Право -- Природе

  Все выпуски  

Право -- Природе. N192, 2014 (Заповедано! Или как захочется?)


ПРАВО - ПРИРОДЕ

Электронный бюллетень
Центра охраны дикой природы

Выпуск 192, февраль 2014 г.

*


ЗАПОВЕДАНО! ИЛИ КАК ЗАХОЧЕТСЯ?

СОДЕРЖАНИЕ
1. "Куда начальству хочется в баню? В заповедник!"
2. "Мы боялись принятия этого закона".
3. Путин поддержал заповедники.

*

"КУДА НАЧАЛЬСТВУ ХОЧЕТСЯ В БАНЮ? В ЗАПОВЕДНИК!"

Система заповедников России разрушается, считает первый министр природы России Виктор Данилов-Данильян

Бывший министр природы Виктор Данилов-Данильян раскритиковал принятые поправки в закон "Об особо охраняемых природных территориях", которые разрешают понижать статус заповедников до нацпарков. Во время его работы в министерстве, а затем в Госкомитете по охране окружающей среды было основано 24 заповедника, в последующие годы - только два. В интервью "Газете.Ru" сложившуюся ситуацию экс-министр назвал преступлением против природы.

- Виктор Иванович, вы больше экономист или эколог? Как вы оцениваете принятые поправки в закон "Об особо охраняемых природных территориях"?

- Я по сути эколог. Главное в моем интеллектуальном портрете - это экология, все остальное подчинено ей. Этот закон фактически изменяет всю ситуацию с заповедниками в России.
Это очередное экологическое преступление. Таких преступлений в нашей стране совершается много.
К сожалению, они не регистрируются как преступления ни судами, ни следователями, ни прокуратурой, ни общественностью, за исключением совсем ничтожного количества экологических групп, которые пытаются за что-то бороться. Но сейчас, когда государство совершенно не интересуется охраной окружающей среды и судьбой страны, эти усилия не только пропадают даром, они приносят вред тем людям, которые их предпринимают. Их преследуют, как Экологическую вахту по Северному Кавказу - героическую, на мой взгляд, группу,
которая борется за местные заповедники.

- Кому, по-вашему, нужно понижение статуса заповедников?

- Крупных акул бизнеса, которые были бы заинтересованы в изменении заповедной системы, в превращении заповедников в национальные парки, нет. Это все относительно мелкие акулки, мелкие хищники, щучки, которым хочется продать эти земли, понастроить там коттеджей, устроить там бани, игорные дома - что-нибудь в таком духе.
Заповедники добыче нефти и газа не мешают.
А если бы и мешали, то в этой связи можно было бы говорить лишь о двух-трех заповедниках, но тогда можно было бы заниматься только этими тремя территориями, а не всей системой, как в данном случае. Зачем срубать всю рощу, если вас интересуют три дуба? Сейчас же делается именно это.

- Мне экологи рассказывали о тенденции, когда директорами заповедников становятся люди, которых больше можно назвать хозяйственниками, чем защитниками природы.

- Не становятся, а назначаются. Это та самая тенденция. Называется мелкое хищничество.
Куда начальству хочется в баню поехать? Туда, где тихо, просторно и народу мало. В заповедник!
Сколько уже было случаев, катастроф с вертолетами, когда местное начальство занималось охотой в заповеднике.
Чем дальше, тем заповедники становятся большей ценностью. Потому что человек изменяет природу, к сожалению, в дурную сторону. Он разрушает механизмы самовоспроизводства жизни на земле. И в условиях нарастающих изменений особенно важно сохранять очаги экосистем, как можно менее затрагиваемых человеческой деятельностью. Эту функцию выполняют заповедники, и только они. Национальные парки эту функцию не выполняют. Мы демонстрируем этим законом, что нам плевать на эти вопросы, мы не принимаем всерьез угрозу
разрушения окружающей среды человеком. Мир этим озабочен, а мы - нет.
Мы живем в бассейне, в который две трубы вливаются - деньги от продажи нефти и газа, а две выливаются - спорт и воровство. Эти четыре трубы государство старается контролировать. Все остальное идет самотеком.

- Вы следили за ходом принятия законопроекта с поправками? Это было весьма стремительно: в один день второе и третье чтения в Госдуме, а за сутки до Нового года - подпись президента.

- Как у нас законы принимаются? Законопроекты обсуждаются, но все обсуждения летят в мусорную корзину. И после первого чтения принимается второе чтение, которое является полной неожиданностью для всех: для общественности, науки. Так было с Водным кодексом, так было и с этим законом.

- Минприроды говорит, что будет изменять статус только семи заповедников, называя при этом четыре.

- Это оно сейчас так говорит.
Но закон ему разрешает говорить не о семи, а о семидесяти заповедниках. Кому нужны эти обещания? Эти обещания - или признание в том, что совершена глупость,
но тогда исправьте ее, законом исправьте! Или это маскировка, которая прикрывает подлость и глупость.

- В Минприроды объясняют необходимость перевода заповедников в нацпарки наличием людей на их территории. В одни ходят туристы - как в красноярский заповедник "Столбы", в других местные жители собирают ягоды и грибы.

- Надо повышать уровень охраны. Не поощрять нарушения природоохранного законодательства, а усиливать контроль за его соблюдением.

- Законом также вводится обязательная плата для всех за вход в национальные парки. Как вы оцениваете это решение?

- Во всем мире вход в нацпарки платный. Я только сильно опасаюсь, что в России не сумеют это организовать.
Три четверти посетителей будут благополучно ходить бесплатно. Три четверти собранных денег от той четверти, которая заплатит, будут разворованы и так далее.
Надо же думать, прежде чем принимать закон, как он реально будет реализован.

- Расскажите, как к заповедникам относились в то время, когда вы были министром природы? Тогда было создано большое количество заповедников.

- За время моего руководства - за 8,5 года - было основано 24 заповедника. Больше за такой же период времени такого количества никогда не было организовано . Еще, кстати, четыре национальных парка были созданы. Следующий - 101-й заповедник - был создан по подготовленным нами документам.

- А после этого лишь один был создан?

- После этого, почти за 14 лет, только один. Сейчас в России 102 заповедника. Что тут добавить.

- У вас была специальная система создания заповедников и нацпарков?

- Конечно. Заповедники организуются в двух случаях. Первый - когда вы хотите сохранить какой-либо уникальный природный объект, аналога которому в мире нет. И таких - большинство заповедников. И второй - когда вы хотите сохранить в неприкосновенности типичную систему. Такую, какие есть, но уничтожаются человеком.

- То есть у вас было направление на создание в первую очередь заповедников, а не нацпарков?

- Конечно. Нацпарки - это преимущественно коммерческое направление. Они выполняют определенные природоохранные функции, но эти функции конкурируют с получением дохода от эксплуатации природной системы.
А в заповеднике - только охрана природы, ничто с этим не конкурирует. Заповедник сохраняет природные экосистемы, ведет летопись природы, которая является бесценным научным документом.
Заповедник - это научно-охранная организация, а национальный парк - это коммерческая охранная организация, которая охраняет, чтобы получать доход.

- Получается, что с начала 2000-х у нас практически прекратилась работа по созданию заповедников.

- Получается так.

- Но этим должно Министерство природы заниматься?

- Естественно. Я просто не понимаю, как в Государственной думе существует комитет по природным ресурсам и экологии, и этот закон проходит без сучка-задоринки. Да этот комитет должен был в полном составе пикет устроить у кабинета спикера. А потом эти люди выходят и говорят: мы боремся за природу России.

- Есть сейчас еще территории, которые необходимо сделать заповедниками?

- Сколько угодно - и на Урале, и в Сибири. В европейской части надо было бы, конечно, выделить некоторое количество территории под заповедники.
Но то, что происходит сейчас на Северном Кавказе в районе пресловутых горнолыжных курортов, это просто чудовищно.
На Северном Кавказе надо было бы, безусловно, кое-что взять под охрану. В Карелии надо расширить заповедники и нацпарки. В Коми, где действительно сохранилось кое-что.

- Что же тогда может повлиять на изменение ситуации с заповедниками, если в правительстве принимают такие законы?

- Повышение культурного уровня людей. Воспитывать надо, учить. А по телевизору показывают чудовищную по идиотизму рекламу и спорт.

- Вы подписывали обращение к президенту с просьбой не принимать поправки?

- Да, мы еще надеялись, что закон не будет подписан президентом. Но он сказал, что закон подпишет, но надеется, что министерство будет его использовать разумно - что-то в таком духе.
Но, простите меня, закон не должен быть таким, чтобы рассчитывать на его разумное применение данным конкретным министерством.
Будет другой президент, будет другой министр, а закон останется тот же самый. Закон должен ставить на место министерство, а не министерство - закон. Все шиворот-навыворот.

Анастасия Берсенева
Газета.ru, 23.01.2014
Источник: www.gazeta.ru/social/2014/01/22/5860497.shtml

*

"МЫ БОЯЛИСЬ ПРИНЯТИЯ ЭТОГО ЗАКОНА"

Владимир Путин разрешил понижать статус государственных заповедников

Директора государственных заповедников рассказали "Газете.Ru", что считают поправки к закону об ООПТ, принятые 30 декабря, угрозой системе охранных территорий: эти изменения позволяют чиновникам понижать их статус. Теперь из заповедников можно делать национальные парки, строить на этой земле дачи и вырубать лес. Экологи отмечают стремительность принятия документа: эта поправка появилась в начале декабря, а к концу месяца закон был принят.

В понедельник президент России Владимир Путин подписал поправки к закону об особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Среди нововведений есть пункт, позволяющий Минприроды менять статус госзаповедников на нацпарки. Эта поправка с 12 декабря возникла в законопроекте, лежащем в Госдуме с 2008 года. Депутаты рассмотрели текст документа за один день, приняв его сразу во втором и третьем чтениях. 25 декабря законопроект одобрил Совет Федерации. Директора заповедников и экологи были поражены такой
стремительностью.

"В случае преобразования заповедника в национальный парк практически на любом из его участков могут быть построены дачи, горнолыжные комплексы, дороги, трубопроводы или гостиницы. И другие объекты, которые можно назвать объектом туристической индустрии", - говорит руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Greenpeace России" Михаил Крейндлин. По его мнению, реализация новых положений закона ставит под сомнение само существование российских заповедников.

По мнению представителей Минприроды, в некоторых заповедниках живут люди, которые из-за жестких законов не могут построить дом, а другие заповедники открыто используются туристами, что тоже является незаконным.

Директора заповедников рассказали "Газете.Ru" свой взгляд на новые поправки: никто из них не считает, что принятый закон пойдет на благо охраняемым территориям.

Нина Литвинова, директор Астраханского биосферного заповедника, заслуженный эколог РФ, кандидат биологических наук:

- Если изменения будут касаться возможности изменения статуса ООПТ, а именно преобразования заповедников в национальные парки, то эта угроза нависнет над любым из заповедников. Я могу согласиться с тем, что в нашей системе есть несколько заповедников, которые по своему статусу ближе к национальным паркам. Например, красноярские "Столбы" или Тебердинский. Но их можно было бы отдельно выделить и зонировать. Но когда это грозит всем заповедникам... На мой взгляд, это очень нехороший прецедент.

Постоянно идет ослабление режима охраняемых территорий под эгидой того, что это делается в интересах народа,
а на самом деле это делается в интересах какой-то определенной группы людей, скорее всего. Это было словно поветрие - лозунг: открыть заповедники для народа. То есть превратить их в туристические центры, которыми, по сути, являются нацпарки. Эта идея проталкивается потихоньку. Лет восемь-десять назад появилось множество публикаций о том, что наши охраняемые территории якобы захватили все самые лучшие участки - те места, где нефть и газ или другое сырье, и надо бы это пересмотреть, так как это мешает
развитию экономики страны. Теперь решили пойти другим путем. Сначала изменить статус заповедной территории, перевести ее в статус нацпарка, и тогда там можно делать многое из того, что хочется. Сейчас нацпарки в принципе лишены возможности как-то контролировать происходящее на своей территории. Скажем, в нацпарках можно не согласовывать с руководством парка строительство баз отдыха, туристических фирм, перевод земель из категории в категорию.

У нас на территории водно-болотных угодий международного значения "Дельта реки Волги" туризм развивается неконтролируемо, с нарушением всех правил.

Ни для кого не секрет, что что-то живое еще держится в основном на участках заповедника - птицы, рыбы, звери. По этой причине эти места очень привлекательны для "туристов" с ружьями.

В дельту едут преимущественно ловить рыбу и охотиться, хотя местные власти и пытаются переломить ситуацию и ввести экологический туризм.

С нефтью у нас была одна история. Еще в начале 2000-х годов при выделении лицензионных участков для нефтяных компаний получилось так, что один из лицензионных участков оказался на территории водно-болотного угодья, где бурение было запрещено, более того, этот участок попал на территорию охранной зоны заповедника. Ситуацию исправили просто: изменили положение о водно-болотном угодье. Теперь здесь разрешили проводить бурение. То есть законодательство изменяется не ради сохранения природы, а в угоду тем
структурам, которые природу эксплуатируют.

Вячеслав Щербаков, директор государственного природного заповедника "Столбы" в Красноярском крае:

- Территория нашего заповедника начиналась с 4 тыс. га, это и есть, по сути, сегодняшний туристско-экскурсионный район. Сейчас он составляет 4% всей территории. В его границах фактически действует режим национального парка. Конечно, примыкание большого мегаполиса - большая нагрузка на природный комплекс, и естественно, что мы ежегодно фиксируем много нарушений природоохранного законодательства. Если будет установлен режим нацпарка, то это упростит вопросы для посетителей, но, с другой стороны, значительно
снизит природоохранный статус ООПТ. А значит, будет сложнее сохранить наши уникальные ландшафты. Многие опасаются этого.

Однозначно нельзя сказать, негативно это будет или позитивно. Согласитесь, прежде чем изменить статус территории, нужно выполнить хотя бы небольшое исследование, выяснить, как это скажется на ООПТ. Наш научный отдел проводит такие исследования в течение многих лет. У нас один из самых посещаемых заповедников Сибири. Сейчас известно, что основные туристические тропы характеризуются пятой (максимальной) степенью дигрессии - нарушенности. И это мы еще работаем в режиме заповедника. А если мы станем нацпарком,
то все эти барбекю и пикниковые зоны до добра не доведут.

В нацпарках на специально выделенных участках предусматривается выделение зон для пикников, а у нас степень пожароопасности очень высока, много сухого, горючего материала, а культура населения, к сожалению, оставляет желать лучшего.

С другой стороны, в национальных парках разрешены рубки ухода, что может быть не так плохо для нашей туристической зоны.

Право смены статуса принадлежит Минприроды России, так как госзаповедники - это федеральная особо охраняемая территория. Однако, на мой взгляд, было бы лучше сохранить наше уникальное зонирование: есть туристическо-экскурсионная часть, а есть заповедник - ядро. Такое зонирование существует уже 70 из 90 лет существования "Столбов".

Михаил Языков, и.о. директора государственного природного биосферного заповедника "Керженский" в Нижегородской области:

- Нехорошо, что без обсуждения такой важный и неоднозначный законопроект был принят. У нас заповедник необычен тем, что он биосферный. Таких в России пара десятков. Но у нас в заповеднике есть зонирование: есть зона биосферного полигона, где допускается ограниченное природопользование. Говорят, что у нас на территории есть жители, но на самом деле у нас живет только один человек. Но в лес заходят также жители поселка, который с трех сторон окружен территорией заповедника. Поэтому проблема с
природопользованием все-таки есть. Конфликтная ситуация решена созданием биосферного полигона.

Человек, который у нас живет, - это бывший лесник. Его выселили из дома, в котором он жил. А у него прописка была в деревне, которая находится на территории заповедника. Но она сгорела еще 40 лет назад, люди были расселены. Деревня оказалась заброшенной. Туда он и ушел жить.

Анна Квашнина, директор государственного природного заповедника "Денежкин Камень" в Свердловской области:

- Мое дело - исполнять закон, если он будет принят. Если нам завтра скажут, что мы нацпарк, то придется работать как нацпарк. Мы все боялись принятия этого законопроекта. Но в нем есть и рациональное зерно. Сейчас несколько заповедников логично перевести в иную категорию. Но нас пугает возможность перехлеста в этой сфере. Исторически система заповедников очень старая. Все заповедники - с разной историей землепользования, с разным взаимодействием с населением. Наверное, нам всем было бы проще, если бы те
заповедники, которые, по сути, являются нацпарками, назывались так. Потому что, глядя на них, люди едут к нам, говорят: а вот можно... Но если смена статуса коснется остальных 90% заповедников?

У нас в заповеднике нет туризма, так как рядом есть и горы и места, где туристы могут ходить, не заходя в заповедник.

Мы начиная с 1992 года тратили деньги государства, чтобы сделать из этой территории заповедник, чтобы отучить туристов ходить сюда. Зачем мы это все делали?

Я не хочу сказать, что нас ждут необратимые потери, но территория, которая используется туристами, значительно отличается от нетронутой территории. До 1992 года здесь был туристический маршрут, и я вижу, как тут все сильно изменилось. От туризма меняется структура экосистем.

Нам везет, мы не раскручены, как Байкал, рядом есть другие туристические маршруты. Поэтому нам удается сохранить природу в относительно нетронутом состоянии. И мне кажется, нам удается донести до людей, что нельзя в заповедники заходить. Я прекрасно понимаю те заповедники, которым грозит трансформация в нацпарки. Нам, скорее всего, не грозит это, но кто знает? Я не уверена, что ради этих десяти заповедников надо было принимать целый закон. Но сейчас уже ничего не сделать.

Анастасия Берсенева
Газета.ru, 30.12.2013
Источник: www.gazeta.ru/social/2013/12/30/5825325.shtml

*

ПУТИН ПОДДЕРЖАЛ ЗАПОВЕДНИКИ

Владимир Путин попросил правительство приостановить перевод заповедников в нацпарки

Российские власти решили приостановить процесс перевода заповедников в нацпарки, заложенный в спорном законе, о котором не раз писала "Газета.Ru". Владимир Путин поручил главе правительства принять еще один закон с перечислением заповедников, статус которых надо понизить. Обсуждение проекта будет проходить вместе с общественными организациями.

Экологи празднуют победу: принятые поправки к закону об особо охраняемых природных территориях (ООПТ), вызвавшие вал критики, будут скорректированы. Соответствующее поручение главе правительства Дмитрию Медведеву дал Владимир Путин. Поручение было подписано 31 января. А 5 февраля его копию получили в администрации президента представители Всемирного фонда дикой природы (WWF), сообщил "Газете.Ru" директор WWF по природоохранной политике Евгений Шварц.

В документе, копия которого есть в распоряжении "Газеты.Ru", президент поручил Медведеву обеспечить подготовку и принятие до 1 июля 2014 года проекта федерального закона, содержащего конкретный перечень заповедников, статус которых надо изменить. Кроме того, в поручении сказано о необходимости усилить правовой режим государственных природных заповедников и нацпарков.

Президент попросил правительство наложить запрет на изъятие земельных участков и лесных участков, расположенных в границах этих ООПТ, а также на изменение их целевого назначения.

Особенно экологов обрадовал второй пункт, который частично останавливает действие принятых поправок к закону об ООПТ. "Воздержитесь до вступления в силу (второго. - "Газета.Ru") федерального закона от принятия решений <...> о преобразовании заповедников в нацпарки", - говорится в поручении.

Также президент поручил разработать порядок установления платы за посещение заповедников и нацпарков - такой пункт был в принятых ранее поправках - с учетом интересов местного населения и особенностей социально-экономического развития субъектов РФ. Ранее экологи и эксперты указывали, что правительство, с одной стороны, говорит, что понижение статуса заповедников до нацпарков поможет местным жителям, которые сейчас незаконно собирают ягоды и грибы на охраняемой территории, а с другой - вводит плату за вход в
нацпарки, что фактически обесценивает слова о заботе по отношению к грибникам.

Нововведения в закон об ООПТ беспокоили экологов, так как после перевода в статус нацпарка на территории можно будет строить дачи, горнолыжные комплексы, дороги, трубопроводы или гостиницы и другие объекты, которые можно назвать объектами туристической индустрии.

"Фактически новое поручение президента снимает возможные негативные последствия принятия поправок к закону об ООПТ. Мы считаем, что президент в какой-то степени исправляет допущенные ошибки, - сообщил "Газете.Ru" руководитель программ по особо охраняемым природным территориям "Greenpeace России" Михаил Крейндлин. - А самое важное, что президент поручил обсудить проект нового закона вместе с общественными организациями, чего не было при принятии поправок".

Крейндлин напомнил, что, подыскивая возможность менять статус государственных заповедников, правительство стряхнуло пыль с законопроекта с поправками к федеральному закону "Об особо охраняемых природных территориях". Тот документ поступил в Госдуму еще в 2008 году, был принят в первом чтении и забыт. "10 декабря мы узнали, что к законопроекту были приняты поправки, а 12 декабря они были утверждены комитетом Госдумы по природным ресурсам. Затем в один день были приняты сразу во втором и третьем чтении, а 30
декабря, под Новый год, президент подписал закон", - пояснил Крейндлин. После принятия поправок экологи призвали всех подписать обращение к президенту с просьбой остановить их действие. В числе подписавших были ученые, в том числе первый министр природы России Виктор Данилов-Данильян.

Стремительность принятия поправок ошеломила директоров заповедников, которые высказали "Газете.Ru" свои опасения по поводу будущего подведомственных им территорий. "Если изменения будут касаться возможности изменения статуса ООПТ, а именно преобразования заповедников в национальные парки, то эта угроза нависнет над любым из заповедников", - отмечала директор Астраханского биосферного заповедника Нина Литвинова.

Представители Минприроды уверяли, что преобразования коснутся семи заповедников, но при этом официально называли только четыре из них - Тебердинский, расположенный в Карачаево-Черкесии, красноярский заповедник Столбы, Командорский заповедник на одноименных островах в Камчатском крае и Гыданский заповедник в Ямало-Ненецком автономном округе.

"Мы, безусловно, очень рады, что президент и его помощники услышали голос сторонников WWF России и Greenpeace", - сказал "Газете.Ru" директор WWF по природоохранной политике Евгений Шварц.

"Эта история - хороший урок для всех, кто думает, что можно легко протащить коррупционноемкие и отрицательные с точки зрения сохранения природы изменения в законодательство, - считает Шварц. -

Пора прекращать бюрократические игры и вести честный и открытый диалог. Членов Общественного совета Минприроды заваливают объемными документами, многие из которых не вызывают большого беспокойства и интереса, а законопроекты, действительно актуальные и вызывающие аргументированные возражения и споры, пытаются тихонько протащить".

"Было бы правильно, если министерство будет вести профессиональный диалог об улучшении эффективности деятельности ООПТ не только с директорами заповедников, находящимися в подчинении и прямой зависимости от ведомства, но и с общественными организациями, - говорит Шварц. - Первым шагом, который бы способствовал восстановлению доверия, должна стать реализация давнего предложения WWF России о необходимости выбора директоров заповедников и нацпарков только на основе открытого конкурса, и в состав комиссии,
принимающей решение, должны входить представители природоохранных организаций".

Анастасия Берсенева
Газета.ru, 5.02.2014
Источник: www.gazeta.ru/social/2014/02/05/5882493.shtml


*

Право - Природе. 2014, N 192
Актуальная информация по проблемам законотворчества и правоприменения в области охраны природы.

*

Бюллетень выпускается Центром охраны дикой природы.
Редактор Алексей Зименко

Для подписки на бюллетень направьте сообщение по адресу: lawbull@biodiversity.ru
В сообщении необходимо указать Ваш адрес электронной почты.

Предыдущие выпуски бюллетеня можно просмотреть на сайтах:
http://www.biodiversity.ru/programs/law/lawbull.html
http://list.biodiversity.ru/wws/info/law-bcc

Copyright - Центр охраны дикой природы.
Воспроизведение материалов бюллетеня экологическими некоммерческими организациями допускается без предварительного согласования. Ссылка на бюллетень и его авторов обязательна.
Публикуемые материалы не обязательно отражают позицию Центра охраны дикой природы.

*

В избранное