшим городом, примерно 10000 жителей. Среди них, в этой толпе, Он мог разглядеть Своим затуманившимся оком знакомые лица тех, кому Он помог Своими чудесами, кто совсем недавно с услаждением слушал Его. И то, что Он был предаваем ими, требовало от Господа особого качества жертвенности. Однако, Он был предан не им, а Богу (1Пет.2:23). Когда толпа обступала Его, и когда Он был предан воинам, Он знал, что предает Себя в жертву Богу . И, потрясающая вещь, мы , если мы облечены во Христа, также “предаемся на смерть” (2Кор.4:11). Главное, что от нас требуется, та же высота набожности, тот же пик духовности, которого достиг Он тогда.

Также полезно рассмотреть более внимательно пророчества Господа о Своем распятии. В Лк.9:44 записано о том, как Он говорил, что будет предан, однако в параллельном месте (Мк.9:31) Он говорит, что Он уже предан. А в Лк.24:7 говорится, что в тот самый момент Он говорил, что Ему надлежит быть предану. Вполне возможно, что все эти три фразы являются составляющими частями одной: “Мне надлежит быть предану, Я буду предан, впрочем, Я уже предан”. Он смотрел на предлежащий Ему крест, как на совершенный логический конец Его повседневной жизни. Для Него крест был крещением, которым Он крестился (настоящее время), крещением, происшедшим лишь однажды в момент Его смерти, однако происходившим уже в тот момент, когда Он об этом говорил (Лк.12:50). Он налил вино, как образ изливаемой души Своей (Лк.22:19), уже излитой. Ему надлежало быть предану только в будущем, однако Он предавался заранее, каждый день. Также и некоторые стихи из Пс.21 и 68 явно относятся, как к жизни Господней, так и к Его последним часам на кресте. “Ревность по доме Твоем снедает меня”, написано в связи с крестом, однако упоминается гораздо ранее в жизни Господа (Пс.68:19 ср. Ин.2:17). “Чужим стал я для братьев моих и посторонним для сынов матери моей” – еще один подобный пример. “Ненавидящих меня без причины” – было истиной для креста (Пс.68:5) и жизни (Ин.15:25). Он понес наши болезни на кресте, хотя уже и нес их во время Своего служения, исцеляя больных (Ис.53:4 = Мф.8:17). Всю Его жизнь Он был “изъязвлен” за грехи (Ис.53:5), однако тут же мы читаем, что только по смерти они было возложены на Него (ст.12). Крест Христов олицетворен в Флп.3:18 так, как будто Сам Господь и вся Его жизнь были сосредоточены на кресте. Ему можно было взять хлеб и вино, говоря при этом, что это – Его Тело сейчас ломимое, и что это – Его Кровь, сейчас изливаемая. Иудеи “умертвили (Иисуса), повесивши на древе” (Деян.5:30). Т.е. Его умерщвляли каждый день, закончив это умертвление повешением на древе. Вся суть в том, что крест – это каждодневная жизнь. Господь говорил именно об этом, когда предлагал Своим ученикам нести свой крест, нести его каждодневно, жить так, как жил и умер Он. Давайте не смотреть на духовную жизнь, как на переживание нескольких тяжелых моментов, случающихся иногда в нашей жизни сами собой. Духовная жизнь это – образ, стиль жизни, закон ее, ведущий через небольшие победы (как, например, “переживания” по случаю пятна на только что постиранной рубашке) к более крупным, когда, например, нам придется стоять пред мирским судом или пред лицом самой смерти (какой бы она ни была).

И в этом есть даже нечто более значительное. Самораспинающий дух Господень был виден не только в Его жизни и смерти, но и в том, что Он явил Себя в смертной жизни таким, каким Он будет в вечной . В Своем грядущем Царстве Он препояшется, как раб, чтобы служить нам (Лк.12:37) и это Им было показано во время последней вечери (Флп.2:7). Таким образом получается, что крестный дух есть не что иное, как путь жизни, и этот наш особенный дух также будет виден в будущем Царстве.

2 . Особо выделяется, что Господь был веден (Мф.26:57; 27:2,31; Мк.15:16; Ин.18:13,28; 19:16; заметьте также, как в Деян.8:32 изменяется цитата, взятая из Ис.53 о ведении Христа – чего нет в еврейском тексте). Его пассивность – еще один показатель того, что Он Сам отдал Себя, Свою жизнь.

3 . Если верить Иосифу Флавию, который писал, что приговоренного били (бичевали) до кровавых ремней на его теле, то тогда любое одевание и раздевание должно было причинять дополнительную боль, отрывая клочья кожи. До еще крест на плечах…

4 . Интересно, рос ли терн во дворе претории? Или он служил дровами для костра? Терновый венец должен был напомнить Господу пророчество в Едеме, по которому Ему надо было быть пораженным на некоторое время. Так же как некоторыми насмешками, так и своими делами Его мучители невольно давали Ему духовную поддержку (см. 24). А то, что Он точно думал об Едеме говорит тот факт, что Он упоминает рай в Лк.23:43. Заметьте, что Господь был бит, по крайней мере, три раза: иудейской стражей, людьми Ирода и римскими воинами. На самом деле Он был поражаем и изъязвлен за нас, за наши грехи (Ис.53:5), и Отец задолго предвидел все это поражение (Быт.3:15), ибо Ему было угодно это поражение и мучение (Ис.53:10). Но то, что здесь говорится и о поражении, и об изъязвлении, и о мучении показывает, что это “поражение” на самом деле мучило Господа. И обратите внимание, что конечная жертва, о которой говорится в Ис.53, была достигнута не только несколькими крестными часами. Разнообразные язвы, поражения и мучения были не только частью крестной смерти, но также неотъемлемой частью всей Его крестной жизни.

Также можно предположить, что терновый венец был не только насмешкой, но и значительной частью физических крестных мучений. Терновые шипы, пронзая кожу, вызывали кровотечение и головную боль. Волосы Господа должны были быть окровавленными.

5 . Ж.Д. Краусан (“Иисус – революционная биография”, 1994) упоминает иудейское предание (цитируя при этом мидраш), по которому все евреи плевали на козла отпущения с пурпуровой шерстью, тем самым возлагая на него свои грехи. Очень может быть, что римские воины в насмешку делали всё точно так же – в соответствии с этой традицией. И, конечно же, это должно было вызвать у Господа совершенно определенные ассоциации. Кто, Кто, а Он-то уж точно знал, что Он был именно Тем, Кого имели в виду насмешники – носителем грехов Израиля. Мельчайшие детали дела Божьего по нашему искуплению совершались даже через плевки и насмешки хульников.

Оплевывание, и это видно из текста, было поруганием Его царственности. Был обычай, поцелуем оказывать честь царственной особе. Они же пародировали этот обычай, оплевывая Его, Его лицо (Иов 30:10). Иудеи и раньше плевали Ему в лицо (Мф.26:67). Теперь же Он был искушаем римскими воинами. И это было лицо, отражавшее свет славы Божией (Мк.9:15)! Одной из особенностей описания распятия было повторение одних и тех же Господних страданий. Отсюда причина, по которой здесь используется настоящее продолженное время. Пред Пилатом Господу с насмешкой поклонялись, оплевывая Его (Ин.19:3). Позже Ему также с насмешкой поклонялись, плевали на Него и били по голове (Мф.27:29,30). И затем еще раз, битье по голове, оплевывание и насмешливое поклонение (Мк.15:19,20). Трость, которой они били Его по голове, была пародией на скипетр, которым при возведении на царство касались плеча. Раз за разом одни и те же издевательства. В этом суть наших искушений. И эти последние искушения много значили для Господа нашего. Сравнение описаний показывает, что слова: “сойди с креста” были сказаны также несколько раз (Мф.27:40 ср. Мк.15:30). Впрочем стоит более внимательно приглядеться к тому, как в этом месте употребляется настоящее продолженное время . Толпа продолжала кричать: “Да будет распят” (Мф.27:23). Воины одевали Его (Мф.27:28), говорили (Ин.19:3), Пилат искал отпустить Господа (Ин.19:12), они становились пред ним на колени (27:29), плевали на Него (ст.30), проходили перед Ним и злословили Его (ст.39). Продолжая говорить: сойди с креста , продолжая злословить Его (ст.40,41). “Так же и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус (Лк.23:36). Они все продолжали и продолжали делать одно и тоже, одно и то же. Нескончаемый процесс…

Позор креста – также тема описания распятия. Поношение сокрушало сердце Господа (Пс.68:21). Ему не было безразлично то, что с Ним происходит. Он знал, Кто Он и куда идет. Такое обращение с Ним было настоящим богохульством. И Он остро чувствовал это. Евр.12:2,3 описывает чувства Господа на кресте, что Он “претерпел… такое над Собою поругание от грешников”. Поэтому насмешки, злословие, поругание были частью “креста”. “Крест” начался еще до самого распятия – точно так же, как некоторые стихи, относящиеся к распятию, также относились и к Его жизни. Он нес крест всю Свою жизнь , как и от нас требуется постоянно жить с крестом за плечами, а не только время от времени переживать выпадающие на долю каждого человека невзгоды. “Крест” означает гораздо больше, чем само распятие, как и “Кровь Христова” означает не просто жидкость красного цвета. Вся их физическая суть перестала иметь значение после распятия, но обрела гораздо большее, духовное значение. Кровь завета, Сын Божий и Дух благодати сплетаются во едино в Евр.10:29. Господь был этой Кровью. Кровь, истекающая из Его пронзенного бока, сочащаяся по Его щекам из-за тернового венца, капающая и засыхающая в пыли… это был Он . И, по сути, это был Сам Бог. Мы берем чашу в воспоминание о Нем , а не о Крови Его. И Он же – Дух Божией благодати. Он Собою очистил грехи наши (Евр.1:3), но нас также очищает и Кровь Его (Евр.9:14). Он Сам был этой Кровью, а крест стал сутью всего того, что Он олицетворял.

Распятый Сын Божий в совершенстве явил Собой Самого Бога. На кресте была явлена любовь Христова, и через Дух благодати мы можем постигнуть , уразуметь , что широта и долгота и глубина и высота этой любви (Еф.3:18,19). Однако это место из Послания ефесянам построено на Иов 11:7-9: “Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя? Он – превыше небес, – что можешь сделать? глубже преисподней, – что можешь узнать? Длиннее земли мера Его и шире моря”. Суть в том, что постигая любовь Христову, которую невозможно постичь непросветленному уму, мы видим совершенство Вседержителя, видим, то, что ветхозаветным верующим не было видно. Это было высоко, как небеса, – что можешь сделать? Однако, надо признать, что мы на деле не достигаем такой полноты разумения и видения. Мы стремимся в Царство, где явится полное совершенство Вседержителя, ныне явленное в смерти Сына Его. Все, что мы сейчас знаем, это то, что крест был полнотой Божией, Его совершенным постижением, которое во всей полноте и совершенстве откроется только в Царстве.

6 . В Ис.53:7 о Господе говорится, что в это время Он был совершенно безгласным: “И как агнец пред стригущими его безгласен”. Пасхальный агнец, образом которого был Господь (и чем ближе к смерти, тем ярче), был мужского рода . Однако в Ис.53:7 странным образом упоминается и овца! Почему здесь такое явное противоречие? Не говорит ли это о том, что богодухновенный пророк предвидел грядущее освобождение не только мужчин, но и женщин? А значит, Господь ощущал Себя семенем женским, стоящим безгласным пред своими ругателями, как женщина? И это не единственно место, где об Отце и Сыне говорится в женском роде. Конечно, это не означает, что Отец – женщина, это просто показывает, что Он одинаково все знает не только о мужских чувствах, но и о женских. Сын также, через свою жизнь и ревностное стремление к нашему искуплению, приобрел ту же способность. Кто много страдает, умеет сочувствовать страданиям других. Это же правило, только не в соизмеримо большей степени, относится и к Господу. Как Он достиг такого уровня сострадания и такого уровня слияния с нами, с нашими чувствами и мыслями, в основном остается тайной, ибо в Нем, в совершенно полной, представляющей нас, жертве, был Бог, примиривший с Собою мир.

7 . В традиционном, нормальном понимании, ни один из приговоренных к распятию, не хотел приближаться к своему кресту, который ему еще предстояло и нести. Господь же, прорекая распятие Петра, говорил что он сам “прострет руки свои”, чтобы быть ведомым на смерть (Ин.21:18). Также Господь особо подчеркивал, что нам нужно взять крест свой (Мк.8:34; 10:21). Если учесть то, что Господь принял смерть Свою добровольно, то можно предположить, что Он Сам взял Свой крест, опередив воинов, которые должны были предложить его Ему. Думаю, что это было сделано в несколько нарочитой манере, примерно так, как с преломлением хлеба (Мф.26:26), ломая который, Господь знал, что Он делает. Должно быть воины все еще бездумно продолжали насмехаться над Ним, не замечая разницу поведения, между упирающимися злодеями и Им. Господь Сам возложил на Себя это древо, хотя, в общем-то, его возложил на Него Его Отец, как образ всех грехов наших (Ис.53:6) – твою лень читать Библию сегодня утром, мой, украдкой брошенный взгляд на женщину в автобусе, его ненависть к теще… все это мы возложили на Него. Он принял все это, дабы “запечатаны были грехи и заглажены беззакония” (Дан.9:24). Отзовемся ли мы хоть как-то на это? Признаки Его страданий останутся на Нем вечно, а потому они будут вечно напоминать нам то, о чем мы сейчас имеем такое смутное представление (Откр.5:6; Зах.13:6).

Путь от претории до Голгофы, возможно был длиной около 800 м. Один из воинов должен был нести надпись с именем Господним и описанием Его вины. Разбойники шли, отсчитывая шаги (с громкой помощью толпы?). Вы знаете, как тяжело делать тяжелое дело: ‘Ну, еще загрузить три коробки… ну, еще две… ну, последнюю'. Уверен, так же было и с Господом. Когда делаешь особо тяжелую работу, то все внимание сосредотачивается только на исполнении этой работы. Если на плечи взвалена тяжеленная ноша, особенно, если по принуждению, то для вас перестает иметь какое-либо значение, если вы кого-то нечаянно толкнете, или невзначай раздавите, попавшую под ноги, детскую игрушку. Господь был выше этого. Он шел, отвечая женщинам. Лука, как врач, знал, как страдания заставляют человека сосредотачивать свое внимание только на них. А потому именно поэтому он уделил общению Господа на Своем мучительном пути такое особо подчеркнутое внимание. А.Д. Норрис замечает (“Евангелие от Марка”), что именно Лука упоминает молитву Господа о Петре (22:31), доброжелательное предупреждение Господне женщинам Иерусалима (23:27-31), и что только он говорит о прощении Господом распинавших Его и опрощении раскаявшегося разбойника (23:34,43).

Описание того, что Господь был одет в Свою собственную одежду, противоречит описаниям распятий современников, утверждающих, что приговоренные были обнажены. Можно предположить, что воины, бившие Его, слишком переусердствовали в этом, а потому и прикрыли незаконное дело рук своих тем, что нашлось под рукой – Его одеждой – жертва должна была умереть на кресте, а не в руках воинов. И здесь, также мы видим, что Он претерпел еще и самое худшее из человеческих махинаций.

8 . Иоанн говорит, что Господь пришел на Голгофу, неся крест Свой. Лука говорит, что Симона заставили нести заднюю часть креста. Матфей и Марк говорят, что Симон нес крест. Мк.15:22 говорит, что воины привели Иисуса на Голгофу. Ж.Б. Филипс, переводит это место, как “и принесли Его на место Голгофу” так, как будто Господь, ослабев потерял сознание. Если Он был распят на масленичном дереве (вознесение распятого вполне допускает такой вариант), то Его слабость объясняется не просто тяжестью древесины. Представьте себе Его, лежащего, с ликом, испачканным в пыли Иерусалимских улиц, а рядом какого-нибудь человеческого глупца, говорящего: “Ну, давай, давай, вставай” (без сомнения приукрашивающего свою речь “цветистыми” выражениями). Если Он на самом деле терял сознание, то значит и приходил в Себя. “Где Я?” – думал Он, вспоминая, что с Ним происходило, – “неужели Я уже умер и воскрес?” Нет, понимал Он, когда какой-нибудь воин пинал Его, понуждая подняться.

Слова Иоанна, что “Он вышел на место, называемое Лобное” “неся крест Свой” особо выделяют мысль, как будто это было необходимостью, чтобы Симона заставили нести крест. Иоанн выделяет этот момент, заостряя наше внимание на Господе и на несении Его креста, хотя в буквальном смысле его нес не Он. Именно в этом смысле Господь нес Свой крест , который ранее Он заповедал нести и нам. Нам остается только идентифицировать себя с двумя злодеями, следующими за Ним. Они были образом нас. Смеренные и гордые, униженные и эгоистичные – две категории, которым сказано нести крест и следовать за Господом в Его “последнем пути”.

Иоанн для “нес” употребляет здесь слово, переведенное как “хватать” в 10:31. Как будто Иоанн видел стремление Господа схватить крест Свой, не ожидая, как другие, когда он будет взвален на Него. И здесь, для нежелающих нести, предназначенное им, хороший урок. И даже большее можно вывести из значения слова “нести”, “хватать, брать”. Господь взял крест с желанием нести его, но не смог совершить этого до конца Своего “последнего пути” по причине простой человеческой слабости. Правда, в кресте видится больше утешения, чем о том можно подумать (Господь принял и простил злодея, Иосифа и Никодима, а также удивительное замедление гнева Божия на тех, кто сделал наижутчайшее дело, предал смерти Господа нашего).

Господь предвидел все, что было связано с Его смертью: и предание, и взятие, и несение креста, и Свое вознесение (поднятие). В Лк.15:5 говорится о радости Господней о том, что Он, Пастырь добрый несет на Своих плечах потерявшуюся овцу с радостью . Большое искушение связать эти слова с той радостью , о которой Господь говорит за несколько часов перед своим распятием (Ин.17:13). Не хочу сказать, что Господь испытывал хоть какую-то радость от несения Своего креста – в нашем понимании смыла и значения этого слова – однако для Него “радость, радоваться” вполне могло означать нечто иное, чем для нас. Примерно так же, как Его “пищей” было творение воли Отца Его (Ин.4:34). И именно такую “радость” (что бы не скрывалось за этим словом) испытывал Господь, неся на плечах крест Свой.

9 . “Крестовина, весом от 34 до 57 кг., клалась на шею приговоренного, уравновешиваясь на его плечах. При этом, обычно, раскинутые руки привязывали к перекладине” . А это значит, что Господь был в согнутом положении, растянув на уровне Своей груди руки. Очевидно Он предвидел такое положение, когда описывал Свой долг пред людьми, как долг пастыря, несущего на плечах своих потерянную овцу. Давайте навсегда забудем картину счастливой, спокойной овцы, удобно покачивающейся на плечах пастыря. Эта краткая притча наверняка призвана заполнить нас ее пробелы. Овца, облепленная колючками и грязью, выглядит ужасно. Ко всему прочему, она еще и сопротивляется своему спасителю / пастырю. Нести такое создание на плечах, должно было быть довольно странной картиной: овца бьющаяся и вырывающаяся на плечах, спотыкающегося, но держащего вытянутыми руками на уровне груди ее копыта пастыря. Именно этот образ представлял Собой Господь, идя к месту распятия и спотыкаясь. Очевидно, что Он видел в кресте образ нас, бьющихся и вырывающихся потерянных овец. И на всем пути, на каждом шагу этого “скорбного пути”, враги Яхве поносили Его, насмехаясь над каждым неверно сделанным шагом Его помазанника (Пс.88:51).

10 . Киринеянин был из города, славившегося своей строгостью в иудейской вере (ср. Деян.6:9). Симон, возможно, был простым человеком, с потемневшей от крестьянского труда кожей, который прибыл в Иерусалим на празднование Пасхи. Как должно утешительно для Господа было видеть этого человека, несущего Его крест, ибо ранее Он говорил, что все истинные Его последователи будут нести крест (Мф.10:38; 16:24). Автор Послания евреям видел в Симоне прототип всех нас, вышедших за ворота города с Господом, “нося Его поругание” (Евр.13:12,13; “поругание” = “кресту”?). Он видел в Симоне прототип всего Своего будущего Тела, страдающего, но покорно следующего за ним под “бременем” своего призвания по принуждению несущие крест Его (Мф.27:32 – “заставили”). И случайно ли этот человек оказался с темной кожей? Не говорит ли это о том, что большинство членов верного Тела Господа Иисуса будут темнокожими? Если Симон на самом деле был темнокожим иудеем (возможно, как нынешние евреи, выходцы главным образом из Эфиопии) прибывшим в Иерусалим для празднования Пасхи, то ему должно было бы очень не приятно сделаться нечистым от крови Господней, которая неизбежно должна была присутствовать на кресте от Его ран. О позоре ревностного иудея, несущего крест Иисуса из Назарета, не сказано ни слова. Возможно, что он был позже обращен сам, обратив затем своего сына и жену (Мк.15:21 ср. Римл.16:13). У Марка редко встречаются подробности, но то, что Симон был отцом Александра и Руфа, указано. Эти люди должно быть были хорошо известны всей ранней церкви. Симоном мог быть также и “Симеон, называемый Нигер” (Деян.13:1). Обращены были разбойник и сотник, Иосиф и Никодим, может быть были и другие, на коих повлиял крест? Господь подобно Самсону, даже смертью Своею, одержал победу. Вся духовность, сосредоточенная на Симоне, является образом всего свойственного тем, кого Господь призвал нести за Ним крест Его. Он проходил мимо, следуя куда-то по своим, и только своим, делам, устанавливая собственную праведность… И вдруг его с небес спускают на землю, призывая делать то, что было, как он позже понял, высочайшей честью, к которой только может быть призван человек – идти с Сыном Божиим, до самого конца неся крест Его. Нам остается только представлять, как он сваливает с себя крест, как будто говоря Иисусу: ‘Теперь Ты должен сделать остальное', – после чего теряется в толпе.

11 . Он разговаривал с женщинами, оставляя Свои страдания ради нужд других. И это еще одна особенность креста. Он даже сочувствовал слабостям Пилата (Ин.19:11), разбойнику, насмехающимся над Ним воинам, Своей матери, Иоанну и женщинам вдоль “скорбного пути”… Говоря им, что они могут погибнуть в осуждении Иерусалима 70 года. Флп.2:2-4 достаточно ясно говорит об основной сути креста, что на протяжении всего своего пути, Господь помышлял только о других . Знающий отлично Библию, Господь должен был помнить Иер.9:20-22, пророчество, особенно относящееся к женщинам и истреблению 70 года. Эти женщины были обречены, однако Господь, несмотря на Свои страдания, предупредил их. Думаю, что я (прикладывая всё, касающееся креста, к себе) так бы не смог. Я бы вряд ли посочувствовал им. Он же прилагал неимоверные усилия, чтобы, по крайней мере, заставить их задуматься. Они оплакивали Его, но Он также знал, что они не послушают Его заповедей-предупреждений и не оставят окруженный Иерусалим. Ни они, ни дети их. Говоря на человеческом языке, они должны были бы быть сильно раздосадованы. Девушки (если они все еще были живы спустя 40 лет) возможно симпатизировали Ему (если не сказать больше), плача глядя на Его мучения, но ни мало не задумываясь ни о Его словах, ни о смысле креста Его. И все же Он пытался достучаться до них, не обращая внимание на возможность услышать очередную насмешку: ‘Не можешь нести Свой Собственный крест, а туда же, болтаешь с девочками'.

“Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?” – явная ссылка на Ветхий Завет (Иез.17:24; Иер.11:16,19; Пс.1; Иер.17:5-8). Предыдущие Его слова женщинам были также ветхозаветной цитатой из Ос.10:8, очень подходящей к Его положению. Не вдаваясь в подробности, напрашивается простой вывод: Его духовность не была побеждена физическими страданиями человеческой плоти. Его ум был переполнен цитатами, которые не просто сами собой переливались из Него, но были проработаны в духе Отчего слова, подходящие к этому месту и к этому времени. Идеальный пример для всех.

14 . Они прибыли на место. “Вне городских стен находилось место, где постоянно находились тяжелые деревянные гнезда, в которые вставлялись основания крестов” . Господь, без сомнения, думал над этим. Распятие уже ожидало Его. Ему оставалось всего лишь принести крест. И в этом ключе нужно смотреть на Его предложение людям нести свой крест туда, где одна часть распятия уже приготовлена. Путь нашего самораспятия готов. Мы несем всего лишь крест.

Давать хмельное при распятии, хорошо известный обычай. То, что приговоренные к распятию находились на кресте два-три дня, было возможным благодаря этому подобию анестезии. Господь не просто отказался пить, предлагаемое Ему болеутоляющее, Он сначала попробовал его. Почему? Ведь Ему наверняка был хорошо известен этот обычай. На этот счет возникает много предположений, хотя каждое и основано на одном богодухновенном источнике.

∙ Может быть Его глаза были опухшими от ударов и Он не мог видеть, что Ему дают пить, пока не попробовал? “Иисус, увидев Матерь…”, – может означать, что Он или не видел Ее, или видел, но не узнавал. В пророчествах о Мессии часто упоминается страдания, связанные с глазами. Ранние картины, изображавшие распятие, изображали Господа с поврежденным правым глазом.

∙ Может быть, когда Ему поднесли питие, Он подумал о Иер.23:15, решив, что Ему дают пить это , чтобы показать, что Он лжепророк? В таком случае это значит, что Он претерпел большие страдания ради почитания Духа Святого.

∙ Другое объяснение то, что, возможно, Он хотел несколько раз громко сказать: “Отче! прости им”, – повторив, может быть Пс.21. Его горло могло пересохнуть от жажды (ибо Он потерял много влаги в Гефсимании) так, что Он сознавал, что Он не сможет сказать и нескольких слов без воды. А потому Он только смочил горло, не отупляя Свои чувства. И это говорит об огромном самообладании Господа – Он, несмотря на искушение, знал меру всему.

∙ Принять болеутоляющее, не было бы ни грехом, ни нарушением Моисеева закона очищения. Возможно, Господь выпил столько же, сколько и другие, но после, чтобы не потерять самоконтроль, больше не стал. Это было сделать тяжелее, чем просто отказаться от питья.

Употребление греческих глаголов указывает на то, что Ему предлагали пить несколько раз. Ему давали пить вино со смирною, насмехаясь, в ложном поклонении, вызывая у Него в памяти рассказ Его матери о дарах, принесенных волхвами. Глядя на это, Его мать должна была вспоминать также о том же.

15 . Распятие произошло в 9 часов утра. Из описания можно понять, что между временем, когда они пришли на Голгофу и самим распятием прошло несколько минут. Господь должен был Сам лечь на крест, ибо жизнь не отнималась у Него, Он Сам отдавал Свою душу, в то время как других воинам пришлось укладывать силой. Также Он Сам подставлял Свою спину под удары и лицо, под пощечины и плевки (Ис.50:6). Также может быть, Он Сам разделся, когда они пришли на место распятия. Ранние картины избиения Христа, изображают Его не привязанным к столбу, как тогда было принято. Когда Он ложился на крест, Его глаза, в последние минуты пребывания в смертном теле, должны были быть устремлены в небо. Должно быть в голову Ему приходили мысли о том, что многое, что Он делал, Он делал в последний раз… Сколько раз, например, Он поднимал в молитве Свои очи к небесам (Ин.11:41; 17:1). И теперь Он поднял ее последний раз… до того момента, когда Его голова поднимется от смерти.



Несколько приговоренных к распятию отрываются от земли. Они прибиваются гвоздями длиной 18 см. Между шляпкой гвоздя и плотью должно быть вставлялся еще кусок дерева. Кричал, плакал ли от боли Господь? Думаю, что да, ибо Он обладал теми же чувствами, что любой человек. Однако, Он не сопротивлялся, как другие. Он отдавал Свою жизнь, Свою душу, добровольно, не сетуя и не сопротивляясь. Он перешагнул через страх ожидания боли. Гвозди, которыми были прибиты Его руки и ноги, причиняли жуткую боль при малейшем движении. Ему было очень больно говорить, что увеличивает ценность последних слов во много, много раз. Во время поднятия креста, боль от вбитых гвоздей мучительно возрастала. Руки пробивались в запястьях, проходя через пучок нервов с рецепторами болевых окончаний, которые управляют движениями пальцев. Гвозди не могли прибиваться через ладони – тогда гвозди прорвали бы плоть под тяжестью тела. Было установлено, что при распятии, жертва, для того чтобы дышать, должна была подтягиваться на руках, поднимая голову. Нет нужды говорить о мучительности данного процесса. Zenon Ziolkowski ( Spor O Calun ) говоря об описаниях лиц распятых современников Христа, включая Яханана Зилота, которого упоминал Иосиф Флавий, говорит что все они имели одну бросающуюся в глаза особенность – их лица были искажены до неузнаваемости болью. Лицо Господа должно было быть обезображено паче всех других, да так, что смотрящие на Него приходили в изумление (Ис.52:14). Это пророчество наводит на мысль, что для Господа нашего распятие проходило на много тяжелее, чем для других. Он отказался пить обезболивающее, которое принимали остальные, а значит боль, испытываемая Им, была сильнее их боли. Раскопки показывают, что распятие было сделано из масленичной древесины, а это значит, что Господь нес на себе маслину. Должно быть Он думал об этом, когда молился в Гефсиманском саду среди маслин (было ли это дерево их этого сада?). Я не хотел бы пройти через все это. Я бы предпочел более легкую смерть, а значит “меньшее” спасение. Я бы пожалел себя. А вот Господь всего пошел на все это ради меня , Он был послушен до смерти и даже , до смерти крестной (Флп.2:8). Это звучит так, как будто Он мог быть послушным до другой, более легкой смерти, но сознательно избрал даже крестную. Я могу только дивиться доброте Отчей, что Он принимает нас иначе (намного смягчив путь к Себе), чем позволил Своему Единородному Сыну.

Вокруг распятия должно было быть много воинов. Стража иудеев (Мф.27:65) должна была быть в полном составе и вооружении, дабы предотвратить всякие попытки по освобождению Иисуса либо толпой, либо Его учениками. Однако из Ин.19:23 можно понять, что воинов было всего четыре, каждый из которых получил часть Его одежды. Можно сделать вывод, что в самом распятии принимали участие только четыре человека – два на руки и два на ноги. У Него на руках были раны от гвоздей (мн. число). Нам остается только гадать, был ли Он прибит со скрещенными над головой руками (тогда должны были бы использоваться два очень длинных гвоздя), либо Его руки были раскинуты в стороны.

Несмотря на множество сказанного выше, все-таки стоит еще поразмыслить над “физическим” аспектом распятия Господня.

Невозможность хоть чуть-чуть изменить Свое положение (например, отмахнуться от множества назойливых мух). Гвозди были пробиты через очень чувствительные места. Руки были прибиты с тем расчетом, чтобы вес тела держался на мышцах, а не на костях или жилах. Он должен был хорошо сознавать что весь процесс этой казни был рассчитан на то, чтобы причинить муки всем частям тела. Все Его Тело, каждая часть Его должны были страдать и мучиться (и Он сознавал значение этого). Мускулы безнадежно переутомлены, неудобство положения вызывало отеки и, как следствие, сильное желание пошевелиться. Все обреченные корчились и извивались, используя несколько миллиметров, оставленных им, чтобы избежать заноз в исполосованную спину… Но мне кажется, что Господь не вел Себя так. Он не опирался на подставку под ногами для облегчения положения (см. 53), Он не пил болеутоляющее, не просил его до самой смерти, как то делали другие.

Момент поднятия распятия, возможно при новой волне оскорблений и насмешек среди толпы, был задолго предвидены и предчувствованы Господом. “И когда Я вознесен буду…” (Ин.12:32). Он предвидел самые мелкие подробности физические (и духовные) предлежащего Ему распятия. Вспомните, как Он говорил о Своем “предании” на смерть. И однако, Он просил, чтобы минула Его чаша сия, испытания страха и чувства одиночества. Если понятие креста так существенно влияло на Господа, как тогда оно должно влиять на нас!? Слова Господа о Его “вознесении”, переведенные на еврейский, означали бы превозношение и прославление. Когда Он был буквально вознесен на кресте, земля поплыла у Него перед глазами, а Его дух сосредоточился на Отце и всепрощении, которое достигалось Его жертвоприношением, покрытом кровью и плевками… Он был “вознесен”, прославлен и превознесен для всех, у кого открыты глаза и сердца для принятия Его.

Представьте свое распятие. Мысленно пройдите через все это. Господь предлагает проделывать это, когда говорит о ежедневном распятии. Задумайтесь над языком жертвоприношений, который говорит о самой последней жертве Господа нашего, об излиянии, расчленении, распятии, избиении… об всем, что проходим и мы, с той лишь разницей, что Отец поступает с нами не так сурово, как с Сыном Своим Единородным.

Еще одним из веских доказательств богодухновенности является тот факт, что это кульминационное событие описано всеми четырьмя Евангелистами, как нечто обыденное, привычное. Обратите внимание на разделение одежды, которое происходило, без сомнения, после распятия – это описание скорее бы должно принадлежать перу воина, описывающего свою работу и, как немаловажная деталь, плату за нее… Ни один человек не стал бы писать так. Легче, подобно Марии, спутать воскресшего Господа с садовником. Есть во всех этих описаниях нечто безыскусное, нечто чисто Божественное… Все здесь полно тем, что я называю чистой духовностью. Здесь – верх Божественности и духовности. И в этом возможно кроется причина, по которой не упоминаются многие очевидно исполнившиеся пророчества. Например, Ис.53:7 о безгласном агнце перед стригущими его. Также не упоминаются оплакивающие Его женщины при снятии тела с креста.

16 . Господь описывается, как Царь разбойников и злодеев, возвышающийся меж ними, заняв место их главаря Вараввы. Евангелия называют и Варавву и двух злодеев разбойниками (Ин.18:40; Мк.15:27). Господь также говорит, что Его преследователи почитают Его и поступают с Ним, как с разбойником (Мф.26:55; Мк.14:48; Лк.22:25). Похоже Господь сознавал, что Он, истинный Сын Божий, должен заменить Собой Варавву (= “сын отчий”). Эти злодеи, разбойники – отбросы общества, были образом всех нас.

17 . См. хронологические примечания. Сам ли Пилат писал надпись? Использовалась ли одна и та же лестница, с помощью которой прикреплялась надпись и снималось тело Иосифом? Почему писания дают понять, что надпись была помещена уже после распятия? Выступали ли иудеи против этого более активно, чем о том сказано? Был ли Он поднят на распятии с надписью, повешенной на Его шее, после чего воины прикрепили ее над Его головой? “Иисус Назорей, Царь Иудейский”, – первые буквы этой надписи на еврейском языке, составляют священное имя, ЯХВЕ. Возможно, именно это стало причиной противления иудеев против этой надписи. Слова “Царь Иудейский” равносильны слову “Мессия”. Хотел ли Пилат этой надписью подшутить над ними, или по-настоящему верил написанному? А может хотел спровоцировать иудеев? Так, или иначе, но в любом случае, имя Яхве было связано с Мессией, Царем Иудейским. Как и предсказывал Господь, имя Божие было открыто смертью Его (Ин.17:26). Прощение грехов, которое стало возможным лишь благодаря кресту и Крови Христовой, даруется через крещение во имя Иисуса Христа (Деян.2:38) точно так же, как ради имени Божьего (Пс.78:9). А потому Его Кровь и смерть стали величайшим откровением имени Божьего. Только через Его крест, благодать, прощение, любовь, спасение и суд стали явно и видимо действовать в имени Божием.



18 . Из-за усилий, приходящихся на руки, распятому трудно было говорить. Вся беседа Господа со злодеем должно быть проходила шепотом и с большими перерывами между словами. Последние два выкрика Господа сопровождались сильнейшей болью. Это поясняет, почему они перепутали “Или, Или!” с “Илией” – Он говорил очень и очень тихо. Ничего не сказано о реакции толпы на Его молитвы. Однако в Пс.21:2 говорится, что Его молитва была “воплем” к Богу. Возможно, что толпа на Его вопли отвечала неблагодарным “рыком” (Пс.21:14).

Обратите внимание на взаимоотношения во время страданий Господа со Своим Отцом (Лк.22:42; Мф.26:39,42,44; Лк.23:34,46). В Евангелиях Господь называет Бога Своим Отцом около 170 раз (109 раз, что примечательно(!), в Евангелии от Иоанна). И это был настоящий удар по Иудейству, ибо несмотря на 15-ти кратное обращение к Богу, как к Отцу в Ветхом Завете, иудеи видели в Нем только Отца всего народа, но не каждого в отдельности. Взаимоотношения же Сына с Отцом были переданы и нам (Мк.14:36 ср. Римл.8:15; Гал.4:6). Достойная удивления близость Отца и Сына была образно показана в близости между Авраамом и Исааком. “В Твою руку предаю дух мой… потому что Ты призрел на бедствие мое, узнал горесть души моей” (Пс.30:6,8).


В избранное