Волшебные слова

  Все выпуски  

Волшебные слова 120. Понятое слово


Волшебные слова


Выпуск 120

Понятое слово

 

Здравствуйте!

 

Что будет, если в тексте попалось непонятное слово?

Откуда берется ненависть к учебе?

Какие книжки будут читать?

Как надо и как не надо писать книжки – пишет Николай Курдюмов..

 

 

Часть 1. Поучительная.

Отрывок из книги Николая Курдюмова «Педагогическая опупема».

 

Понятое слово

 

А что значит — понятое слово? А это, явление, нам практически не знакомое.

1) Это слово, которому вы, без задержки, сразу, без всяких «ну… это…» даёте точное и подходящее определение;

2) вы знаете все другие его определения;

3) вы знаете его этимологию, сленг и идиомы с ним; но главное,

4) вы можете, без задержек и в нужном контексте, употребить его несколько раз в предложениях, которые сами придумали.

Не поленитесь, попробуйте придумать пять фраз с любым словом. Начните со слова «мама». Возьмёте круче — могут быть обидные затруднения!

Если быстро и точно составить фразы не получается — вы не понимаете слово. Мы, занимавшиеся прояснением слов, в этом уже не сомневаемся!

Прояснение слов — главное занятие на курсах. Особенно вначале. Наблюдатель просит придумывать фразы до тех пор, пока они вдруг не начинают сыпаться из вас одна за другой, без затруднений. Это — классное чувство: вот оно, ухватил, поймал, понял!

 

Насколько серьёзно непонимание слов?

Невозможно представить себе масштаб непонимания слов, пока не увидишь, что такое — понимание слов.

Существуют точные методы «вылавливания» непонятых слов. Они показали ошеломляющие вещи.

Учителя и профессура вузов не знают кучу слов в своих собственных текстах, по которым ведут уроки.

Учёные и философы не знают массу слов, которыми оперируют. Обычные люди пропускают несколько слов на каждой странице простого художественного текста.

Мы катастрофически не владеем своим языком — а нас заставляют учить синтаксис и морфологию!

Работая с толковым словарём, многие испытали озарение о том, что его составители тоже не знают многих слов!

Наверное, поэтому у Сергея Иваныча Ожёгова такие грустные глаза: он осознавал всю «силу слова»!

Констатирую: словарь Ожегова — самый дельный и толковый из всех наших толковых словарей (кстати, получилась пара омонимов: слово «толковый» употреблено в двух совершенно разных значениях).

Вот он — истинный смысл мифа о Вавилонской башне. Чтобы не понимать друг друга, нам не нужны разные языки. Мы и на одном языке договориться не можем — потому что, наивно считаем своё собственное понимание слов нормальным и всеобщим!

И вот мы слышим или читаем фразу. И одно слово — такое вроде знакомое — пропускаем: не поняли или поняли неверно.

Тут же возникает дефицит умственной массы: фраза не стала осязаемой. И тут же — нарушение постепенности: мы уже читаем дальше! Но это — уже иллюзия: после пропущенного слова, текст уже не воспринимается.

Доступность, понятность и читабельность текстов зависит от того, насколько близок язык автора к привычному для большинства читателей.

Если ты толкуешь слова так же, как все — тебя поймут. Если вводишь новое толкование — подробно определяй его, разжёвывай на понятном языке (именно это я стараюсь делать в своих книгах).

Я часто вижу книги, написанные заумным, специфическим языком. Через две страницы чувствуешь себя полным идиотом!

Такой язык — лучший способ отсечь общение с читателем. Я называю такие книги «коммуникационными киллерами». Ручаюсь: школьные учебники — к-киллеры для подавляющего большинства детей. Да, что там учебники!

Недавно наши литераторы рассказывали пяти-шестилетним детишкам в садике о русских писателях. Вроде говорили просто и ласково.

К счастью, воспитательница догадалась расспросить ребят: что же они услышали? Много интересного! Один — что писателем был толстый лев. Другой — что это вообще был Тигр Толстой.

Вот он — уровень нашего учительского снобизма: мы «сеем разумное» и не опускаемся до того, чтобы поинтересоваться: как нас поняли?

Думаете, утрирую? Откроем детские книжки. «Пошёл котик на торжок…» — и трёхлетнего малыша переклинивает. Он не может слушать дальше, расстраивается, злится.

Чепуха? Ну-ка, употребите быстренько «торжок» в нескольких фразах. Слабо?! А там ещё «коза-дереза», «кашка-малашка» и прочие головоломки.

Это — не шутки, братцы. Знакомая девочка в садике стала прояснять с малышами слова из книжек — и детвора повеселела на глазах!

Как видите, пропускать слова мы начинаем с пелёнок. Вот ваш малыш читает стих на празднике. Спросите его, что значит каждое слово. Если он не боится наказания — много интересного узнаете. Попробуйте составлять предложения с этими словами — узнаете ещё больше.

Закон: каждое пропущенное слово приводит к непониманию ещё нескольких слов. Непонимание множится и ветвится — как само словообразование.

Оказавшись в школе, человечек попадает в мир непонятых слов. Один учитель на тридцать человек, сорок минут на всю тему, определения, которые ничего не проясняют, а ещё сильнее запутывают — всё против понимания.

С первого класса в уме ученика растёт паразитический умственный механизм — пышное дерево непонятых слов. Что же получается в результате?

В результате получается неспособность. Неспособность делать, действовать, применять, понимать.

Непонятые слова — причина тупости, апатии, неспособности к искусствам, технической и умственной работе. Неспособность выражать мысли и понимать. Они просто превращают ум в сломанный компьютер.

Есть такой процесс, когда проясняются все слова по какому-либо предмету. Все, по списку. В результате, человек становится полным хозяином предмета. Мрак рассеивается. Открываются способности.

Если бы какой-нибудь математик прояснил все слова математики — он бы, скорее всего, навсегда ушёл из школы.

 

Кстати: правила составления понятных текстов.

Текст, который не вызовет затруднений при восприятии, выглядит так:

·        Язык его прост, ясен, понятен ребёнку. Тон — весёлый, с юмором.

·        Текст максимально краток и ёмок — то бишь, талантлив.

·        Каждая идея проиллюстрирована понятным примером.

·        Каждая мысль проиллюстрирована рисунком (см. правила рисунка).

·        Непонятные, допускающие двойственное толкование слова отсутствуют, прояснены в тексте или в сносках.

·        Текст системен — разбит на главы, пункты и подпункты.

·        Важные мысли и факты выделены изменённым шрифтом.

 

Пояснительный рисунок сработает на понимание, если:

·        Его графика — простая и чёткая.

·        Изображённая ситуация — достаточно проста и наглядна.

·        Детали, при необходимости, пояснены подписями.

·        Тон — весёлый, динамичный, годится стиль комиксов.

Именно эти правила я использую в книгах.

 

Проявления непонятых слов. Реакции на пропущенные слова — также специфичны: это отчётливое ощущение пустоты, бессмысленности и апатии. А потом — отстранённость, отчуждение, досада и даже истерика.

Если недостаток массы и постепенности вызывает, в общем, легко поправимые состояния дискомфорта, то пропущенные слова — это именно то, из-за чего происходит срыв в учёбе.

Бросить учиться вынуждают именно непонятые, пропущенные слова. Знаки и символы — тоже «непонятые слова». Особенно много их в математике, физике и химии. Сокращения, аббревиатуры, символы языка, и даже знаки препинания — всё это может стать «непонятым словом».

Механизм этого явления хорошо изучен. Пропуск слова вызывает непонимание, предмет становится нереальным — то есть, не близким, не ясным.

Человек всегда устраняется от того, что для него не реально. А устраняясь, он пытается остаться правым — поэтому, ищет оправдания, делает виноватым учителя или сам предмет.

Ненависть к предмету — это непонятые слова.


 

 

Часть 2. Издевательская.

 

А теперь пример того, как делать не стоит.

 

«выдающийся русский философ» Владимир Шмаков писал:

"В каждом начале (уровне, монаде) органически отражается вся иерархия начал высшего достоинства... В силу этого в каждом иерархическом звене возникает в свою очередь иерархия проявляемости в нём высших начал... Чем выше пояс этой синархии, тем более тонки вибрации духа и тем глубже тональности модусов его актуального обнаружения... Чем выше достигнутое и соответственное ему актуально реализованное иерархическое достоинство, тем более данная конкретная самость актуально связана с иными видами бытия в Космосе, тем больше их многообразия, тем более единичное начало актуально отражает в себе Всеобщее и творчески воссоздаёт Его в себе.

Именно в силу этого всякая эволюция, будучи, прежде всего возрастанием реализации в себе конкретной самости и самобытной индивидуальности, в то же время не только не приводит к ложной самозамкнутости единичного относительного начала, но, напротив, есть также, прежде всего и возрастание сопряжённости с космическим многообразием...

Если вертикальная иерархия построена по закону качественного возрастания природы целокупного обнаружения реальности, то горизонтальная иерархия построена по закону количественного возрастания содержания её аспективных членений, что лишь производно обуславливает возрастание качественной глубины единичных составляющих...

Во всякой иерархии каждое высшее звено объемлет содержание исходящих из него низших и, в свою очередь, заключается в содержании высших. Посему каждый пояс иерархической системы в своём целом онтологически представляет собой всё то же самое обнаруживающееся в иерархической перспективе изначальное и самодовлеющее бытие...

Но во всей этой иерархии жизни неизменно соблюдается общий принцип, что каждый высший вид, хотя бы в конспективной форме, заключает в себе всю эволютивную цепь предшествующих видов. Эволюция вечно идёт вперёд, но при этом ничего не утрачивается. Биогенетический закон Геккеля, гласящий, что зародыш в утробе матери проходит быстрыми шагами весь эволютивный ряд промежуточных до данного вида существа форм (например, в одно время у ребёнка начинают формироваться жабры, затем уступающие место лёгким и т. д.), воочию показывает неизменную справедливость принципа, что всякая высшая форма достигается лишь путём эволютивной иерархии низших, как её трансфинитум. Перефразируя сказанное, мы видим, что каждая высшая форма получается из низшей через прибавление некой новой ценности. На языке эзотеризма можно сказать, что каждая высшая форма синархичнее (полнее, прогрессивнее, более взаимопроникнута) низшей".

 

 

Какие обороты! Какой язык! Песня! Так и хочется добавить в начале: "С точки зрения банальной эрудиции…" Какой автор все таки умный! Что? Вы не знаете Шмакова, так широко известного, в узких кругах избранных философов?! И совсем неизвестного другим людям, потому что они, скорее всего, будут его ненавидеть. И не мудрено: сколько слов в этом тексте вам понятно? А еще более интересно, сколько слов понимал сам автор? Почти ВСЕ слова этого "птичьего" языка науки – номинализации (абстрактные понятия, для описания неких мысленных конструкций, существующих только в голове у автора). Но автор – несомненный талант: так написать еще надобно суметь!

Предназначение данного произведения – умереть на пыльных полках. Самое интересное, что этот отрывок взят из книги другого автора (называть не буду), написанной вроде бы для простого народа без философских познаний. Подобные цитаты просто убили книгу. Если хотите быть понятыми людьми, особенно если рассчитываете повести их за своей идеей остерегайтесь таких текстов.

 

 

Еще один пример, как раз об этом. Прошлый выпуск рассылки о новом алфавите читали? ("Азы Буквального Ведения Гармонии Добра Есть Ёмкая Жизнь Земли...") Теперь вы понимаете, насколько гениальна была прежняя азбука? И почему предложенный ряд слов остался без вашего внимания и одобрения общественности? Ведь, казалось бы, звучит так красиво. Но многие слова остались непоняты. Ребенок мой, например, запомнить-то запомнил, а вот интереса не проявил, наоборот – проявил сопротивление, потому что слова – сплошь абстракции, а общий смысл текста не понял толком даже я. Вот вам и наука образности...

 

 

 

Всего Вам Доброго!

Я Желаю Всем Счастья!

 

Сергей Деревянко.

 

Источники


Николай Курдюмов «Педагогическая опупема».

 

Обратная связь и ссылки


Голосуйте!
Пишите! magicwords@list.ru
Сайт рассылки: http://www.sergey-derevianko.narod.ru/

 


В избранное