Новости СИРПАТИП

  Все выпуски  

Новости СИРПАТИП. АНТИ No29. 'Сухой закон' в США: какие уроки можно извлечь


СИРПАТИП - Система Информации на Русском языке по Профилактике Алкогольных, Табачных и прочих Интоксикантных Проблем.

Организации и специалистов, работающих в области профилактики злоупотребления веществами и связанных с этим проблем, приглашаем информировать о себе и своей деятельности.

http://www.adic.org.ua
E-mail: sirpatip@adic.org.ua

Бюллетень Алкогольной, Наркотической, Табачной Информации (АНТИ) No29

15 мая 2011 года

«Сухой закон» в США: какие уроки можно извлечь из его провала (или успеха?)

В отношении так называемого «сухого закона» (по-английски – Prohibition) в обществе бытуют два диаметрально противоположных мнения. Большинство считают «сухой закон» (далее – СЗ) полным провалом. Например, Томас Флеминг, бывший президент Общества американских историков, в статье, опубликованной в “The Wall Street Journal” в 2010 году (см. русский перевод статьи http://rus.ruvr.ru/2010/01/04/3416781.html ), пишет, что «сухой закон» не только доставлял гражданам США массу неприятностей, но и оказывал разлагающее воздействие на общество» и что в 1933 году под давлением общественности «американцы избавились от правового кошмара под названием «сухой закон». С другой стороны, существуют и приверженцы СЗ, например в США до сих пор действует Prohibition Party (см. сайт партии http://www.prohibitionparty.org/ ), которая в 2008 году имела своего кандидата на выборах Президента США, получившего, правда, всего 643 голоса. Трезвеннические организации в России и Украине обычно описывают СЗ в положительных тонах и заявляют, что «ни один «сухой закон» в истории не был взорван изнутри самим народом, «сухой закон» всегда был саботирован людьми во власти» http://www.russlav.ru/alkogolizm/suhoi-zakon-amerika.html

Кроме чисто исторического интереса, изучение реального опыта СЗ в США имеет и политическое значение. Противники любых ограничительных мер в отношении каких-либо изделий (от табака до оружия) обычно ссылаются на негативный, по их мнению, опыт СЗ. Они заявляют, что запретительные меры не приводят к снижению потребления вредных веществ, а лишь переводят его из легального в нелегальное, что в целом лишь усугубляет проблемы. Сторонникам запретительных мер необходимо признать, что такие меры, помимо положительных последствий, неизбежно имеют и отрицательные, и поэтому принятие запретительных мер оправдано лишь в том случае, если баланс последствий является положительным. При этом нет единой шкалы, по которой можно измерить такой баланс, необходимо учитывать последствия не только для общественного здоровья, но и для финансов, правопорядка и т.д. Что является более важным, это соотношение мнений в обществе по поводу такого баланса, ибо политики с большой готовностью реагируют не на научные результаты, а на общественные настроения. Опыт СЗ в США является яркой иллюстрацией перемен в отношении общества к алкоголю.

Предыстория

В XIX веке в США сформировалось и стало популярным трезвеннические движение. В 1826 году было основано Американское общество трезвости. Через 12 лет оно заявило, что объединяет 1,5 миллиона членов. В 1839 году издавалось 18 трезвеннических журналов. Движение было связано с протестантскими церквями и выступало против алкоголя в основном по моральным соображениям. Члены движения давали клятвы трезвости, поддерживали друг друга, создавали условия для трезвого отдыха, выступали не просто против алкоголя, но и за оздоровление сообщества. По сути, трезвенническое движение тогда декларировало интересы «общественного здоровья» (public health) задолго до того, как этот термин стал обсуждаться в профессиональной среде. Активная и бескорыстная агитация членов разнообразных трезвеннических организаций, их красочные мероприятия (в одном из которых участвовал всем известный Том Сойер) привлекли на их сторону симпатии общественности. В популярной культуре конца 19 – начала 20 века выпивка редко изображалась в положительных тонах, а пьяницы воспринимались негативно. Нередко газеты и журналы отказывались публиковать алкогольную рекламу. Во многих опубликованных в те годы научных исследованиях алкоголь изображался как причина преступлений, психических и иных заболеваний.

Однако для понимания возрастания силы трезвеннического движения тех лет нужно понимать особенности тогдашней питейной культуры. В США мужчины собирались в салунах и общались между собой, иногда устраивая драки и пропивая деньги своих семей. Такая «салунная» субкультура хорошо знакома нам по ковбойским фильмам. Это поведение мужчин не могло не вызывать раздражения у их жен, которые как раз те годы начали добиваться политических и имущественных прав. В 1874 году был создан Женский христианский союз трезвости (ЖХСТ), который существует до сих пор (см. http://www.wctu.org/ ). Одной из форм работы ЖХСТ стала организация ненасильственных протестов: группа женщин приходила в салун, они становились на колени и молились, требуя прекратить продажу спиртного в салуне. За три месяца им удалось добиться этого в 250 салунах, хотя эффект таких действий часто был кратковременным. Главный лозунг ЖХСТ был: «За бога, и дом, и родную землю». ЖХСТ надеялся добиться успеха, в первую очередь, просвещением и личным примером, его задачи были сформулированы следующим образом "Agitate - Educate - Legislate." «Агитируй – Просвещай – Вводи законы», то есть запреты стояли на последнем месте. Несмотря на слово «христианский» в названии, ЖХСТ ставил трезвость выше религиозных догм, например, они призывали отказаться от употребления вина во время религиозных церемоний, утверждая, что «наркотический яд, алкоголь, не может представлять кровь Христа».

ЖХСТ добился того, что к 1901 году все штаты законодательно требовали введения в школах обязательных уроков трезвости. Однако оказалось, что добиться законодательного решения проще, чем найти достаточное количество учителей, которые разделяли бы идеалы трезвости. В результате постепенно уроки трезвости стали частью уроков гигиены.

Борьба за трезвость совпала с борьбой женщин за свои права. Женщины были лишены избирательных прав, а политические дела местных сообществ решались мужчинами на собраниях, которые обычно проводились именно в салунах, куда женщин не допускали. Интересно, что первой женщиной, избранной в США мэром города, стала в 1887 году представительница ЖХСТ Сюзанна Солтер (см. http://www.kancoll.org/khq/1954/54_3_billington.htm ). Первым президентом Национального совета женщин США стала глава ЖХСТ Франсис Виллард. Женщины боролись за свое право голосовать наравне с мужчинами, так как во многих штатах США они были его лишены. Закон, запретивший в США дискриминацию при голосовании по половому признаку, был принят только в 1918 году и стал Девятнадцатой поправкой к Конституции США (а СЗ был Восемнадцатой поправкой). Трезвеннический характер женского движения проявился даже в том, что Ассоциация пивоваров США тайно финансировала действия противников наделения женщин правом голоса.

Протесты женщин вызывала именно «салунная» субкультура, а не алкоголь как таковой. В конце 19 века американцы (в основном мужчины) ежегодно тратили на алкоголь более 1 миллиарда долларов, а на мясо (которое ели также женщины и дети) –900 миллионов. Многие женщины были бы не против, если бы их мужья выпивали дома, а не в салуне, в том числе и потому, что алкоголь на вынос дешевле. Выпивать же в салуне сами женщины не могли, потому что это вызывало всеобщее моральное осуждение, в первую очередь, у мужчин. Это сходно с тем, что и сейчас в обществе женское курение воспринимается намного более негативно, чем мужское. У американских женщин не было внутренней потребности в личной трезвости, они демонстративно осуждали алкоголь в надежде, что мужья останутся дома, а не потратят все семейные деньги в салуне. Но если условием непосещения салуна были бы совместные с мужем выпивки, они были готовы и на это. Некоторые женщины боролись за закрытие салунов, но при этом с удовольствием подавали алкоголь во время семейных обедов. Идея «трезвости для других» становилась все более популярной. Зажиточные мужчины поддерживали запрет продажи виски и пива для «простонародья», но при этом хотели сохранить право импортировать французское вино, употребление которого в «респектабельных семьях» не вредит «нравственности».

Протест именно против «салунной» субкультуры проявился и в том, что ведущей в деле принятия СЗ стала организация под названием «Анти-Салунная Лига» (АСЛ). Эта организация была сугубо лоббистской: 1) у нее была только одна цель – законодательный запрет алкоголя; 2) она не требовала от своих членов личной трезвости, 3) в ней не было выборности, лидеров местных организаций назначали сверху. Члены АСЛ работали с законодателями всех уровней и всех партий, а также с общественным мнением. Они смогли убедить бизнес сообщество в том, что запрет алкоголя приведет к повышению производительности труда, а деньги, ранее тратившиеся на алкоголь, будут потрачены на другие товары. Это делало СЗ в глазах общественного мнения не только морально, но и экономически обоснованным. Эту лигу также считают изобретателями «политики давления», когда с помощью публикаций в прессе, путем посылки телеграмм или иными методами законодателей заставляют считать, что предлагаемые меры пользуются широкой поддержкой населения и для собственного переизбрания нужно эти меры поддержать.

Таким образом, введение СЗ не было, как пытаются представить его противники, «случайным последствием Первой Мировой войны», оно было подготовлено длившимися более 100 лет усилиями различных трезвеннических организаций.

Подготовка к введению

Между 1900 и 1913 годами американцы пили все больше и больше: годовое производство пива возросло с 4,6 до 7,6 миллиарда литров, а крепкого алкоголя – с 367 до 556 миллионов литров. За небольшой срок потребление алкоголя на душу населения выросло на треть. Все это подталкивало трезвеннические организации США к мнению, что чисто просветительных и организационных усилий недостаточно, что необходимо добиваться запрета продажи алкоголя на всех уровнях, начиная с маленьких городков и заканчивая всей страной.

Эта идея была не нова. Еще в 1657 году Генеральный суд Массачусетса объявил продажу спиртного, «известного под названиями ром, вино, бренди» незаконным. В 1851 году штат Мэн ввел запрет на продажу и производство спиртного, который, однако, был отменен через 5 лет. В 1881 году штат Канзас ввел запрет алкоголя в свою Конституцию. Постепенно такие запреты стали вводить и другие территории, однако они столкнулись с тем, что алкоголь стал завозиться из других штатов.

Поэтому в 1913 году АСЛ провозгласила идею ввести национальный запрет алкоголя путем принятия поправки к Конституции: путь долгий, но потенциально более надежный. АСЛ активно работала с законодателями всех уровней, требуя от них декларировать свою поддержку запрету. Интересно, что водораздел сторонников и противников СЗ проходил не по партийному (в Республиканской и Демократической партии их доли были примерно равны), а скорее по религиозному признаку. Большая часть протестантов (методисты, баптисты и т.д.) были за запрет, а католики и часть протестантов, таких как германские лютеране – против.

Участие США в Первой Мировой Войне сыграло свою роль в введении СЗ. Например, под давлением АСЛ было принято решение запретить использование зерна для производства спиртного во время войны под предлогом того, что хлеб во время войны важнее. Пиво изображалось как немецкий «вражеский» напиток.

Однако основные усилия по подготовке СЗ были проведены до войны, а решающие голосования состоялись после ее завершения, так что война не была главным фактором.

Принятие

1 августа 1917 года Сенат США 65 голосами против 20 проголосовал за Восемнадцатую поправку к Конституции США. Палата представителей 17 декабря 1917 года приняла ее 282 голосами против 128, а на следующий день она была передана на ратификацию штатам. Согласно Конституции, для ратификации требуется одобрение не менее чем ¾ штатов. Ратификация была завершена 16 января 1919 года, когда Небраска стала 36 штатом, ратифицировавшим ее. Всего за 18-ю поправку высказались 46 штатов из 48.

Текст Восемнадцатой поправки (http://en.wikipedia.org/wiki/Eighteenth_Amendment_ to_the_United_States_Constitution ) гласит:

«1. Через год после ратификации этой статьи производство, продажа или транспортировка опьяняющего спиртного внутри территории США, а также импорт в США и экспорт из США для использования в качестве напитка запрещаются.

2. Конгресс и некоторые штаты должны обладать совместными полномочиями по организации контроля исполнения данной статьи путем принятия соответствующих законов.

3. Эта статья не будет действовать до тех пор, пока она не будет одобрена как поправка к Конституции законодательными собраниями стольких штатов, как указано в Конституции, в течение семи лет, начиная с даты подачи ее штатам Конгрессом»

18-я поправка была довольно декларативной и понималась по-разному. Некоторые люди считали, что она не означает запрета вина и пива. Во исполнение поправки был принят так называемый «Закон Волстеда». Председатель юридического комитета Палаты представителей Эндрью Волстед был официальным автором закона, но первый его вариант был написан лидером АСЛ Вэйном Виллером. Закон был поддержан Конгрессом 28 октября 1919 года. Президент Вудро Вильсон наложил на него вето, которое в ближайшие два дня было преодолено как Палатой представителей, так и Сенатом большинством в две трети голосов.

Закон ввел довольно жесткие ограничения, провозгласив «опьяняющими» все напитки, содержащие более 0,5% алкоголя (для сравнения, сейчас в ЕС граница между алкогольными и неалкогольными напитками установлена на уровне 1,2%). Во многих штатах, где уже был принят СЗ, был установлен более высокий процент, но теперь он стал единым по всей стране. Закон запретил производство, продажу, обмен по бартеру, перевозку, импорт, экспорт, доставку таких напитков, кроме указанных в законе исключений. При этом список исключений для производства и использования алкоголя формально не в качестве напитка, а в научных, медицинских и религиозных целях был довольно широк. Закон не запрещал употребление и хранение алкоголя в количестве «для себя, семьи и гостей», а также изготовление домашнего вина, но не пива.

Восемнадцатая поправка и Закон Волстеда вступили в силу 16 января 1920 года, до этого Верховный Суд отверг поданные на данный закон апелляции.

Исполнение

СЗ оказался более жестким, чем ожидалось. Производители пива думали, что для них сделают исключение. Многие люди поддержали СЗ как «трезвость для других», полагая, что для них самих он оставит легальную возможность выпить. Поэтому принятие очень жестких норм такие люди восприняли как обман и почувствовали себя вправе без зазрения совести нарушать закон. Тем не менее, большинство населения было готово выполнять нормы СЗ, о чем свидетельствовали результаты проведенных сразу после его введения опросов.

Крупные производства алкоголя были ликвидированы, далеко не все фабрики смогли переключиться на изготовление неалкогольных изделий. При этом мелкие производители неожиданно получили преимущества. Например, оказалось, что продажа так называемого «виноградного концентрата» не попала под запрет. Брикеты концентрата продавались с «предупреждением»: «Растворить в галлоне воды, но не хранить в сосуде более 20 дней, иначе жидкость превратится в вино». Не удивительно, что площадь виноградников в Калифорнии через пять лет после введения СЗ выросла в семь раз. В домашних условиях разрешалось производить до 800 литров (1000 бутылок) вина или сидра в год.

Врачам разрешалось выписывать рецепты, по которым выдавалось виски «в медицинских целях». Первоначально доза «лекарства» была ограничена, но затем запрет был снят под предлогом того, что никто не может указать врачу, какая доза вещества оказывает терапевтическое воздействие. В аптеках продавалось «медицинское вино», содержащее до 22% алкоголя, но имеющее «медицинский привкус».

В законе было указано, что дела нарушителей должны рассматриваться в судах. В результате во многих местах сочувствующие присяжные оставляли нарушителей без наказаний. Например, в Нью-Йорке из 4000 арестованных только 6 были осуждены, при этом ни один не попал в тюрьму.

18-я поправка указывала, что федеральное правительство и власти штатов должны совместно организовать контроль выполнения закона. Авторы закона считали, что это позволит удвоить усилия, но бюрократические законы сыграли в противоположном направлении. Ряд штатов официально отказался выделять средства на контроль выполнения СЗ, а федеральное правительство финансировало контроль в незначительной мере, особенно при Президентах Гардинге и Кулидже в 1921-1929 годах, когда всего 1500 агентов следили за исполнением законов на всей территории США. Лишь в 1929 году, когда Президентом был избран Гувер, для контроля закона были выделены существенные ресурсы. Напомним, что Закон не запрещал употребление и хранение алкоголя в количестве «для себя, семьи и гостей».

Как отмечают современные исследователи, действовавшие тогда в отношении алкоголя исключения фактически совпадают с теми, каких добиваются нынешние сторонники «легализации» марихуаны.

Последствия

Слабый контроль выполнения закона фактически создал условия, что все, кто хотел выпить, могли это сделать, приложив некоторые усилия. Возникли заведения под названием «speakeasy», где можно было заказать виски под видом чая.

Общеизвестно, что СЗ усилил организованную преступность, которая поставила под контроль нелегальные поставки алкоголя из-за рубежа или реализацию подпольно произведенного алкоголя. Это имело значение для государственных финансов, так как деньги, которые забирало себе государство в виде акцизов, теперь доставались бандитам. Однако для конечного потребителя цена конечного продукта возрастала. Причем росла не столько измеряемая деньгами цена, но и цена затраченных на получение товара усилий. А чем выше цена товара, тем меньше его потребление. К тому же организованная преступность могла активно работать в крупных городах, а большая часть американцев жила в мелких городках, где все всех знают и где тайно торговать алкоголем сложно. В таких городках за годы СЗ выросло целое поколение молодых людей, для которых общественная трезвость действительно была нормой жизни.

Есть разные данные в отношении уровня преступности во времена СЗ. В первые годы количество убийств уменьшилось, а потом начало расти. Общее число зарегистрированных преступлений, наоборот, в первые годы выросло, а в середине 1920-х годов стабилизировалось. Однако широкое освещение действий мафии в новых гангстерских фильмах и СМИ создавало в обществе впечатление, что уровень преступности невиданно вырос.

Что касается уровня потребления алкоголя в США в те годы, то точно оценить его невозможно. Однако исследователи, проведя оценки по независимым параметрам (смертность от цирроза печени, панкреатита, госпитализации с алкогольным психозом, аресты за пьянство), сходятся во мнении, что вначале потребление алкоголя существенно снизилось, а затем стало постепенно расти, но к отмене СЗ достигло 50-70% от прежнего уровня. После отмены СЗ потребление алкоголя в США росло довольно медленно и лишь в 1970-х годах достигло уровней 1910-х годов, а с середины 1980-х годов оно снова начало снижаться.

Для оценки эффекта СЗ важно принять правильную точку отсчета. Формально СЗ был введен в 1920 году, однако наибольшее снижение потребления алкоголя произошло в 1913-1920 годах (с 10 до 2 литров чистого алкоголя на душу населения). Этому способствовало постепенное принятие СЗ в отдельных штатах, число которых достигло 30, ограничения военного времени, а также широкое обсуждение СЗ по всей стране. Как ни парадоксально, обсуждение и восприятие закона в обществе может оказать большое влияние на явление, с которым призван справиться закон, чем принятие и исполнение его норм. Например, в Финляндии наибольшее сокращение уровня курения наблюдалось в тот год, когда по всей стране активно обсуждалось принятие закона о контроле над табаком.

СЗ сформировал массовую приверженность трезвости в США. Хотя часть женщин и молодых людей начали употреблять алкоголь именно в годы СЗ, число новых пьющих было намного меньше числа тех, кто не стал пить, благодаря СЗ. По данным национального опроса 1939 года, 42% американцев вообще не употребляли алкоголя. По данным аналогичного опроса в 2008 года, 38% американцев назвали себя трезвенниками.

К числу пострадавших от действия СЗ относятся алкоголики, но не те, кто продолжал пить (они могли без особого труда добыть алкоголь), а те, кто хотел прекратить пить, но не мог этого сделать самостоятельно. Клиники и приюты для алкоголиков были закрыты якобы за ненадобностью. Такая ситуация стала одной из причин создания в 1935 году движения Анонимных Алкоголиков (АА), которые отвергли основной постулат сторонников СЗ о том, что любой человек может стать рабом алкоголя. АА полагают, что есть нормальные люди, которые могут пить умеренно, и алкоголики, которых надо лечить, и поэтому СЗ неоправдан.

СЗ на время ликвидировал алкогольную индустрию. В обществе исчез легальный корыстный интерес поощрять потребление алкоголя среди населения. Сейчас любые запретительные меры в отношении алкоголя наталкиваются на яростное сопротивление индустрии, которая с готовностью воспроизводит любые мнения о неудаче СЗ. На самом деле СЗ доказал, что несмотря на все деньги алкогольной индустрии, ее можно победить.

СЗ радикально изменил соотношение между публичным и домашним употреблением алкоголя. Даже после отмены СЗ две трети потребляемого в США алкоголя выпивалось дома или на частных мероприятиях, тогда как до СЗ выпивки в основном происходили в салунах и других публичных местах. Оказалось, что главным результатом СЗ стало достижение цели, выраженной в названии АСЛ: субкультура салунов, как закрытых клубов для пьющих мужчин, исчезла. Частично она была заменена субкультурой «speakeasy», где алкоголь продавался нелегально, но для всех желающих. В некоторые «speakeasy» не пускали мужчин без галстуков и дам без вечерних платьев. В других охотно принимали представителей небелого населения, которым вход в салуны был заказан. Если до СЗ публичные выпивки женщин осуждались (а мужские выпивки фактически поощрялись, поскольку кроме салуна пойти было некуда), то в новых условиях женщины перестали видеть в алкоголе лишь зло, от которого надо «спасать» мужчин. Женщинам, которым уже не надо было бороться за избирательные права, алкоголь представлялся средством эмансипации и выпивки в «speakeasy» для них были символом равенства с мужчинами, тем более что в таких заведениях обычно не напивались до пьяных драк, а весело проводили время. Джаз обрел популярность как раз в те годы, в том числе и потому что музыканты выступали в подобных заведениях. Если ранее женское движение было основной движущей силой принятия СЗ, то с ликвидацией салунов у большинства женщин пропал объективный интерес бороться с алкоголем. Возникла даже Женская Организация за Реформу Сухого Закона, объединявшая сотни тысяч членов.

К тому же постепенно преобладающее негативное отношение к алкоголю в популярной литературе стало меняться. Многие из американских писателей так называемого «Потерянного поколения», которое датируется годами, совпадающими со временем СЗ, имели репутацию любителей алкоголя, например, Хемингуэй, который писал: «Интеллигентный человек иногда напивается для того, чтобы провести время со своей глупостью». Часть этих писателей жила в Париже, где алкоголь был легален, и в своих произведениях они красочно описывали поведение в пьяном состоянии, типичное для их круга. Алкоголь в литературе превращался из атрибута грубого мужлана из салуна в символ протеста против государственной машины. Читавшие книги таких писателей молодые люди стали воспринимать СЗ как подавление личной свободы http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/6521480?dopt=Abstract .

Однако ни культуральные перемены, ни массовые нарушения СЗ парадоксально не влияли на уровень его общественной поддержки основной массой населения. Многие нарушители закона считали, что они сами пьют в разумных пределах, а вот для неразумных пьяниц запрет надо оставить в силе. На президентских выборах 1928 года республиканец Герберт Гувер, недвусмысленно поддерживающий СЗ, легко победил демократа Эла Смита, выступавшего за ослабление норм СЗ. В немалой мере популярности СЗ способствовали уверения его сторонников в том, что запрет алкоголя приведет к экономическому процветанию страны, а в 1920-х годах в США действительно происходил экономический бум.

Отмена

Однако в сентябре 1929 года в США разразилась Великая Депрессия и общественное мнение в отношении СЗ кардинально изменилось. Обещанное сторонниками СЗ процветание обернулось разорением. Достижение «трезвости для других» более не представлялось важной задачей, а экономические аргументы сторонников отмены СЗ стали звучать очень весомо. Среди этих аргументов были: 1) экономия средств, которые затрачивались на контроль выполнения СЗ; 2) обеспечение людей работой на возрожденных пивных и иных алкогольных фабриках; 3) налоги на алкоголь, которые теперь пойдут не бандитам, а государству, а оно использует эти деньги для борьбы с последствиями Депрессии. Сейчас понятно, что СЗ как таковой, не был ни причиной экономического бума, ни причиной депрессии. Но в обстановке массового разочарования системой, которая привела множество людей к экономическому краху, СЗ очень хорошо подходил на роль козла отпущения (так же как в эпоху «поздней перестройки» антиалкогольная кампания была отдана на растерзание в попытке остановить крах коммунистической системы).

Тем не менее, президент Гувер был последовательным сторонником СЗ, и лишь когда в 1932 году он проиграл президентскую гонку Рузвельту, стало возможным предпринять шаги для отмены СЗ (отметим, что Республиканская партия почти единогласно выдвинула своим кандидатом сухозаконника Гувера). Рузвельт обрел полномочия в январе 1933 года и уже в марте Конгресс принял Закон Куллена-Харрисона, который разрешал продажу пива и вина с содержанием до 3,2% алкоголя. В феврале 1933 года Конгресс принял Двадцать Первую поправку к Конституции, которая отменяла Восемнадцатую поправку, но оставляла штатам право сохранять СЗ на своей территории. Согласно процедуре, поправка снова требовала ратификации ¾ штатов. Однако сторонники СЗ еще пользовались немалым влиянием и могли убедить членов законодательных собраний штатов не ратифицировать новую поправку. Тогда было принято уникальное решение: 21-я поправка к Конституции США (в отличие от всех остальных поправок) ратифицировалась не действующими законодательными собраниями штатов, а специально созванными конвенциями, членам которых не нужно было прислушиваться к своим избирателям для последующего переизбрания. Но при этом 10 штатов из 48 не ратифицировали 21-ю поправку. Если бы их было всего на три больше, 18-я поправка (которую не поддержало всего 2 штата из 48) не была бы отменена. Все вышесказанное говорит о том, что движение за отмену СЗ было гораздо менее массовым и популярным, чем движение за его принятие. По данным опросов, проведенных в конце 1930-х годов, 40% американцев все еще поддерживали СЗ, и, очевидно, что им результаты СЗ не казались «провалом» или «правовым кошмаром». Отмена СЗ не была неизбежной, она стала следствием сочетания ряда усиливших друг друга обстоятельств.

СЗ на всей территории США был официально отменен в декабре 1933 года. Однако целый ряд штатов сохраняли СЗ на своей территории еще долгие годы. Лишь в 1966 году СЗ был отменен в штате Миссисипи. В Канзасе запрещалось продавать алкоголь на разлив в общественных местах до 1987 года. До сих пор в отдельных округах и городках США торговля алкоголем запрещена.

Выводы и уроки

Сухой закон не достиг своей декларируемой цели – ликвидации потребления алкоголя в стране, однако считать его провальным нет оснований. Потребление алкоголя в США уменьшилось и оставалось относительно низким еще долгие годы после отмены СЗ. Множество американцев (до 40% населения) добровольно придерживаются трезвости. С точки зрения общественного здоровья эти результаты являются отличными.

СЗ в США и вводился, и отменялся в уникальных исторических обстоятельствах, поэтому относиться к опыту тех лет нужно с осторожностью. Тем не менее, есть ряд важных уроков, которые можно извлечь всем, кто пропагандирует введение тех или иных запретов для достижения целей, важных для общества в целом.

1. Потребители веществ, которые попадают под запрет, далеко не всегда являются противниками их запрета. В США поддержка «трезвости для других» была массовой. И сейчас множество курильщиков поддерживают запрет курения в общественных местах, поэтому нельзя представлять такой запрет как войну между курящими и некурящими, ибо это снижает его поддержку в обществе в целом.

2. Политики часто очень чувствительны к общественному мнению в отношении запрета. Поэтому нужно такое мнение формировать, измерять и настойчиво информировать политиков об уровне такой поддержки. К сожалению, сейчас нередка ситуация, когда данные опросов, говорящие о явной поддержке населением запретительных мер, часто остаются известными лишь проводившим эти опросы организациям. Эти данные нужно непосредственно доводить до конкретных политиков, а также организовывать обращения избирателей и общественных деятелей (только не в виде непонятно кому адресованных резолюций «круглых столов»).

3. Нужно, чтобы политики понимали, что их позиция за или против запрета не остается незамеченной, и что поддержка запрета увеличивает их популярность. Например, в 2002 году один известный украинский политик сказал: «Сейчас приехать в округ и сказать, что голосовал против запрета алкогольной и табачной рекламы означает обречь себя на не переизбрание».

4. Для формирования широкой общественной поддержки запрету нужно учитывать интересы различных групп населения. Нужно выявить те интересы, достижению которых поможет данный запрет, и всячески их подчеркивать в работе с данной группой. Роль женского движения в достижении СЗ в США является здесь очень показательной.

5. При подготовке запрета нужно изучить опыт аналогичных запретов в разных странах, чтобы предотвратить возможные лазейки и создать систему контроля запрета еще до введения его в действие.

При учете этих и иных условий можно убедить общество и политических деятелей в том, что запрет может эффективно защищать людей от опасных изделий.

Основные источники

1. Hall W. What are the policy lessons of National Alcohol Prohibition in the United States, 1920–1933? Addiction 2010; 105: 116473. http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1360-0443.2010.02926.x/abstract

2. Blocker JS Jr. Did prohibition really work? Alcohol prohibition as a public health innovation. Am J Public Health. 2006;96:233–243 http://ajph.aphapublications.org/cgi/content/full/96/2/233

3. Prohibition in the United States. http://en.wikipedia.org/wiki/Prohibition_in_the_United_States

Константин Красовский

Рассылки Subscribe.Ru
Ноусмокинг - бюллетень для тех, кто не носит смокинги 
      и не выносит табачного дыма
SOBER-COOL - Журнал тех, кто не боится быть трезвым - 
      антинаркотический ресурс для тинэйджеров 
Новости СИРПАТИП - Системы Информации 
      на Русском языке по Профилактике Алкогольных, 
      Табачных и прочих Интоксикантных Проблем 

В избранное