Все выпуски  

Orator.Ru - Уверенность в себе и мастерство общения




Orator.ru  УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ И МАСТЕРСТВО ОБЩЕНИЯ

Архив рассылки

КАК ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ ДОЛЛАР C НЕБЕС НА ЗЕМЛЮ СПУСТИЛ

В июле 1944 года произошло одно из ключевых событий XX века.

По инициативе высших финансовых кругов США в американском курортном городке Бреттон-Вудсе была создана система международных валютных расчетов (Бреттон-Вудская система), основанная на приоритете американского доллара, которая сменила финансовую систему, основанную на золотом стандарте. Тогда 44 страны договорились, что при торговле друг с другом будут рассчитываться долларами. Для этого каждая страна-участница соглашения свою валюту должна конвертировать по установленному твердому курсу в доллары, а доллары, в свою очередь, будут обеспечиваться золотом. При помощи этого великолепного трюка американские банкиры собирались прибрать к рукам всю мировую валютную систему. И это им почти удалось.

Почти, потому что Шарль де Голль испортил им всю малину. Но обо всем по порядку...

В апреле 1943 года, пока Советский Союз тащил на себе основное бремя войны и миллионы советских людей гибли на ее фронтах, американцы начали разрабатывать схему новой глобальной валютной системы, которая позволила бы им единолично контролировать мировой валютный рынок, попросту говоря – хозяйничать во всем мире.

Кому была выгодна война?

Экономический аспект всемирной бойни, с одной стороны, сводился к потоку золота, текущему по программам ленд-лиза в американские закрома. За поставки оружия, машин, сырья, продуктов питания Советскому Союзу, Франции, Великобритании и другим партнерам по антигитлеровской коалиции приходилось платить Америке золотом, поскольку в условиях войны обычные купюры не стоили практически ничего.

С другой стороны, США (а если уточнить, Федеральная резервная система, Английский Банк и связанные с ними финансово-промышленные олигархи) спонсировали Гитлера. И финансировали Германию даже во время войны (например, нью-йоркский банк Union Banking Corporation (UBC) стал «главной организацией по отмыванию нацистских денег»). Этот факт американцы вспоминать не любят и всячески стараются утаить, ведь он объясняет многие «темные пятна» в истории Второй мировой войны, которые не делают чести Соединенным Штатам, позиционирующим себя лидером среди стран-победителей нацизма.

За время Второй мировой войны золотые резервы многих стран были истощены. Великобритания потратила практически весь свой золотой запас на борьбу с Германией, много золота лишился СССР, почти всё свое золото потеряли Франция и Германия. Но драгоценный металл не испарился, он просто перекочевал из подвалов европейских банков в американские в качестве оплаты за выполнение военных заказов. (Неуничтожимость – одно из важнейших свойств золота, делающее его наиболее надежным видом денег, в отличие от бумажных купюр и безналичных цифр на серверах банков.)

Америка очень хорошо заработала на вооружении обеих воюющих сторон и военных поставках. Еще в 1938 году золотые запасы Вашингтона составляли 13000 тонн. В 1945 году – 17700 тонн. К 1949 году запасы американского золота, которые хранились в Форт-Ноксе, достигли рекорда – 21800 тонн. Это, ни много ни мало, 70 процентов всех мировых золотых запасов, известных на тот момент.

Вот вам и ответ на вопрос, кому была выгодна война.

Золото и доллар – близнецы-братья

Разбогатевшая на войне англо-американская финансовая олигархия решила создать систему международных валютных расчетов на основе доллара США. Это было крайне выгодным вложением накопленного ею золотого капитала.

На конференции в Бреттон-Вудсе страны согласовали и зафиксировали курсы своих валют, но не напрямую, а используя в качестве мерной единицы золотой доллар. Ведь надо же как-то «взвешивать» разные валюты по отношению друг к другу. Теперь этими «весами» будут доллары – ключевая мировая валюта.

Логика, которую американцы продвигали на этой конференции, с виду была безупречна. Золото – классический денежный эталон. А раз основные запасы золота и к тому же самая мощная промышленность теперь сосредоточены в США, то обеспечивать золотое содержание своей валюты смогут только они. Это значило, что послевоенную экономику нужно строить на базе доллара, который будет единственной валютой, имеющей золотое содержание (ключевой валютой), и, следовательно, стабильной как скала, о которую вдребезги будут разбиваться инфляция и мировые финансово-экономические кризисы. Другие валюты золотого содержания не имеют, поэтому будут иметь долларовое содержание, что придаст им стабильности.

Доллар приравняли к золоту и объявили свободную возможность обмена долларов на золото в любой момент.

Курс доллара к золоту был жестко зафиксирован на уровне 35$ за тройскую унцию (31,1 грамма), или 1,1 доллара за грамм чистого металла. Однако у многих участников соглашения возникли справедливые сомнения, сумеют ли США поддерживать такой курс, ведь запасов золота в Форт-Ноксе может не хватить, чтобы обеспечить все доллары, которые стали интенсивно печатать после Бреттон-Вудса.

Проблема Бреттон-Вудса

Главная проблема Бреттон-Вудской системы была отчетливо сформулирована в дилемме (парадоксе) Триффина:

С одной стороны, эмиссия ключевой валюты должна соответствовать золотому запасу страны-эмитента. Чрезмерная эмиссия, не обеспеченная золотым запасом, может подорвать обратимость ключевой валюты в золото, что вызовет кризис доверия к ней. Но, с другой стороны, ключевая валюта должна выпускаться в количестве, достаточном для того, чтобы обеспечить увеличение международной денежной массы для обслуживания растущего числа международных сделок. Поэтому ее эмиссия должна происходить, невзирая на размер ограниченного золотого запаса страны-эмитента.

Понимая эту проблему, Вашингтон принялся ограничивать обмен долларов на золото всеми возможными способами. Производить такой обмен можно было только на высшем уровне.

Долларовое иго

По итогам Бреттон-Вудской конференции, золотой доллар стал главной валютой мира, а все другие валюты – второстепенными. Каждая страна обязалась обеспечить обмен всей своей национальной валюты на доллары, т.к. все мировые платежи отныне стали проводиться через доллары. Американцы же любезно согласились эти доллары печатать.

В результате того, что мерилом всех богатств мира вместо нейтрального золота стала валюта одной из стран, эта страна получила огромное преимущество над остальными государствами: в отличие от них, Америке не надо зарабатывать доллары, достаточно печатать это «новое золото» в желаемых количествах и, таким образом, жить на широкую ногу за счет других. В этом и состоял великолепный трюк американских банкиров – навязать всему миру долларовое иго, о чем они предпочитали не говорить вслух.

Вслух же американцы уверяли, что Бреттон-Вудская система стабилизирует мировые финансовые отношения и даже ликвидирует мировые финансово-экономические кризисы. Однако многие понимали, что, имея в своих руках печатный станок, Америка будет стремиться печатать всё больше и больше ничем не обеспеченных долларов, то есть, медленно, но верно обесценивая доллар, американские банкиры будут грабить весь мир. Что, в общем-то, и случилось.

Закон джунглей

Доллар припаяли к золоту, чтобы придать ему статус абсолютной, непоколебимой меры измерения (системы отсчета) для всех остальных валют и вообще для любых вселенских ценностей. Однако, исходя из Теории относительности, абсолютной системы отсчета (неподвижного эфира) не существует, ибо все системы отсчета относительны (равноправны). Курсы валют, как инерциальные системы отсчета, постоянно движутся, меняя скорость и направление – то растут, то падают под влиянием множества причин. Поэтому ничто не мешало участникам Бреттон-Вудского соглашения договориться о том, чтобы все валюты были признаны равноправными мировыми деньгами и котировались бы друг относительно друга наряду с золотом (серебром, алюминием, железом, нефтью, газом, углем, навозом и любыми другими мировыми ценностями). Это было бы демократично.

Но в природе не царствуют демократия, а действует закон джунглей или преимущественное право сильного – кто сильней, у того больше прав. Как в животном мире, так и в человеческом обществе. Поэтому американцы, как более сильные (т.к. имели самый большой капитал), навязали всем остальным участникам соглашения преимущественное право доллара в международных расчетах, а все остальные, как более слабые, были вынуждены принять их условия. И дело тут не в том, что американцы плохие. Все люди одинаковы. Просто есть такой закон – сильный диктует условия слабым, а не наоборот. Поэтому на месте американских финансовых воротил, другие вели бы себя точно так же.

Сначала возмутился Сталин…

Советский Союз не принимал участия в Бреттон-Вудской договоренности, а потому рубль не считался конвертируемым: никто о его курсе по отношению к доллару не договаривался. Поэтому СССР за все покупки на мировом рынке расплачивался золотом, в том числе за военные поставки по ленд-лизу, за которые основательно задолжал. И поэтому Советский Союз, который вышел из войны победителем и понес при этом самые тяжелые потери, взбунтовался против возникшего статус-кво. Опять же, по праву сильного.

В 1952 году в Москве состоялось международное экономическое совещание, на котором СССР предложил создать зону свободной торговли. Сталин выдвинул идею «общего рынка», именно ту, которую позднее осуществили в Европе уже без СССР. Основной валютой, обеспечивающей международную торговлю, должен был стать советский рубль, который должен был обеспечиваться золотом, добываемым в Магадане. В эту систему собирались войти все страны Восточной Европы (ГДР, Польша, Чехословакия, Болгария, Венгрия, Румыния, Югославия), Китай, Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия и Исландия.

В отличие от Бреттон-Вудской, эта система обещала быть более устойчивой и работать дольше, т.к. золота в Сибири, очевидно, гораздо больше, чем в Форт-Ноксе, и, если понадобится, Сталин добудет его в нужном количестве. Поэтому в Вашингтоне всерьез забеспокоились, как бы их система не рухнула вместе с долларом. И только после смерти Сталина американцы смогли расслабиться.

… а потом де Голль

Не успели США перевести дух, удачно избежав большого краха, как дело Сталина взялся продолжать президент Франции. В 1965 году Шарль де Голль был переизбран на второй срок и пользовался огромной поддержкой французов. Своей главной задачей он поставил восстановление былого величия своей страны. Амбиции президента были столь же сильны, как и доверие к его политике со стороны народа. Поднимая экономику, генерал добился небывалого роста ВВП страны. Впервые после долгих лет Франция обрела твердую валюту.

Де Голль, сражавшийся с фашизмом, не любил Америку и всё американское, потому что видел, как США богатели на войне, принесшей страдания миллионам людей. А теперь вот еще и начали обирать весь мир, бесконтрольно печатая доллары.

Генерал пребывал под впечатлением от анекдота, который рассказал ему Жозеф Кайо, бывший министр финансов одного из кабинетов Жоржа Клемансо. На аукционе «Друо» в Париже продается картина Рафаэля. Араб за нее предлагает нефть, русский – золото, а американец выкладывает пачку денег – 10 тысяч долларов – и покупает Рафаэля. Смысл анекдота в том, что фактически американец получает шедевр за бесценок – всего за три доллара – именно столько стоит бумага, на которой напечатаны банкноты (3 цента за стодолларовую купюру).

Де Голль считал крупнейшим мошенничеством новоявленное долларовое иго, позволявшее производителям «зеленых фантиков» вот так запросто скупать на них шедевры, недвижимость, предприятия, острова, природные ресурсы и любые другие реальные ценности, для приобретения которых все остальные должны трудиться в поте лица.

Золотой пул

Кроме того из секретного доклада известных экономистов Робера Триффена и Жака Рюэффа, подготовленного в 1959 году, генерал знал и о том, что вынужденное участие Франции в так называемом Золотом пуле разоряет ее. Эта международная структура, созданная под эгидой Федерального резервного банка Нью-Йорка из центральных банков семи западноевропейских стран, включая Францию, с целью добиться стабилизации рыночной цены золота, действовала через Английский банк. Она не только поддерживала в интересах Вашингтона мировые цены на золото на уровне 35 долларов за унцию, но и торговала золотом, отчитываясь каждый месяц перед американскими финансовыми властями о проделанной работе. Если приходилось увеличивать объем реализованного металла, участники пула возвращали американцам золото из своих запасов. Если же пул больше покупал золота, чем продавал, разница делилась в соотношении: половина металла отходила американцам, половина – всем остальным. Французам доставалось только 9 процентов. Эксперты доложили де Голлю, что ущерб от деятельности Золотого пула, причиненный европейцам, превысил 3 миллиарда долларов.

Вся эта лукавая сущность американских банкиров и обдираловка всего мира, которую они затеяли, возмущали чувство справедливости де Голля. Естественно, генерал не мог смириться с гегемонией доллара, юридически оформленной на Бреттон-Вудской конференции. Не устраивал его и устав МВФ, скроенный по американским лекалам. Поэтому он решил выступить против долларового ига и устроить Америке «экономический Аустерлиц» (подобно Наполеону, блистательно выигравшему битву при Аустерлице).

Экономический Аустерлиц

После успешного испытания Францией атомной бомбы, де Голль отказался создавать многосторонние ядерные силы под командованием Пентагона и вывел из-под командования НАТО французский атлантический флот.

Американцы посчитали политику де Голля чудачеством выжившего из ума старика, но не догадывались, какую свинью еще собирался подложить им президент Франции.

4 февраля 1965 года на своем традиционном брифинге в Елисейском дворце президент Французской Республики заявил, что считает необходимым вести международный обмен на основе золотого стандарта, а не доллара. Он пояснил свою позицию так: «Золото не меняет своей природы: оно может быть в слитках, брусках, монетах; оно не имеет национальности, оно издавна и всем миром принимается за неизменную ценность. Несомненно, что еще и сегодня стоимость любой валюты определяется на основе прямых или косвенных, реальных или предполагаемых связей с золотом». Это было объявлением войны доллару.

В соответствии с Бреттон-Вудским соглашением, де Голль официально предложил своему американскому коллеге Линдону Джонсону обменять ему полтора миллиарда долларов из французских госрезервов на золото: «Неужто американская валюта обратима ровно до той поры, пока не потребуют ее обратимости?»

Вскоре после этого в американский порт причалил сначала первый французский пароход, набитый долларовыми банкнотами, а затем второй. США вынуждены были обменять свои деньги на золото по курсу 35 долларов за унцию. Золотой запас США похудел на 1650 тонн. Вашингтон заявил, что подобная акция Парижа может быть расценена Штатами как недружественная – со всеми вытекающими последствиями. «Политика слишком серьезное дело, чтобы доверять его политикам», – парировал генерал и выставил с территории Франции штаб-квартиру НАТО и 29 военных баз.

Пример оказался заразительным: вслед за Францией обменивать свои доллары на золото потянулись и другие страны. Сначала рачительные немцы. Причем их сумма была в несколько раз больше, чем полтора миллиарда французских баксов. Затем к реальным ценностям решили приобщиться центробанки других стран: Канады, Японии... Тогдашние сообщения о состоянии золотого запаса США были похожи на фронтовые сводки о понесенных в боях потерях.

Золотой запас в Форт-Ноксе таял на глазах, поэтому в марте 1968 года американцы впервые ограничили обмен долларов на золото. В июле 1971 года золотой запас Америки опустился до предельно низкого, по мнению властей США, психологического уровня – менее 10 миллиардов долларов. Поскольку доллару это грозило крахом, Вашингтон признал себя неспособным выполнять требования Бреттон-Вудса. И тогда случилось то, что вошло в историю как «Никсон-шок». 15 августа 1971 года президент США Ричард Никсон, выступая по телевидению, объявил о полной отмене золотого обеспечения доллара. МВФ оставалось только сообщить, что Бреттон-Вудская система приказывает долго жить.

Вместо нее в 1976-1978 годах возникла Ямайская валютная система, которая действует и сейчас. Несмотря на то, что доллар больше не подкреплен золотом, он по инерции продолжает оставаться ключевой валютой в международных расчетах в основном благодаря военной мощи США и влиянию военного блока НАТО. Курс доллара стал плавающим – меняющимся под влиянием многих факторов, поэтому контролировать его стало проблематично. А после появления евро, доллар потерял часть своей стоимости относительно корзины свободно конвертируемых валют и утратил свою претензию на роль главной и непоколебимой мировой валюты.

Золотой стандарт, который де Голль хотел вернуть вместо гегемонии доллара, не утвердился. Золото разжаловали – из денежного эталона оно превратилось в один из товаров и теперь котируется на рынке наряду с другими валютами, нефтью и прочими ценностями, тоже имея плавающий курс. И это правильно, потому что в природе не существует абсолютных стандартов (эталонных систем отсчета). Так же и все ценности относительны, ибо всё познаётся в сравнении.

Цветная революция во Франции

После своего «Аустерлица» де Голль у власти удержаться не сумел. Начались массовые выступления студентов. В 1968 году на улицах Парижа появились баррикады, а на стенах надписи: «Пора уходить, Шарль». Генерал покинул свой пост добровольно, намного раньше положенного срока, потому что никогда не цеплялся за власть, но только использовал ее на благо Франции в ответ на любовь и доверие народа своей страны.

Похоже, что это была одна из первых цветных революций, организованная ЦРУ. После этого де Голль прожил недолго и умер 9 ноября 1970 года «от разрыва аорты» – как гласило официальное медицинское заключение.

Сейчас многие французы вспоминают о нем, как о последнем национальном герое, потому что Шарль де Голль горячо и самоотверженно любил Францию и, отстаивая ее интересы и независимость, лучше любого другого на свете умел говорить «Нет!» нацистам и коммунистам, коллаборационистам и союзникам, а также финансовым гегемонам, навязывающим свою волю всему миру.

***

Практика показала, что многие валюты, такие как фунт стерлингов, йена, швейцарский франк и некоторые другие, оказались не хуже, а то и стабильней доллара. И что доверие к любой валюте обеспечивается не столько золотым содержанием, сколько эффективностью государственной системы, основанной на развитой экономике, разумном и справедливом законодательстве, рациональной политике и прочих элементах цивилизованной культуры.

Постепенно освобождаться от долларового ига и пробовать вести международные расчеты в национальных валютах, не приравнивая их к доллару, мир стал спустя лишь полвека, «благодаря» очередному долларовому мировому экономическому кризису и падению доверия к доллару как к эталонной мировой валюте.

А началось всё со сделки, которую навязал американцам амбициозный президент Франции генерал Шарль де Голль.

Феликс Кирсанов, написать автору

 

 


В избранное