Администратор:

Активные участники:

Исаия – Пророк с большой буквы

Как в русской литературе есть поэт номер один – Пушкин, – так и в Ветхом Завете есть главный пророк – Исаия. В былые времена, если приводилось некое пророчество из Ветхого Завета, то по умолчанию считалось, что принадлежит оно непосредственно Исаии, особенно если в этом пророчестве мы видим указание на Христа.



Но Исаия был не единственным и даже не самым первым пророком, чьи речи составили отдельную книгу – ещё до него был пророк Амос. Но, пожалуй, никто из пророков не говорил ярче Исаии, никто не затрагивал столь разных и глубоких тем. И в этом смысле он – действительно первый из пророков.

Сам Исаия был из числа священников Иерусалимского Храма – тех самых людей, которые должны были говорить с людьми о Боге. Но не всегда у них это получалось, не всегда этого и хотелось – многим достаточно было совершать привычное богослужение. Именно во время богослужения получил призыв свыше Исаия. Ему по жребию довелось зайти внутрь святилища, в место таинственного присутствия Бога. И там…

«Видел я Господа, сидящего на престоле высоком, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл. И взывали они друг ко другу и говорили: „Свят, Свят, Свят Господь Воинств! Вся земля полна славы Его!» И сказал я: „Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Воинств».

Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, и коснулся уст моих и сказал: „Беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен». И услышал я голос Господа, говорящего: „Кого Мне послать?» И я сказал: „Вот я, пошли меня». И сказал Он: „Пойди и скажи этому народу: услышите – и не уразумеете, и очами смотреть будете – и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их»".

Обратим внимание: Исаия – доброволец, он сам вызвался на проповедь, прекрасно осознавая при этом своё недостоинство. Но в чём же состояла его весть? Жители Иерусалима продолжали соблюдать Закон, приносили положенные жертвы, заботились о святилище. Но многие из них предпочли забыть, что Бог ждёт от человека не только исполнения религиозных обрядов, но и праведного поведения. Бог не принимает молитв человека, который угнетает своего ближнего. С самого начала своей проповеди Исаия передаёт народу слова Господа:

К чему Мне множество жертв ваших?
Кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои?
Праздники ваши ненавидит душа Моя,
и когда вы умножаете моления ваши,
Я не слышу: ваши руки полны крови.
Перестаньте делать зло; научитесь делать добро,
ищите правды, спасайте угнетённого,
защищайте сироту, вступайтесь за вдову.
Тогда придите – и рассудим.

А ещё Исаия, например, рассказывал своим слушателям притчу о винограднике. Хозяин насадил его на тучном холме, обнёс оградой, сделал всё, чтобы получить отборный урожай. Но виноградные лозы принесли ему только дикие, кислые плоды. Что станет он делать с таким виноградником? Конечно, забросит его, чтобы прохожие его опустошили. И этот виноградник – не что иное, как избранный Богом еврейский народ… Какой шок должна была вызывать эта весть среди его слушателей! Пройдут века, и уже Иисус будет рассказывать новую притчу о винограднике потомкам слушателей Исаии, и они точно так же будут удивляться Его словам и возмущаться ими.

Но в книге Исаии мы находим не только грозные предупреждения. Вот он встречается с царём Ахазом, который боится нашествия врагов – Северное (Израильское) царство вступило в союз с Сирией и готовится напасть на Иудею. Но пророк говорит царю: «Не бойся». И тут же произносит пророческие слова: «Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил… Прежде нежели этот младенец будет разуметь отвергать худое и избирать доброе, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями её».

Имя Еммануил означает не что иное, как «с нами Бог». Ещё до Рождества Христова евреи стали верить, что здесь имеется в виду некое чудесное рождение особенного младенца – ведь политические события времён царя Ахаза уже ничего не значили для них.

Когда у Девы Марии в Вифлееме родился Младенец, Она – а следом за Ней и евангелист Матфей, и все христиане – увидела в Нём исполнение пророчества Исаии. Казалось бы, детали не совпадают – младенца назвали не Еммануил, а Иисус (это имя означает «Господь спасает»). Но здесь при несовпадении имён совпадают их смыслы: Господь приходит к Своему народу и спасает его.

Пророчество всегда неоднозначно, ведь это не метеорологический прогноз и не расписание движения поездов, которые очевидным образом сбываются или не сбываются в конкретный отрезок времени. Пророчество причудливым образом соединяет вместе различные пласты исторического бытия и говорит одновременно о временном и о вечном.

Здесь перед нами встаёт очень интересный вопрос: а всю ли книгу Исаии написал иерусалимский священник VIII века до Рождества Христова? Он жил более чем за сто лет до того, как Иерусалим был разрушен и значительная часть его населения была уведена в вавилонский плен. И тем не менее, вторая часть его книги, начиная с 40-й главы, сообщает радостную весть: вавилонское пленение скоро закончится, евреи вернутся домой, Иерусалим будет заново отстроен!

Конечно, пророк мог предвидеть всё это заранее. Но имело ли смысл говорить об этих вещах людям, которые даже не доживут до падения Иерусалима? Представим себе, что кто-то в России во время войны с Наполеоном стал бы пророчествовать о скором падении советской власти. Да его бы просто не поняли, пророчество было бы полностью лишено смысла!

Именно поэтому мы можем считать, что на самом деле эти слова произносил другой пророк, наследник Исаии Иерусалимского, который добавил свои слова к пророчествам великого предшественника – произносил их уже во времена плена, когда это пророчество было действительно актуально.

Дело в том, что в древности иначе относились к вопросам авторского права. Людям того времени было не так важно знать, кто впервые произнёс те или иные слова, гораздо важнее было понять, какую духовную традицию эти слова продолжают. И в этом смысле отсылка к Исаии совершенно верна: это действительно пророчество в его духе, его силой – так же, как в Евангелии Иоанн Креститель был своего рода новым воплощением пророка Илии, хотя, конечно, он был совершенно отдельным человеком. Иногда этого нового автора называют Второисаией. Впрочем, не все согласны с этим подходом, да и не так важно, кто именно сказал эти слова. Важно, что Ветхозаветная Церковь приняла их как своё Писание и включила в книгу пророка Исаии.

О чём же говорит это пророчество? Прежде всего – о возвращении иудеев домой, которое должно стать свидетельством Божией славы и величия:

В пустыне приготовьте путь Господу,
прямыми сделайте в степи стези Богу нашему;
всякий дол да наполнится,
и всякая гора и холм да понизятся,
кривизны выпрямятся и неровное сделается гладким;
и явится слава Господня!

Как прекрасны на горах шаги благовестника,
возвещающего мир, благовествующего радость,
проповедующего спасение, говорящего Сиону:
«Воцарился Бог твой!»
Торжествуйте, пойте вместе, развалины Иерусалима,
ибо утешил Господь народ Свой, искупил Иерусалим.

Отрок Господень

С возвращением всё понятно. Но пророчество Второисаии не ограничивается этой радостью. Она сменяется удивительными словами об Отроке Господнем, который претерпел множество мучений за других людей. О ком идёт речь? Как связано это с возрождением Иерусалима? Трудно сказать однозначно. Давайте сначала прочитаем эти строки:

Он взошёл, как росток из сухой земли;
Он был презрен и умален пред людьми,
муж скорбей и изведавший болезни,
Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.
Но Он взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни;
а мы думали, что Он был поражаем,
наказуем и уничижён Богом.
Но Он изъязвлен был за грехи наши
и мучим за беззакония наши;
наказание мира нашего было на Нём,
и ранами Его мы исцелились.

Одни говорят, что здесь подразумевается весь израильский народ, который должен был привести к Богу всё человечество, не знавшее в те времена Единого Бога. Такие слова, видимо, могли обратить к Израилю язычники. Но здесь недвусмысленно сказано, что Отрок не был ни чём виновен, тогда как грехи израильтян – постоянная для всех пророков тема.

Другие полагают, что здесь пророк имеет в виду себя самого. Да, мы знаем, как часто верная проповедь навлекала на пророков гонения и даже мученическую смерть, и церковное предание действительно рассказывает, что за свою проповедь Исаия много пострадал при царе Манассии. В конце концов царь приказал убить его, перепилив деревянной пилой, чтобы причинить как можно больше мучений. Но всё же… не слишком ли громко звучит такое заявление о себе самом? Не имеет ли пророк в виду кого-то другого?

Уже в древности среди иудеев возникла надежда на приход великого царя, который установит царство праведности и справедливости на земле. Такого царя из числа потомков Давида называли Помазанником – на древнееврейском это слово звучит как «Машиах» (отсюда русское «Мессия»), а на древнегреческом как «Христос». И поэтому можно согласиться с теми, кто видит здесь указание на приход такого царя. Но именно Исаия говорит об удивительных вещах: славе Мессии будет предшествовать страдание за грехи других людей! Его победа не будет лёгкой прогулкой, Ему придётся пройти через боль и даже смерть. Но всё окончится Его победой, которая принесёт благие плоды и другим людям.

Стоит ли удивляться, что через пять с лишним веков эти слова сочли пророчеством о судьбе Иисуса из Назарета? Конечно, тот, кто произнёс их, не знал и не мог знать историю Его жизни. Но ведь пророк говорит не только от себя, он передаёт ту весть от Бога, которую порой и сам не понимает до конца.

Новый мир


В особенности это касается таких страниц книги, где пророк описывает некий новый мир, в котором всё будет иначе, чем теперь:

Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю,
и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце.
И будут строить дома и жить в них,
насаждать виноградники и есть плоды их.
Волк и ягнёнок будут пастись вместе,
и лев, как вол, будет есть солому:
не будут причинять зла и вреда на всей святой горе Моей.

Конечно, трудно ожидать, что волки и львы в буквальном смысле когда-нибудь станут вегетарианцами. Можно понимать эти слова в духе басен дедушки Крылова: хищные и кровожадные люди, которых можно уподобить волкам, больше не будут губить своих безответных соседей, похожих на ягнят.

Но можно увидеть здесь описание иного, лучшего мира, где не будет ни старости, ни болезней, ни смерти, даже среди животных. На что будет похож этот мир? И как будет выглядеть лев, которому не нужно никого грызть? Об этом можно только догадываться – даже в наше время мы ничего не знаем наверняка об этом мире.

Пророк уверен только в одном: этот лучший мир будет предназначен не для одних иудеев, но для всего человечества. Сейчас эти народы могут быть слепцами, не ведающими Бога язычниками, но настанет время, когда жители Иерусалима вернутся в свой город, а все люди обратятся к своему Творцу:

Не бойся, ибо Я с тобою;
от востока приведу племя твоё и от запада соберу тебя.
Северу скажу: «отдай»; и югу: «не удерживай»;
веди каждого, кто называется Моим именем,
кого Я сотворил для славы Моей, образовал и устроил.
Пусть все народы соберутся вместе, и соединятся племена.

В чём же смысл религии?

Но пока люди живут на прежней земле, их отношения с Богом облекаются в форму конкретной религии с её устоявшимися формами: обрядами, молитвами, постами. Поэтому и теперь пророку приходится говорить о том, зачем нужна эта религия, что даёт она человеку. Пророк изображает диалог между верующими, которые гордятся тщательным исполнением всех предписаний, и Богом, Которому они думают послужить:

- Почему мы постимся, а Ты не видишь?
смиряем души свои, а Ты не знаешь?
- Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу
и требуете тяжких трудов от других.
Вот, вы поститесь для ссор и распрей
и для того, чтобы дерзкою рукою бить других…
Вот пост, который Я избрал:
разреши оковы неправды, развяжи узы ярма,
и угнетённых отпусти на свободу,
раздели с голодным хлеб твой,
и скитающихся бедных введи в дом;
когда увидишь нагого, одень его.
Тогда правда твоя пойдёт пред тобою,
и слава Господня будет сопровождать тебя.
Тогда ты воззовёшь, и Господь услышит;
возопиешь, и Он скажет: «вот Я!»

Религиозность, которая не обращает внимания на стоящего рядом с тобой человека, совершенно бесполезна. Отношения с ближним – школа твоих отношений с Богом, непременное их условие. Об этом долго и подробно будут говорить авторы Нового Завета. Но об этом уже знал Исаия из Иерусалима, знали те, кто пошёл по его стопам, и знал тот пророк, который продолжил его книгу.

Пророк Исаия действительно сумел подняться над временем, и потому его книга оставалась новой и актуальной во времена Вавилонского плена и во времена земной жизни Христа. Такой остаётся она и для нас сегодня.
Андрей Десницкий
   otrok-ua.ru

Написал 20.09.2011, обновлено 20.09.2011
Это интересно
+5

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 304  
             

Комментарии:

20.09.2011

АМИНЬ!

Спасибо автору! Спасибо Вячеславу за статью!

Для того чтобы писать комментарии, необходимо