Право -- Природе

  Все выпуски  

Право -- Природе. N185, 2013 (Граждане-иноагенты)


ПРАВО - ПРИРОДЕ

Электронный бюллетень
Центра охраны дикой природы

Выпуск 185, май 2013 г.

*


РОССИЮ "ЗАПОЛОНИЛИ" ИНОАГЕНТЫ - ЕЕ ГРАЖДАНЕ

СОДЕРЖАНИЕ
1. Чтобы выполнять конституцию, надо стать "иностранным агентом"?
2. О так называемых прокурорских проверках.
3. О прокураторах, подданных и гражданах.

*

ЧТОБЫ ВЫПОЛНЯТЬ КОНСТИТУЦИЮ, НАДО СТАТЬ "ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ"?
Заявление Гринпис России по поводу признания экологических организаций "иностранными агентами", 30 апреля 2013 г.

С начала 2013 года после поручения Президента органами прокуратуры проводятся массовые проверки некоммерческих организаций. Проверкам, в том числе, подверглось и большое количество общественных экологических организаций.

По результатам проверок, у большинства экологических организаций не было выявлено серьёзных нарушений (по крайней мере, так заявляли сами проверяющие).

Однако, за первой волной проверок, последовала вторая, по результатам которой многие организации получили представления или предостережения органов прокуратуры о том, что они являются "иностранными агентами" и должны зарегистрироваться в качестве таковых в соответствующем реестре. В противном случае их руководители могут быть привлечены к ответственности, вплоть до уголовной.

Представления или предостережения получили: Иркутская региональная общественная организация "Байкальская экологическая волна", Амурская областная общественная экологическая организация "АмурСоЭС", Челябинский региональный благотворительный фонд "За природу", Хабаровская краевая благотворительная общественная организация "Зелёный дом", Сибирский экологический центр (Новосибирск), РОО "СПОК" (Петрозаводск), Кольский экологический центр и Кольский центр охраны дикой природы (Мурманская область), Амурский экологический
клуб "Улукиткан", Фонд "Феникс" (Владивосток), Общественная организация "Школа экологии души "Тенгри" (Республика Алтай), Ассоциация ООПТ Республики Алтай, Центр экологического просвещения Республики Саха (Якутия) "Эйге" (Якутск).

Такие действия органов прокуратуры с точки зрения Гринпис России грубо нарушают действующее законодательство.

Основанием для признания прокуратурами экологических организаций "иностранными агентами" является наличие в их уставах пункта о праве участвовать в выработке решений органов государственной власти в их сфере деятельности, что, по их мнению, является "политической деятельностью".

Эти положения устава основываются на норме Конституции РФ, согласно которой "граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей".

Согласно Закону "Об охране окружающей среды" хозяйственная и иная деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, основывается на принципе участия граждан, общественных и иных некоммерческих объединений в решении задач охраны окружающей среды.

Кроме того, согласно этому закону общественные и иные некоммерческие объединения, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, имеют право "участвовать в установленном порядке в принятии хозяйственных и иных решений, реализация которых может оказать негативное воздействие на окружающую среду, жизнь, здоровье и имущество граждан".

Согласно Основам государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года (утв. Президентом РФ 30.04.2012) при реализации задачи обеспечения эффективного участия граждан, общественных объединений, некоммерческих организаций в решении вопросов, связанных с охраной окружающей среды и обеспечением экологической безопасности, одним из механизмов является "участие общественных объединений и некоммерческих организаций в разработке, обсуждении и принятии решений в области
охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, а также в природоохранной деятельности".

К сожалению, российское государство, а также гражданское общество в России ещё не настолько развиты, чтобы общественные организации могли в полном объёме осуществлять свою уставную деятельность за счет российских источников, в связи с чем, они вынуждены получать финансирование из-за рубежа, при строгом соответствии с действующим российским законодательством (что и показали прокурорские проверки).

Получается, что для выполнения положений Конституции и федеральных законов, экологические организации должны становиться иностранными агентами.

Поскольку абсурдность этого стала очевидна даже разработчикам закона об "иностранных агентах", в закон при его доработке были внесены уточнения, согласно которым, "некоммерческая организация, признается участвующей в политической деятельности, если она участвует в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Однако, никаких политических акций прокуроры не нашли, поэтому их мнение основывается только на положениях уставов НКО.

При этом, к политической деятельности не относится деятельность в области защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества.

Именно этим и занимаются экологические организации. Тем не менее, прокуратуры скопом поспешили назначить наиболее активные региональные экологические организации "иностранными агентами".

Интересно, что по информации некоторых работников прокуратуры, проводивших проверку, первоначально они сообщили руководству, что нарушения не выявлены, однако, 22 апреля Генеральная прокуратура разослала по прокуратурам субъектов РФ поручение дополнительно проверить НКО и всё-таки найти "незарегистрированных агентов".

В связи с этим, Гринпис России:

- требует от Генеральной Прокуратуры Российской Федерации незамедлительно отозвать выданные предостережения (представления) о регистрации в качестве иностранных агентов общественных экологических организаций;

- просит Общественную палату РФ, Совет по развитию гражданского и правам человека при Президенте РФ, Уполномоченного по правам человека РФ взять под контроль ситуацию с прокурорскими проверками общественных экологических организаций и не допустить необоснованных претензий к ним.

Гринпис России также обращает внимание органов прокуратуры, что рвение, с которым они занялись проверкой НКО, было бы неплохо употребить на борьбу с продолжающимся ростом экологических правонарушений, в том числе совершаемых органами власти и местного самоуправления.

В качестве примера, можно привести ситуацию с российскими объектами всемирного природного наследия, где ведется незаконная хозяйственная деятельность.

Так, на объекте всемирного наследия "Девственные леса Коми" третий год незаконно ведется разведка золоторудного месторождения "Чудное". Хотя Генеральная прокуратура признала это незаконным, никаких мер по остановке работ и восстановлению целостности парка не принято.

На объекте "Золотые горы Алтая" два года ведутся незаконные изыскательские работы по строительству газопровода "Алтай". Хотя незаконными Прокуратура Республики Алтай признала их ещё в 2011 году, никаких мер к нарушителям принято не было, а в 2012 году Правительство Алтая незаконно разрешило строительство газопровода на территории природного парка "Зона покоя "Укок".

На Кавказе, в Сочинском заказнике и Кавказском заповеднике (объект всемирного наследия "Западный Кавказ") начались работы по незаконному строительству дороги к несуществующей метеостанции.

По всем этим вопросам Гринпис обращался в органы прокуратуры, но решения до сих пор не приняты, а разрушение уникальных природных комплексов продолжается.

Гринпис призывает органы прокуратуры, не оказывать давление на экологические организации безосновательно, а максимально эффективно использовать их потенциал для осуществления надзора за соблюдением природоохранного законодательства, как это предусмотрено утверждённой Президентом РФ государственной политикой в области экологического развития.

UPD: Уже после опубликования этого заявления стало известно, что список "предостережённых" пополнился: прокуратура Тамбовского района Амурской области потребовала от Муравьевского парка устойчивого природопользования зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Муравьевский парк занимется исключительно сохранением исчезающих видов журавлей, поэтому и в этом случае требование прокуратуры является абсурдным и незаконным.

Источник: http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/2013/30-04-Environmentalists_called_foreign_agents/

*

О ТАК НАЗЫВАЕМЫХ ПРОКУРОРСКИХ ПРОВЕРКАХ
Комментарий общества "Мемориал"

С начала марта по всей России катится волна "комплексных прокурорских проверок" неправительственных организаций. К сегодняшнему дню этим проверкам подверглись около шестисот организаций, объединений, независимых ресурсных и экспертных центров, негосударственных образовательных и просветительных учреждений и т.д., по крайней мере, в 50 регионах.

"Комплексность" проверок означает, что прокуроры являются не одни, а в компании представителей самых разных ведомств: управлений юстиции, налоговой службы, иногда - органов внутренних дел, МЧС, ФСБ, Роспотребнадзора, пожарной охраны и т.д. - и под эгидой прокурорской проверки каждое ведомство проверяет организацию по своей линии.

В нарушение Закона о прокуратуре эти проверки учиняются без каких-либо внешних поводов. Формулировки, записанные в постановлениях о проведении проверок, разнятся между собой; чаще всего в этих предписаниях, не мудрствуя лукаво, пишут: "на предмет проверки соблюдения действующего законодательства" - законодательства вообще, без всякой детализации.

У каждой организации требуют копии документации, касающейся всех сторон ее жизни и деятельности: уставные документы, стенограммы отчетно-перевыборных съездов, протоколы всех заседаний руководящих органов, отчеты ревизионных комиссий, всю финансовую документацию, материалы, подтверждающие содержательную деятельность организации, все документы, связанные с трудовыми соглашениями, и т.д.,- вплоть до журнала учета прививок кори штатным сотрудникам организации (последнее - не анекдот, а реальный случай при проверке
одной из петербургских организаций). Общий объем запрашиваемой документации - это многие сотни (а часто тысячи) листов бумаги на каждую организацию. Каким образом прокуратура будет все это проверять и хватит ли у нее теперь времени на какую-нибудь иную деятельность, - например, на борьбу с коррупцией в государственных структурах, - остается для нас загадкой.

Кое-где проверяющие не только требуют документы, но и пытаются "осматривать" помещение и "опрашивать" сотрудников - действия абсолютно незаконные, если они не подкреплены соответствующими постановлениями, повестками и иными документами, предусмотренными законодательством.

Одновременно на нескольких центральных каналах телевидения развернулось пропагандистское обеспечение операции: в эфир были запущены репортажи, ток-шоу и другие передачи, нацеленные на дискредитацию НПО.

Причина происходящего - ни для кого не секрет. Генеральная прокуратура предписала своим региональным подразделениям начать массовую проверку неправительственных организаций вскоре после февральских выступлений Президента Путина перед руководством правоохранительных органов. Президент был недоволен тем, что новые законы об общественных организациях не работают. Совсем недавно В.В.Путин откровенно подтвердил, что речь идет о т.н. "законе об иностранных агентах" и о том, что ни одна российская НПО не пожелала по
этому закону регистрироваться.

Таким образом, все остальное, - налоговая дисциплина, борьба с экстремизмом, пожарная безопасность и прививки от кори, - лишь декорация, лишь прикрытие операции по уничтожению (или, по крайней мере, публичной дискредитации) тех общественных организаций, деятельность которых не устраивает верховную власть.

*

В своей деятельности "Мемориал" отстаивает не только ценности свободы, но и необходимость соблюдения законности. Все требования законодательства, даже те, которые считаем абсурдными, мы стараемся исполнять. (При этом, мы, разумеется , не станем регистрироваться в качестве "иностранных агентов" даже если нам будет предъявлено такое требование - "закон об агентах" явно противоречит Конституции и к тому же лукаво подменяет понятия; вместе с другими НПО мы оспариваем сейчас этот закон в Европейском суде по правам
человека). Мы пытаемся, сколько возможно, следовать бесчисленному множеству подзаконных актов, выпускаемых государственными ведомствами, почему-то назначенными контролировать гражданское общество. Мы действуем и будем действовать исключительно в рамках закона и Конституции, при необходимости апеллируя к суду.

Например, сейчас, предоставив прокуратуре все документы, запрошенные в рамках проверки, мы сразу же подали в районный суд заявление, оспаривающее законность проверки как таковой, а также законность отдельных действий прокуратуры в ходе ее проведения.

Однако нарушения прокуратурой тех или иных пунктов закона - лишь одна сторона дела, и не самая важная. Гораздо важнее другое.

Власть в России всегда относилась к независимой общественности с большей или меньшей степенью подозрительности, а чаще с прямой враждебностью. Становление советского режима было неразрывно связано не только с ликвидацией политической оппозиции и подавлением свободы печати, но и с уничтожением или полным подчинением государству любых независимых общественных структур: творческих ассоциаций, научных обществ, религиозно-философских кружков, клубов по интересам и т.д. В частности, были огосударствлены или ликвидированы
все без исключения общественные движения и организации, от кооператоров и краеведов до шахматных клубов и литературных объединений.

Все, что осталось, подверглось унификации: различные независимые группы, работающие в одной и той же области деятельности, насильственно сливались в единую структуру, полностью подконтрольную государству. Именно так в СССР были созданы "творческие союзы" - писателей, художников, архитекторов, композиторов и т.д.; еще раньше такая же участь постигла профсоюзное движение, загнанное в ВЦСПС.

В эти же годы пропаганда настойчиво внедряла в массовое сознание примитивный двуединый миф: о внешнем враге - капиталистическом окружении и о враге внутреннем - действующем в СССР контрреволюционном подполье, направляемом из-за рубежа. Своей кульминации эта пропаганда достигла в 1936-1938 гг., в эпоху Большого террора; к этому времени разрушение гражданского общества было, в основном, завершено.

Первые попытки возродить в СССР независимую коллективную инициативу - гражданскую, культурную, правозащитную, религиозную, благотворительную и т.д. - относятся уже к 1960-м. Эти попытки, известные миру под названием "диссидентского движения", встретили крайне враждебную реакцию власти, которая тут же объявила, что диссидентские общественные группы - не что иное как замаскированная политическая оппозиция, направляемая из-за рубежа. В этой реакции неприятие властью самой идеи гражданской независимости, сформировавшееся
еще в 1920-е, соединилось с мифологией Большого террора 1930-х. Не заставили себя ждать и репрессии, не такие жестокие, как в сталинскую эпоху, но все же достаточно суровые. Десятки активистов независимых общественных ассоциаций, от участников творческого объединения "СМОГ" и авторов неподцензурного альманаха "Метрополь" до членов Инициативной группы защиты прав человека, Московской Хельсинкской группы и активистов Русского общественного фонда Солженицына, оказались в изгнании, либо в лагерях, ссылках или психушках.
А советские СМИ клеймили отщепенцев и наймитов Запада так же гневно, как и нынешние; правда, в те времена они делали это более дружно.

История повторяется. Когда в начале 2000-х нынешняя власть стала проводить инвентаризацию подведомственной ей страны, она с некоторым беспокойством обнаружила на ее просторах немалое число независимых групп, занятых тем или иным делом: просветительными, образовательными и научными проектами, защитой прав человека, общественной экспертизой тех или иных начинаний правительства, мониторингом состояния окружающей среды, проблемами мигрантов и заключенных, наблюдением за выборами и т.д. До поры до времени особого
недовольства не вызывали ни сами эти занятия; ни то, что работа многих групп обеспечивалась спонсорской поддержкой зарубежных благотворительных фондов. Однако их независимость, их неподконтрольность государству уже тогда воспринималась властью как проблема.

Чтобы разобраться с этой проблемой, был сначала испробован старый рецепт 1920-1930-х: общественные структуры попытались если не встроить в государственную вертикаль, то, по крайней мере, превратить их в дополнительный ресурс власти, в "приводные ремни" для исполнения государственной воли. Это казалось тем более легким, что почти все общественные организации искренне стремились к конструктивному сотрудничеству с государством, включающему, разумеется, ответственную критику. Увы, вскоре выяснилось, что всерьез
ни о каком сотрудничестве речь не идет, что критику власть по-прежнему воспринимает не как неотъемлемую часть сотрудничества, а как проявление политической оппозиционности, и что от гражданских структур требуются, прежде всего, уверения в благонамеренности.

Романа с гражданским обществом на этих условиях у власти не получилось. Большинство общественных организаций не захотело обменять свою независимость на свидетельство о благонадежности.

Вскоре началась эпоха "цветных революций" в соседних странах, и в верхних эшелонах власти взгляд на гражданские организации определился окончательно: это "пятая колонна", финансируемая врагами России из-за рубежа.

В массовое сознание стала внедряться незамысловатая идея: вся активность НПО, занимающихся "горячими" видами деятельности (например, мониторингом выборов, экологией, защитой прав мигрантов, гуманизацией пенитенциарной системы или борьбой с коррупцией) и при этом пользующихся поддержкой иностранных фондов, - не более чем ширма для тайной подготовки оранжевой революции и свержения существующей власти.

Эта пропагандистская кампания, полностью заимствованная из опыта 1930-х, привела к тому, что и следовало ожидать: власть сама поверила в придуманную ею страшилку. С середины 2000-х годов были приняты многочисленные дополнения к действовавшему законодательству и еще более многочисленные подзаконные акты, резко увеличившие число государственных ведомств, контролирующих НПО, количество и частоту разнообразных форм отчетности НПО перед этими ведомствами. Казалось бы, и мыши не проскочить, многие небольшие социальные
и культурные организации в регионах, вполне безобидные для власти, и весьма полезные для населения, распались под тяжестью навалившейся на их плечи дополнительной бюрократической повинности. Но зарубежное финансирование оранжевой революции в России выявить так и не удалось - нигде, ни разу и ни в каком объеме.

Непосредственная причина нынешней массированной атаки на независимые гражданские объединения также очевидна. Это неадекватная паника, охватившая правящую элиту после многотысячных манифестаций в Москве, начавшихся в декабре 2011 года, продолжавшихся в течение всего прошлого года и распространившихся на ряд регионов страны. Московские события власть сразу же объяснила - широкой публике, но, похоже, и самой себе - по той же отработанной схеме: зарубежные козни, осуществляемые через общественные организации. Правительство
все никак не может поверить, массовые выступления просто-напросто отражают возросший уровень гражданского самосознания и реальную распространенность протестных настроений в российском обществе. Отсюда - и мифический миллиард, якобы вкачанный в НПО " с Запада" всего за четыре месяца, и "закон об иностранных агентах", и многое другое.

Федеральная власть так и не сумела научиться понимать специфику гражданского общества. Во всем, что касается независимой общественной активности, она вопиюще некомпетентна. Единственное, на что ее хватает, это на то, чтобы максимально затруднять работу общественных организаций - любую работу.

*

Все описанное - отражение более общих проблем.

В течение последних десяти-пятнадцати лет, исподволь и постепенно исполнительная власть в тесном взаимодействии с Государственной думой создавала для российских неправительственных организаций правовую среду, работать и существовать в которой становится все труднее и труднее.

Мы, как и наши коллеги из других общественных организаций, вынуждены мириться с тем, что заметная доля наших сил и средств, предоставленных нам спонсорами (как отечественными, так и зарубежными) для содержательной работы на благо наших сограждан, тратится на удовлетворение огромного количества бюрократических требований.

Между тем давно пора вслух заявить несколько простых истин, почему-то забытых не только нашими антагонистами, но и нами.

Свобода ассоциаций - если только эта ассоциация не создается с явно преступными целями - является одной из самых фундаментальных гражданских свобод. Право граждан на коллективные инициативы (все равно, какие - политические или неполитические) в рамках закона, осуществляемые по добровольному соглашению, является основой гражданского существования нации. Государству не должно быть до этого никакого дела - разве что оно хочет поддержать какие-нибудь из них материально, морально, теми или иными преференциями и т.п.

Государство, которое обставляет деятельность неправительственных организаций необоснованными запретами или ограничениями, пытается ее регулировать, препятствует ей или вмешивается в нее каким-то иным способом - это не демократическое, а полицейское государство.

Источники финансирования неправительственных организаций должны волновать только сами эти организации и никого больше (конечно, если организация платит установленные законом налоги и если речь не идет об отмывании денег, нажитых преступным путем - только это может и должно проверять государство).

Разумеется, НПО должны быть прозрачными для общественности. Они таковыми и являются. Их отчеты о том, сколько средств и откуда они получили, а также отчеты о деятельности размещаются на сайте Минюста и доступны любому желающему. Но вопрос - куда и на что конкретно тратить деньги - касается только самой организации и ее спонсоров. Государство может и должно контролировать эти расходы в одном-единственном случае - если оно само выступает в роли спонсора.

Если власть в самом деле озабочена развитием гражданского общества, то она в первую очередь должна обеспечить режим наибольшего благоприятствования для благотворительной деятельности, в частности - налоговые льготы для тех, кто предоставляет общественным организациям средства на решение общественно значимых задач.

Государство, которое пытается делить НПО на агнцев и козлищ, в зависимости от источников их финансирования - это не демократическое, а полицейское государство.

Внутренняя жизнь гражданской ассоциации, правила, которые регулируют эту жизнь, вопрос о том, соблюдаются или не соблюдаются эти правила, - это забота только самих членов ассоциации. В своей внутренней жизни общественные организации неподотчетны ни государству, ни каким-либо его ведомствам, а лишь своим членам, перед которыми и должно нести ответственность руководство этих организаций. До наших мероприятий, протоколов наших правлений, до того, как мы тратим наши деньги и наше время, как устроены наши структуры
и т.д. - никаким прокуратурам и минюстам вообще никакого дела быть не должно.

Законы, которые позволяют государству вмешиваться во внутреннюю жизнь неправительственных организаций, требовать отчета о ней, регулировать ее, - это законы не демократического, а полицейского государства.

Пространство, в котором существуют и работают неправительственные организации - это независимая, саморегулируемая территория. "Государевы люди" могут входить туда только босиком. Сапоги пусть оставляют у входа.

Дело ведь не в том, плановую проверку учинили те или иные государственные органы в той или иной неправительственной организации или внеплановую. Никаких превентивных "проверок" не должно быть вовсе. Проверки допустимы только в тех случаях, когда расследуется какое-либо конкретное уголовное преступление или иное правонарушение. Но тогда это называется не "проверкой", а расследованием и происходит в порядке, обусловленном процессуальными нормами.

Вряд ли можно надеяться, что запретительное законодательство и противозаконные ограничительные практики в одночасье сменятся нормами, обеспечивающими конституционные свободы. Это случится только тогда, когда взаимоотношения между обществом и государством в России переменятся самым коренным образом. Когда государственная власть наконец признает, что не общество должно перед ней отчитываться, а, наоборот, она, власть, должна отчитываться перед обществом.

И приблизить эти перемены мы, как и другие общественные организации самого разного профиля, можем только одним: продолжая заниматься нашей повседневной работой - точно так же, как мы занимались ею пять, десять и двадцать лет назад. Той самой работой, которую нам сегодня изо всех сил мешают делать.

Правление Международного общества "Мемориал"
26.04.2013

Источник: www.hro.org/node/16440

*

О ПРОКУРАТОРАХ, ПОДДАННЫХ И ГРАЖДАНАХ

Наблюдая за прокурорскими проверками некоммерческих организаций (и не только некоммерческих организаций) в РФ (и не только в РФ!) гражданское общество столкнулось с интересной позицией: "прокуратура имеет право проверять всех, по всем поводам и без всяких ограничений, а ее могут одернуть только вышестоящие власти". И, кажется, не только прокурорские работники, но и чиновники самых разных уровней уверены, что это правильно.

В связи с этим возникает важнейшая дилемма. Либо мы живем в Республиках, в которых есть граждане, и наши Конституции начинаются со слов "Мы, народ...", а значит люди (и их свободные некоммерческие объединения), будучи хозяевами своей Республики, имеют право делать ВСЕ, ЧТО ПРЯМО НЕ ЗАПРЕЩЕНО законом, и власть имеет право делать только то, что ей ПРЯМО ПРЕДПИСАНО законом. Либо мы живем в Автократических Государствах, в которых есть только подданные, где конституционные акты начинаются со слов "Мы, властители,
вдохновляясь заботой о сирых и убогих подданных, даруем им нижеследующий свод привилегий...", а значит люди (и их объединения) имеют право делать только то, что им прямо разрешили хозяева, и власть имеет право делать все, кроме того, от чего она сама временно милостиво отказалась.

Именно этот вопрос сейчас встал с новой силой, и от ответа на него зависит другой: у нас начинает развиваться гражданское общество, или в наших странах успешно реализуются "подданнические группы и корпорации"? В связи с этим возникает несколько важных тезиса.

Тезис первый. Если мы живем в республике граждан, то ни один государственный орган (особенно контролирующий) не должен забывать трех вещей:

1. Контролировать других чиновников (слуг и менеджеров, нанятых народом для исполнения своих прямых функций в общественных интересах) можно и нужно регулярно и четко.

2. Контролировать граждан (и их свободные ассоциации), то есть своих нанимателей, можно только в самых крайних случаях и только во имя важнейших общественных (а не так называемых "государственных", то есть защищающих бюрократическую корпорацию, и т.п.) интересов.

3. Контрольные функции им поручены гражданами (налогоплательщиками), и они не имеют права потратить ни драхмы на само осуществление контроля без разрешения и контроля со стороны граждан.

Тезис второй. Свобода объединений (ассоциаций) - одно из фундаментальных Прав Человека, включенное во все соответствующие международные правовые документы не спроста. Дело в том, что неприбыльные "ассоциации граждан" (в отличие от всех остальных - коммерческих и государственных/муниципальных юридических лиц) обладают теми же правами, что и сами граждане. И контролировать их деятельность все равно, что контролировать самих граждан. То есть объединения, как и граждане, не должны нарушать основополагающих принципов
Конституции, а все остальное могут делать совершенно свободно - это их "личное" дело! Важным исключением являются организации, получающие статус юридического лица, но и тут важно помнить, что контроль должен быть минимальным и исключительно в интересах общества. Еще одним исключением являются, естественно, организации, получающие финансирование из бюджета (из средств налогоплательщиков), - здесь дополнительный контроль может производиться опять же только в интересах налогоплательщиков. И, конечно, самое главное:
как правило, ассоциации граждан, часто не беря ничего у государства (у налогоплательщиков) выполняют важнейшие функции в различных сферах. Среди них - благотворительность, гражданский контроль, охрана окружающей среды, защита прав граждан и различных общественных интересов, а также установление принципов Верховенства Права в своих странах и на территориях целых регионов (СНГ, Совет Европы, ОБСЕ и т.п.). Следовательно, эти организации подлежат ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ защите и поддержке, в том числе - охране от излишнего
вмешательства и контроля.

Тезис третий. Граждане должны научиться гражданскому контролю за всеми "контролерами", де факто нанятыми ими же самими для выполнения важных функций. Иначе контролеры превращаются из рациональной власти в господ и потихоньку становятся особой кастой. Вопрос осознания себя гражданами, способных контролировать и ограничивать всяческих "контролеров и силовиков" - важнейший для наших стран, все еще мучительно пытающихся зачать в своих недрах и выносить "гражданское общество", без которого мы вовеки останемся "детьми",
подданными, не способными брать на себя ответственность ни за себя, ни за свои страны, ни за свою планету.

А.Ю. Юров,
Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
29 апреля 2013 г.

Источник: http://president-sovet.ru/blogi_soveta/jurov_a/o-prokuratorakh-poddannykh-i-grazhdanakh/


*

(Право - Природе. 2013, N 185)
Актуальная информация по проблемам законотворчества и правоприменения в области охраны природы.

*

Бюллетень выпускается Центром охраны дикой природы.
Редактор Алексей Зименко

Для подписки на бюллетень направьте сообщение по адресу: lawbull@biodiversity.ru
В сообщении необходимо указать Ваш адрес электронной почты.

Предыдущие выпуски бюллетеня можно просмотреть на сайтах:
http://www.biodiversity.ru/programs/law/lawbull.html
http://list.biodiversity.ru/wws/info/law-bcc
Copyright - Центр охраны дикой природы.
Воспроизведение материалов бюллетеня экологическими некоммерческими организациями допускается без предварительного согласования. Ссылка на бюллетень и его авторов обязательна.
Публикуемые материалы не обязательно отражают позицию Центра охраны дикой природы.

*

В избранное