Snob.Ru

  Все выпуски  

Росстат заявил о минимальной в новейшей истории годовой инфляции



Росстат заявил о минимальной в новейшей истории годовой инфляции
2016-12-30 18:57 dear.editor@snob.ru (Евгения Соколовская)

Новости

Меньше всего за 2016-й выросли цены на еду — на 4,6 процента. Сильнее всего на непродовольственные товары: на 6,5 процента. Цены на услуги поднялись на 4,9 процента. Все данные — предварительные. Окончательные Росстат представит 10 января 2017 года.

Во многом низкая инфляция объясняется эффектом высокой базы (в 2015-м инфляция достигла семилетнего максимума — почти 13 процентов) и сильным падением реальных доходов, которые снижаются третий год подряд. За год кошелек россиян уменьшился на шесть процентов, вдвое больше, чем годом ранее.

За все время после распада СССР самая большая инфляция была в 1992 году: за год цены выросли больше чем в 250 раз. До 1995 года включительно годовая российская инфляция оставалась трехзначной. До 2005-го включительно, а также в 2007, 2008, 2014 и 2015 годах — двузначной.



Отец Карауловой раскрыл подробности ее дела
2016-12-30 18:20 dear.editor@snob.ru (Евгения Соколовская)

Новости

«Для меня это величайшая трагедия, — сказал Караулов, отвечая на вопрос о своем отношении к приговору. — То, чего не может быть. Подростковые ошибки, депрессивное состояние — ни в одной стране уголовную ответственность за это не назначали».

Он рассказал, как именно Варвара попала в сети вербовщиков, и как ему удалось найти ее в Турции. 19-летняя Караулова поехала в Турцию в конце мая 2015 года по приглашению своего исламского «мужа», с которым она зарегистрировала брак в скайпе и которого никогда не видела раньше. Родители девушки ничего об этом не знали. В Стамбуле выяснилось, что Варвара уже не первая жена своего «супруга».

После этого девушка решила поехать на границу Турции и Сирии к давнему другу по переписке, который разбил ей сердце: из-за этого она «вышла замуж» за незнакомого мужчину в скайпе. Этот человек представлялся Владом и был вербовщиком «Исламского государства». Варвару задержали вместе с другими женщинами при попытке перейти турецко-сирийскую границу. К этому моменту отец уже неделю искал ее в Турции.

С самого начала Павел Караулов сотрудничал с российскими спецслужбами и думал, что они хотят помочь, считал, что сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) понимают, что Варвара ни в чем не виновата. По возвращению в Россию он позволил ФСБшникам ежедневно по четыре-пять часов общаться с дочерью. Варвара тоже активно сотрудничала с силовиками и предоставила им доступ к своим аккаунтам, через которые общалась с вербовщиком Владом. При этом на суде сторона обвинения отрицала, что ФСБ работала с Карауловой после ее возвращения из Турции.

Задержание и последующий арест Варвары стал полной неожиданностью для ее отца. Павел Караулов отмечает, что два следователя, которые занимались делом его дочери, проходили по нему и как свидетели, что запрещено законом. Кроме того, многие свидетели обвинения вообще не были знакомы с Варварой, а прокурор утверждал, что она готовила самоподрыв в России или в Европе. Карауловы эти обвинения отвергают.

Также сторона обвинения настаивала на том, что Варвара сменила имя на Александру Иванову после возвращения из Турции, чтобы стать террористкой. Но, со слов ее отца, она сделала это, чтобы скрыться от внимания СМИ.

Павел Караулов рассказал, что после ареста ни родителей, ни адвокатов не пускали к дочери. Люди, которые работали с Варварой в СИЗО, угрожали и запугивали ее, чтобы девушка давала признательные показания и подписывала бумаги не глядя, утверждает Караулов. Он намерен обжаловать приговор в Верховном суде России и, если потребуется, в Европейском суде по правам человека.

Террористическая организация «Исламское государство» запрещена в России.



Егор Мостовщиков: Бремя сиквела
2016-12-30 18:12 dear.editor@snob.ru (Егор Мостовщиков)

Колонки

В 2017 году мы наконец-то получим ответы на три самых фундаментальных вопроса современности. Где последние 34 года скитался Люк Скайуокер? Что эти 35 лет снилось Рику Декарду и смог ли он убежать от самого себя? Что случилось с агентом Купером после того, как 26 лет назад он вернулся из Черного Вигвама?

Следующий год будет годом, когда мы станем свидетелями сиквелов вечных и незаконченных историй. Каким будет первый год президентства Дональда Трампа, который вступит в должность в конце января? Что будут собой представлять февральские президентские выборы в Туркмении? Что покажут нам выборы во Франции и Германии? Закончится ли и чем война в Сирии? Где произойдет следующий крупный теракт? К чему приведет очередное обострение отношений между Россией и США? Чем закончится суд по делу об убийстве Бориса Немцова? Станет ли другим российский суд, где отныне будут принимать электронные иски без требования дублировать их на бумаге? Чему еще мы станем свидетелями?

В этом году «Сноб» побывал в эпицентре невероятных событий и явлений. Мы рассказывали о цыганской деревне, приговоренной к сносу. Изучили устройство мировой порноиндустрии и место России в ней. Стали первым российским изданием, которое попало на запуск ракеты SpaceX в космос. Изучили 9000 страниц обвинительного заключения уголовного дела о бунте в копейской колонии и общались с человеком, который ожидает суда по обвинению в организации этого бессмысленного протеста. Мы узнали, каково в цифровую эпоху готовиться к собственной смерти. Изучали жизнь и смерть псковских подростков, которые решили сбежать ото всех, спрятались в промерзшем доме, стреляли по полицейским и совершили самоубийство. Обнаружили безжалостную борьбу добра и зла в тихом мире снукера. Увидели, как ученые собственными руками заставляют живых существ за считаные дни проходить эволюционный процесс, который раньше занимал миллионы лет. Узнали, чем живут русские люди на войне в Судане. Следили за человеком, который с завидным упрямством выходит протестовать в маске Путина и с такой же завидной регулярностью оказывается за это за решеткой. Провели, организовали и поддержали 202 мероприятия: кинопоказы, выставки, концерты, мюзиклы и шоу, спектакли, лекции, дискуссии, квесты, дегустации. Наш отдел спецпроектов выдал рекордные 40 партнерских проектов, а в сентябре мы провели успешную пятую премию «Сделано в России». В 2017 году сделаем и увидим еще больше.

Ощущение беспомощности пред лицом фатума не должно нас обманывать: удивительная правда заключается в том, что все остается прежним, как бы ни казалось из новостей, что происходят тектонические перемены. Сегодня мы все — тот человек, на глазах которого взрывается мексиканский рынок фейерверков, сделать с этим решительно ничего нельзя, и не остается ничего, кроме как вытащить из кармана телефон, включить камеру и завороженно снимать эту бурю дыма, вспышек и грохота. Потом этот ролик, конечно же, затеряется в ленте соцсетей рядом с бэкстейджем съемок очередного сиквела Майкла Бея, человека, у которого в кадре взрывается даже взрыв. В июне Бей выпустит кинокартину «Трансформеры-5: Последний рыцарь», и это тот редкий случай, когда мы точно знаем, чего нам ждать, как и в случае с фильмом «Форсаж-8», который выйдет на экраны в апреле.

Вечные и незаконченные истории, переупакованные в новую блестящую обертку, будут и дальше пересказываться снова и снова, сливаясь в один бесконечный сиквел. И, быть может, это даст нам какие-то новые ответы. В середине года после четвертьвековой паузы выйдет третий сезон сериала «Твин Пикс» — и, есть шанс, мы узнаем, что происходит, когда коллективное зло так и не было побеждено. В октябре 2017-го выйдет «Бегущий по лезвию 2049», продолжение главного фильма Ридли Скотта: молодой сотрудник отдела по борьбе с искусственными людьми (Райан Гослинг) отправляется на поиски пропавшего 30 лет назад детектива Рика Декарда. В декабре выйдет 8-й эпизод «Звездных войн», и мы узнаем, совратила ли темная сторона Силы Люка Скайуокера и как он смог поддерживать свою бороду в порядке без триммера на далекой нежилой планете.

Все они пытались сопротивляться, думали, что борются со злом, и в момент, когда поняли, что сами этого зла преисполнены, потерпели сокрушительное поражение. В общем-то, нам не остается ничего, кроме как ждать и надеяться, что Скайуокер, Декард и Купер остались хорошими ребятами, хотя, конечно же, нет, поэтому мы будем стоять рядом и завороженно смотреть на происходящее.

И, что бы ни принесли ответы на все эти вопросы, мы обязательно об этом вам расскажем.



Как превратить свое хобби в профессию. ЛекцияАндрея Вульфа
2016-12-30 18:07 dear.editor@snob.ru (Юлия Гусарова)

События проекта

На лекции «Жизнь после Олимпа» известные бизнес-тренеры и мотивационные спикеры Игорь Столяров, Наталия Долина и Андрей Вульф рассказали, что делать, если у карьерной лестницы как будто закончились ступени и вы топчетесь на месте. Мероприятие прошло успешно, и мы пригласили Андрея Вульфа продолжить тему.

В свое время он пришел к мысли о том, что его работа, несмотря на хорошие карьерные перспективы, ему противна, решил рискнуть и все поменять — и у него получилось.

На встрече с гостями «Шоколадного лофта» Андрей Вульф расскажет, как найти работу мечты и определить зону потенциального успеха, как понять, что вам больше подходит — наемная работа, фриланс или собственный бизнес, что нужно, чтобы почувствовать себя успешным и как работать над самооценкой, чтобы она не мешала при реализации больших проектов.

25 января

Начало в 19.00

Шоколадный лофт на «Красном Октябре», Берсеневская наб., д. 8, стр. 1

Купить билет можно тут.

Участники проекта «Сноб» могут записаться по ссылке ниже:

Хочу пойти



«О семейных ценностях и цене счастья». Лекция Димы Зицера
2016-12-30 18:06 dear.editor@snob.ru (Юлия Гусарова)

События проекта

Когда Анджелина Джоли и Брэд Питт развелись, все кругом стенали: «Если даже они не смогли, то…». Будто у двух красивых актеров было какое-то сокровенное знание о принципах успешной семейной жизни, которого нет у тех, кто живет не в Голливуде и получает скромную зарплату. Да, институт семьи и брака потряхивает, но у каждого из нас есть знакомые пары, для которых брак — это не огромная ответственность и ежедневная миссия, порождающая неврозы, а совершенно естественный образ жизни. В чем их секрет? Об этом расскажет педагог и наш постоянный автор Дима Зицер. Он — за семейные ценности, но категорически против жертв во имя них. Разве так можно? Можно. Приходите и узнаете, как.

16 февраля

Начало в 19.00

Шоколадный лофт на «Красном Октябре», Берсеневская наб., д. 8, стр. 1

Купить билет можно тут.

Участники проекта «Сноб» могут записаться по ссылке ниже:

Хочу пойти



Всевидящий дрони тостер с мозгами. Как роботы изменят будущее
2016-12-30 16:26 dear.editor@snob.ru (Полина Еременко)

Наука и технологии

Джон Саллинс III , PHD, профессор философского факультета университета Сонома (Калифорния, США), специализируется на философии технологии, философских вопросах, касающихся искусственного интеллекта, инженерной и компьютерной этики:

Больше всего Джонсу Саллинсу в киберфилософии нравится то, что эта дисциплина позволяет при помощи роботов отрабатывать философские догадки по поводу того, как устроены человеческие мозги. Подробнее

Сейчас в Японии все сильно увлеклись созданием роботов для домов престарелых — там большое количество пожилых граждан и очень мало молодежи. Хотя на самом-то деле намного дешевле было бы нанимать сиделок из Филиппин. Тем более что желающих хватает: там полно обученного персонала, и они все готовы перебираться в Японию. Но вместо этого Япония идет другой дорогой. Я думаю, что основная причина в том, что люди там не хотят иметь дела с другими людьми. С роботом общаться намного проще, чем с человеком. Как пишет профессор социологии Массачусетского университета Шерри Теркл в своей книге «Одинокие вместе», мы окружаем себя разнообразными технологиями, которые изолируют нас от всех тех сложностей, что возникают при общении с другим человеком.

Пока что роботы знают только о наших покупках, которые мы совершаем онлайн. То есть отношения с роботами пока довольно поверхностные — как с продавцом за прилавком. Но не за горами день, когда в домах появятся дети-роботы и звери-роботы. Эти роботы будут жить в вашем доме, знать ваш распорядок дня. Исследования показывают, что человек способен испытывать эмоциональную привязанность к роботу. А значит, вы будет нежны со своим ребенком-роботом, зверем-роботом. А он в свою очередь будет проникать все глубже к вам под кожу. Вы с ним будете общаться уже не как с продавцом за прилавком, а как с членом семьи, а значит, и рассказывать все свои секреты.

Я сейчас совместно с Институтом инженеров электротехники и электроники (IEEE), международной НКО, которая занимается разработкой стандартов по радиоэлектронике и электротехнике, разрабатываю свод рекомендаций на этот счет. Для меня основной вопрос: по мере того, как роботы будут все глубже проникать в нашу жизнь, кто позаботится о нашей частной жизни? Сейчас мы встречаемся с «умными» системами по большей части на работе и в общественных местах, но в недалеком будущем они начнут проникать и в наши дома. У всей бытовой техники скоро появится ум, даже у вашего тостера.

Потом возникает другой вопрос: отнимут ли роботы у нас работу? На эту тему существует две концепции. Согласно одной, технологическая революция приведет к катастрофе, другая же утверждает, что после каждой такой революции дела постепенно налаживались и человечество шло дальше. Первая концепция предполагает, что роботы помогут повысить количество производимых товаров, а значит, фабрик станет еще больше, а значит, и рабочих мест станет еще больше. Да, на каждой фабрике будет меньше рабочих мест, чем сегодня, зато самих фабрик станет больше.

Согласно второй концепции, корпораций останется столько же, но они начнут сокращать количество людей, которых принимают на работу. Сторонники второй концепции — большие алармисты. Они говорят, что мы осознанно заменяем себя роботами и это все обернется тем, что места бухгалтеров, менеджеров, сотрудников бирж и даже CEO займут роботы, что волна автоматизации пройдет по всем социоэкономическим уровням и не пощадит никого.

Определить сегодня, насколько реалистичны опасения, что роботы заберут всю нашу работу, тяжело. Об этом будет проще говорить лет через десять, когда у нас будут какие-либо примеры перед глазами, например, исчезновение водителей в Uber.

Джейсон Миллар , профессор Карлтонского университета (Оттава, Канада), сотрудничает со Стэнфордским университетом в исследовательском проекте «Этическое программирование беспилотных машин»:

Джейсон Миллар ненавидит готовку и уборку и мечтает, чтобы технологии поскорее шагнули вперед и он мог оборудовать свой дом роботом-уборщицей и роботом-шефом. Подробнее

Я провожу много исследований по теме антропоморфизма — изучаю наше желание общаться с неодушевленными предметами как с одушевленными. Например, вы играете в видеоигры и относитесь к персонажам игры, как будто они настоящие, как будто у них есть собственные намерения и желания. Создается много роботов, которые с вами говорят и вам улыбаются — Siri, например. И мы антропоморфизируем Siri, потому что у нее есть голос и она такая миленькая. И в контексте этого возникает вопрос, как можно манипулировать людьми при помощи антропоморфизма? Запросто. Купите человеку робота, который улыбается, подождите, пока он начнет доверять роботу как своему другу, а потом просто собирайте записи из робота — там будут все секреты этого человека. Исследования показывают, что люди очень даже готовы делиться информацией с милыми роботами.

Чтобы робот мог общаться с миром, ему понадобится встроенная камера, микрофон и обратный адрес, по которому он будет мгновенно отправлять записанное. Каждый раз, когда домашний робот будет заходить к вам в комнату, он будет записывать вас, в каком бы виде вы ни были. И отправлять в базу данных. Основной спор идет о том, что делать с этими данными. Приемлемо ли пускать робота в дом? Как безопасно хранить такую информацию? Необходимо ли ее сразу уничтожать? Если робот узнал кого-то в доме, может ли он доложить об этом в полицию? Это стандартные современные вопросы, касающиеся безопасности частной жизни, но с развитием новых технологий появляются все новые вопросы для дискуссий.

И есть исследования, которые касаются пожилых людей. В Японии, например, изобрели маленького тюленя Paro, и его используют в терапевтических целях в домах престарелых. И тюлененок издает милые звуки и дрыгается, когда вы его гладите. И у тех, кто с ним общается, поднимается настроение. Поэтому от таких роботов в домах престарелых может быть и польза. Но остаются вопросы. Могут ли роботы дать старикам необходимое внимание? Могут ли они целиком заменить людей? Хотим ли мы, чтобы такое произошло? Не слишком ли мы полагаемся на технологии?

Часто люди не задумываются над этими проблемами и просто считают так: здравоохранение — это дорого, нанимать персонал — дорого. Почему бы нам не закупить технологии и не решить эту проблему раз и навсегда?

Кэйтлин Ричардсон , старшый научный сотрудник, департамент Этики Роботов, Университет Де Монтфорт (Лестер, Великобритания):

Кейтлин Ричардсон исследует роботов 15 лет. Ее главное открытие за эти годы: роботы не работают. Подробнее

Нет, старикам нужны люди. Они не хотят роботов, они никогда не просили роботов. Если вы спросите самих стариков, чего они хотят, они вам скажут, что хотят человеческого общения и тепла. Но это дорого, конечно. И государство, чтобы не тратиться на дома для престарелых, придумало новый нарратив: старикам совершенно не нужны люди, они будут счастливы общаться с роботами.

У нас тут в Великобритании экономические сложности, и это все сказывается на стариках. И никто их не слушает. И через 10 лет, ровно потому что никто их не слушает, выйдет приказ: все дома престарелых снабжаем роботами. Но спрос на роботов идет не от самих стариков — это идея, выдуманная предводителями роботоиндустрии. Людям нужны люди; это не опция, это необходимость — мы социальные животные. Дайте в конце концов старикам домашних животных, так и то будет лучше.

Питер Асаро , профессор, департамент философии науки, технологии и медиа в Новой школе (Нью-Йорк, США):

Питер Асаро изучает социальные, этические и правовые последствия от появления в нашей жизни автономных технологий. Подробнее

Сейчас много говорят о дронах, которые разрабатываются в военных целях, но никто не подумал о том, что все эти шпионские аппараты плавно перейдут и в мирную жизнь. Те же Amazon в ближайшее время запустят дроны, которые будут отвечать за доставку своих товаров. Дроны будут летать над городами, домами людей и записывать все происходящее на ходу. И вопрос в том, у кого будет доступ к этим записям? Если они попадают в руки корпораций или, например, правоохранительных органов, то возникает целый ряд этических вопросов.

И здесь нужно говорить о природе общественного пространства. По крайней мере в США, законодательство позволяет записывать людей в общественных местах, но не позволяет проникать в дом. В дом пока можно проникать, только если человек нарушил закон, вместе с ордером на арест.

Но что станет с общественным пространством, когда камеры будут везде? То есть, казалось бы, мы можем анонимно передвигаться, но какая же это анонимность, когда каждый наш шаг будет записан? С новыми технологиями общественное пространство уже не такое безопасное. Со временем дроны станут более развитыми, их оснастят сенсорами, которые будут видеть сквозь стены. Опять же это военная разработка, но в ближайшее время она перекочует и в мирную жизнь.

Появятся роботы для развития детей и те, которые будут помогать старикам. А значит, они уже будут в вашем доме, в вашем частном пространстве. Они будут записывать ваши личные разговоры. В каком-то смысле они уже это делают: та же Siri записывает вас и ваши разговоры на кухне и отправляет это все разработчикам. Дальше эти разработчики анализируют всю эту информацию, чтобы вырабатывать паттерны, которые будут помогать роботам определять, когда человек задает вопрос.

Что происходит с вашей частной жизнью, когда вы окружены всеми этими записывающими приборами? Кто владеет всей информацией? У кого может быть к ней потенциальный доступ? Может ли к вам прийти полиция и сказать: «А мы знаем, о чем вы говорили сегодня на кухне». Никакого толкового законодательства, ограничивающего это все, пока что нет.



Год кино. Расизм, белый супремасизм и идиотизм
2016-12-30 15:51 dear.editor@snob.ru (Иван Филиппов)

Культура

Рано или поздно так бывает с обсуждением любой значимой темы: вдруг в процессе обсуждения появляются люди, высказывающие максимально радикальную точку зрения. Их радикальные высказывания естественным образом привлекают внимание журналистов, и вот важная и серьезная тема в публичном пространстве начинает обсуждаться с каких-то идиотских экстремистских позиций. Обсуждаться подробно, со скандалами. И тем самым постепенно «забалтываться», терять остроту, и в конце концов проблема или явление, которое люди изначально всерьез обсуждали, закрепляется в общественном сознании как что-то ужасно маргинальное или экстремистское, надоедливое и не стоящее их внимания.

Так было после скандала с британским физиком Мэттом Тейлором, которого довели до слез и унизительных извинений за якобы сексистскую рубашку. Эта победа «истерического феминизма» для многих людей, до этого момента всячески борьбу за равноправие поддерживающих, стала проблемой. Ну как так, мы, получается, по одну сторону баррикад с людьми, обсуждающими рисунок на рубашке человека, только что посадившего космический зонд на комету? Потом было обсуждение слова «телочки», обсуждение размера груди героинь компьютерных игр и непрекращающийся скандал вокруг сериала «Игра престолов». Вот уже шесть лет идет этот сериал на телеканале HBO, и шесть лет люди, утверждающие, что они отстаивают права женщин, мучают авторов бесконечными претензиями. На популярности сериала, если вы обратили внимание, это вообще никак не сказывается. Точнее, не так: он становится все популярнее и популярнее.

У американцев для таких ситуаций есть даже специальный глагол: to hijack the issue, то есть «угнать тему». Взять в заложники. Мы вот, например, аналогичную проблему с консервативными идеями наблюдаем в России. Эту тему так давно застолбили за собой разнообразные представители «традиционных ценностей», «скреп» и фраз «Сталина на вас нет», что сегодня уже сложно представить себе, например, настоящего честного консерватора, не разделяющего людоедских убеждений относительно меньшинств — сексуальных или этнических, не желающего репрессий против инакомыслящих и т. д. И ведь не потому, что таких нет — таких как раз очень много, а исключительно потому, что консервативный людоедский дискурс существенно громче, и за кровожадными воплями голосов умеренных и вменяемых просто не слышно.

Я это все к чему. В большой многонациональной стране Америке существует вполне реальная проблема: американцы азиатского происхождения очень плохо представлены в кино и на телевидении. Их непропорционально мало, а настоящих больших кинозвезд так совсем не много (уверен, что среднестатистический российский зритель кроме Люси Лью и не вспомнит больше никого). И это для Голливуда проблема, причем проблема крайне сложная. С одной стороны, в цитадели политкорректности, коей, несомненно, Голливуд и является, все отчетливо понимают правоту американцев азиатского происхождения: их действительно мало на экране и их действительно должно быть больше. С другой стороны, кино — это бизнес. В 2014 году прогрессивная общественность агрессивно критиковала режиссера Ридли Скотта за выбор двух очень-очень белых актеров — Кристиана Бейла и Джоэла Эдгертона — на роли Моисея и фараона Рамзеса. В какой-то момент Скотту надоело, и он честно сказал: «Я не могу снять фильм такого масштаба и с таким бюджетом, где многое зависит от налоговых льгот, предоставляемых нам правительством Испании, и сказать, что главную роль у нас исполнит Мохамед такой-то и такой-то. Мне просто денег не дадут». Описанная ситуация, когда двое белых — один из Уэльса, другой из Австралии — должны играть иудейского пророка и египетского фараона, в политкорректной терминологии называется whitewashing.

В 2016 году в аналогичной ситуации оказался другой симпатичный режиссер — Алекс Пройас. В его фильме «Боги Египта» тоже все египетские персонажи были сплошь белыми и бледными, и Пройаса, а также студию Lions Gate общественное мнение тоже серьезно пожевало. В отличие от Скотта, Пройас долго и, может быть, даже искренне извинялся за собранный им каст. И вот ведь какое дело. Фильму Скотта скандал ничуть не помешал, потому что фильм был совсем не ужасным. Не лучшим, но и не худшим в карьере режиссера. Собрал очень пристойные $268 миллионов в мировом прокате. А вот «Боги Египта» чудовищно провалились. И опять-таки совсем не потому, что режиссер не тех актеров взял или еще что-то, просто фильм был по-настоящему ужасный.

Но среди скандалов про whitewashing, случившихся в 2016 году, история с «Богами Египта» далеко не самая веселая. Веселее было потом, когда прогрессивная общественность увидела трейлер китайского фильма «Великая стена» китайского же режиссера Чжана Имоу. Главную роль в этом фильме исполнил очень белый американский актер Мэтт Деймон. И вот тут-то и разверзлись хляби небесные.

На Деймона обрушился шквал гневных твитов. Большие прогрессивные издания написали очень злые тексты про то, что опять «белые люди спасают целую расу», что выбор Деймона на роль китайца — это не просто whitewashing, это настоящий расизм! Но я ведь не играю китайца, вяло возражал Деймон. Ну и что, отвечала ему прогрессивная общественность. Даже если ты по сюжету играешь европейца при китайском дворе, все равно нельзя! Это я сейчас даже не преувеличиваю. Нельзя, писали американские блогеры и журналисты, чтобы в китайском фильме главную роль играл белый американец, поскольку это подразумевает, что у китайцев нет собственных героев, способных спасти их от сказочных монстров. Теперь давайте посмотрим на эту историю в контексте.

У китайского кино существует стратегическая задача, сформулированная партией и правительством, — пропагандировать китайскую культуру за рубежом. Но удается это крайне редко. Колоссальный прорыв и настоящий мировой успех случился у фильма «Крадущийся тигр, затаившийся дракон». Невероятно успешным был фильм «Герой». Да, собственно, почти и все. И тогда китайские начальники и китайские продюсеры, а также их американские партнеры, решили: а давайте мы позовем большого американского актера на роль? Мы ведь понимаем, что китайские артисты за пределами Китая не могут привлечь внимание аудитории. Ну и позвали Деймона.

Фильм «Великая стена» вышел в Китае и довольно успешно стартовал: за первый уик-энд собрал $66 млн. Не рекорд, но и не провал. И тут у этой истории случилась такая своеобразная локальная кульминация — на Mashable вышла статья с великим заголовком: «Всех волнует, что выбор Мэтта Деймона на главную роль в фильме “Великая стена” — это whitewashing. Всех, кроме китайцев». И дальше был длинный текст про то, что, пока прогрессивная либеральная общественность разоблачала заговор, китайцы, оказывается, об этом даже не думали и, что совсем ужасно, радовались участию большого голливудского артиста в китайском фильме. Вот ведь какая незадача.

Но смешнее всего вышло с фильмом «Доктор Стрендж». Кевин Файги выбрал британскую актрису Тильду Суинтон на роль Древнего. В оригинальных комиксах Древний был мудрым азиатом, наставлявшим неопытного белого в тонких материях философии и магии. То есть, говоря нынешним языком, был таким ужасным национальным стереотипом. Как если русский, то в ушанке, если англичанин, так в цилиндре и с чашкой чаю, а если пожилой китаец, так непременно носитель неземной мудрости. Собственно, чтобы не воспроизводить в очередной раз этот уже немного надоевший стереотип, в фильм и была позвана Суинтон. Не Древний, а Древняя и не «мудрый азиат», а мудрая женщина, потомок древних кельтов. Все красиво и органично, да еще и возможность одну из лучших актрис поколения нашего в кино себе получить. Так, вероятно, думал Кевин Файги, шеф киноподразделения Marvel. Но не тут-то было.

Волна негодования захлестнула интернет. Опять: твиты, посты в фейсбуке, большие аналитические статьи и возмущенные колонки. Все как обычно. Сначала режиссер Скотт Дерриксон и студия Marvel пытались вступить в диалог, объяснить свою позицию, но поскольку диалога не получилось — в ответ на любой разговор градус возмущения лишь повышался, — то в конце концов все просто забили. Ну возмущаются, ну пишут, ну и пущай пишут. «Доктор Стрендж» стал одним из наиболее успешных фильмов Marvel. В мировом прокате у него сейчас уже $654,6 млн, из которых больше $225 — сборы в американском прокате. То есть даже и не скажешь «глухие к тонким материям политической корректности иностранцы» кассу сделали. $225 миллионов сборов в Америке — это оглушительный успех для фильма.

Но и это еще не финал истории. Американская комедийная актриса Маргарет Чо рассказала журналистам, что она, оказывается, состояла с Тильдой Суинтон в переписке. Что Суинтон, узнав о скандале, искренне решила выяснить, о чем там речь. Переписку можно почитать вот тут. А пересказ Чо можно и процитировать: «Я ей объяснила, в чем проблема, и она меня попросила сказать “им” (имея в виду американцев азиатского происхождения»)... а я ей говорю — слышь, сука, я “им” ничего сказать не могу, у меня нет “желтого телефона” под подушкой». Ну и далее примерно в том же эмоциональном ключе праведного негодования. Кроме того, Чо пересказывала свой разговор с британской актрисой таким образом, что складывалось ощущение, будто Суинтон говорила с ней крайне пренебрежительно. И вот тогда агент Суинтон разрешил опубликовать переписку целиком.

И да, конечно, ничего, даже близко похожего на пренебрежительный тон или грубость, в этой переписке нет. Но если вы думаете, что Суинтон сумела таким образом оправдаться перед прогрессивным сообществом или Чо кто-то всерьез раскритиковал за ложь и хамство, то вы глубоко заблуждаетесь. За публикацией переписки последовал вал колонок, обвиняющих Суинтон в дискриминации. «Даже после беглого прочтения переписки мне очевидно, что Суинтон писала свои мейлы с позиции “белого феминизма”. Она отвергала все сомнения Чо относительно расовых аспектов этих кастинговых решений, предлагая ей вместо этого радоваться гендерным достижениям», — пишет колумнист Huffington Post Джессика Пролс. «Белый феминизм», если вы не уловили, в этом контексте употребляется в том же негативном эмоциональном значении, что и, например, «белый колонизатор». Вот такая вот борьба за равные права.



Путин ответил на новые санкции США
2016-12-30 15:40 dear.editor@snob.ru (Евгения Соколовская)

Новости

«Новые недружественные шаги уходящей администрации США расцениваем как провокационные, направленные на дальнейший подрыв российско-американских отношений», — заявил Путин, подчеркнув, что действия Америки наносят ущерб всем международным отношениям.

Президент написал, что Россия не опустится «до уровня "кухонной", безответственной дипломатии». Согласно заявлению Путина, Москва продолжит восстанавливать российско-американские отношения, исходя из политики избранного президента США Дональда Трампа.

«Мы не будем создавать проблем для американских дипломатов. Мы никого не будем высылать. Мы не будем запрещать их семьям и детям пользоваться привычными для них местами отдыха в новогодние праздники. Более того, всех детей американских дипломатов, аккредитованных в России, приглашаю на Новогоднюю и Рождественскую елку в Кремль», — добавил Путин. В заключение он поздравил президента США Барака Обаму и его семью с Новым годом.



Лавров предложил Путину выслать 35 американских дипломатов
2016-12-30 14:58 dear.editor@snob.ru (Евгения Соколовская)

Новости

Министр подчеркнул, что «взаимность — это закон дипломатии в международных отношениях». При этом Вашингтон 29 декабря предписал 35 российским дипломатам покинуть США за 72 часа.

Поэтому российский МИД предложил объявить персонами нон-грата 31 сотрудника посольства США в Москве и четверых дипломатов из американского Генерального консульства в Петербурге. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя новые санкции США, тоже заявил, что ответ России будет основан на принципе взаимности.

29 декабря американский Минфин объявил о новых антироссийских мерах в ответ на вмешательство Кремля в выборы президента США, для чего Москва якобы организовала серию хакерских атак. Санкционный список пополнили пять юридических лиц, среди которых Федеральная служба безопасности и Главное разведывательное управление, а также шестеро россиян: руководство российской разведки и хакеры.



Захарова опровергла закрытие американской школы в ответ на санкции США
2016-12-30 13:55 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Захарова добавила, что о сути ответа на американские санкции министр иностранных дел России Сергей Лавров расскажет отдельно.

В службе безопасности самой школы сообщили агентству «Москва», что учреждение закрыли на каникулы. Там посоветовали обратиться за дополнительными комментариями в МИД. Пресс-атташе посольства США в Москве Мария Олсон также попросила обращаться за разъяснениями к российским властям.

Днем ранее американские власти ввели санкции против сотрудников ГРУ и 35 российских дипломатов в ответ на атаки хакеров во время президентских выборов в США. Позже телеканал CNN сообщил, что Москва отреагировала на это закрытием англо-американской школы, в которую ходили дети американских, канадских и британских дипломатов и бизнесменов, и запретом дипломатам посещать дом отдыха в Серебряном Бору. 



Помощь нужна всегда
2016-12-30 13:45 dear.editor@snob.ru (Митя Алешковский)

Фото: Дмитрий Марков для ТД

В этом году мы писали про четырехлетнюю Умму, которая умерла от рака. Умма — подопечная Московского детского хосписа, которому наш благотворительный фонд обязался собирать по 30 миллионов рублей каждый год. На эти деньги «Дом с маяком» постоянно поддерживает более 500 умирающих детей и их родителей.

Во Всеволожске под Санкт-Петербургом есть дом престарелых. Там сейчас живут около 90 стариков. Это люди, перенесшие инсульт, самые обычные бабушки и дедушки, при взгляде на которых вспоминаешь свою любимую бабушку. Там живут две подруги, у одной из которых после инсульта не работают ноги, а у другой — руки. Они проводят вместе почти все время — одна работает их коллективными ногами, а другая — коллективными руками. Всеволожскому дому-интернату мы собрали деньги на покупку реабилитационных тренажеров для старичков и не очень старых людей, перенесших инсульт. Эти тренажеры помогают восстановить нарушенные после кровоизлияния функции мозга и дают шанс на возвращение к нормальной человеческой жизни.

Умма и волонтер детского хосписа «Дом с маяком» Валентина, которая помогала родителям ухаживать за девочкой. Фото: Анна Иванцова для ТД

В Иркутске строится единственный на весь город центр для помощи детям и взрослым со множественными нарушениями развития. Это когда у человека сразу аутизм, ДЦП и еще эпилепсия. Обычно таким людям не хотят помогать, говорят: «Овощ, с ним уже ничего не поделать». Но это неправда. Многим забота и постоянные занятия очень даже помогают. Скажем, в Санкт-Петербурге подопечная одного из наших проектов всю жизнь провела в интернате для умственно-отсталых, а после того как с ней позанимались специалисты, доказала, что может жить самостоятельно, и в сентябре получила ключи от собственной квартиры. Так же будет и в Иркутске, когда мы доскребем деньги на строительство реабилитационного центра. Мы-то деньги собираем даже не на само строительство, а на крышу и окна, чтобы можно было замкнуть тепловой контур здания и делать внутреннюю отделку. И, когда центр заработает, местные инвалиды детства смогут получить шанс на самостоятельную жизнь. Не все, конечно, но кто-то сможет.

А еще мы собираем деньги для НИИ ДГОиТ имени Р.М. Горбачевой. Это такая гигантская клиника, в которой лечатся люди со всей страны, около семи с половиной тысяч человек в год. Однажды мы приехали в Горбачевку снимать фильм про клинику, и одна девочка после химиотерапии рассказывала мне о том, что она мечтает научиться летать и колдовать. «А еще, — добавила она, чуть помявшись, — я хочу быть принцессой». Маленькая девочка на грани жизни и смерти, а мечты как у всех. Лечение таких, как она, стоит заоблачных денег. Мы должны собирать клинике по 32 миллиона рублей ежегодно. Каждый год цены на препараты, которые не производятся в России, и за которые платят в долларах или евро, растут. Тысячи девочек заболевают, и их родители продают квартиры, машины, берут деньги в долг, но денег все равно не хватает. Тогда они пытаются продать почку, ограбить банк, взять кредит. Это очень и очень страшно — оказаться в такой ситуации, когда ты должен не только бороться за жизнь своего ребенка, брата или свою собственную, но при этом вынужден стать нищим и бездомным.

Всеволожский дом-интернат. У Зинаиды Георгиевны (слева) очень слабые руки. А Антонина Егоровна в детстве переболела полиомиелитом. Женщины подружились, теперь они живут вместе и помогают друг другу. Фото: Екатерина Резвая для ТД

Я могу рассказывать такие истории целый день. У нашего благотворительного фонда сейчас около 30 тысяч подопечных, или благополучателей, называйте их как хотите. Мы поддерживаем проекты от Калининграда до Иркутска (дальше просто еще не забрались, но обязательно заберемся). Мы не идем в бой сами, мы не тушим пожары, не лечим больных, не строим здания, не совершаем никаких геройских поступков. Мы посредники. Мы тыл. Мы те, кто обеспечивают людей на передовой всем необходимым. Мы те, кто подвозят им воду, еду, патроны. Мы те, кто собирают деньги, проверяют тысячи нюансов, ведут отчетность, бухгалтерию, работают со СМИ. 

В этом году мы планировали собрать 150 миллионов рублей для 100 проектов по всей стране. Это не очень большая сумма. Она сравнима с тем, сколько выделяет на помощь некоммерческим организациям, скажем, какая-нибудь из областей средней полосы России. Правда, при распределении этих денег государством чаще всего их получают какие-нибудь «ночные волки» на мотоциклетные молебны или казаки на патриотические автопробеги, а у нас так не бывает. Пока мы собрали около 120 миллионов, и у нас в базе 97 проектов. В прошлом году мы собрали 60 миллионов рублей, а в 2014-м — 13. Мы очень быстро растем. 

Лена в Иркутском центре «Надежда». Фото: Антон Климов для ТД

Недавно одна девушка, узнав чем я занимаюсь, сразу сказала: «А, благотворители, вы же откусываете у нуждающихся людей деньги для собственных нужд из пожертвований». Она даже не знала названия фонда, но была уверена, что я жулик, вор и подлец. Но это не так. Мы не откусываем деньги у нуждающихся. Все пожертвования, которые мы собираем для поддержки проектов, мы отдаем проектам. Каждый рубль, который мы получаем, и каждый рубль, который мы тратим, мы публикуем на странице отчетов.

Если вы туда заглянете, то увидите, что у нас очень большие административные расходы. Мы этого не скрываем. У больницы тоже большие расходы. Никому же в голову не приходит их скрывать? Именно эти расходы позволяют нам расти такими темпами и оказывать помощь такому количеству людей.

В лаборатории НИИ ДГОиТ имени Р.М. Горбачевой. Лаборант выделяет лейкоциты из взятой крови, которые потом будут возвращены донору. Фото: Алексей Лощилов для ТД

Именно потому, что у нас есть возможность расширять штат, брать сотрудников, летать в командировки по всей стране, мы можем помогать десяткам тысяч людей, которым не помогает больше никто. Более того, мы можем сами учить другие благотворительные фонды, как правильно работать и помогать людям. Откуда мы берем деньги на собственную работу? Нас поддерживают десятки тысяч человек по всей стране, которые понимают, что для того, чтобы провести операцию человеку, нужен не только хирург и скальпель, а нужно, чтобы функционировала «Скорая помощь», больница, чтобы в ней было тепло, была вода, электричество, чтобы в ней работала бухгалтерия, а еще реанимация, сестры, анестезиологи, главный врач, руководители отделений. Мы — те, кто развивают всю эту систему. Мы — хребет, на котором держатся многие десятки благотворительных организаций по всей стране. Мы помогаем этим организациям жить, мы финансируем их проекты, мы помогаем им помогать другим. 

Я понимаю, что всегда хочется помочь конкретному человеку. Но время сейчас такое сложное, что нуждающихся в стране миллионы, десятки миллионов. Каждому ведь не поможете. А мы поддерживаем именно те проекты, которые помогают сразу многим, не одному, а тысяче, и не разово, а постоянно или долгосрочно. Вместо того, чтобы собирать деньги на лечение одного ребенка, мы собираем деньги на строительство или функционирование целой больницы, где будут бесплатно лечить тысячи детей. Самый лучший пример — детский хоспис в Омске. Мы собрали 13 миллионов на его строительство, и теперь за Уралом появится первый детский хоспис, в котором каждый год 300 детей будут проводить последние месяцы или годы своей жизни без боли и мучений, а могли бы собирать на каждого из 300 детей, и хосписа так бы и не было. Да, мы потратили деньги — сотрудники фонда, журналисты, фотографы летали в Омск и обратно, мы оформляли документы и, собственно, сам процесс сбора средств. Но каждый рубль, который вы жертвуете нам в фонд, и который идет на нашу работу, приносит от пяти до 50 рублей фондам, которым мы помогаем. Да-да. Это как в притче с рыбой и удочкой. Мы как раз та удочка. Но когда я говорю «мы», то имею в виду не только сотрудников фонда, но и, конечно, всех вас, тех, кто жертвует деньги на работу фонда «Нужна помощь», ведь без ваших пожертвований наша работа была бы просто невозможна.

 

Детский хоспис в Омске. Матвейка (восемь лет) никогда не говорил, никогда не слышал и не видел, никогда не ходил, никогда не обнимал маму, никогда не держал в руках ложку, никогда не ел самостоятельно, никогда не ходил в настоящий туалет. Фото: Митя Алешковский для ТД

Я прошу вас совершить разумный поступок. Не эмоциональный, не под воздействием каких-то переживаний, вызванных историей про умирающего ребенка, а сознательный и рассудительный. Пожалуйста, потратьте две минуты и поддержите нашу работу. Оформите регулярное, ежемесячное пожертвование непосредственно на работу нашего фонда. Мы не просим вас жертвовать нам огромные суммы — полтора доллара или 100 рублей самая подходящая сумма. Огромные суммы складываются именно из таких вкладов. Уже сейчас тысячи людей жертвуют нам ежемесячно по 100 рублей, и это позволяет нам достигать огромных результатов, но мы хотим большего, мы хотим помогать большему числу людей и мы призываем вас сделать то же самое — оформите регулярное пожертвование. Нам очень и очень важно, чтобы вы понимали, что эти деньги помогут нам помогать другим. Нам важна ваша осознанная поддержка.

В любой момент вы сможете отписаться от ежемесячного пожертвования. И, разумеется, каждый месяц мы будем присылать вам отчет о том, что сделали и кому помогли.

Работает эта система с любой банковской картой Visa или Mastercard, выпущенной в России или за рубежом, не важно. А вот с картами Maestro, увы, — нет.

Пожалуйста, сделайте это прямо сейчас. Поддержите нас. И вместе мы поможем 50 тысячам нуждающихся уже к этому новому году.

И еще одна просьба. Если вы не решились оформить пожертвование или просто не имеете такой возможности, пожалуйста, расскажите об этой возможности своим друзьям. Если у этого текста будет тысяча репостов, если его увидят десятки тысяч пользователей «ВКонтакте», «Одноклассников», Google+ и Facebook, то мы сможем оказать больше помощи, принести больше пользы, добиться больших результатов.

Спасибо вам за поддержку, мы вас не подведем.

С Новым годом!

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ



Иван Давыдов: Дипломатия для внутреннего пользования
2016-12-30 13:09 dear.editor@snob.ru (Иван Давыдов)

Колонки

Интересно кончается год. Где-то в Нью-Йорке печальные российские дипломаты собирают вещи, чтобы ехать домой. В Кремле обещают «адекватный ответ» американцам, и привычно вздрагивают, об этом услышав, жители заснеженного Воронежа. Новостники проклинают судьбу, Нью-Йорк и Воронеж, а заодно молятся глумливому богу новостей, чтобы их, новостей, в этом году уже не было. За большими играми больших держав мы, в широком смысле, зрители, забываем обращать внимание на дипломатические игры попроще, на дипломатию, посредством которой государство выстраивает отношения с нами. А возможно, зря.

Дипломаты погрустят и поедут на новые теплые места, может быть, все в ту же Америку (недолго Обаме куражиться, а Трампа Россия пока числит в друзьях). Они уедут, а нам здесь жить. И государство наше тоже от нас никуда не уедет.

Приемы «дипломатии для внутреннего пользования» в целом нехитрые. Некоторые работают, а некоторые — так. И день, когда Обама корпел над списком высылаемых сотрудников российских дипмиссий, подарил внимательным людям два неплохих примера таких приемов.

Пример первый: советник президента по интернету Герман Клименко дал каналу RT обширное интервью о собственных страхах и собственных планах. Самое интересное, что и планы, и даже страхи Клименко касаются нас напрямую. Вообще, тут с самого начала лукавство: Клименко полуофициально называют интернет-омбудсменом, защитником, то есть, прав. И, как это в России положено, занят он размышлениями о том, как бы эти самые права ущемить. О чем и поет, практически в открытую. Рассказывает, например, о проблеме с анонимностью в интернете и необходимости проблему решить. Чтобы спасти детей от групп самоубийц, а взрослых — от соблазна использовать биткойны для покупки оружия и наркотиков. Вообще, всегда ведь находятся достойные поводы, чтобы отнять у человека еще чуть-чуть свободы.

Но про вред биткойнов — это где-то в середине интервью, немногие дочитали. Публика среагировала на цитату, вынесенную в заголовок: «Россию могут отключить от мирового интернета». На самом деле Клименко о нас беспокоится: страна в кольце врагов, отношения с Западом что ни день, то хуже, и значит, утверждает советник, враги вполне могут нас из сети выкинуть, как ненужную рыбешку. А государство должно эту угрозу предвидеть и создать свой, настоящий, суверенный интернет с… Нет, без блек-джека.

Казалось бы, и Обама с новыми санкциями этой логике в помощь. Но нет, все поняли слова Клименко совершенно однозначно (и правильно): прочли «могут отключить» как «мы, государство, можем отключить». Да и как иначе, если «резервная критическая инфраструктура», о необходимости которой говорит советник президента, будет создана? Зачем тогда мировой интернет, по крайней мере, общедоступный? Ну, а уж сколько всяких вкусностей для допущенных к корму прячется за идеей суверенного интернета — даже думать боязно.

В общем, речи Клименко — пример для государства печальный. Пример того, как нехитрый дипломатический прием, маскирующий очередной отъем прав (с перспективами масштабных хищений в процессе) под заботу о защите прав, не срабатывает.

Но у нас в запасе есть пример за номером два. Пока советник президента делился фобиями с терпеливым журналистом RT, сам президент тоже без дела не сидел и, помимо прочего, подписал закон, «регламентирующий применение физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия сотрудниками ФСИН к заключенным». Да, это тот самый знаменитый «закон садистов», вокруг которого было столько шума, когда предыдущим еще составом парламент принимал его в первом и втором чтениях. А вот принятие в третьем чтении почему-то шума не вызвало. Правду сказать, перед третьим чтением в «закон садистов» внесли некоторые коррективы: убрали, например, пункт, позволявший ФСИНовцам «использовать спецсредства за любое нарушение режима содержания». То есть, если перейти с юридического на русский, бить людей элкектрошокерами и дубинками практически при первом же возникновении у этих славящихся гуманизмом людей желания кого-нибудь ударить. Поле возможностей немного сузили, но все же поводов бить заключенных руками и не только, да что там, даже стрелять в них, теперь масса. Причем вполне легальных — в этом новизна. Бить-то ведь и раньше били.

А вот как оповещает своих читателей (и зрителей телеканалов, входящих в ВГТРК) о законодательной инновации сайт «Вести». Уже от заголовка новости приходишь в восторг — «Тюремщикам запретили беспричинно бить заключенных». Прекрасно все. И такое родное, понятное слово «тюремщики». И явная забота о правах жителей страны, которым народная мудрость от тюрьмы зарекаться не велит. «Запретили беспричинно бить». Раньше можно было, а теперь нет. Теперь побьют только при наличии причин — а с этим разве кто-то станет спорить? В самой новости — ничего по сути, но это и не важно. Заголовка достаточно, чтобы и жить захотеть в прекрасной нашей стране, где во главе угла — забота о людях… И сообразить, что бить все-таки будут.

И это как раз пример работающей «дипломатии для внутреннего употребления». А на дела профессионалов смотреть всегда приятно. Хотя стойкое желание попросить глумливого бога новостей, чтобы не было их больше в этом году, новостей этих, тоже исчезать не хочет.



Медведев — администрации Обамы: Покойся с миром
2016-12-30 13:03 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

«Печально, что администрация Обамы, которая начинала свою жизнь с восстановления сотрудничества, заканчивает ее антироссийской агонией. RIP (Rest in peace — покойся с миром, — "Сноб")», — написал Медведев.

США ввели новые санкции 29 декабря. Они направлены против российских дипломатов и российской разведки. По версии Вашингтона, Москва ответственна за хакерские атаки на Демократическую партию во время президентских выборов в Америке.

35 российских дипломатов должны срочно покинуть Штаты. Американские власти считают, что они действовали не в соответствии с их дипломатическим или консульским статусом. Российским дипломатам также запретили посещать жилкомплексы в Мэриленде и в Нью-Йорке, которые они, по версии американской стороны, использовали для сбора разведданных. 



Шанс России выйти из сирийской войны
2016-12-30 12:40 dear.editor@snob.ru (Леонид Исаев)

Владимир Путин вновь частично выводит российские войска из Сирии: такое же решение он уже принимал в марте этого года. Тем временем сирийские власти и оппозиция договорились о режиме перемирия и проведении переговоров — боевые действия по всей стране будут приостановлены с 30 декабря. Россия сворачивает военную кампанию против террористов? Или это очередные политические заявления, не влияющие на ситуацию? Об этом «Сноб» попросил рассказать арабиста Леонида Исаева.

Нефронтовые потери

После частичного выведения российских войск из Сирии в марте 2016 года стало только хуже. Увеличились наши потери: в их числе были и военные советники, и медсестры, и два сбитых вертолета, и самолет Минобороны. То есть проблем только прибавилось.

Сейчас Россия снова выводит войска из Сирии. Я не исключаю, что наше руководство действительно хочет как можно быстрее выйти из войны: она затягивает в себя новых участников, и с этим тяжело справляться. Мы не одиноки в этом желании: Турция, Иран, Саудовская Аравия — все мы не до конца понимали, как будут развиваться события, когда только начинали в них участвовать.

Выйти из войны очень сложно, поэтому любую потенциальную возможность это сделать надо использовать. Освобождение Алеппо могло быть хорошим поводом, чтобы объявить об уходе России из Сирии: помогли сирийской армии отстоять Дамаск, освободить крупнейший город страны Алеппо — молодцы! Но одновременно с этим потеряли Пальмиру: вот уйдешь сейчас из Сирии, а враги и Алеппо отобьют обратно.

Это нетипичная для нас военная кампания — мы все боимся, что увязнем в ней по афганскому сценарию. А увязнуть в современных конфликтах сегодня можно не только по афганскому образцу. Бывает, что фронтовых потерь нет, но нефронтовые — спрогнозировать которые практически невозможно — очень велики. Разве можно было спрогнозировать «Когалымавиа»? Или упавший самолет Минообороны (ведь не участвуй мы в войне, не надо было бы устраивать там концерт для военных)?

«Тройка» переговоров

Поэтому большие надежды Россия возлагает на формат «тройки» — Россия, Иран, Турция, — который был опробован в марте этого года в Москве на встрече министров обороны и министров иностранных дел. Но «тройка» вряд ли станет решением сирийского конфликта, сомневаюсь даже, что из нее получится какой-то стратегический союз, по одной простой причине: Турция и Иран — конкуренты за лидерство на Ближнем Востоке.

Какой стратегический союз возможен между двумя конкурирующими государствами, которые с недоверием относятся друг к другу? Турция ставит себе целью ослабить Иран, а Иран — ослабить Турцию. Россия и для Турции, и для Ирана — вообще головная боль: государство, тоже претендующее на определенную власть в регионе, который Турция и Иран считают своим.

При всем этом «тройка» может быть хорошим стартом для снижения конфликтогенности если не во всей Сирии, то на северо-западе — в провинциях Алеппо и Идлиб. Кроме того, на основе «тройки» к перемирию можно будет подключать и других участников конфликта: в противном случае объявленное перемирие будет краткосрочным. «Тройка» может стать фундаментом для строительства диалога, но только если к ней будут подключаться другие государства, от которых реально зависит ситуация в Сирии — в первую очередь, страны залива и Соединенные Штаты.

Раздел сфер влияния

На переговорах «тройки» в Москве были достигнуты две важные вещи, которые, к слову, должны лечь в основу переговоров между оппозицией и сирийским режимом в Астане и, возможно, станут отправной точкой для выхода России из сирийского болота. Первое достижение — раздел сфер влияния. Вот какая картина складывается на сирийском северо-западе: мы оставляем за турками провинцию Идлиб, север провинции Алеппо — граница от Джераблуса до Азаза, — карман между двумя курдскими кантонами от Африна до Манбиджа, — а также Эль-Баб на юге — это турецкий выход к двум важным дорогам, на Ракку и в Алеппо. Турки, в свою очередь, признают, что у России и Ирана тоже есть свои сферы влияния: Латакия, Тартус, политический центр в Дамаске, Алеппо, Хомс и дорога, которая ведет из Дамаска в Алеппо через Хомс.

Чем это хорошо? Во-первых, это так или иначе позволяет всем трем странам не просто закрепить свои сферы влияния в Сирии, но и заручиться поддержкой друг друга, признавая права друг друга на определенную власть в разных регионах.

Во-вторых, это дает возможность туркам и протурецким структурам, которых на границе Идлиба достаточно много, более или менее спокойно существовать и начать тратить силы на усиление военной кампании у берегов Евфрата, которая, может быть, получит развитие в сторону Ракки, где располагаются силы «Исламского государства».

В-третьих, такое разделение сфер влияния может стать гарантией того, что Асад больше не будет продолжать свою экспансивную политику на Идлиб: без поддержки России и Ирана Асад просто не может себе позволить вести экспансию в одиночку — сил не хватит. А Это даст передышку и силам Асада, и туркам.Что это дает России и Ирану? Прежде всего, это возможность рассредоточить свои подразделения по той территории, которую контролирует Асад, так как сейчас они почти в полном составе находятся в Алеппо. Это позволит и вновь отвоевать Пальмиру, и укрепить там свои позиции, чтобы снова ее не потерять, и укрепить позиции в Хомсе, потому что «Исламское государство» сейчас планирует там военную кампанию. Если не распределить военные силы сбалансировано, Сирия так и будет терять то Пальмиру, то Алеппо, то снова Пальмиру. Это очень изматывает, не говоря уже о том, каким позором стала потеря Пальмиры для России, которая сама придала городу слишком большой символизм, поэтому на Западе большое значение придали его потере.

Борьба с терроризмом

Второе достижение «тройки» — договоренности относительно террористических структур. Полагаю, именно Россия и Иран повлияли на то, что «Хезболла» — в суннитском мире и в Турции считающаяся террористической структурой — начала покидать территорию Сирии и уходить в Ливан. Для турок это важная победа. Мы от Турции, в свою очередь, теперь можем потребовать оказать сопротивление «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра»), которая базируется преимущественно в провинции Идлиб.

Все это дает надежду, что Россия все-таки выведет свои войска из Сирии по-настоящему, а не как в марте. Я с самого начала был категорически против ввода войск и теперь обеими руками за их вывод. То, что происходит сейчас — это шанс.

Вывести войска необходимо, пока издержки от нашего пребывания в Сирии окончательно не превзошли наших достижений в борьбе с терроризмом. Человеческие жертвы — пока наш главный результат в сирийской кампании 2016 года, это очень тревожно. Но мы можем уйти из Сирии только тогда, когда будем действительно уверены в том, что Асад сможет удерживать хотя бы ту часть территории, которую сейчас держит под контролем.

Это возможно при двух сценариях. Первый — если бы у Асада для этого было достаточно собственных сил. Но это не так: у него осталось два элитных подразделения, которые сегодня уже больше похожи на бандформирования. Судя по тому, как они вошли в Алеппо и как вели себя там, они мало чем отличаются от «Исламского государства» — разве что головы на камеры не отрезали. Второй сценарий: Асад удерживает свои территории за счет того, что  у него их не пытаются отнять. А значит, надо договариваться: с турками — чтобы протурецкие повстанцы не нападали с севера, с американцами — чтобы курды сосредоточились на борьбе с «Исламским государством», а не с сирийской армией. И не будем забывать про «Южный фронт» Свободной сирийской армии: надо убедиться, что государства, их поддерживающие — Иордания, страны залива, США, — не будут осуществлять контрнаступления на Асада.

За этими стратегическими решениями стоят важные имиджевые приобретения. Ведь если совсем упростить, то вывод российских войск возможен при условии, что как минимум в глазах российских граждан наше руководство будет выглядеть победителем. Задача максимум — выглядеть победителем и в глазах мирового сообщества. Пока хотя бы задача минимум выполнена не будет, Россия из Сирии не уйдет.



CNN: в Москве закрыли американскую школу в ответ на санкции
2016-12-30 12:01 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Школа расположена в Покровском-Стрешневе, ее основали в 1949 году. В ней учатся около 1200 детей дипломатов и бизнесменов из США, Канады и Великобритании. Помимо этого, по данным канала, российские власти закрыли доступ к дому отдыха американского посольства в Серебряном Бору.

Днем ранее Штаты ввели санкции, в соответствии с которыми 35 российских дипломатов должны уехать из США в течение 72 часов. «Госдепартамент предпринял эти меры как часть всесторонних мер в ответ на вмешательство России в выборы США, а также систематическое преследование наших дипломатов за рубежом, случаи которого участились в течение последних четырех лет и значительно выросли за последние 12 месяцев», — говорится в заявлении Госдепартамента США.

Источник «Интерфакса» пожаловался, что все билеты на самолеты из Вашингтона в Москву уже раскуплены перед Новым годом, и дипломатам придется сначала добираться до Нью-Йорка, где больше шансов найти свободные места на рейсах в Москву. При этом, вероятнее всего, дипломаты проведут новогоднюю ночь в самолете. Еще один источник «Интерфакса» рассказал, что к «даче» российского постпредства в Нью-Йорке приехала полиция.   

Американские власти также закрыли два российских дипломатических жилкомплекса в Мэриленде и в Нью-Йорке. По мнению Белого дома, дипломаты использовали здание для сбора «разведывательных данных». Меры против дипломатов приняли, потому что они действовали «не в соответствии с их дипломатическим или консульским статусом».

Президент США Барак Обама также ввел санкции против шести человек и пяти российских организаций, в том числе ФСБ. Санкции распространились на главу ГРУ Игоря Коробова и других руководителей спецслужбы: Игоря Костюкова, Владимира Алексеева и Сергея Гизунова.

В списке санкций оказались Алексей Белан и Евгений Богачев, которых в США называют хакерами. ФБР несколько лет разыскивает их. Власти США заявили, что Белан, который живет в Анапе, с помощью компьютерного вируса нанес ущерб пользователям более чем на 100 миллионов долларов. Он якобы взломал компьютерные сети трех крупных онлайн-магазинов в Неваде и Калифорнии и похитил базы клиентов.

Американская сторона также опубликовала доклад, в котором говорится, что российские хакеры дважды атаковали неназванную американскую партию — летом 2015 года и весной 2016 года. Группы хакеров обозначили как АРТ29 и АРТ28. Ранее сообщалось, что такие названия носят хакерские группировки Cozy Bear, которая якобы связана с ГРУ, и Fancy Bear, которая, по версии американских властей, работает с ФСБ.

В Кремле отвергли обвинения американских властей во вмешательстве России в выборы американского президента через хакерские атаки. В России пообещали ответить на действия администрации американского президента Барака Обамы. Избранный президент США Дональд Трамп, который вступит в должность в конце января, пообещал лично встретиться с руководством разведки США и узнать детали ситуации с хакерскими атаками. Ранее он подчеркивал, что у администрации Обамы нет доказательств причастности России к атакам. 



В Сирии нарушили перемирие почти сразу после его начала
2016-12-30 11:28 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

Сирийская оппозиция попыталась атаковать позиции правительственных войск в провинции Хама. Она также обвинила правительственные войска в артиллерийском обстреле двух поселков в провинции Идлиб. К утру перестрелки прекратились.

Перемирие в Сирии действует с полуночи по московскому времени 30 декабря и распространяется на всю Сирию, за исключением территорий, которые контролирует запрещенное в России «Исламское государство».

Режим перемирия согласовали 28 декабря. Его гарантами выступили Россия, Турция и Иран. Сообщалось, что российские и сирийские власти разделили Сирию на зоны влияния. По плану, после новых выборов президента в Сирии Башара Асада сменит «менее противоречивый» кандидат. 



В Москве завели дело о нападении на бойцов Росгвардии
2016-12-30 11:15 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

По версии следователей, вечером 29 декабря в Новой Москве при проверке документов несколько человек начали стрелять по наряду вневедомственной охраны Росгвардии. Один боец погиб, другой был ранен.

На силовиков напали после того, как они выехали на звонок о драке в районе поселения Роговое, говорил источник «Интерфакса». Приехавшие бойцы потребовали от участников драки предъявить документы. Те отказались выполнить требования. Силовиков избили, одного из них застрелили из его собственного оружия.

Для поиска нападавших подняли отряд специального подразделения ведомства центрального округа. В Москве ввели план «Вулкан». После этого задержали восемь человек и забрали отнятое у бойца Росгвардии оружие, рассказала официальный представитель МВД России Ирина Волк. На месте работают следователи и криминалисты главного следственного управления СКР.



Евгений Бабушкин: Cтрашно красивый год
2016-12-30 10:35 dear.editor@snob.ru (Евгений Бабушкин)

#07 (91) декабрь 2016

Январь

Архив пресс-службы
Архив пресс-службы

Красиво

«Катюша»? «Калинка»? «Темная ночь», наконец? Классические хиты вышли из моды. Самая популярная русская песня всех времен – «Экспонат» Сергея Шнурова. Бывшие подпольщики, а ныне поп-рокеры, музыканты «Ленинграда» обрели второе дыхание благодаря Анне Пармас. Именно она сняла все новые клипы группы – в том числе «Экспонат», остросоциальную сатирическую короткометражку про тягу к прекрасному. Клип вышел 14 января, и сейчас у него сто миллионов просмотров на Youtube, это абсолютный рекорд.

Фото: Enrique Marcarian/REUTERS
Фото: Enrique Marcarian/REUTERS

Страшно

Лихорадку Зика открыли еще в середине прошлого века. Жители джунглей страдали тихо, вирус походил на тысячи прочих тропических вирусов. Но в январе 2016 года первый человек заболел в США, и врачи забили тревогу. Зика – не просто вирус, а почти казнь египетская: если заболеет беременная женщина, ребенок может родиться микроцефалом – с аномально маленьким черепом. К концу 2016 года вирус Зика обнаружили в семидесяти пяти странах. 

Февраль 

Фото: Kevin Winter/GettyImages
Фото: Kevin Winter/GettyImages

Красиво

В феврале случилось много хорошего и важного – открыли, например, давно предсказанные гравитационные волны, но ничего так трепетно не ждали, как «Оскара». С пятой попытки его получил Леонардо Ди Каприо за главную мужскую роль в фильме «Выживший». Были у него и поудачнее работы: Билли Костиган из «Отступников», Говард Хьюз из «Авиатора», брокер из «Волка с Уолл-стрит». так что «Оскара» дали как бы за выслугу лет, по совокупности обстоятельств. Все так радовались за Ди Каприо, что пропустили настоящую сенсацию – десять номинаций и шесть «Оскаров» у «Безумного Макса». 

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Страшно

Утром 29 февраля московская няня Гюльчехра Бобокулова подожгла квартиру своих нанимателей и отрезала голову тяжело больной девочке, за которой ухаживала три года. Положила голову в пакет, пошла к метро, расстелила молитвенный коврик и начала кричать, что ненавидит демократию. Полиция приняла голову за бомбу и лишь сорок минут спустя решилась задержать несчастную женщину. На допросе няня объяснила: убить ребенка приказал Аллах. По словам психиатров, с таким же успехом это мог быть и Будда: речь не о редкой форме исламского терроризма, а о тяжелом психическом расстройстве. 

Март

Фото: Frederick M. Brown/GettyImages
Фото: Frederick M. Brown/GettyImages

Красиво

В марте братья Вачовски окончательно стали сестрами. Ларри (теперь – Лана) объявил о смене пола еще в 2012 году: он сказал, что готов пожертвовать приватностью, лишь бы другие трансгендеры знали, что не одиноки. Энди (теперь – Лилли) долго скрывал свое решение, но награду за «Восьмое чувство» вышел получать в вечернем платье. Речь встретили овацией: «Уверенность, что тебя невозможно полюбить, парализует воображение. А теперь выметайтесь отсюда и идите любить со всей силой, на какую вы только способны!» Консервативная российская пресса так и не решила, как ей быть, и целомудренно называет сестер «дуэтом Вачовски». 

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

Страшно

«Во многих процветающих странах пытаются утвердить право любого выбора, в том числе и самого греховного», – отреагировал на признание Вачовски патриарх Кирилл. На самом деле речь его была посвящена не только и не столько трансгендерам: патриарх бранил современность в целом. «Сегодня, – сказал он, – мы говорим о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни». Патриарх заявил, что ересь эта начала распространяться в Новое время, но ни разу не назвал ее по имени. Нетрудно догадаться, что речь идет о самом обычном европейском гуманизме. 

Апрель

Фото: Сергей Пономарев
Фото: Сергей Пономарев

Красиво

На снимке – холодное, серое море, дюжина пассажиров в крохотной лодке и трое суровых мужчин, которые пытаются ее пришвартовать. Все вместе неуловимо похоже на «Плот “Медузы”» Теодора Жерико. В апреле российский фотограф Сергей Пономарев получил Пулитцеровскую премию, высшую награду для любого журналиста. «С беженцами я пережил гамму эмоций, – говорил Пономарев. – От сострадания и злости на несправедливый мир до брезгливости. Но я стараюсь максимально убрать личные чувства. Я являюсь просто глазами и ушами общества, и мой читатель должен сам делать суждения на основе моих репортажей».

Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости
Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

Страшно

Три терабайта архивов, одиннадцать миллионов файлов, десятки сломанных карьер. В апреле немецкая газета Süddeutsche Zeitung начала публиковать «панамские архивы» – документы компании Mossack Fonseca, которая сорок лет занимается офшорами. В бумагах перечислено множество чиновников, в том числе дюжина бывших и действующих глав государств. Российского президента среди них, к счастью, нет. Зато упомянута Татьяна Навка – жена пресс-секретаря Путина. Братья Ротенберг – знакомые Путина. И Сергей Ролдугин – крестный отец дочери Путина. Согласно бумагам, через офшорные компании Ролдугина прошли два миллиарда долларов. Эхо панамского скандала не утихло до сих пор, хотя последствия разнятся от страны к стране. В Исландии, к примеру, в отставку ушел премьер-министр. В России ни один чиновник не пострадал.

Май

Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС
Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС

Красиво

«Денег нет, но вы держитесь» – эту фразу, одновременно и трагическую, и полную лучезарного оптимизма, мы услышали в мае. Благодаря ей премьер-министр Дмитрий Медведев занял место в пантеоне где-то между Черномырдиным и Марией Антуанеттой. Та, согласно легенде, предложила голодным крестьянам есть пирожные. Полная версия диалога Медведева с феодосийской пенсионеркой выглядит так: 

– Вы же сказали, будет индексация, где она в Крыму, эта индексация? Что такое восемь тысяч? Это мизер. Ноги вытирают об нас здесь!

– Ее нигде нет, мы вообще не принимали, просто денег нет. Найдем деньги, сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья!

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС
Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Страшно

В мае полтысячи человек подрались на Хованском кладбище. Дрались ножами, битами, арматурой, голыми руками. Десятки были покалечены, погибли трое – их задавили зачинщики драки, пытаясь скрыться. Подоплека конфликта банальная: бандиты делили сферы влияния, каждый пригнал свою армию, а пострадали, как обычно, гастарбайтеры, рядовые работники. «Драка на кладбище» – не только самое массовое побоище в Москве за последние годы, но и прекрасная метафора всего, что происходит в нашей общественной жизни.

Июнь

Фото: Светлана Холявчук/ТАСС
Фото: Светлана Холявчук/ТАСС

Красиво

Раньше скромный безымянный мост в створе проспекта Героев никого не волновал. Край Петербурга, пустыри да новостройки. Но в июне его назвали в честь Кадырова-старшего, и люди возмутились. На петербургском юго-западе все названия – в честь героев Великой Отечественной войны. А Кадыров хоть и получил посмертно Героя России, в той войне точно не участвовал. Впрочем, петиции и жалобы ни к чему не привели: в этом году Кадыров-младший много раз демонстрировал, что с ним не стоит ссориться, особенно если речь идет о чести его отца. 

Фото: Пресс-служба правительства Карелии/ТАСС
Фото: Пресс-служба правительства Карелии/ТАСС

Страшно

Сямозеро: в июне одно из тысяч прекрасных карельских озер стало местом трагедии и символом бардака и халатности. Сорок семь детей и четверо инструкторов попытались пересечь озеро на каноэ. Дети просили отменить поход – они слышали штормовое предупреждение, – но инструкторы настаивали. Час спустя шторм раскидал детей и взрослых по трем островам. Лишь одна девочка – тринадцатилетняя Юля Король – смогла выбраться на берег. Она спасла из воды нескольких детей и инструктора, первой добралась до ближайшего поселка и первой сообщила о крушении. Юля получила несколько правительственных  наград – совсем как взрослая, – а «Сноб» вручил ей гран-при премии  «Сделано в России».  На Сямозере погибло четырнадцать детей.

Июль

Фото: VI-Images/GettyImages
Фото: VI-Images/GettyImages

Красиво

Этим летом футбол смотрели даже те, кто равнодушен к спорту. Исландия покорила Евро-2016. Бородатый капитан, страстные  болельщицы и дикие болельщики, исторгающие из глоток суровое слово Huh! – это была история не про футбол, а про бесконечное разнообразие и причудливость мира. Едва ли не сельская команда из крохотной страны добралась аж до четвертьфинала. А когда футболисты вернулись в Рейкьявик, их встречали тридцать тысяч человек: каждый пятый взрослый исландец.

Фото: Tumay Berkin/REUTERS
Фото: Tumay Berkin/REUTERS

Страшно

15 июля на улицах Стамбула появились первые танки, а неопознанный вертолет открыл огонь по зданию Нацразведки. За последние полвека Турция пережила четыре удачных и два неудачных путча, так что президент Эрдоган сориентировался быстро: очередная попытка военного переворота была подавлена за ночь. Наутро «султан Реджеп» закрутил гайки. Тридцать губернаторов, сто генералов, восемь тысяч полицейских, пятнадцать тысяч учителей – в общей сложности восемьдесят тысяч человек лишились постов и потеряли работу. Десять тысяч – под судом. Из неожиданных последствий июльcкого путча – Россия и Турция снова дружат. Предполагают, что именно российская разведка предупредила Эрдогана о заговоре.

Август

Фото: Pawel Kopczynski/REUTERS
Фото: Pawel Kopczynski/REUTERS

Красиво

На Олимпиаде в Рио-де-Жанейро украли миллионы долларов, избили бельгийского дзюдоиста и ограбили российского пловца. Но все равно она останется одной из самых красивых и драматичных Олимпиад в истории. Спорт высоких достижений – пространство, где случаются чудеса, а все грязное и сомнительное остается за кадром. Все запомнят, например, победу Майкла Фелпса, пловца с невероятными руками, который стал первым в мире двадцатитрехкратным олимпийским чемпионом. К сожалению, почти треть российской делегации была дисквалифицирована из-за допинг-скандала. Тем не менее в общем медальном зачете Россия заняла то же место, что и на прошлой Олимпиаде, в Лондоне, – четвертое.

Фото: Hindustan Times/GettyImages
Фото: Hindustan Times/GettyImages

Страшно

В августе Исламское государство провозгласило, что идет священной войной на Россию. «Послушай, Путин, мы придем в Россию и будем убивать вас в ваших домах», – заявил неизвестный боец из сердца пустыни, и видео почти сразу же удалили, но слово было сказано. С августа российская полиция предотвратила уже несколько терактов, организованных ИГ. Эта псевдострана размером с Белоруссию располагает хорошо организованной армией тренированных фанатиков. Но часть из них – по меньшей мере несколько тысяч – сами родом из России. 

Сентябрь

Фото: Bauer Griffin/GettyImages
Фото: Bauer Griffin/GettyImages

Красиво

Мэддокс, Пакс, Захара, Шайло и восьмилетние двойняшки Вивьен и Нокс. В сентябре эти имена звучали постоянно. Анджелина Джоли обвинила Брэда Питта в жестоком обращении с детьми: тремя общими и тремя приемными. Актеры были вместе одиннадцать лет, считались эталонной парой, получили даже одно прозвище на двоих – «Бранджелина», и развод их стал делом государственной важности. Агенты ФБР все тщательно проверили и не нашли в поведении Питта ничего подсудного. Но брак, конечно, было уже не спасти.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Страшно

В сентябре выбирали «Единую Россию». Очередная победа правящей партии никого не потрясла. Что было удивительно, так это явка сорок семь процентов. Не просто низкая, а самая низкая в истории, если не брать в расчет дореволюционную Думу. «Явка как явка», – сказала Элла Памфилова, которую назначили следить за чистотой выборов и которая не нашла серьезных нарушений. Наибольшую апатию проявили жители больших городов: в Москве и Петербурге на выборы сходила едва ли треть.

Октябрь

Фото: Getty Images/ТАСС
Фото: Getty Images/ТАСС

Красиво

Он не похож на ласкового мишку. Ему далеко даже до животных, которые рекламировали Олимпиаду в Сочи. Но и в нем есть свое очарование. В октябре веселого волка по прозвищу Забивака назначили талисманом ЧМ-2018. Много шутили, что именно сделает волк: забьет на матчи, забьет соперника ногами, а то и просто забьет на все. Совсем как строители стадиона «Крестовский», который должны построить к чемпионату. Девять лет, куча уголовных дел, сорок миллиардов потраченных рублей – а стадиона так и нет.

Фото: Ammar Abdullah/REUTERS
Фото: Ammar Abdullah/REUTERS

Страшно

До войны в Алеппо жили два миллиона человек. Если судить по фото, сейчас там не осталось ни одной живой души. Весь октябрь Россия бомбила Восточный Алеппо. Бомбила сильно: мусульманские террористы засели там вперемешку с повстанцами. По разным оценкам, в этой части города осталось больше ста тысяч детей. Сколько из них погибло – только предстоит подсчитать, но счет потерь среди мирного населения идет на сотни. Чиновники ООН уже осудили Россию за действия в Сирии, а британский МИД открыто произнес словосочетание «военные преступления».

Ноябрь

Фото: Dominick/REUTERS
Фото: Dominick/REUTERS

Красиво

В ноябре американцы проявили исключительное чувство юмора: на выборах победил Дональд Трамп. Он миллиардер – но за него проголосовали самые бедные. Он оскорблял женщин, афроамериканцев и латиноамериканцев – но и они выбрали его. Он выиграл вопреки всем прогнозам и здравому смыслу. Нельзя сказать, что победа Трампа сделала Америку и мир счастливее: в прогрессивных штатах на Западном и Восточном побережьях тысячи людей вышли протестовать. Зато его победа означает, что в скучной и предсказуемой большой политике есть место неожиданностям.

Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости
Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Страшно

«Вы сами не заметили, как разрушили мою психику и жизнь. Прощайте все, и друзья, и семья, и знакомые. Не волнуйтесь, уходить буду красиво... Люблю вас». Написав предсмертную записку – одну на двоих, – псковские школьники Денис Муравьев и Екатерина Власова сбежали из дома в третий и последний раз. «Последние минуты жизни надо проводить обалденно!» – говорит Денис, совсем еще мальчик, и стреляет в окно по полицейской машине. Звенит стекло. «Псковские Бонни и Клайд» застрелились – или были убиты – при штурме дома, где они засели с оружием Катиного отчима. Свою гибель они транслировали на всю страну.С



Илья Барабанов: Война на оба ваши дома
2016-12-30 10:28 dear.editor@snob.ru (Илья Барабанов)

#07 (91) декабрь 2016

Фото: Abdalrhman Ismail/REUTERS
Фото: Abdalrhman Ismail/REUTERS

В апреле на несколько дней резко обострилась ситуация в Карабахе. Тогда Россия вмешалась и не допустила очередного витка противостояния Армении с Азербайджаном. Другие миротворческие успехи по итогам 2016 года занести на свой счет Кремль вряд ли может. В мае Сергей Ролдугин с Валерием Гергиевым играли в освобожденной Пальмире – странная сирийская кампания, начатая осенью 2015 года, казалось, оборачивается успехом. Но к концу года стало ясно, что это ощущение было скорее ошибочным.

Патриотические СМИ поводы для оптимизма, впрочем, находят регулярно: победа Дональда Трампа в США, «Брексит» в Великобритании... Поддерживают их в этом и официальные спикеры по внешнеполитической теме – от Марии Захаровой до Алексея Пушкова, – которые не устают повторять, что элиты европейских стран разочаровались в навязанном им США курсе на изоляцию России посредством санкций, а значит, скоро их отменят, вопрос с Крымом признают закрытым, а про Донбасс и сбитый над ним рейс МН17 забудут.

Столь идеалистичной картинка является, правда, лишь в теленовостях. Осенью 2015 года российские самолеты летели в Сирию как раз, чтобы доказать: изоляция России на международной арене невозможна. С Кремлем нужно считаться, а если «уважаемые западные партнеры» сами не хотят идти на переговоры, то мы создадим ситуацию, когда не вести их будет уже нельзя. Предполагалось, видимо, что операция будет маленькой и победоносной. Уже в марте 2016 года Владимир Путин даже объявил о выводе основной части российской группировки обратно. Самолеты красиво улетели, но потом, видимо, прилетели обратно. Кроме того концерта в Пальмире, бои за которую, кстати, продолжаются и сейчас, других ярких побед нет. Большая часть потерь среди российских военнослужащих пришлась на период, когда «нас там нет». Более того, к концу года российские ВКС вместе с войсками президента Башара Асада завязли в боях за крупнейший сирийский город Алеппо, получая из  Европы новые обвинения в военных преступлениях. Настолько громкие, что в какой-то момент начало казаться: вместо выхода из изоляции Россия получит новые санкции. Продемонстрировать мощь российского оружия был призван единственный в стране авианосец «Адмирал Кузнецов», который долго добирался до Сирии вокруг Европы, дымя изо всех труб. Но и с его появлением какого-то перелома в битве за Алеппо не произошло, а на все обвинения в военных преступлениях российские телеканалы отвечают сюжетами об аналогичных преступлениях, совершенных США, их союзниками и иракской армией в ходе продолжающегося параллельно штурма города Мосул. Некоторые эксперты уже сравнивают это заочное противостояние с битвой за Берлин: какая коалиция окажется эффективнее, какой из городов будет взят первым?

2016 год не смог дать ответа и на вопрос, каким будет выход из украинского кризиса. Хороших для Кремля новостей на этом фронте еще меньше. Гаагский трибунал признал аннексию Крыма, которую в России принято считать добровольным присоединением, началом вооруженного конфликта с Украиной. Международная следственная комиссия, не назвав пока, впрочем, имена конкретных виновных, пришла к однозначному выводу, что малайзийский Boeing был сбит из установки «Бук», которая заехала в Донбасс с территории России, а затем туда же вернулась. Уговорить Киев на проведение местных выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, конституционную реформу, децентрализацию или хотя бы амнистию не удалось. Не удается даже добиться прекращения огня вдоль всей линии соприкосновения. На протяжении года несколько раз казалось, что конфликт разгорится с новой силой. Тем более что регулярные встречи контактной группы в Минске никаких ощутимых результатов так и не принесли. Лидеры Германии и Франции, России и Украины в этом году все же собрались в «нормандском формате», но лишь для того, чтобы заявить о своей приверженности выполнению «Минских соглашений» и разъехаться по домам не в состоянии признать очевидного: эти соглашения невыполнимы. Но признать отсутствие плана мирного урегулирования – значит анонсировать новый виток боевых действий. Чего Европа категорически не хочет, а в Москве и Киеве к такому, видимо, пока просто не готовы, лелея надежду додавить оппонента кто дипломатически, а кто санкционно.

Развернувшееся ближе к концу года соревнование, кто больше поймает чужих шпионов, тем более не дает поводов думать, что какое-то примирение возможно. А значит, в год, предшествующий президентским выборам, страна войдет, плотно увязнув в одной позиционной войне и с высоким риском возобновления другой.С

Автор — спецкор ИД «Коммерсантъ»



В Кремле отвергли обвинения в хакерских атаках на США
2016-12-30 10:09 dear.editor@snob.ru (Виктория Владимирова)

Новости

«С нашей точки зрения, такие действия Вашингтона, действующей администрации в Вашингтоне, являются проявлением, к сожалению, непредсказуемой и, можно даже сказать, агрессивной внешней политики. Мы считаем, что такие решения действующей администрации, которой, кстати говоря, осталось работать три недели, преследуют две цели: это окончательно испортить и без того лежащие на дне российско-американские отношения, а также, по всей видимости, нанести удар и по внешнеполитическим планам будущей администрации избранного президента США», — сказал Песков. Он отметил, что второй тезис — это абсолютно внутреннее дело Штатов.

Ответные действия России не понравятся США, считает Песков, поэтому «какой-то срочности сейчас нет». «Вместе с тем, я хочу добавить, что с учетом переходного периода сейчас в Вашингтоне мы по-прежнему рассчитываем на то, что нам удастся избавиться от таких корявых действий, таких корявых шагов, от того, чтобы вести себя как слон в посудной лавке, и что нам удастся все-таки так или иначе выйти на путь нормализации наших двусторонних отношений», — добавил он.

Путин вряд ли будет торопиться звонить Обаме из-за введенных санкций, сообщил Песков. США также не выходили на связь с Россией перед введением санкций.

США вечером 29 декабря ввели против российской разведки и нескольких частных лиц санкции, обвинив их во вмешательстве в выборы американского президента. Штаты объявили о высылке из страны 35 российских дипломатов, которых президент США Барак Обама назвал «работниками российской разведки». Доказательств причастности российских властей к хакерским атакам в Штатах не предоставили. 



Петр Карцев: Тропик Водолея
2016-12-30 09:58

Литература

Фрагмент обложки «Тропик Водолея»
Фрагмент обложки «Тропик Водолея»

В назначенный день таксист довез ее до вероятных окрестностей указанного адреса, высадил в придорожный сугроб и счел свой профессиональный долг выполненным. Дальше навигатор показывал поворот на проселочную дорогу, которой либо не существовало в природе, либо существование которой подчинялось сезонным ритмам. Лена почувствовала себя на расстоянии световых лет от цивилизации. Небо на востоке, казалось, начинало светлеть, но это могли быть огни оставшегося в отдалении города.

Лена выключила экран телефона, затянула рукой у горла воротник новой дубленки и бросилась в снег. Персонажи Джека Лондона не чувствовали большего отчаяния. Повестка могла быть шуткой, думала Лена. Или уловкой, для того чтобы выманить ее в черную задницу мира и здесь лишить жизни. Строго говоря, что заставило ее с такой готовностью принять вызов в полицию за чистую монету? Врожденное чувство вины, первородный грех, подсказала себе она.

Подобие тропинки, едва видимой в темноте, вывело ее к каким-то домам барачного типа. За одним из них слышался скребущий позывной дворницкой лопаты. Лена еще раз проконсультировалась с навигатором. Искомый дом казался ближе; она попыталась запеленговать направление. На часах была половина девятого. Возможно, на ее арест уже отправили роту автоматчиков.

Без двадцати девять она ввалилась в казенный коридор ОВД, напоминавшего сельский клуб, реквизированный под полицейский участок.

— Вам нужно прилагать к повесткам карту местности и компас, — с облегчением сказала она дежурному. Тот посмотрел на нее пустым блеклым взглядом и направил на второй этаж.

Дверь нужной ей комнаты была открыта. Лена тем не менее легко постучала костяшками пальцев, прежде чем просунуть голову внутрь. Комната с двумя рабочими столами пустовала, но из нее открывалась вправо еще одна комната, и там сидел моложавый, лет тридцати, полицейский в уставной форме и погонах, которого она решила до получения доказательств обратного считать старшим лейтенантом Петуховым.

— Я свидетель, — сообщила она ему и слабо улыбнулась.

Лейтенант изучающе осмотрел ее, прежде чем сказать:

— Проходите, свидетель, — и указать на стул, придвинутый сбоку к его столу.

На столе стоял компьютерный монитор, стопки документов окружали беспроводную клавиатуру, и подальше у стены лежала пачка хлебных палочек.

Он передвинул часть бумаг с левой половины стола на правую, чтобы они не отгораживали от него Лену. Затем он попросил у нее паспорт.

Внимательно пролистав документ, он положил его справа от себя, где Лена не могла до него дотянуться, и со вздохом заметил:

— Опаздываете, Елена Игоревна.

Ей хотелось ответить яволь, герр оберлейтенант, но она удержалась.

— Так ведь дом передвинули, — сказала она вместо этого. — Навигатор совсем в другом месте показывает.

— Шутите, — без укора констатировал Петухов. — Это хорошо.

У него были бледные рыжие волосы над мелким мальчишеским лицом и ожидаемый невыразительный, но четкий голос, воспитываемый в тех учебных заведениях, где готовят полицейских и военных.

Лене стало скучно. Она устроила сумочку на коленях, сложила руки сверху и молча посмотрела на него.

Он порылся в ящике стола, достал оттуда бумажную папку, начавшую жизнь при советской власти, раскрыл перед собой и стал копаться в бумагах, прошитых скоросшивателем. Где-то в середине пачки обнаружилась стопка фотографий. Он извлек их на поверхность и начал перебирать. Лене не было видно деталей, но того, что мелькнуло перед глазами, было достаточно, чтобы понять, что это фотографии с места Яниной аварии. Она отвела взгляд в сторону.

— Ваша коллега, — сказал Петухов; видимо, в качестве вступления, как преподаватель мог бы обозначить тему лекции или семинара. — Варанова Яна Витальевна.

После каждой реплики он оставлял паузу, словно приглашал Лену тоже высказаться. Удивительным образом, ей действительно захотелось говорить: рассказать все начистоту, не ожидая наводящих вопросов, оправдаться, показать себя открытым и честным свидетелем, которому нечего скрывать. Однако она хорошо помнила сакраментальное все, что вы скажете, может быть использовано против вас; поэтому прикусила язык и предоставила Петухову самому поддерживать разговор.

Он посмотрел на нее с интересом, словно почувствовал сопротивление.

— Знаете, о ком я говорю? — уточнил он.

Лена кивнула.

— Та-а-а-ак, — протянул он, никуда не торопясь. — Яна Витальевна... была найдена... в ночь на понедельник 23 октября, рядом со своим автомобилем... — он сверился с документами, — «Фольксваген Пассат», у обочины дороги местного значения в Пушкинском районе Московской области.

Он посмотрел на Лену долгим вопросительным взглядом, давая ей возможность возразить против любых неточностей. Не дождавшись поправок, он нашел нужное место в документе, с которым сверялся, и продолжил:

— Яна Витальевна... была жива к моменту прибытия скорой помощи в двенадцать часов сорок девять минут пополуночи, но скончалась, не приходя в сознание, по дороге в больницу, в двенадцать часов пятьдесят шесть минут... пополуночи.

Едва погрузить успели, непроизвольно подумала Лена.

— Значит, ее выбросило из машины, — не выдержав, ляпнула она.

Петухов посмотрел на нее с интересом.

— Почему вы так думаете, Елена Игоревна?

Лена облизала губы.

— Ну, если бы она осталась в разбитой машине, — сказала она, — ее бы, наверное, за семь минут не вытащили.

Петухов посмотрел куда-то под потолок в дальний угол комнаты.

— Наши медики, Елена Игоревна, — назидательно сказал он и по длинной дуге перевел взгляд обратно на Лену, — ради спасения человеческой жизни и не такие чудеса сотворяли.

Лена уставилась на него с открытым ртом.

— Но в данном случае вы правы, — признал он. — Яна Витальевна, по свидетельству фельдшеров Седовласова и Крутых, доктора Голубкиной... и гражданина Подстрекайло... Феофана Мартыновича...

— Феофана Мартыновича? — переспросила Лена, в упор глядя на него.

Петухов облокотился локтями об стол, сложил ладонь к ладони наперекрест, замкнул пальцы и оперся об эту конструкцию подбородком, глядя в бумаги поверх нее.

— Феофан Мартынович Подстрекайло, — сказал он, не меняя тон, но неуловимо давая понять, что это экскурс от основной темы, который он совершает исключительно по Лениному настоянию. — Священник местной церкви, обнаруживший разбитую машину гражданки Варановой и вызвавший бригады полиции и скорой помощи.

Взглядом в сторону и поднятием бровей он проверил, все ли Лене понятно.

— В служении, — добавил он, — отец Феофан.

— Я думала, в служении берут новое имя, — сказала Лена.

— Как видим, не всегда, — наставительно сказал Петухов.

— «Фео» — это от греческого «теос», бог, — сказала Лена. — А «фан» — я даже не знаю; может быть, как английское fan, поклонник? То есть «боголюбивый».

Он внимательно посмотрел на нее, взял со стола карандаш и сделал в бумаге какую-то пометку.

— Отвечая на ваш вопрос, — продолжил он, хотя Лена не задавала никакого вопроса, — Яну Витальевну действительно нашли выброшенной из машины в результате схода с проезжей части.

— Ну да, — подтвердила Лена. — Вы с самого начала сказали, что ее нашли рядом с машиной.

Петухов посмотрел на нее немного озадаченно, как будто она обошла его в каком-то тонком логическом построении, но он не мог понять, где именно. Потом он еще немного порылся в папке, но только приподнимая уголки страниц, словно искал потерянную шпаргалку. Ничего не найдя, он закрыл папку, отложил ее в сторону, положил вместо нее перед собой блокнот, открытый на середине на чистой странице, и плавно вновь обращая взгляд на Лену, сказал:

— Елена Витальевна... Игоревна. Теперь, когда мы с вами установили основные факты, давайте выясним, кто мог желать смерти Яны... Витальевны.

Лена уставилась на него. Потом, когда к ней вернулся дар речи, она спросила:

— Откуда, по-вашему, мне знать, кто мог желать смерти Яны Витальевны?

Петухов полистал лежавший перед ним блокнот, который оказался наполовину заполнен размашистыми записями, погрыз кончик карандаша и сказал:

— По моей информации, у вас, Елена Игоревна, за несколько дней до аварии произошел служебный конфликт с Яной Витальевной... во время которого вы грозили ее убить.

Подготовленная Биллом, Лена не восприняла эту версию как полную неожиданность. О ее так называемом конфликте с Яной знали в «Интербесте» два человека, и Лена полагала, что ей не нужно долго гадать, от кого из них получила хождение версия, изложенная Петуховым.

— Не за несколько дней, а за несколько недель, — педантично сказала она. — И не я грозила ее убить, а она пыталась меня покалечить. Я не могла грозить, даже если бы захотела, потому что мне очень крепко зажимали рот и горло. Я несколько дней ходила с синяками на шее.

— Интересно, — торопливо записывая, сказал Петухов. — Яна Витальевна держала вас за горло?

— Яна Витальевна или Жанна Имярековна, — подтвердила Лена. — По очереди.

У нее было неловкое чувство, что она занимается доносительством, но с другой стороны, не могла же она оставить Жаннину ложь без ответа.

— Имярековна? — переспросил Петухов.

— Не знаю я ее отчества, — сердито ответила Лена. — Так говорят, когда не знают имени. Имярек. Никогда не слышали?

— Ну почему же, — уклончиво ответил Петухов.

— Как Джон Доу по-английски, — пояснила Лена.

Петухов полистал блокнот.

— Потрошилина Жанна Эдуардовна? — спросил он.

Она, вот те крест, чуть не ответила Лена. Но вслух сказала:

— Потрошилина. Угу.

Он пожевал карандаш.

— Как же так получилось, Елена Игоревна, — спросил он, — что три красивые, интеллигентные девушки...

Ну это ты, положим, загнул, подумала Лена.

— ... не могут мирным путем решить свои рабочие вопросы и ведут себя как дворовая шпана?

Лена справедливо чувствовала, что этот вопрос нужно задавать не ей, поскольку как раз она, единственная красивая и интеллигентная из трех, определенно не вела себя как дворовая шпана. Но она не знала, как объяснить это следователю, и только пожала плечами.

— В чем была причина вашей разборки, Елена Игоревна? — напрямую спросил тот.

Лена замялась. Жанна наверняка изложила какую-то свою версию. Можно было сказать правду, но в этом случае ей никогда в жизни не объяснить про злополучный диктофон.

— Мои коллеги сочли, что я нарушила нравственный императив, — предложила Лена в качестве пробного шара.

Петухов наклонил голову и выпятил задумчиво губы, глядя куда-то в пространство. На несколько мгновений Лене показалось, что он готов принять ее версию.

— Объясните, пожалуйста, подробнее, Елена Игоревна, — попросил он.

— Ну, в общих чертах, — Лена развела руки, чтобы показать степень приближения, — есть два взгляда на нравственность: один исходит из того, что она зависит от обстоятельств, а другой утверждает, что она ни от чего не зависит, абсолютна и неизменна и представляет собой, таким образом, категорический императив, следование которому для всех обязательно.

Петухов смотрел в потолок и грыз карандаш.

— Какого взгляда придерживаетесь вы? — спросил он.

Лена решила, что у него есть определенный инстинкт, направляющий его к сути вопроса. Возможно, этому тоже учат в полицейской академии.

— Я считаю, — аккуратно сказала она, немного подумав, — что нравственность абсолютна, но иногда отклонения от нее допустимы ради внешних соображений, руководствующихся иными концепциями блага, не обязательно этическими.

Кант лох, подумала она, закончив это построение.

Петухов удивленно оторвался от карандаша.

— Какие же еще бывают концепции блага, Елена Игоревна? — поинтересовался он.

Как на экзамене, ей-богу, подумала Лена.

— Есть еще соображения онтологии, — сказала она.

— Например? — не унимался Петухов.

— Например, — объяснила Лена, — нравственный императив диктует одинаковую форму поведения в отношении хороших и плохих людей. Но если одинаково относиться к хорошим и плохим, то плохие люди, не признающие нравственного императива, в конечном итоге неизбежно приобретут полную власть над миром и уничтожат его. А это уже вопрос онтологии, если не эсхатологии.

— Вроде борьбы добра со злом? — уточнил Петухов.

— В двух словах да, — согласилась Лена. — Иногда добро должно найти в себе силы отклонить нравственный императив, чтобы не проиграть в этой борьбе.

— Вплоть до убийства? — спросил он.

Лена пожала плечами.

— Вы же понимаете, — сказала она, — это философия, а не правила дорожного движения.

— Кстати, — сказал Петухов. — У вас есть машина?

Лена покачала головой.

— Никогда не было, — сказала она. — И прав нет.

Он отлистал блокнот на самое начало, потом заглянул в папку.

— Что вы делали, — спросил он, — около часа ночи на понедельник двадцать третье октября?

— Вам что, серьезно нужно мое алиби? — не поверила Лена. — Она... Яна Витальевна... разбилась на скользкой дороге! Да? Нет? При чем тогда тут я?

Петухов посмотрел на часы и потер пальцами виски.

— Видите ли, Елена Игоревна, — сказал он, выдавая голосом первые признаки утомления. — У нас есть основания полагать, что Яны Витальевны не было в машине, когда произошел сход с проезжей части.

Лена не собиралась отступать.

— Например? — спросила она, нарочно пародируя его недавний вопрос.

— Например, Яна Витальевна получила открытую травму затылочной области головы. Это случается при авариях, но странным выглядит то, что лобная и теменная области при этом не пострадали.

Он заглянул в папку.

— Во-вторых, — продолжал он, — нет никаких признаков того, что на дороге произошло столкновение — допустим, с другим транспортным средством. И в этом случае не совсем понятно, как Яна Витальевна вылетела из машины.

Шелест страниц.

— В-третьих, Яну Михайловну... Витальевну нашли на слабо освещенной, узкой и плохо заасфальтированной дороге, где машины просто не развивают такую скорость, которая могла бы привести к подобной картине аварии. В-четвертых...

Он поднял голову. Где-то глухо звучала музыкальная тема из бондианы.

Петухов достал из кармана телефон, взглянул на экран и скинул звонок.

— В-четвертых, логично предположить, что в такое время ночи Яна Витальевна возвращалась домой. Мы знаем, что она ехала из Москвы. Но к моменту схода машины с проезжей части поворот к ее дому остался в четырех километрах позади.

Лена сидела молча, переваривая его доводы.

— И в-пятых, — сказал он, — на месте происшествия были найдены следы другой машины и по крайней мере одной пары ног, не принадлежавших Яне Витальевне.

Лена подняла на него испуганный взгляд.

— Я подозреваю, — резюмировал он, — что Яна Михайловна получила удар тяжелым тупым предметом по затылку в неизвестном нам месте. Потом ее привезли к заранее выбранному или наспех найденному темному участку дороги, разбили машину и подбросили тело.

Лена с удивлением обнаружила, что у нее чешутся глаза и по щекам текут медленные слезы.

Она всхлипнула.

— Почему тогда ее не посадили на водительское сиденье, прежде чем разбить машину? — спросила она. — Так всегда делают в кино.

Она достала из сумки платок и стала осторожно вытирать глаза.

— Это на самом деле очень трудно, — объяснил Петухов, сочувственно косясь на нее, — поместить бесчувственное тело... в данном случае довольно крупное... на водительское сиденье. Возможно, преступники не захотели возиться. Или, возможно, у них это не получилось. Например, если это были две женщины. Им просто не хватило бы сил.

— Две женщины? — переспросила Лена.

— Кто-то вел вторую машину.

Две женщины? — повторила она.

Он пожал плечами.

— Что вы делали около часа ночи...

Лена приблизила к нему лицо и перебила:

— У меня тушь размазалась?

Он приоткрыл рот, закрыл его снова, всмотрелся и сказал:

— Почти незаметно.

Лена откинулась обратно на спинку стула и хлюпнула носом.

— Дурища, — пробормотала она.

— У вас что, нет зеркала? — спросил он.

— Есть, — сказала она. — Но это было бы невыносимо театрально с моей стороны. Вы бы арестовали меня на месте. Около часа ночи двадцать третьего октября я бежала по проспекту Мира от горьких воспоминаний в сторону центра. Меня видела компания гопников, которых я не смогу опознать. Они меня напугали. Я быстро поймала машину и поехала домой. Когда я приехала, мама спала и не сможет этого подтвердить.

Петухов выслушал ее внимательно и стал писать в блокнот.

— У меня первый раз в жизни требуют алиби, — как бы между прочим сообщила ему Лена.

Он оторвал от блокнота короткий взгляд и спросил, продолжая строчить:

— Где вы были до этого, Елена Михайловна?

— Игоревна.

— Прошу прощения.

— Что у вас с этим отчеством?

— Давайте, я буду задавать вопросы, — твердо попросил Петухов, не повышая голоса.

— До этого я была в гостях у своих друзей, где не занималась ничем противозаконным, — сообщила Лена.

— В таком случае, — предположил он, — у вас ведь нет никаких причин скрывать от меня их имена и адрес?

— Мне кажется, они уже не вспомнят, — сказала Лена, стараясь изобразить из себя дурочку. — По крайней мере, с точностью до дня. Вы ведь не по горячим следам расследуете, мягко говоря. К тому же мы тогда сильно выпили.

Он посмотрел на нее взглядом, которого она не смогла расшифровать.

— Вижу, однако, что вы на память не жалуетесь, Елена Игоревна.

— Я помню, потому что на следующий день заболела. И потому что мне сказали... про Яну. Витальевну. Мои друзья не были с ней знакомы.

Петухов погрыз карандаш, перечитал записанное в блокнот и сказал неодобрительно:

— Мифические друзья... новая картина конфликта с потерпевшей... отличающаяся от всего, что рассказывают ваши коллеги... У вас есть свидетели, которые могли бы подтвердить вашу версию?

Лена немного поколебалась, но кивнула.

— Есть. Секретарша Бестерова, — сказала она с легким трепетом. — Ярославна Ярославна Семирамиди.

— Ярославна — имя или отчество? — спросил он, записывая.

— И то, и другое, — пояснила Лена. — Ярославна Ярославна.

— Как это? — озадачился он, поднимая глаза.

— Ну, наверное, папа Ярослав назвал ее Ярославной, — предположила Лена. — Откуда мне знать, я не спрашивала. Но фамилия у нее — греческая. — Она потыкала пальцем в стол, словно привлекая его внимание к этому факту. Про себя она подумала: посмотрю я, как она попрется в ваше Заебищино в восемь утра.

— В ваших показаниях трудно отличить правду от вымысла, Елена Игоревна, — со вздохом сказал Петухов.

Лена подумала.

— Не знаю, как вам, — сказала она, — а мне и в жизни часто трудно отличить правду от вымысла. Я, например, не уверена, что про Яну вы это все не выдумали. Или не вы, — поспешно поправилась она, заметив его приподнятую бровь. — А кто-нибудь другой. Хотя, с другой стороны, я ведь совсем не знаю, чем Яна... Витальевна... занималась в свободное от работы время. Может быть, она содержала игровой притон с белыми рабынями... и тогда, конечно...

— Елена Игоревна, — прервал он. — Я думаю, что для первого разговора мы выяснили достаточно. Но он может оказаться не последним.

— Всегда приятно поговорить с умным собеседником, — вежливо сказала Лена. — Только нельзя ли вас, случайно, попросить не вызывать меня так рано? И желательно, не в выходной день?

Петухов молча взял ее паспорт и положил перед ней. Лена приняла это за сигнал об окончании их разговора, привстала и снова опустилась на стул.

— А можно задать вам вопрос? — спросила она.

— Задавайте, — терпеливо разрешил Петухов.

— Когда ее похоронят? — понижая голос, поинтересовалась Лена.

Его лицо залилось густой краской.

— Как только найдут, Елена Игоревна, — сказал он. — Мы делаем все возможное.

— В каком смысле? — опешила Лена. — Мне сказали, что полиция не разрешает ее хоронить до... завершения следственных действий или как там это называется...

Он покраснел еще сильнее.

— К сожалению нет, Елена Игоревна, — сообщил он. — Тело Яны... Витальевны потеряли в морге. Вирус потер базы данных в компьютерной системе, и в результате...

Лена попыталась переварить эту информацию.

— Тогда, — предположила она, — может, ее уже похоронили? Под другим именем?

— Это маловероятно, но я не могу комментировать, — сухо сказал он.

Лена встала, полуоглушенная, и двинулась к двери. На полпути она обернулась и спросила:

— Значит, если ее найдут... то нам сообщат?

— Сообщат родственникам, — коротко заключил Петухов.

Лена снова повернулась к нему от двери.

— Может быть, я оставлю вам свой телефон...

— У меня есть ваш телефон, Елена Игоревна.

— Тогда можно попросить ваш?

— На повестке, — изможденно сказал он.

Она вздохнула.

— Ну хорошо... до свидания, товарищ Петухов.

Он снова вскинул на нее глаза.

— Моя фамилия Пестик, — сказал он. — Петухов болен.

Теперь Лена вспыхнула.

— Ну как так можно? — воскликнула она. — Я полтора часа считала вас Петуховым! Знаете что? Все, что я вам сказала, должно быть признано недействительным. Вы не представились и этим внушили мне ложные предпосылки.

Пестик обхватил руками голову и глухо спросил, глядя в стол:

— Ваш нравственный императив меняется в зависимости от фамилии следователя, Елена Игоревна?

— С вами невозможно говорить серьезно, — сердито сказала она и вышла в коридор.



В избранное