Администратор:

Активные участники:

пишет:

Философские чувства

Чувствительное сердце есть богатый источник идей…
Николай Карамзин

Мы привыкли отождествлять философию с мышлением. Словосочетание «философская мысль» представляется самоочевидным, почти тавтологичным: философия есть мысль в ее высшем развитии. Ни в одном словарном определении философии — а их десятки и сотни — нет упоминания о философских чувствах, эмоциях, переживаниях. В англоязычном интернете словосочетание «философская мысль» встречает в сто раз чаще, чем словосочетание «философское чувство» (соответственно 651 000 и 5 600), а в рунете — в пятьдесят раз (332 000 и 6 500), что говорит об огромной диспропорции в рациональных и эмоциональных составляющих философии, согласно общепринятым воззрениям.

 

Философия – не только мышление

Но мне представляется, что философскими могут быть не только мысли, но и чувства. Среди множества чувств выделяются такие, которые обращены к миру в целом, к законам бытия, к природе человека, времени и пространству и благодаря своей универсальности поднимаются до ранга философских. Да и вообще почему философия, как любовь к мудрости, должна проявляться только в мыслях, а не в чувствах? Ведь любовь – это чувство, да и мудрость – не обязательно мысль, а скорее мыслечувствие, сплав того и другого. Мудрость – это способность эмоционального наполнения мысли и интеллектуального наполнения чувства.

В «Притчах Соломона» Премудрость говорит о себе и о Боге: «…я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицом Его во все время, веселясь на земном кругу Его, и радость моя была с сынами человеческими. (Притчи Соломона, 8:30, 31). Здесь Премудрость представлена прежде всего в полноте своих чувств, как радость и веселье перед лицом Бога, и она разделяет эту радость с людьми, ее любящими.

Так какое же право имеет философия как любовь к мудрости иссушать себя до рассудочных категорий и пропозиций, эмоционально опустошаться до аналитических суждений? Сила мыслителя определяется глубиной его философских чувств. Мысль сама по себе еще не образует софийной целостности. София-Хокма в Библии — это мудрость переживаний и переживание мудрости. Если мысль объемлет мир со стороны, то чувство наполняет его изнутри, и сам акт миротворения мира — это не чисто интеллектуальный, созерцательно-медитативный процесс, это чувство всенаполняющей радости, какой творец отзывается на все сотворенное им: «и увидел Бог, что это хорошо».

В свое время К. Маркс обозначил альтернативу: должна ли философия объяснять или изменять мир (11-ый тезис о Фейербахе)? Но можно взглянуть на задачи философии более широко: не только объяснение или изменение мира, но и воспитание предельно емких чувств, относящихся к миру, к бытию, к человеку. Более того, именно развитие философских чувств может стать решающим звеном перехода от объяснения мира к его изменению, т.е. центральной, всесвязующей интенцией философии. Чувство исходит из понимания и переходит в действие, связуя теорию и практику.

Чем философские чувства отличаются от нефилософских?

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

Написал 15.01.2013, обновлено 15.01.2013
Это интересно
+8

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 310  
             

Комментарии:

Для того чтобы писать комментарии, необходимо