Буддизм сегодня

  Все выпуски  

Йогин в Алмазном пути. Мария Турек


СЕГОДНЯ В ВЫПУСКЕ:
 

 Буддизм сегодня

 Новости буддизма в современной России и в мире от 2016-09-28

Йогин в Алмазном пути.

Мария Турек

Санскритское слово «йогин», которое сегодня часто употребляется в текстах, адресованных практикующим тибетский буддизм на Западе, а также в буддологической и тибетологической литературе, содержит целую гамму значений. В этой статье рассматривается разнообразие его понимания в различных культурах и эпохах. Мы также увидим, какие семантические особенности возникают вследствие смещения акцента на ту или иную интерпретацию понятия «йогин».


Индия

Понятие «йогин» (или его женский эквивалент «йогини») впервые появляется в санскритской литературе добуддийской Индии в значении «реализованный практикующий» или «тот, кто посвятил себя духовной практике». Как мы видим, эта концепция с самого начала была не просто необычайно широкой, но и содержала противоречивые значения, описывая и того, кто практикует, и того, кто уже стал мастером.

Слово «йога», от которого происходит «йогин», означает «соединение, обуздание» и в индийском контексте описывает любую целостную духовную систему. В древнеиндийской литературе ведического периода «йогин» выступает синонимом таких эпитетов, как саньясин — сознательно воздерживающийся от постоянного места жительства, тапасвин — крайний аскет, муни — странствующий философ, садху — святой, ятин — ищущий освобождения, бхикшу — тот, кто ничего не имеет, брахман — тот, кто преодолел все нечистое, шрамана — кающийся. Эти понятия характеризуют существование «йогина» в древней Индии: странствия без определенной цели, пребывание в стороне от населенных пунктов, практика крайнего аскетизма, безбрачие и отказ от собственности.

Жизнь исторического Будды во времена его первоначальных духовных исканий несущественно отличалась от образа жизни других мудрецов, наводнявших в то время индийский субконтинент. Будда тоже практиковал экстремальный аскетизм в надежде понять окончательную истину, однако открыв, что умерщвление плоти не только не освобождает ум, но и создает дополнительные препятствия, в результате оставил путь крайностей ради так называемого «Срединного пути». Последний опирался на отказ от крайностей и развитие умеренной духовной дисциплины, в рамках которой «при отказе от определенной активности с помощью специальных упражнений развивается другая».

В соответствии с тем, как тибетская традиция представляет времена и деятельность Будды, его ученики пошли по стопам учителя, но из-за модели общества того времени выделились три стиля практики учения: монахи, бхикшу — формирующие монашескую общину и придерживающиеся внешних правил поведения; упасака — миряне, которые принимали активное участие в создании общества, работали и имели семью; и так называемые «йогины», чьи жизни были полностью сосредоточены на реализации пути. Последние оставались нонконформистами, живущими на задворках общества без сложившихся в нем правил и ожиданий. Они жили на кладбищах, в лесах и пещерах, среди изгоев и нищих, целиком посвящая себя поиску истины. Их целью было окончательное освобождение, а бескомпромиссный образ жизни отражал эту приверженность. Наиболее убедительных из них называют махасиддхами, то есть «великими совершенными».

Читайте полную версию статьи на портале Буддизм.ру

 Рассылка 'Буддизм сегодня'

При перепечатке данного материала ссылка на рассылку "Буддизм сегодня" и портал Буддизм.ру обязательна.

Редакция рассылки: buddhism.today@gmail.com
 


В избранное