Право -- Природе

  Все выпуски  

Право -- Природе. N187, 2013 ('Иноагенты' - незаконный закон)


ПРАВО - ПРИРОДЕ

Электронный бюллетень
Центра охраны дикой природы

Выпуск 187, май 2013 г.

*


"ИНОАГЕНТЫ" - НЕЗАКОННЫЙ ЗАКОН

СОДЕРЖАНИЕ
1. Закон об "иностранных агентах" противоречит Конституции России и международно-правовым нормам, а прокурорские проверки НКО - незаконны.
2. Тупик "иностранных агентов".

*

ЗАКОН ОБ "ИНОСТРАННЫХ АГЕНТАХ" ПРОТИВОРЕЧИТ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫМ НОРМАМ, А ПРОКУРОРСКИЕ ПРОВЕРКИ НКО - НЕЗАКОННЫ
Заявление участников Общероссийской конференции правозащитных организаций

Мы убеждены в том, что влияние на общественное мнение и обращение к органам власти с целью принятия ими решений в интересах прав граждан и защиты общественных интересов является основной и законной задачей независимого гражданского общества. Явный или скрытый запрет такого рода деятельности или её дискриминационное ограничение являются ничем иным, как стремлением уничтожить независимое гражданское общество, в первую очередь правозащитные, анти-коррупционные, экологические, просветительские и исследовательские
некоммерческие организации (НКО). Именно этой цели и служит т.н. закон об "иностранных агентах", массовая кампания по активному применению которого развернулась в нашей стране в последние недели.

Свои намерения по осуществлению разгрома независимого гражданского общества власти прикрывают не соответствующими действительности утверждениями о легитимности этого закона, его соответствии Конституции РФ, международно-правовым стандартам и законам демократических стран, якобы добровольном характере регистрации в качестве "иностранного агента", отсутствии в законе ограничительных и карательных мер и его направленности на повышение информированности общества и государства. Однако эти утверждения не соответствуют
действительности, что уже не раз убедительно показали российские и международные эксперты и представители всех основных межправительственных организаций. Закон прямо противоречит международно-правовым стандартам. В резолюции Совета ООН по правам человека от 21 марта 2013 года ясно сказано, что дискриминация НКО по признаку источника финансирования является нарушением права на свободу ассоциаций.

Основная проблема этого закона - это то, что в российских условиях требование зарегистрироваться в качестве "иностранного агента" означает для НКО добровольное согласие на унизительную процедуру наклеивания на себя ярлыка "иностранного шпиона", "вредителя", "диверсанта". С таким ярлыком, напоминающим по степени отчуждения от общества желтую звезду времен нацистской Германии и термин "враг народа" эпохи сталинских репрессий, ни одна НКО не будет иметь авторитета в обществе и возможности нормально работать. В
этом и состоит цель авторов этой затеи - унизить НКО и дискредитировать их в глазах общества, разрушить их годами завоеванную репутацию, вытолкнуть на обочину общественной жизни.

Независимые гражданские организации не могут принять этот статус еще и потому, что он попросту не соответствует действительности - они не выполняют чьих-либо поручений, не пляшут под чью-то дудку, не действуют от чьего-либо имени, будучи независимым и самостоятельным общественным институтом. Заниматься самооговором мы не можем и не будем. Циничные утверждения российских политиков о том, что "кто платит, тот и заказывает музыку" отражают их личный опыт и представления, что таким образом устроена вся жизнь. Очевидно,
что наши ценности и жизненные принципы существенно отличаются.

Ничего общего с необходимостью повышения прозрачности и информирования общества этот закон также не имеет, так как все НКО уже несколько лет согласно требованиям законодательства размещают публичные отчеты о своей деятельности и всех источниках поступления средств, включая зарубежные. От того, что сторонники закона тысячу раз повторят тезис о его необходимости для обеспечения прозрачности, правдивым он не станет.

Мы не считаем, что получение иностранной помощи является чем-то предосудительным, тем более, когда российские власти делают всё, чтобы исключить возможность получения независимыми общественными организациями значимой негосударственной поддержки внутри страны.

Получается замкнутый круг. Соглашаясь на унизительный и ложный статус, НКО полностью лишат себя репутации и авторитета. По замыслу авторов закона, не соглашаясь принимать на себя ярлык "иностранных агентов", независимые НКО будут вынуждены или отказаться от пожертвований из-за рубежа и прекратить свою работу из-за отсутствия ресурсов, или, не отказываясь от зарубежной поддержки, опять-таки вскоре прекратить свою деятельность из-за того, что под угрозой карательных мер они не смогут практически ничего делать.
Ведь правоохранительные органы в ходе применения закона определяют в качестве "политической деятельности" практически всё, чем занимаются НКО - любое информирование общества и любое взаимодействие с органами власти. Сочетание этих двух условий - иностранные средства и "политическая деятельность" - обязывает НКО навешивать на себя этот позорный ярлык. "Понуждая" НКО, по словам российских чиновников, регистрироваться в качестве агентов, они лишают гражданские объединения возможности продолжать свою деятельность
тем или иным образом. Отказ от регистрации в качестве иностранных агентов влечет за собой карательные меры, включая принудительное закрытие организаций и уголовную ответственность их руководителей. Круг замкнулся. Так и было задумано.

Власти не оставляют нам другого выбора, кроме как бороться с этим нелегитимным законом и основанными на нём репрессивными практиками. Бороться открыто, законными и мирными средствами, опираясь на принцип верховенства права и осознание своей правоты. Отказ от исполнения несправедливых и нелегитимных законов и судебная борьба с ними - не только наша единственная возможность, но и обязанность.

Отдельной огромной проблемой стало то, как именно на практике происходит применение этого закона. Именно с целью заставить независимые российские НКО зарегистрироваться в качестве иностранных агентов с середины марта в большинстве регионов России идут массовые прокурорские проверки гражданских организаций "на предмет исполнения ими действующего законодательства". Мы заявляем: эти действия органов прокуратуры незаконны и прямо противоречат нормам закона "О прокуратуре РФ" и Конституции России.

Предъявляя к НКО требования предоставить массу разнообразных документов, представители прокуратуры ссылались на нормы Федерального закона "О прокуратуре РФ". Однако для проведения проверок отсутствует законное основание. Согласно п.2 статьи 21 Закона "О прокуратуре" проверки исполнения законов проводятся только на основании поступившей информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором. Таким образом, для принятия решения о проверке прокурором требуется соблюдение следующих условий:

- в прокуратуру должна поступить информация о фактах, позволяющих предположить наличие нарушения конкретного закона именно той НКО, которая подвергается проверке;

- проверка способна привести к принятию мер прокурорского реагирования, а не иных мер, относящихся к компетенции других органов власти - например, Министерства юстиции, уполномоченного контролировать деятельность НКО. Органы прокуратуры в соответствии с тем же п. 2 ст. 21 закона "О прокуратуре" при осуществлении надзора не должны подменять иные государственные органы.

Однако письма, вручаемые представителями прокуратуры руководителям НКО, не содержат ссылок на информацию о нарушениях закона проверяемыми НКО. Вместо этого проверяющие ссылаются на поручение вышестоящих прокуроров, хотя само по себе такое поручение согласно нормам закона не является достаточным основанием для проведения проверки. На требования НКО предоставить им законные основания для осуществления проверок следует отказ.

Впрочем, позже, выступая в Совете ООН по правам человека, представитель Генпрокуратуры РФ публично раскрыл истинную цель проверок: "В результате проверок планируется побудить эти организации зарегистрироваться в качестве "иностранных агентов", "чтобы общество знало, чьи интересы они представляют".

Таким образом, проверки проводились без законных оснований.

Более того, массовые проверки сотен НКО органами прокуратуры, в ходе которых от проверяемых организаций требовали представить тысячи листов копий документации, пределы которых ничем не были определены, прямо нарушают ч. 1 статьи 30 Конституции России, гарантирующей свободу объединений.

Исходя из вышесказанного, неподчинение этим откровенно неправовым действиям и требованиям не может рассматриваться как нарушение закона. Тот факт, что суды в очередной раз поддерживают прокуратуру, лишний раз свидетельствует об отсутствии в нашей стране судебной системы как независимой ветви власти.

В связи с этим мы заявляем, что закон об "иностранных агентах" нелегитимен, требование регистрации "иностранными агентами" противоречит российскому и международному праву, а проводимые проверки НКО носят незаконный характер. Мы категорически отказываемся от этой дискриминационной процедуры и будем совместно и всеми законными средствами бороться против кампании по разгрому гражданского общества. Мы призываем всех, кому не безразлично будущее нашей страны, проявить солидарность с общественными организациями и
поддержать наши действия.

Москва, 19 мая 2013 года

Источник: Общероссийское общественное движение "За права человека", http://zaprava.ru/201305294049/glavnyie-novosti-dnya/pravozashhitniki-nachinayut-rassledovanie-grubejshix-narushenij-vlastyami-konstituczii-rf-i-mezhdunarodnyx-dogovorov

*

ТУПИК "ИНОСТРАННЫХ АГЕНТОВ"

В советское время улицы любили называть именами деятелей марксизма-ленинизма; в частности, говорят, было и такое название: Коммунистический тупик

Так же трагикомически развивается ситуация с "иностранными агентами" в России - она полностью зашла в тупик. Не намечается никакого компромисса между направляемыми президентом действиями прокуратуры и других проверяющих органов и НКО.

Как это получилось и возможен ли компромисс?

В 90-е годы правозащитные и другие НКО поддерживались государством, у них были нормальные отношения с государственными структурами. Однако бюджет в стране был в критическом состоянии, денег не хватало не то что на НКО - не хватало на учителей, врачей и т.д. Поэтому власти спокойно смотрели на то, что НКО, а также наука и культура финансировались международными и зарубежными фондами.

В 2000-е годы Президентом России становится Владимир Путин. Фактически с самого начала его правления и по его инициативе начинаются действия, направленные против неизменяемой части Конституции, защищающей права российских граждан и народовластие. Отменяются прямые выборы губернаторов, уничтожаются независимые СМИ, появляются десятки политзаключенных, увеличиваются президентский и парламентский сроки. Естественным образом он сталкивается с противодействием гражданского общества, и прежде всего правозащитных организаций.

Придя на президентский пост в третий раз, он решил (ему уже совершенно надоело это) категорически поставить точку на этих вечно мешающих ему НКО.

Он выясняет, что российские НКО, и прежде всего правозащитные, процентов на 90 финансируются из-за рубежа и процентов на 10 - из России. Он запрашивает своих советников: "А как у них там, за бугром?" Ему дают справку, что в основном зарубежные НКО финансируются за счет источников из своей страны. Но забывают сказать, да ему это особо и не надо, что инфраструктура благотворительности в этих странах создавалась десятками, а иногда и сотнями лет, по мере созревания в этих странах демократических режимов. А когда
у нашего бизнеса появились свободные деньги, была сделана первая попытка значительных частных инвестиций в российское гражданское общество. Эта попытка была пресечена с посадкой Михаила Ходорковского. После этого российские бизнесмены уже не рисковали помогать независимым НКО.

Любопытно и другое: зарубежные НКО, финансирующиеся из иностранных источников, действуют без ограничений, не подвергаются никаким излишним проверкам и дискриминации. Единственное ограничение существует в США для неправительственных организаций, которые официально действуют по поручению правительств зарубежных стран. Этот закон был издан в 1938 году для противодействия лоббированию интересов нацистской Германии и Коминтерна (закон FARA).

Как рассуждает в такой ситуации президент? Фокусируется на одном-единственном примере США (в Европе ничего такого нет), на законе FARA, который сейчас почти уже не применяется. Также упирает на то, что три организации, созданные за границей российскими гражданами для пропаганды путинского режима - организации Андраника Миграняна и Вероники Крашенинниковой в США, а также организация Натальи Нарочницкой во Франции - испытывали некоторые сложности при регистрации, а в США даже проверялись ЦРУ.

Взяв эти два момента на вооружение, Госдума послушно сочиняет закон, который позволит перевести все независимые НКО в нелегальный статус, и теперь по закону НКО, созданные в России россиянами, должны клеить на себя унизительное клеймо "иностранный агент". А любая деятельность, направленная на защиту прав человека, объявляется политической.

Что такое правозащитная деятельность? Правозащитная деятельность базируется на трех основных аксиомах. Первая - подзащитным является не тот, кто конфликтует с другим гражданином, а тот, кого обидела какая-либо государственная структура или чиновник. Вторая - правозащитная организация бесплатно объясняет гражданину его права и то, как он может их защитить. Третья, и самая главная аксиома - правозащитная организация обращается в интересах гражданина в государственные органы и побуждает их действовать в интересах
этого гражданина, то есть занимается общественным лоббированием интересов гражданина. Когда нарушаются права целой группы или категории граждан (мигрантов, заключенных, оппозиционных активистов и т.д.), правозащитники обращаются в госструктуры с просьбой изменения политики в отношении этих групп.

Отметим, что в законе "об иностранных агентах" организация осуществляет "политическую деятельность", если она "участвует в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях".

Отсюда следует, что деятельность любой правозащитной организации называется этим законом политической. А значит, в соответствии с законом, получая иностранные гранты, НКО должна регистрироваться "иностранным агентом".

Разумеется, правозащитные организации не будут регистрироваться как "иностранные агенты". Причины поясню на примере нашего движения "За права человека".

Очевидно, что в представлении обычного человека понятие "иностранный агент" несет негативную коннотацию. Поэтому российские граждане, которым требуется помощь правозащитников, будут опасаться обращаться в правозащитные организации.

Еще большее значение имеет другой аргумент. Основная работа нашего движения заключается в общественном лоббировании интересов конкретного человека, обратившегося к нам. Многочисленными обращениями в госорганы мы побуждаем их действовать в интересах граждан. И к нам госорганы относятся вполне лояльно - вовремя отвечают и зачастую идут навстречу. Но если на бланке нашей организации будет написано: "зарегистрированы в качестве иностранного агента", найдется ли хоть один чиновник, который будет с нами взаимодействовать?

К тому же современные правозащитники естественно считают себя продолжателями дела советских диссидентов-правозащитников. Многие из них за противостояние тоталитарному режиму также были названы иностранными агентами, но категорически не признавали это и зачастую платили за это жизнью. Значит, мы предадим их?

Зарегистрировавшись как "иностранный агент", я нарушу те договорные отношения, которые у меня есть с иностранными фондами. Для тех, кто плохо знает суть этих отношений, коротко расскажу процедуру. Организация, специализирующаяся в какой-то сфере, например, фонд "В защиту прав заключенных", пишет заявку на определенный проект, эта заявка участвует в конкурсе, и, если фонд устраивает деятельность, указанная в заявке, на нее выделяются деньги. При этом никогда грантодатель не ставит никаких условий для предложенного
проекта. Таким образом, он не является заказчиком работ (с точки зрения гражданского права), а организация, выполняющая проект, не является исполнителем (с точки зрения гражданского права - представителем, то есть агентом).

И, наконец, самое главное: мы знаем, что мы никакие не агенты. Можем ли мы лгать всем и самим себе?

Выход, естественно, только один. Отмена этого закона, который противоречит Конституции РФ, международным обязательствам, взятым на себя Россией при вступлении в ПАСЕ, и, наконец, здравому смыслу. На эту тему уже высказывались и уполномоченный по правам человека в РФ, и Совет по правам человека при Президенте РФ.

Если учесть, что почти все правозащитные организации заявили, что хотели бы получать деньги в России, надо предоставить такие возможности. Создать фонд поддержки правозащитного движения, сказать бизнесу, что можно туда вкладываться. Следует создать наблюдательный совет, куда вошли бы люди, имеющие моральный авторитет в гражданском обществе, и этот совет следил бы, чтобы все деньги не переходили в ГОНГО (государством образованная негосударственная организация).

Р.S. Сейчас организацию, защищающую права больных очень тяжелым редким заболеванием муковисцидозом, заставляют регистрироваться в качестве "иностранного агента" за то, что, согласно Уставу, "одной из целей организации является защита прав и законных интересов инвалидов-больных муковисцидозом в органах власти".

Лев Пономарев

18 мая 2013 г.

Источник: MK.ru, www.mk.ru/specprojects/free-theme/article/2013/05/17/855955-tupik-inostrannyih-agentov.html


*

Право - Природе. 2013, N 187
Актуальная информация по проблемам законотворчества и правоприменения в области охраны природы.

*

Бюллетень выпускается Центром охраны дикой природы.
Редактор Алексей Зименко

Для подписки на бюллетень направьте сообщение по адресу: lawbull@biodiversity.ru
В сообщении необходимо указать Ваш адрес электронной почты.
Предыдущие выпуски бюллетеня можно просмотреть на сайтах:
http://www.biodiversity.ru/programs/law/lawbull.html
http://list.biodiversity.ru/wws/info/law-bcc

Copyright - Центр охраны дикой природы.
Воспроизведение материалов бюллетеня экологическими некоммерческими организациями допускается без предварительного согласования. Ссылка на бюллетень и его авторов обязательна.
Публикуемые материалы не обязательно отражают позицию Центра охраны дикой природы.

*

В избранное