Все выпуски  

[THE REBELS-CONVICT-6]


Тираж: 21958

Тираж: 21958

Учим английский язык, читая классическую литературу.

Выпуск 78

 

  Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Неделя эксперимента с ежедневным абзацем - и в итоге у рассылки на 30 человек меньше (всего). Несколько человек не дождались конца недели и решили высказаться:

Кирилл: Уже не первый выпуск замечаю, что перевод не дословный, то есть некоторые сочетания слов намеренно опускаются? Это так или я слишком придирчив, и все тексты классических произведений претерпевают столь значительные изменения?

Уже не в первый раз отвечаю ;-) что хороший перевод - это не перевод слов с дальнейшей их сборкой в нечто понятное и вроде похожее на оригинал, а передача смысла средствами другого языка без искажения этого самого смысла. А освоение нового языка - это освоение передачи смысла (не слов!!!) средствами этого языка. Поэтому русская параллель в этой рассылке представлена текстами, созданными замечательными русскими переводчиками прошлого века.

Sergey: Я очень рад, что победил вариант "Абзац текста в один день".
Это же здорово.
Как хорошо, открыв рассылку, уделить минут 10,
чтобы вчитаться несколько раз в текст, перевод, еще раз в текст и т.д.
Без спешки. Такое время всегда можно найти.
А когда открываешь текст огромной длины,
сразу возникает мысль, "сейчас нет времени, позже".
А потом уже бродит мысль "там такой длинный текст, где взять время".
И снова его откладываешь.
Или начинаешь спешить, быстрее смотреть,
испытывать чувство вины и т.п.
В общем, абзац каждый день - это отличная практика.
И больше будет людей, которые будут тщательно
прорабатывать материал, а не просто быстро его просматривать.
Лучше каждый день заниматься языком по 10 минут,
чем раз в неделю - час. Это мое мнение.

Мякшин Здравствуйте, на мой взгляд 1 абзац в день - это даже уже не смешно, а печально. Более продуктивно по-моему читать по главе каждую неделю. Так всегда есть возможность хорошо проработать текст, незнакомую лексику, если конечно такая найдется. А вообще в результатах голосования всегда много странного и парадоксального.

На самом деле при голосовании нет ничего странного - результаты любого голосования хорошо описываются математически (на уровне понимания школьника, если последний соизволит подумать ;-) При распространенном способе голосования "большинством" достаточно раздробить один край выбора и сгруппировать альтернативы.

Аганьян А.А.: Уважаемая Анна по одному абзацу - это форменное издевательство, я надеюсь, что так называемое <большинство> уже это осознало.
Реально 1-2 раза в неделю 1- 2 страницы или чуть больше - это то, что доктор прописал.

Объём выпуска я рассчитываю в "экранах". Однако и "экран" и "страница" - зависит от выбора размера шрифта - поэтому критерий не объективный. Выпуски 2005-2006гг. большего объёма (даже при печати в 8pt), чем Вы предлагаете.

Ольга: Анна! Пощади!!! У меня так ящик лопнет:):):) Я вообще проголосовала что 1 раз в месяц:)

Ящик не лопнет, если выбрать текстовую версию выпусков для моей рассылки. Особенно рекомендую для тех, кто выходит в интернет через обычные телефонные линии. Зачем Вам "камни в почках", т.е. картинки с рекламой, занимающие место в ящике? А текстовую версию и распечатывать удобней.

Александр: Большое спасибо за рассылки, но 5 раз в неделю - это очень неудобно. Давайте лучше один раз в неделю, или даже в две недели один раз. (имеется в виду рассылка "Учим английский, читая классику")

2 раза в неделю .. раз в 2 недели - так бОльшая часть людей и оказывается в меньшинстве...

инна: По абзацам!
Считаю, что рассылка мелкими абзацами гораздо эффективней:).
Честно признаюсь, когда приходят большие тексты, я, заранее зная, что времени не хватит на их прочтение целиком, не открываю их вообще..

Вот такие разные мнения. Спасибо всем, кто голосовал. Спасибо всем, кто записал и прислал своё мнение. Если есть ещё мнения - имя в подписи суть почтовая ссылка.

У программистов есть присказка "если ты проверил, что солнце встаёт на востоке, тогда ничего не трогай!" :-) Эта рассылка будет выходит в прежнем формате - раз в неделю и в том же объёме. Кто хочет читать раз в 2 недели в 2 раза больше - раз в две недели распечатывает по 2 выпуска - и будет Вам счастье ;-)

Все желающие ежедневного абзаца, НЕ отписываясь от этой рассылки, подписываются на "дочернюю" рассылку и следят за статистикой подписок - как только (если) будет 500 подписчиков - будем дочитывать сказки Блада по-абзацно.

Учим английский, читая классическую литературу ЕЖЕДНЕВНО

Подписаться письмом

К слову - год назад, кто помнит, я спрашивала, есть ли желающие читать параллельные компьютерные тексты. Желающих за год набралось меньше полутора сотен. Увы.

Анна Фарг

 

Rafael Sabatini
CAPTAIN BLOOD
His Odyssey
THE REBELS-CONVICT
6

Рафаэль Сабатини
Одиссея Капитана Блада

ССЫЛЬНЫЕ ПОВСТАНЦЫ
6

 

"From what I've seen to-day I can well believe it," said Mr. Blood, and whispered: "Forward - after me."

- После сегодняшних событий этому можно поверить. Обычаи хоть куда! - заметил Блад и тихо скомандовал: - Вперед, за мной!

Crouching low, they glided, noiseless as shadows, to the quarter-deck rail, and thence slipped without sound down into the waist. Two thirds of them were armed with muskets, some of which they had found in the overseer's house, and others supplied from the secret hoard that Mr. Blood had so laboriously assembled against the day of escape. The remainder were equipped with knives and cutlasses.

Неслышно, как тени, повстанцы, пригибаясь, пробрались вдоль поручней кормовой части палубы на шкафут. Кое-кто из повстанцев был вооружен мушкетами. Их добыли в доме надсмотрщика и вытащили из тайника, где хранилось оружие, с большим трудом собранное Бладом на случай бегства. У остальных были ножи и абордажные сабли.

In the vessel's waist they hung awhile, until Mr. Blood had satisfied himself that no other sentinel showed above decks but that inconvenient fellow in the prow. Their first attention must be for him. Mr. Blood, himself, crept forward with two companions, leaving the others in the charge of that Nathaniel Hagthorpe whose sometime commission in the King's Navy gave him the best title to this office.

Со шкафута можно было видеть всю палубу от кормы до носа, где, на свою беду, торчал часовой. Бладу пришлось тут же им заняться. Вместе с двумя товарищами он пополз к часовому, оставив других под командой того самого Натаниэля Хагторпа, который когда-то был офицером королевского военноморского флота.

Mr. Blood's absence was brief. When he rejoined his comrades there was no watch above the Spaniards' decks.

Блад задержался ненадолго. Когда он вернулся к своим товарищам, ни одного часового на палубе испанского корабля уже не было.

Meanwhile the revellers below continued to make merry at their ease in the conviction of complete security. The garrison of Barbados was overpowered and disarmed, and their companions were ashore in complete possession of the town, glutting themselves hideously upon the fruits of victory. What, then, was there to fear? Even when their quarters were invaded and they found themselves surrounded by a score of wild, hairy, half-naked men, who - save that they appeared once to have been white - looked like a horde of savages, the Spaniards could not believe their eyes. Who could have dreamed that a handful of forgotten plantation-slaves would have dared to take so much upon themselves?

Испанцы продолжали беззаботно веселиться внизу, считая себя в полной безопасности. Да и чего им было бояться? Гарнизон Барбадоса разгромлен и разоружен, товарищи на берегу, став полными хозяевами города, жадно упивались успехами легкой победы. Испанцы не поверили своим глазам, когда их внезапно окружили ворвавшиеся к ним полуобнаженные, обросшие волосами люди, казавшиеся ордой дикарей, хотя в недавнем прошлом они, видимо, были европейцами.

The half-drunken Spaniards, their laughter suddenly quenched, the song perishing on their lips, stared, stricken and bewildered at the levelled muskets by which they were checkmated.

Песня и смех сразу же оборвались, и подвыпившие испанцы в ужасе и замешательстве вытаращили глаза на дула мушкетов, направленные в упор на них.

And then, from out of this uncouth pack of savages that beset them, stepped a slim, tall fellow with light-blue eyes in a tawny face, eyes in which glinted the light of a wicked humour. He addressed them in the purest Castilian.

Из толпы дикарей вышел стройный, высокий человек со смуглым лицом и светло-синими глазами, в которых блестел огонек зловещей иронии, и сказал по-испански:

"You will save yourselves pain and trouble by regarding yourselves my prisoners, and suffering yourselves to be quietly bestowed out of harm's way."

- Вы избавитесь от многих неприятностей, если тут же признаете себя моими пленниками и позволите без сопротивления удалить вас в безопасное место.

"Name of God!" swore the gunner, which did no justice at all to an amazement beyond expression.

- Боже мой! - прошептал канонир, хотя это восклицание лишь в малой степени отражало то изумление, которое он сейчас испытывал.

"If you please," said Mr. Blood, and thereupon those gentlemen of Spain were induced without further trouble beyond a musket prod or two to drop through a scuttle to the deck below.

- Прошу вас, - сказал Блад. После чего испанцы без всяких увещеваний, если не считать легких подталкиваний мушкетами, были загнаны через люк в трюм.

After that the rebels-convict refreshed themselves with the good things in the consumption of which they had interrupted the Spaniards. To taste palatable Christian food after months of salt fish and maize dumplings was in itself a feast to these unfortunates. But there were no excesses. Mr. Blood saw to that, although it required all the firmness of which he was capable.

Затем повстанцы угостились хорошими блюдами, оставшимися от испанцев. После соленой рыбы и маисовых лепешек, которыми питались рабы Бишопа в течение долгих месяцев, жареное мясо, свежие овощи и хлеб показались им райской пищей. Но Блад не допустил никаких излишеств, для чего ему потребовалось применить всю твердость, на которую он был только способен.

Dispositions were to be made without delay against that which must follow before they could abandon themselves fully to the enjoyment of their victory. This, after all, was no more than a preliminary skirmish, although it was one that afforded them the key to the situation. It remained to dispose so that the utmost profit might be drawn from it. Those dispositions occupied some very considerable portion of the night. But, at least, they were complete before the sun peeped over the shoulder of Mount Hilibay to shed his light upon a day of some surprises.

В конце концов повстанцы выиграли лишь предварительную схватку. Предстояло еще удержать в руках ключ к свободе и закрепить победу. Нужно было приготовиться к дальнейшим событиям, и приготовления эти заняли значительную часть ночи. Однако все было закончено до того, как над горой Хиллбай взошло солнце, которому предстояло освещать день, богатый неожиданностями.

It was soon after sunrise that the rebel-convict who paced the quarter-deck in Spanish corselet and headpiece, a Spanish musket on his shoulder, announced the approach of a boat. It was Don Diego de Espinosa y Valdez coming aboard with four great treasure-chests, containing each twenty-five thousand pieces of eight, the ransom delivered to him at dawn by Governor Steed. He was accompanied by his son, Don Esteban, and by six men who took the oars.

Едва лишь солнце поднялось над горизонтом, как один из ссыльных повстанцев, расхаживавший по палубе в кирасе и шлеме, с испанским мушкетом в руках, объявил о приближении лодки. Дон Диего де Эспиноса-и-Вальдес возвращался на борт своего корабля с четырьмя огромными ящиками. В каждом из них находилось по двадцать пять тысяч песо выкупа, доставленного ему на рассвете губернатором Стидом. Дона Диего сопровождали его сын дон Эстебан и шесть гребцов.

Aboard the frigate all was quiet and orderly as it should be. She rode at anchor, her larboard to the shore, and the main ladder on her starboard side. Round to this came the boat with Don Diego and his treasure. Mr. Blood had disposed effectively. It was not for nothing that he had served under de Ruyter. The swings were waiting, and the windlass manned. Below, a gun-crew held itself in readiness under the command of Ogle, who - as I have said - had been a gunner in the Royal Navy before he went in for politics and followed the fortunes of the Duke of Monmouth. He was a sturdy, resolute fellow who inspired confidence by the very confidence he displayed in himself.

На борту фрегата царил обычный порядок. Корабль, левым бортом обращенный к берегу, спокойно покачивался на якоре. Лодка с доном Диего и его богатством подошла к правому борту, где висела веревочная лестница. Питер Блад очень хорошо подготовился к встрече, так как не зря служил под начальством де Ритера: с борта свисали тали, у лебедки стояли люди, а внизу в готовности ждали канониры под командой решительного Огла. Уже одним своим видом он внушал доверие.

Don Diego mounted the ladder and stepped upon the deck, alone, and entirely unsuspicious. What should the poor man suspect?

Дон Диего, ничего не подозревая, в превосходном настроении поднялся на палубу. Да и почему он мог что-либо подозревать?

Before he could even look round, and survey this guard drawn up to receive him, a tap over the head with a capstan bar efficiently handled by Hagthorpe put him to sleep without the least fuss.

Удар палкой по голове, умело нанесенный Хагторпом, сразу же погрузил дона Диего в глубокий сон. Бедняга не успел даже взглянуть на караул, выстроенный для его встречи.

He was carried away to his cabin, whilst the treasure-chests, handled by the men he had left in the boat, were being hauled to the deck. That being satisfactorily accomplished, Don Esteban and the fellows who had manned the boat came up the ladder, one by one, to be handled with the same quiet efficiency. Peter Blood had a genius for these things, and almost, I suspect, an eye for the dramatic. Dramatic, certainly, was the spectacle now offered to the survivors of the raid.

Испанского гранда немедленно унесли в капитанскую каюту, а ящики с богатством подняли на палубу. Закончив погрузку сокровищ на корабль, дон Эстебан и гребцы по одному поднялись по веревочной лестнице на палубу, где с ними разделались так же неторопливо и умело, как и с командиром корабля. Питер Блад проводил подобного рода операции с удивительным блеском и, как я подозреваю, не без некоторой театральности. Несомненно, драматическое зрелище, разыгравшееся сейчас на борту испанского корабля, могло бы украсить собой сцену любого театра.

With Colonel Bishop at their head, and gout-ridden Governor Steed sitting on the ruins of a wall beside him, they glumly watched the departure of the eight boats containing the weary Spanish ruffians who had glutted themselves with rapine, murder, and violences unspeakable.

К сожалению, описанная драматическая сцена изза дальности расстояния была недоступна многочисленным зрителям, находившимся на берегу. Жители Бриджтауна во главе с полковником Бишопом и страдающим от подагры губернатором Стидом, уныло сидевшими на развалинах порта, глядели не на корабль, а на восьмерку лодок, в которые усаживались испанские головорезы, утомленные насилиями и пресыщенные убийствами.

They looked on, between relief at this departure of their remorseless enemies, and despair at the wild ravages which, temporarily at least, had wrecked the prosperity and happiness of that little colony.

Барбадосцы следили за отплытием лодок со смешанным чувством радости и отчаяния. Они радовались уходу беспощадных врагов и приходили в отчаяние от тех ужасных опустошений, какие, по крайней мере на время, нарушили счастье и процветание маленькой колонии.

The boats pulled away from the shore, with their loads of laughing, jeering Spaniards, who were still flinging taunts across the water at their surviving victims. They had come midway between the wharf and the ship, when suddenly the air was shaken by the boom of a gun.

Наконец лодки отчалили от берега. Гогочущие испанцы откровенно глумились над своими несчастными жертвами. Лодки были уже на полпути между пристанью и кораблем, когда воздух внезапно сотрясся от гула выстрела.

A round shot struck the water within a fathom of the foremost boat, sending a shower of spray over its occupants. They paused at their oars, astounded into silence for a moment. Then speech burst from them like an explosion. Angrily voluble they anathematized this dangerous carelessness on the part of their gunner, who should know better than to fire a salute from a cannon loaded with shot. They were still cursing him when a second shot, better aimed than the first, came to crumple one of the boats into splinters, flinging its crew, dead and living, into the water.

Пушечное ядро упало в воду за кормой передней лодки, обдав брызгами находившихся в ней гребцов. На минуту они перестали грести, застыв от изумления, а затем заговорили все разом, проклиная опасную неосторожность их канонира, которому вздумалось салютовать им из пушки, заряженной ядром. Они все еще проклинали его, когда второе ядро, более метко направленное, разнесло одну из лодок в щепки. Все, кто был в лодке - живые и мертвые, оказались в воде.

But if it silenced these, it gave tongue, still more angry, vehement, and bewildered to the crews of the other seven boats. From each the suspended oars stood out poised over the water, whilst on their feet in the excitement the Spaniards screamed oaths at the ship, begging Heaven and Hell to inform them what madman had been let loose among her guns.

Однако если холодная ванна заставила этих головорезов умолкнуть, то ругательства и проклятия с остальных семи лодок только усилились. Подняв весла над водой и вскочив на ноги, испанцы посылали непристойные проклятия, умоляя небо и всех чертей сообщить им, какой пьяный идиот добрался до корабельных пушек.

Plump into their middle came a third shot, smashing a second boat with fearful execution. Followed again a moment of awful silence, then among those Spanish pirates all was gibbering and jabbering and splashing of oars, as they attempted to pull in every direction at once. Some were for going ashore, others for heading straight to the vessel and there discovering what might be amiss. That something was very gravely amiss there could be no further doubt, particularly as whilst they discussed and fumed and cursed two more shots came over the water to account for yet a third of their boats.

Но тут третье ядро превратило в обломки еще одну лодку, пустив на дно все ее содержимое. За минутой зловещего молчания последовал новый взрыв брани и невнятных криков, сопровождаемых всплесками весел. Испанские пираты растерялись: одни из них спешили вернуться на берег, другие хотели направиться прямо к кораблю и выяснить, что за чертовщина там творится. В том, что на корабле происходит что-то очень серьезное, никаких сомнений уже не оставалось. Это было тем более очевидно, что, пока они спорили, ругались и посылали проклятия в голубое небо, два новых ядра потопили третью лодку.

The resolute Ogle was making excellent practice, and fully justifying his claims to know something of gunnery. In their consternation the Spaniards had simplified his task by huddling their boats together.

Решительный Огл получил прекрасную возможность попрактиковаться и полностью доказал правильность своих утверждений, что он кое-что понимает в пушкарском деле. Замешательство же испанцев облегчило ему его задачу, так как все их лодки сгрудились вместе.

After the fourth shot, opinion was no longer divided amongst them. As with one accord they went about, or attempted to do so, for before they had accomplished it two more of their boats had been sunk.

Новый выстрел положил предел разногласиям пиратов. Словно сговорившись, они развернулись или, вернее, попытались развернуться, но, прежде чем им удалось это сделать, еще две лодки отправились на дно.

The three boats that remained, without concerning themselves with their more unfortunate fellows, who were struggling in the water, headed back for the wharf at speed.

Три оставшиеся лодки, не утруждая себя оказанием помощи утопающим, поспешили обратно к пристани.

If the Spaniards understood nothing of all this, the forlorn islanders ashore understood still less, until to help their wits they saw the flag of Spain come down from the mainmast of the Cinco Llagas, and the flag of England soar to its empty place. Even then some bewilderment persisted, and it was with fearful eyes that they observed the return of their enemies, who might vent upon them the ferocity aroused by these extraordinary events.

Если испанцы не могли сообразить, что же именно происходит на корабле, то еще непонятнее все это было для несчастных островитян, пока они не увидели, как с грот-мачты "Синко Льягас" соскользнул флаг Испании и вместо него взвился английский флаг. Но и после этого они оставались в замешательстве и со страхом наблюдали за возвращением на берег своих врагов, несомненно готовых выместить на барбадосцах свою злобу, вызванную столь неприятными событиями.

Ogle, however, continued to give proof that his knowledge of gunnery was not of yesterday. After the fleeing Spaniards went his shots. The last of their boats flew into splinters as it touched the wharf, and its remains were buried under a shower of loosened masonry.

Однако Огл продолжал доказывать, что его знакомство с пушками не устарело, и вдогонку спасавшимся испанцам прогремело несколько выстрелов. Последняя лодка разлетелась в щепки, едва причалив к пристани.

That was the end of this pirate crew, which not ten minutes ago had been laughingly counting up the pieces of eight that would fall to the portion of each for his share in that act of villainy. Close upon threescore survivors contrived to reach the shore. Whether they had cause for congratulation, I am unable to say in the absence of any records in which their fate may be traced. That lack of records is in itself eloquent. We know that they were made fast as they landed, and considering the offence they had given I am not disposed to doubt that they had every reason to regret the survival.

Таков был конец пиратской команды, не более десяти минут назад со смехом подсчитывавшей количество песо, которое придется на долю каждого грабителя за участие в совершенных ими злодеяниях. Человек шестьдесят все же ухитрились добраться до берега. Однако были ли у них какие-либо основания поздравлять себя с избавлением от смерти, я не могу сказать, так как никаких записей, по которым можно было бы проследить их дальнейшую судьбу, не сохранилось. Такое отсутствие документов уже достаточно красноречиво говорит за себя. Нам известно, что, как только испанцы вскарабкивались на берег, их тут же связывали; а учитывая свежесть и глубину их преступлений, можно не сомневаться в том, что они имели серьезные основания сожалеть о своем спасении после гибели их лодок.

The mystery of the succour that had come at the eleventh hour to wreak vengeance upon the Spaniards, and to preserve for the island the extortionate ransom of a hundred thousand pieces of eight, remained yet to be probed. That the Cinco Llagas was now in friendly hands could no longer be doubted after the proofs it had given. But who, the people of Bridgetown asked one another, were the men in possession of her, and whence had they come? The only possible assumption ran the truth very closely. A resolute party of islanders must have got aboard during the night, and seized the ship. It remained to ascertain the precise identity of these mysterious saviours, and do them fitting honour.

Кто же были эти таинственные помощники, которые в последнюю минуту отомстили испанцам, сохранив вымогательски полученный с островитян выкуп в сто тысяч песо? Загадка эта еще требовала разрешения. В том, что "Синко Льягас" находился в руках друзей, сейчас, после получения таких наглядных доказательств, никто уже не сомневался. "Но кто были эти люди? - спрашивали друг у друга жители Бриджтауна. - Откуда они появились? Единственное их предположение приближалось к истине: несомненно, какая-то кучка смелых островитян проникла нынешней ночью на корабль и овладела им. Оставалось лишь выяснить личность этих таинственных спасителей и воздать им должные почести.

Upon this errand - Governor Steed's condition not permitting him to go in person - went Colonel Bishop as the Governor's deputy, attended by two officers.

Именно с таким поручением и отправился на корабль полковник Бишоп как полномочный представитель губернатора (сам губернатор Стид не смог этого сделать по состоянию здоровья) в сопровождении двух офицеров.

As he stepped from the ladder into the vessel's waist, the Colonel beheld there, beside the main hatch, the four treasure-chests, the contents of one of which had been contributed almost entirely by himself. It was a gladsome spectacle, and his eyes sparkled in beholding it.

Поднявшись по веревочной лестнице на борт корабля, полковник узрел рядом с главным люком четыре денежных ящика. Это было чудесное зрелище, и глаза полковника радостно заблестели, тем более что содержимое одного из ящиков почти полностью было доставлено им лично.

Ranged on either side, athwart the deck, stood a score of men in two well-ordered files, with breasts and backs of steel, polished Spanish morions on their heads, overshadowing their faces, and muskets ordered at their sides.

По обеим сторонам ящиков поперек палубы двумя стройными шеренгами стояли человек двадцать солдат с мушкетами, в кирасах и в испанских шлемах.

Colonel Bishop could not be expected to recognize at a glance in these upright, furbished, soldierly figures the ragged, unkempt scarecrows that but yesterday had been toiling in his plantations. Still less could he be expected to recognize at once the courtly gentleman who advanced to greet him - a lean, graceful gentleman, dressed in the Spanish fashion, all in black with silver lace, a gold-hilted sword dangling beside him from a gold embroidered baldrick, a broad castor with a sweeping plume set above carefully curled ringlets of deepest black.

Нельзя было требовать от полковника Бишопа, чтобы он с первого же взгляда признал в этих подтянутых, дисциплинированных солдатах тех грязных оборванцев, которые только еще вчера трудились на его плантациях. Еще меньше можно было ожидать, чтобы он сразу же опознал человека, подошедшего к нему с приветствием. Это был сухощавый джентльмен с изысканными манерами, одетый по испанской моде во все черное с серебряными позументами. На расшитой золотом перевязи висела шпага с позолоченной рукояткой, а из-под широкополой шляпы с большим плюмажем видны были тщательно завитые локоны черного парика.

"Be welcome aboard the Cinco Llagas, Colonel, darling," a voice vaguely familiar addressed the planter. "We've made the best of the Spaniards' wardrobe in honour of this visit, though it was scarcely yourself we had dared hope to expect. You find yourself among friends - old friends of yours, all." The Colonel stared in stupefaction. Mr. Blood tricked out in all this splendour - indulging therein his natural taste - his face carefully shaven, his hair as carefully dressed, seemed transformed into a younger man. The fact is he looked no more than the thirty-three years he counted to his age.

- Приветствую вас на борту "Синко Льягас", дорогой полковник! - прозвучал чей-то смутно знакомый голос. - В честь вашего прибытия нам по возможности пришлось использовать гардероб испанцев, хотя, честно говоря, мы даже не осмеливались ожидать вас лично. Вы находитесь среди друзей, среди ваших старых друзей! Полковник остолбенел от изумления: перед ним стоял Питер Блад - чисто выбритый и, казалось, помолодевший, хотя фактически он выглядел так, как это соответствовало его тридцатитрехлетнему возрасту.




Рассылку ведет Анна Фарг
 
Мои рассылки   Дружественные рассылки
Читаем про рыцарей и королей без перевода
(Почтовая ссылка для подписки)
 
Знакомство с японским языком (Уроки) (Почтовая ссылка для подписки)  
 
     


   

http://en4talk.land.ru - сайт для молчащих по-английски










В избранное