Администратор:

Активные участники:

пишет:

Энергетика центра Хара


 (699x466, 115Kb)
ХАРА - энергетический центр организма человека.

Сословие воинов, т.е. управленцев и защитников своего рода, наиболее приближенных по познанию процессов мироздания к русским волхвам, имели способности переходить в другие измерения, воздействовать на сознание окружающих, вводить себя в другие состояния, направлять диких животных на врага, управлять своим организмом искусней, чем сегодняшние йоги. О чём свидетельствуют древние рукописи и манускрипты. Часть этого сословия воинов, посвятивших свою жизнь только боевым искусствам и военному делу, передавали профессиональные навыки и знания также из поколения в поколение, что и формировало на протяжении веков генетические коды. <<>>

Осваивая новые наиболее благоприятные места (в долинах крупных рек) для проживания, свободные и независимые народы потомки славяно-арийских родов и основатели индо-европейской группы уже в первые века новой эры именовались казаками
КАЗАК - (к Аз Ак) идущий к Аз (начало начал), Ак (белый, светлый, светоносный) воин, - воин Света.
Профессиональные воины с заложенными в них генетическими кодами и обладающие вышеперечисленными способностями, именовались казаками-характерниками . Умение управлять восходящими и нисходящими потоками энергий Земли и Космоса, концентрировать их в себе и использовать, давало характернику возможность в разы увеличить свой физический потенциал (тем самым быть неуязвимым) и воздействовать комплексно на противника даже на расстоянии.
ХАРА - энергетический центр организма человека.
ХА - восходящий поток энергии Земли.
РА - нисходящий поток энергии Космоса.

Воин, владеющий энергетическим центром ХАРА - и есть характерник. Умение видеть с закрытыми глазами, слышать с «закрытыми» ушами, чувствовать спиной противника, раствориться на его глазах или нейтрализовать противника путём отключения его энергосистемы или сознания, изменить в себе ритм времени и многое другое, послужило созданием легенд и былин о храбрости и непобедимости казаков.
Несмотря на то, что на протяжении многих веков знания, а вместе с ними и многие способности были утрачены в родах воинов, потомков казаков-характерников можно встретить и в наши дни. Генетическая память и глубокие древне-славянские исторические корни продолжают являть на землю-матушку защитников Святой Руси.
Звук "Ха" идет с самого низа туловища (не знаю, как правильней написатьSmile), "Ра" - из груди. Сказав "ХаРа" - мы соединяем эти звуковые вибрации в середине - в районе солнечного сплетения. Характерник, произнося это сочетание звуков (реально или про себя) как бы включает себя в боевой режим
И так после обряда имянаречения приступали к профессиональной подготовке воя -казака, которая начиналась с тренировки его взгляда( см. описание взгляда Разина у историка Савельева). В результате такой тренировки характерник должен овладеть способностью излучать силу глазами, например взглядом сдвинуть предмет или перерезать нить (см. Н.Кулагина). Затем его наставником, обычно его же родным дедом, выполнялась постановка казаку воображения по всем органам чувств. Зрительного воображения, слухового воображения, тактильного, вкусового и т.д. Потом в течении занятий будущему характернику прививалось качество «использования силы только для добра.» Дальше казак учился ощущать в себе ток силы в различных частях тела: руках, ногах, голове и т. д. Такие тренировки проводились обычно на голодный желудок так как голодание резко повышает общую чувствительность организма.
Противоположный ему - «активный транс» или, как его называли казаки, состояние «Хара» (Ха -положительное Ра - свет, то есть положительное просветление). Состояние «Хара» вместо пассивного торможения и сонливости (как в гипнозе), вызывает мгновенную активизацию большинства психофизиологических механизмов. В отличие от гипноза техника самопогружения в него может быть мгновенной.
Вот этого то умения мгновенного перехода в высшее состояние просветления и должен был достичь молодой казак. Первоначальный переход с доминирующей в обычном состоянии сознания личности души на более высокий уровень личности его духа (высшего» «Я») выполнялся учеником с помощью наставника и назывался «подключение характерника к небу». Такая процедура носила ритуальный характер и была одним из посвящений. В начале внимание обучаемого максимально концентрировалось на чем ни будь, обычно на сердце, которое должно было привлечь к себе ум (так как сердце есть место пребывания духовного сознания поэтому «Ум» концентрируется на сердце, на его правой половине). Затем внимание рассредоточивалось, в результате этого сознание души как бы растворяется (происходит торможение левого полушария мозга, то есть вначале сознание суживается, а потом концентрируется внимание на каком либо чувстве, или эмоции и центр сознания переходит в правое полушарие). Остается только сознание тела (Стадия обычного гипноза, когда «Я» души уходит, а телу «доверчивому младшему брату» можно внушать различные установки). Методика хороша: для лечения, для эстрады, зомбирования и т. д. Но вою-характернику надо другое, поэтому процесс продолжается. Далее происходит остановка как, процессов мышления так и восприятия внешней и внутренней среды. Потом мгновенно выключаются все эмоциональные психические процессы. И в этот момент следует перевод сознания ученика на другой высший уровень его «Я», в который вливаются и «Я» его души и тела (происходит синтез). Теперь «Я» ученика усиливается, мозг включается, и сознание начинает функционировать в новом, теперь уже рабочем режиме, но на другом уровне. Таким образом, достигается первоначальное вхождение в состояние «Хара». А в дальнейшем ученик входит в него самостоятельно, и мгновенно используя для этого тайное имя своего высшего «Я».

Опыт тренированности вхождения в состояние «Хары», позволяет приобрести способность мгновенно входить в это состояние в любом положении тела, в любом самом сложном движении, при занятии любым сложным делом (на скаку, в прыжке ). Можно вообще выполняя любую работу быть в состоянии «Хара». В этом случае резко повышаются профессиональные качества казака-характерника . Восприятие внешней среды идет как постоянный поток интуитивного сверхсознания. Внутренняя и внешняя среда воспринимается непосредственно, нет контроля и анализа. Мгновенно обрабатываются все психические процессы, которые принято называть осознаваемыми, «останавливается и регулируется время». То есть это полное перевоплощение обычной личности души в «Я» своего духа. Практически наблюдается процесс перемещения центра сознания «Я» в абсолютно новое тело и новую личность, а главное в новую психо- и био- энергетическую ситуацию( то есть на этом уровне характерник уже не просто сверх чувствует , а может уже менять ситуацию, растягивать время , работать с пространством и т. д.).


Все перечисленные обретения силы выполнялись обучаемым в возрасте от 12 до 21 года, а после этого уже шел заключительный обряд ритуального посвящения в воинов- характерников.
В начале волхв отправлял сознание юношей-казаков в мир Нави, совершая над ними особый обряд вхождения в иномирье. Испытуемых укладывали на землю- навзничь и с ними никто не должен был разговаривать, кроме волхвов проводящих ритуал. После общения посвящаемых с Героями Пращурами их сознание возвращали в мир Яви. Над жертвенным огнем освящались воинские обереги и оружие. Затем будущие характерники должны были подвергнуться четырем испытаниям. Волхв по одному поднимал их с земли и подводил к «огненной реке» - площадке из раскаленных угольев шириною 5-6м. Её нужно было преодолеть не очень быстрым шагом. Второе испытание заключалось в том, что будущий характерник должен был с завязанными глазами дойти до дуба или родового столба (используя феномен ясновидения). Третье испытание заключалось в проверке воя на сообразительность и умение решать сложные задачи (загадывались головоломки). И наконец, на последнем испытание характерник должен был за определенный промежуток времени уйти от погони, спрятаться в лесу или в высокой траве, а затем пробраться через сторожевые заслоны к священному дубу (отводя другим глаза), коснувшись рукой листьев. Только после всех этих испытаний человек мог считаться настоящим воином Перуна, казаком - характерником . После испытаний совершалась страва, на которой поминались все павшие в боях казаки.


А дальше уже ново испеченный казак - характерник обязан был сам поддерживать свою силу и умения. И так как мышечный тонус определяет настроение, поэтому ему было необходимо ежедневно не менее 2-3 часов, заниматься физической культурой эмоционально положительно окрашенной. Также необходимо было ежедневно ухаживать за своим мозгом, то есть пребывать не менее одного часа в глубоком трансе (состоянии «Хара»). Характерник пожизненно ежедневно не менее 4-6 часов уделял вникание и профессиональным специальным тренировкам. Так как в случае вынужденного прогула в течение 10 дней происходит потеря спортивной формы, и характерник утрачивал свои способности и должен был начинать заниматься заново. Он также всегда надеялся на помощь своих Богов и Предков и всегда абсолютно был уверен в том ,что эта помощь будет оказана.
Прикладывали к ране... паутину, а иногда и обычную землю. В качестве антисептика использовали, например, сушеный любисток.
Действие целебных снадобий усиливалось чтением молитв, произнесением особых - магических - заговоров и заклинаний. Лечили, прежде всего, словом - чем не прообраз современной психотерапии? Заговоренные» характерниками казаки-запорожцы лихо расправлялись с закованным в латы войском противника - их не брали ни меч, ни пуля. Силой взгляда характерник мог повернуть вспять вражеский отряд и наполнить ветром паруса казацкой «чайки» при полном штиле с помощью древнего заговора. Умел характерник и «отвязывать от мертвяка». По казацким поверьям, убитый в бою враг преследовал затем поразившего его воина в жизни, насылал на него болезни и неудачи. Поэтому, прежде, чем начать лечение раненого, характерник отправлялся в мир мертвых и давал убитому казаком врагу выкуп... На Сечи их обычно было не более пяти-шести человек….система закаливания. Вернувшись из изнурительного похода, запорожец восстанавливал силы с помощью «зеленых» ванн: заходил после речного купания в заросли росистой травы, бродил в них, пока на коже не соберется достаточное количество целебной пыльцы... А потом, блаженствуя, долго обсыхал в тени. «Магия» росы, многократно усиленная чудодейственной силой трав, повышала сопротивляемость организма болезням.
Наши предки разработали специальную систему очищения организма от шлаков: выпиваешь литр-другой пива с медом и смесью душистых целебных трав и паришься в баньке в свое удовольствие! Баня считалась на Запорожской Сечи и лучшим средством от простуды.
Характерникам же приписывалось умение наводить "морок", или "омману" на врага колдовскими чарами.сами себе враги рубали
Следующей удивительной особенностью характерников была их способность к оборотничеству. Вообще же "ликантропия" (превращение людей в волков) в славянских землях имеет корни глубокие. Самые ранние сведения о ней сохранились у Геродота ( V в. до н.э. ) в его знаменитой "Истории", где в книге четвертой "Мельпомена" описываются нравы скифского народа НЕВРОВ, могущих оборачиваться в волков. Рассказ Геродота более чем через два тысячелетия смыкается с многочисленными этнографическими данными о волколаках, верования в которых были живы на Украине до самого недавнего времени. Вообще же культ волка у индоевропейских народов очень древний и сложный, и напрямую связан с воинскими функциями. Покровителем волков у славян считался святой Егорий (Георгий, Григорий), заменивший собою в пантеоне Перуна. В языческие времена образ громовержца представляли в сопровождении двух волков, считавшихся его хортами (псами
С культом волка, по всей видимости, связано и умение галдовников с помощью особых "верцадел" (зеркал) видеть за несколько верст вокруг себя и знать вражьи замыслы. Со знахарями роднит характерников и знание всевозможного чародейного зелья - разрыв-травы для снятия цепей и отпирания замков, нечуй-травы для нахождения кладов, чаклун-травы (т.е. колдовской травы) для неуязвимости в бою.
Обучаемый должен сделать свой собственный, зачастую не простой, выбор – стоит ли ему становиться на этот путь, путь «характерника», потому что, вступив на этот путь, возврата не будет. И это не запугивание – это реальность.
Реальность, которая захватывает дух.
Например, на определенном этапе обучения меняются учителя. Второй учитель (он остается на всю жизнь) приходит из параллельного мира. Скажу больше, что ученик сам должен уметь ходить ко второму учителю. Желание остаться со вторым учителем («характерники» называют его Отцом) настолько велико, мир, где он живет, настолько прекрасен, что без помощи реального тренера оторваться от реальности легко.
Попробуйте себе представить дубовый или кедровый лес, где толщина дерева достигает размеров футбольного поля, где цветы размером 5 х 5 метров, при этом запахи и цвета поражают воображение. Все величие этих мест, даже самых мужественных и искушенных воинов заставляет плакать, как детей.
Умение путешествовать, как в свое прошлое, так и в будущее, умение перемещаться на местности по определенным коридорам, подчиняя себе время, работая с несколькими вооруженными противниками с завязанными глазами и многое, многое другое, казалось бы, не реальным, находит подтверждение в реальных тренировках. Это не сказка.
У каждого новорожденного казака или казачки, помимо кровных отца да матери, были крёстный отец и крёстная мать. О быборе крёстных кровные родители заботились заранее. Это не должны были быть родственники (как принято сейчас). Крёстного подбирал отец – это должен быть человек надёжный (кунак, односум, побратим и т.п.), у которого было чему поучиться. Это он в первую очередь формировал дух казака. И немаловажный фактор и крёстный отец и крёстная мать должны быть способны учавствовать в воспитании ребёнка – жить недалеко от крестника (крестницы).
Крёстную подыскивала кровная мать из числа своих подруг (желательно хотя бы немного старше её возраста).
Если в семье родился казак, то основная нагрузка ложилась на крёстного – он делал из казака воина. Главная же задача крёстной матери в этом случае состояла в том, чтобы сформировать в казаке отношение к девушке-казачке, как к жене, матери и хозяйке.
Если же родилась казачка, то основную роль выполняла крёстная. Она формировала из девочки женщину-казачку, как умеющую ждать жену, терпеливую мать и добрую хозяйку. Крёстный в данном случае формировал в казачке отношение к казаку, как к воину-защитнику, как к мужу, отцу и главе семьи.
После рождения. Ребёнка особо не торопились распеленовывать. Побыстрее научить его двигать ручками и ножками – была не самоцель. Ребёнок должен сначала увидеть и осознать неизвестный ему предмет, а уж потом потрогать, «взять на зубок».
В дальнейшем процесс «увидел-осознал-сделал» ускорялся. Именно так поступает казак в критической ситуации. И нет паники и ненужных движений, потому что сначала оценил, а потом сделал.

После крестин казачёнку клали шашку (кинжал) либо пулю (раньше стрелу), что называется «на зубок». И наблюдали за его реакцией: если начнёт с ней играть – добрый будет казак, если же расплачется – есть над чем задуматься.
Далее, мальца всегда старались окружать именно теми вещами, которые являлись неприменными атрибутами жизни казаков.

Вообще, подобные «гадания» проводились на протяжении всего времени обучения-воспитания казака. Сейчас это назвали бы «тестами». Поэтому у казаков было принято так: сначала казачёнка ставили в определённые условия, далее, смотрели на его реакцию, выявляли недостатки и достоинства, и уже потом начинали его корректировать и вырабатывать необходимые навыки и качества.
год у казачёнка многое было впервые. Впервые его одного сажали на коня, надевали на него отцовскую шашку, отец брал коня по уздцы и проводил его по двору.
И ещё один обряд совершался в год от рождения. Собирались все мужчины рода и вели мальца на священное место своей станицы (или хутора). У донцов оно называлось «урочищем», у черноморцев «кругликом». Там совершались действия, позволяющие передать на духовном уровне силу и знания рода новому поколению. С 8 лет казачёнка переселяли в мужскую половину куреня. В это время снова проводился обряд в урочище.
С 8 лет главная роль принадлежала крёстному. Именно он по большому счёту обучал мальца казачьей науке. Но кровный отец был как бы руководителем этого процесса. Крёстный и кровный отцы как бы дополняли друг друга. Родной отец мог быть излишне мягок в отношении своего сына. Крёстный же мог быть излишне суров. Поэтому родной отец останавливал крёстного, когда дело могло принять опасный оборот, а крёстный не давал отцу жалеть сына.
Пример процесса обучения видения летящей пули:
- проводится на изгибе реки, стрелок (крёстный) находится в 80-100 шагах от казака с сыном,
- в 10-15 шагах от наблюдающих за выстрелом находится мишень,
- по сигналу отца крёстный производит выстрел в мишень, казачонок должен заметить пролетающую пулю.

С 12 до 16 лет – ещё один цикл в воспитании казака. И опять же он начинался и заканчивался обрядами в урочище.
С 12 лет казачонка начинали водить на круг (сход) и другие общественно значимые мероприятия. Его основная задача – смотреть и запоминать.

И в 16 лет по готовности казака его ждало более серьёзное испытание – в основном это была охота на хищника (волка, кабана и пр.). И вот после такого воспитания и обучения получался «матёрый казачина». Правда есть одно уточнение: «матёрый» казак появлялся в третьем поколении. Естественно, если первое и второе поколения были тщательно подготовлены и выжили в битвах и сражениях.
А что мог из себя представлять такой казак, лучше описать художественно:
«…Из леса вышли в рассыпную австрийцы. Человек тридцать. Винтовки на перевес. Офицер с обнажённым палашом верхом на коне. На поляне по колено трава, начинающая желтеть от знойного августовского солнца. Австрийцы отошли от опушки леса шагов на пятьдесят.
Вдруг произошло непонятное. Из под коня вылетело что-то необычное чёрно-зелёного оттенка, вышибло офицера из седла, провернулось волчком над упавшим, поблёскивая то ли клыками, то ли зубами, и врезалось в гущу оцепеневших солдат. Разобрать что это было невозможно, потому что это нечто всё время двигалось и вертелось вьюном в невообразимых плоскостях.
Находящиеся с краю австрийцы начали приходить в себя и изготавливаться для стрельбы, забыв, что это не спасёт их товарищей, так как вертящаяся масса была в самом центре подразделения, оставляя за собой переломленные и окровавленные тела австрийских солдат.
Но вдруг с левого фланга метнулся ещё один неясный силуэт. Он пронёсся перед изготовившимися к стрельбе настолько быстро, что никто не смог уловить его очертания. Да и вообще не смог больше ничего увидеть в этой жизни, потому что силуэт двигался грохоча и огрызаясь огнём.
Больше всех повезло четверым солдатам. Они, толкаемые своим страхом вовремя уронили свои винтовки, и теперь наблюдали страшную картину: в центре лежали вповалку, как после смерча полтора десятка человек со страшными колото-резанными ранами; ещё человек семь бездыханно лежали со стороны леса с огнестрельными ранами; а по бокам уцелевшей четвёрки застыли двое – причина всего произошедшего. Одеты оба были в низкие чёрные бараньи шапки с защитным верхом, в гимнастёрки и шаровары того же цвета и невиданные солдатами ранее сапоги с шерстяной ступнёй и голенищем из тонкой кожи. В руках у одного было два длинных кинжала, у другого – два револьвера.
А лица этих неизвестных… Глаза – у обоих на выкате – не выражали ни злости, ни ненависти. Солдаты прочитали в них только одно – это пришла смерть, ведомая самим Всевышним.
После всего этого послушнее военнопленных, чем эти четверо не смог бы, наверное, никто найти на всём русско-германском фронте…»
..само состояние Ясны имеет три уровня погружения. Первые два этапа относительно доступны талантливым и упорным искателям. А вот третий, самый загадочный уровень является заповедной зоной, так называемой характерниками - лядью. Лядь - это пустошь, пограничье, где человек встречается со своей смертью. И только опытный характерник может провести адепта через это испытание. Можно и самому, но для этого надо иметь своеобразный якорь в миру. Иначе Смерть может затянуть в мир Нави и оттуда не выберешься. То есть, не умея, можно либо умереть, либо просто свихнуться, сойти с ума…Силы внутри себя и вовне. Была техника воздействия на противника громким смехом. Характерник мог исчезать из поля зрения и появляться в неожиданных местах. Мог за короткий срок передвигаться на большие расстояния как на лошади, так и пелком, используя таынй Тропы Силы...
Манипуляции с пространством и временем были важными условиями мастерства характерников. Но основа всех этих чудес - это особое понимание и взаимоотношения с Природой, с Миром Силы. Например, используя метод ритмических рифмованных фраз, поющихся под определенный ритм движения маятника, характерник входил в особую сопричастность с окружающим его местом, как бы растворяя себя в нем. Отсюда сверхчувствительность к малейшим колебаниям силы и тем более силы противника. Еще был такой термин при обучении входа в Ясну: “вывернуться наизнанку“. То есть, пройдя третий глубокий уровень, ты как бы выворачиваешься наизнанку и мир внешний превращается в мир внутренний и обретает как бы желеобразную, похожую на студень, консистенцию. И любое движение в этом вязком пространстве влечет за собой перемещение всего окружающего. А твоя задача - не дать этим волнам возмущения разойтись, а закрутить их вокруг себя в вихрь-смерчь-торсионную волну-волчок. В результате источник возмущения гасит сам себя. Похоже на юлу в воде. Еще хороший образ паучка и паутинки. Дерни за одну ниточку и в действие приходит вся система паутины. Чем больше жертва дергается, тем больше запутывается и успокаивается...<...> (Ю. Бударов).
Крепью славянского войска были так называемые "характерники" (Характерники - буквально: владеющие центром хара; отсюда и "харакири" - выпускание жизненной силы через центр хара, находящийся в районе пупка, "к ири"- к Ирию, славянскому раю; отсюда же и знахарь - знающий хару, с восстановления которой должно начинаться любое лечение), которых в Индии до сих пор именуют махаратха-ми - великими воинами /на санскрите "маха" означает большой, великий; "ратха" - рать, войско/. Это были люди, владеющие Славянским Спасом. Основой этого боевого искусства является способность человека к переносу своего сознания на более тонкие уровни бытия - сначала в астральное тело, затем в ментальное, будхическое и, наконец, в деваконическое. Всего же тел у нас семь: есть еще атмическое, саттвическое и тело чело-века. Наши предки ведали обо всех своих тонких телах - вспомним, к примеру, о семи матрешках. До сих пор в казачьей среде бытует мнение, что характерники во время схватки общаются с Господом. В таком состоянии сознания воин обретает способность управлять пространством и временем, а также влиять с помощью внушения на сознание других людей, для него не составляет труда уйти от любых нападений, тогда как он сам имеет возможность наносить врагам сокрушительные удары. Человек, владеющий Славянским Спасом, обладает способностью чувствовать приближение "своей" пули: у него затылок как бы начинает наливаться тяжестью и холодеть, и он либо уклоняется от пули, либо останавливает ее на поверхности своего физического тела. Эта невидимая непосвященному "броня" называется Золотым Щитом. Российские знахари до сих пор именуют центр хара "золотником"….в старину пятерки славянских воинов прорубались через плотную стену войск Дария, разворачивались, прорубались обратно и снова уходили туда, откуда появились - в степь. Всадники скакали в бой обнаженными до пояса: они ловили на лету вражеские стрелы, либо просто уклонялись от них. Сражались они двумя мечами, стоя на конях. Здоровые, полные сил персы "сходили с ума" и ничего не могли понять. Действия стрелка в "цакуга-дзэн-кюдо" имеют двуединый характер: он стреляет и попадает в цель как бы сам, но, с другой стороны, это обусловлено не его волей и желанием, а влиянием сверхъестественных сил - его деваконического тела, Родоводителя народа, или же демона государственности. Стреляет "оно", то есть "дух" или "сам Будда". Воин не должен думать в процессе стрельбы ни о цели, ни о попадании в нее - только "оно" хочет стрелять, "оно" стреляет и попадает. Так учили наставники кюдо. В луке и стрелах стреляющий мог видеть лишь "путь и средства" для того, чтобы стать причастным к "великому учению" стрельбы из лука. В соответствии с этим кюдо рассматривалось не как техническое, а как совершенно духовное действо….Все происходит после достижения полного спокойствия",- говорили специалисты кюдо. В дзэновском смысле это значило, что стреляющий погружал себя в беспредметный, несуществующий для человеческих чувств мир, стремясь к состоянию сатори, т.е. к переносу своего сознания на духовный уровень. Просветление, по японским понятиям, означало в кюдо одновременно "бытие в небытии, или положительное небытие", т.е. бытие в своем духовном /деваконическом/ теле. Только в состоянии "вне себя" /вне человеческого тела/, при котором воин должен отказаться от всех мыслей и желаний, он связывался "с небытием", из которого возвращался снова "в бытие" лишь после того, как стрела отлетала к цели. Таким образом, единственным средством, ведущим к просветлению, служили в данном случае лук и стрела, что делало бесполезным, по толкованию идеологов кюдо, всякие усилия человека в работе над самим собой без этих двух составляющих частей.
В начальной стадии сосредоточения стрелок сконцентрировал внимание на дыхании, имеющем в кюдо большее значение, чем в других видах военного искусства. Для того, чтобы уравновесить дыхание, воин, сидя со скрещенными ногами, принимал положение, при котором верхняя часть туловища держалась прямо и расслабленно, как во время медитации дзэн. Затем оно регулировалось бессознательно.

Стрельба могла производиться из положения стоя, с колена и верхом на коне. В момент, предшествующий непосредственному пуску стрелы, физические и психические силы самурая были сосредоточены на "великой цели", то есть на стремлении соединиться со своим деваконическим телом, но ни в коем случае не на мишени и желании попасть в цель.
анийцев и Черкасов, от устья Кубани, Дона, Днепра и Днестра казаки ходили на тридцати больших кораблях в помощь осажденной Трое... С этих достопамятных времен, хорошо вооруженные, отчаянные и умелые в бою, казаки многие века держали в страхе персов и мидян, греков и турок... Крепью казачества были так называемые “характерники”, особая тайная казачья каста, владеющая Казачьим Спасом, удивительной наукой боя, а символом его был - воз -Большая Медведица и неприятие “взвиршности”, то есть никаких посредников, никакой земной власти над собой в момент схватки кроме Бога. Именно к Нему характерник возлетал духом и мыслию во время мгновенной медитации - ману, шепча молитву тайную - Стос...
В этом возвышенном состоянии для него ускорялось само время, а для врага замедлялось, он мог уйти от любых ударов и сам нанести недругу смертельное возмездие. В рубке со множеством противников характерник мог так “зачаровать” врагов, что они его теряли из виду и в бешенстве истребляли друг друга. А вихрь ударов его шашки настоль стремителен и силен, что пораженный казался несколько мгновений целым, а потом начинал распадаться на части. При виде такого остальных охватывал мистический ужас, и они мгновенно “обабливались”, теряли силу.

Спас - бескрайняя степь и бездонный колодец духа! Характерник управлял пространством и временем, владел секретами гипноза, чтения мыслей, заговоров, заклинаний, обережных молитв, он мог “раствориться” в траве среди чистого поля, стать невидимым в кроне дерева, слиться с конем, неделями ни есть, ни пить; он чувствует свою пулю: холодеет затылок, и казак уклоняется от нее, видя ее полет.

В бою владеющие приемами держались пятерками вместе, что увеличивало многократно результат их умения. Каждый свято отвечал за определенного друга, тот за следующего, и все закольцовывалось в пятерке единой заботой и охранением, единой силой и единым духом, становилось единым стремительным телом, и... страшен был его полет! Главный закон в пятерке - не бояться за себя; они прорубались легко сквозь любую лаву или колонну врага, разворачивали коней и прорубали опять коридор, как в лесу просеку... Не бойся за себя, а сохрани жизнь другу, поручив свою жизнь заботе товарища. Если будешь думать о себе и бояться только за себя - погибнешь и погубишь остальных, а это непрощенный грех. Нет уз святее товарищества! Это и есть древний русский закон дружины - “За други своя”! А теперь я практически покажу вам, что это такое...

Егор взял со скамьи припасенную финку, закатил на левом рукаве полотняную рубаху выше локтя и вдруг полоснул острой финкой по коже меж локтем и запястьем. Хлынула кровь на заранее постеленную клеенку. Он взмахнул над раной еще раз ножом, - и кровь унялась. Третий раз взмахнул - и вытер платком с руки кровь, обходя сидящих и показывая руку... На ней горел свежий розовый шрам, рана затянулась. Лебедев даже потрогал пальцами порезанное место и удивленно покачал головой. Он видел Быкова в бою и перестал дивиться его умению, но этот “фокус” его потряс... Тем временем Егор зарядил свой “ТТ” и подал его Солнышкину, отошел к противоположной стене зала, обитой матрацами.
Лебедев видел почти незаметное движение тела Быкова во время самого выстрела, оно качнулось маятником, пропуская пулю мимо... Грохот выстрела, щелчок пули о кирпич и вскрик Ирины слились для всех воедино, но Быков стоял так же невозмутимо, на его рубахе крови и следов поражения не было. Он негромко попросил опять:

- Стреляй в грудь, серией, три раза...

Прогрохотали выстрелы, и Егор невредимый шагнул от стены, в матраце за его спиной кучно открылись четыре отверстия с рваными клочьями ваты. Солнышкин недоуменно посмотрел на пистолет, на Егора и пробубнил:

- Колдовство-о-о!

- Нет! - отозвался Быков, - это Казачий Спас, и он от Бога, а не колдунов потеха... А чтобы окончательно убедить вас в силе этих приемов, я покажу высший предел характерника. Он быстро прикрепил иглами на матраце чистый лист бумаги и сделал два шага к Солнышкину:

- Стреляй в центр листа мимо меня.

Он стоял левым боком к нему, закрыв глаза и шепча особую молитву деда Буяна, слыша нарастающий вой выстрела и резко повернув голову влево, увидел летящую пулю... Стремительно кинул на нее ладонь правой руки, сжал кулак и, чтобы остановить страшную энергию ее, сопровождал полет рукою, тормозя его и все мощнее стискивая железо кулака... Она потянула руку за собой и сдалась... грея ее изнутри...

Щелчка пуля никто не услышал и никто ничего не заметил, настоль молниеносны были движения Быкова. Он резко выдохнул воздух и раскрыл кулак. Все вскочили в диком недоумении и крике, завороженно глядя на пулю в его руке и на девственный лист бумаги...

- Я могу принять пулю и грудью и делал это, но остается большой синяк, а мне надо вас тренировать.,, Я научу вас особой, маскировке, неведомым для врага приемам скоротечных огневых схлесток, один из них Перекат, мы недавно проверили на немцах и не имели потерь... Научу лечить себя и убивать врага голыми руками, научу всему, что можете воспринять. Но перед каждым занятием вы должны посвящать себя особой казачьей молитве, чтобы постигнуть через нее пространство и время и выпросить у самого Господа силы себе на защиту Родины и возмездие врагам... Если Он услышит вас, и вы будете достойны Его милости, тогда вы станете неуязвимы для мирского оружия, а тело ваше будет двигаться быстрее мысли, а может быть и света... Спас карает врага и лечит друга. Сейчас я покажу его добрую сторону... Спас милосердный... Илья Иванович, иди на ковер!
- Зачем?

- Иди-иди... а теперь разденься до пояса.

- Только не стреляйте в меня, - усмехнулся Окаемов, стаскивая через голову рубаху.

- Смотрите внимательно, - показал Быков на спину Ильи, поворачивая его, - вот входное отверстие от пули и она сидит спереди под нижним ребром.

- Лет десять сидит, - утвердительно кивнул Окаемов.

- Я же вам говорил, что нужна операция.

- Говорить-то говорил, да времени нет лежать в больнице.

- Поставьте руки на пояс и не шевелитесь, потерпите, - сильные пальцы рук Егора бегали у него по ребрам, и Окаемов дергался от щекотки, теплые мурашки обливали его открытое тело, и оно покачивалось в легком сне. Вдруг Быков оттянул кожу, резко даванул пальцами белый узелок, и он лопнул, как чирей. Струйка черной крови истекла из отверстия, Егор зашептал молитву, сильно сжав края ранки и сам покачиваясь... И как фокусник громко проговорил; - Все! Одевайся... Вот, возьми на память.

Илья Иванович с недоумением смотрел на мокрую темную пулю у себя на ладони, кожа на боку слегка саднила, но кровь не текла. А Егор проговорил:

- Потом заклеишь, но и так ничего не будет...
А вот в боевых условиях использовали по-иному. Наиболее распространенный прием, описанный в легендах, — укрытие от вражеских глаз военного отряда. Если разведчики замечали превосходящий по силам отряд турок или татар, и козаки решали не вступать в бой, характерники 'прятали' отряд от врагов. Причем, как вы понимаете, в степи под землю не зароешься и за вековыми дубами не спрячешься. Поэтому и 'отводили глаза' - спешившись и став в круг, козаки обвязывали морды коням (чтобы случайно не заржали, учуяв поблизости татарских лошадей), а характерник тем временем втыкал вокруг козаков копья. Получалась этакая импровизированная изгородь — и вот каким-то непонятным образом характерники внушали 'нехристям' мысль, что они видят перед собой всего лишь рощицу, на которую внимания обращать не следует — а следует проехать мимо как можно скорее. Что и происходило.

Среди других качеств, приписываемых характерникам, были: возможность превращаться в диких зверей, невероятная живучесть и невосприимчивость к боли, умение врачевать, в том числе знание разных трав-корешков и т.п………………
Кремень - казачий аналог Жесткого цигуна "Дед называл свое искусство Кремнем. Он говорил, что человек, владеющий Кремнем, сам становится как кремень.
С чего начиналась та учеба?

А с очень простых вещей. Завязывал сыновьям глаза повязкой, приучая ориентироваться в окружающем мире только на слух. Потом — только на запах, перевязывая уже и уши. Занимались резьбой, все время вырезая один знак, который напоминал луковицу в разрезе. Вырезали до тех пор, пока тот знак не начинал звучать, становясь ключом к соответствующему внутреннему пространству. Добиться этого можно лишь одним-единственным способом — нужно было тот знак „увидеть” внутренним зрением и точно воспроизвести. Так открывалось внутреннее виденье истинного содержания вещей в окружающем. За тем новым виденьем шла перестройка всей жизни. Спать, одеваться, есть, действовать нужно было по тому виденью, пока оно не становилось человеческим естеством. Дальше шло усвоение боевых техник, в основу которых была положена стихия воздуха с помошью обращения к Стрибогу. Тотемним знаком, который соединял боевые техники в одно целое, был черный степной орел или сокол.
Учили переходу в состояние измененного сознания с помощью такого простого упражнения. Юношу ставили спиной к солнцу, чтобы он выразительно видел свою тень на стене. Задание ставилось такое — коснуться рукой стены, быстрее чем туда дойдет тень. С точки зрения обычных представлений, это выполнить невозможно. Невозможно, если работать в одном и том же измерении времени и пространства. Необходимого результата добивался тот ученик, который учился переходить в такие измененнные состояния сознания, когда человек на какое-то мгновение выходил за пределы окружающей реальности, входя в пространство с другим счетом времени. Постепенное развитие этого искусства делало движения характерника сверхбыстрыми, незаметными для обычного взгляда. Когда такой человек на коне врывался в ряды противника, то мог там нанести там очень большой урон. Обычный человек в окружающем пространстве не фиксировал перемещений кира, нападение которого было всегда как гром среди ясного неба.
Включение „истинного виденья” и достижение беспристрастности

Подобная способность приобреталась при овладения такими упражнениями. Юношу поздним вечером садили на землю и он должен был смотреть вдоль высокого плетня так, чтобы отдельно видеть обе его стороны левым и правым глазом. Правый глаз плотно завязывали повязкой, а с левой стороны плетня зажигали костер, который ослеплял левый глаз. Нужно было среагировать на того человека, который подкрадывался с темной правой стороны плетня. Таким способом включали правое, подсознательное полушарие головного мозга человека, включая другое, энергетическое восприятие мира. Переводили человека из Тональной правой стороны сознания в левую Нагвальную, скажет ознакомленный с эзотерической литературой читатель. Именно с этой целью еще учили одинаково владеть правой и левой рукой.

Была еще такая практика. Ставили в глухом лесу на опушке возле болота, полного всякой „нечисти”, шесть столбов по кругу, диаметром в пятнадцать шагов. Поздно вечером в одном месте между столбами зажигался костер. Молодой казак должен был ходить по внешней, неосвещенной части того кольца, глядя прямо перед собой. Это хождение в тьму, а затем приближение к костру, ослепляющему глаза, и мерцающие тени столбов делали свое дело. Они расширяли возможности человека, включая на полную силу вторую сторону его сознания, потому что нужно было „видеть” и контролировать ситуацию, когда обычные органы ощущения были блокированы. Конечно, очень страшно было молодому человеку идти в тьму от костра навстречу жуткому вою, который несся из болота. Ходили до тех пор, пока не становилось безразлично, у костра ли ты находишься, возле болота ли с „нечистью”.


Так достигалась необходимая беспристрастность относительно течения событий в жизни. Закалялась воля человека, который в каждое мгновение был готов к любым действиям.
Согласование с внутренней Силой

Потом приходило время следующей практики, уже более сложной и опасной. На длинном стволе, установленном горизонтально над головой человека, вешались длинные сетки с камнями, где-то на шаг одна от другой. Поздней ночью из одного края того ствола зажигали яркое пламя, в то же время приводились в движение сетки с камнями. Молодому казаку нужно было пройти на свет вдоль ствола и не быть сбитым весом камней, которые качались в сетках поперек его пути. Двигаться нужно было быстро, потому что огонь закрывался спустя некоторое время, и была угроза остаться в тьме среди тех двигающихся камней. Только действия человека, согласованные с его внутренней Силой, могли провести его по тому пути. Лишь при условии достижения соответствующей беспристрастности, действия человека становятся инстинктивно точными и быстрыми, что гарантирует беспечность прохождения того пути. В тольтекских практиках, описанных К.Кастанедой, есть так называемый „бег силы”, в котором человек, действуя полностью интуитивно, проходит все препятствования на своем пути.

Вход в силу через ритм

Дальше брались за науку выбора верного ритма движения. На обычной тропинке, которая вилась среди ржи, на соответствующем расстоянии один от другого раскладывались камни. Позднего вечера нужно было быстро пройти тропинкой, уловив ритм того движения, которое не позволяло спотыкаться и падать. Так учили входить в тот или другой ритм, который обеспечивал силу и неутомимость в длинных переходах.

Полное раскрытие сил человека

Полное раскрытие сил человека достигалось еще в таком упражнении. Садили парня летом на холме вблизи колодца и лили на него воду из деревянных ведер до тех пор, пока человек становился совершенно мокрым, и не видел уже разницы между собой и той водой, которая беспрестанно лилась на него со всех сторон. Потом казака переводили на другой холм, где оставляли сушиться под жгучим солнцем. То сидение длилось чуть ли не весь день, когда уже терялось ощущение палящего солнца. Под вечер поднимали парня и вели к лесу, в прохладе которого он постепенно приходил в себя, с удивлением наблюдая за той чувствительностью, которую он приобрел — деревья становились перед ним как столбы упругой энергии. Возле самого большого дуба, которого только находили, молодого казака оставляли в сумерках один на один с лесом. Из того сумрака внезапно совершали на него стремительное смертоносное нападение со всех сторон.

Реакция на такую внезапную угрозу у человека, у которой сняты внешние защитные оболочки, может быть только одна. Происходило пробуждение внутренней силы, которая поднималась из основния позвоночника , энергетически раскрывая его пополам. Извне это было похоже на взрыв вулканической силы, которая сметает все вокруг.

Потом учились использовать ту силу уже на практике, во время вооруженных столкновений с врагом. Подобные примеры мы находим у Карлоса Кастанеды когда под действием специальных усилий учителей ученики многократно смещали свое внимание в такое состояние, где исчезал страх и они становились настолько могучими, что их пугались даже большие дикие звери и т.п.
Силы и здоровье набирались, ходя босиком весной, когда еще не взошел снег. Ноги были синими и мерзли, зато на лице сияла улыбка. Показывали, как долго может тянуться время, постоянно пробуждая молодежь среди ночи, когда время течет очень медленно. Делали это с целью развития у ученика правильного ощущения времени. Ночью ученики должны были также слушать небо и зведы, включая свое второе, подсознательное восприятие.

Остановка времени и переход в другое пространственное измерение

Остановка времени и переход в другое пространственное измерение достигалась такой практикой. Выбирали над водой высокую крутую гору, с которой не был виден низ. Молодому казаку давали в руки палку, которую он должен был держать перед собой двумя руками, и предлагали бегом спуститься с горы. Под горой делалась спрятанная от глаз выемка, где стелили солому, поэтому казак на ту солому и падал, оторвавшись от кручи. Но незнания этого казаком приводило в момент отрыва его ног от кручи к „остановке мира”, потому что впереди уже ничего не ожидалось, кроме верной гибели. Так узнавали то, которое стоит за границей видимого мира через „остановку” его времени. Таким образом учились входить в другие измерения окружающего пространства.

Очень похожие техники мы находим в литературе из восточных боевых искусств и из тибетской эзотерики. В произведениях К.Кастанеды о древней тольтекской традиции описаны упражнения, которые использовались для задействования нагвальной, подсознательной стороны человека с помощью остановки внутреннего диалога.

Практика остановки внутреннего диалога

Для остановки внутреннего диалога казаки применяли такую практику. Садили ученика против обычного колеса, на котором относились две отметки в диаметрально противоположных его местах или два зеркальца. Сидя неподвижно, казак должен был следить за теми отметками на колесе, которое вертелось. Спустя некоторое время постоянное напряжение в слежке за отметками на колесе выключало внешнее внимание, человек переходил в измененное состояние сознания. Выключалось естественное состояние первого внимания к окружающему миру, человек переходил в состояние второго, измененного внимания.

Часто практика осложнялась, когда ось вместе с колесом также вертелась в горизонтальной плоскости, и казаку, который сидел верхом на ней, предлагали следить не только за отметками на колесе, но и за окружающим. Подобные техники в тольтекский эзотерической традиции имеют название „перегрузка тоналя”, когда благодаря неординарной работе системы зрения (преобладающее периферийное зрение) и переконцентрации человеческого внимания, концептуально логическое восприятие выключалось, а на его место приходило „нагвальное”, объемное восприятие действительности, которое только и могло выполнить такое „надчеловеческое” задание.
Видеть „золотую середину”

Можно еще дополнить, что за очень важной вещью считалось найти „золотую середину” во всяком деле. Ради этого учили молодежь печь хлеб. Это очень тонкое искусство, потому что получить нужно было не просто хлеб, а тот, который становился вещью силы. Казаку выделялись необходимые для этого продукты и оставляли его один на один с печью. Мы сегодня уже знаем, как сложно провести все технологические операции, чтобы сохранить вкусовые качества составных компонентов. Например, в приготовлении простого украинского борща или того же хлеба. Нужно было через особенное „видение” контролировать процесс приготовления и чувствовать, когда уже время снимать с огня, когда добавлять тот или другой компонент. Аналогичное „видение” развивалось в западной Европе во время поисков философского камня алхимиками. Только достижение соответствующего расширения сознания гарантировало успех этому делу.

Потом казака вели к лесу собирать лекарственные растения, долго и тщательным образом рассказывая о каждом из них. Учили „видеть” влияние растения на человека. Искусство развивалось до того уровня, когда из любой травы характерник умел сделать необходимые лекарства от той или другой болезни или для заживления раны. Знание лекарственных растений было обязательным как для характерников, так и для простых казаков на Сечи.

Понимание животных

Характерник учился понимать животного и уметь объединяться с ним, прикладывая левую руку, скажем, на сердце коня или собаки, слушая при этом правым ухом дыхание животного. Поэтому всегда имели под рукой верных друзей в охране лагеря, умного коня в бою.

Учили входить духом в птицу или животного. Садили, например, казака на ствол дерева, как на коня, но ногами назад и давали в правую руку ястреба. Добивались энергетического слияния казака с птицей и отпускали ее. Нужно было увидеть то, что видела птица своими глазами с высоты.

Мягкое падение

Боевые действия на коне постоянно были чреваты падением человека на землю. Потому молодых характерникив учили мягко падать. Опять же практика была очень простой. Хорошо поили казака водкой, и когда он приобретал соответствующее состояние, предлагали перелезть через высокий и шаткий плетень. Непрестанное падение с этого плетня учило технике
расслабленности пьяного человека, который из любой высоты мог невредимо падать.
Состояние „анабиоза”

Клали казака лицом вверх в высокую траву, предлагая наблюдать за парением ястреба в высоте. Сердце казака билось с той же частотой, с которой ястреб взмахивал крыльями, и казак постепенно входил в своеобразное состояние анабиоза, но с пробужденным сознанием. Такой холодный и „мертвый” человек не привлекал внимания противника, потому что в те времена мертвый человек у дороги или вблизи лагеря не был чем-то необычным. Так разведывались потайные планы противника, выходили из трудного положения, если в нем оказывались. Эта же методика позволяла долго находиться под водой, ожидая, когда минет угроза.

Состояние пробужденного сновидения

Очень интересной была техника перевода человека в состояние пробуженного сновидения. Разгоралось ночью в широком поле кольцо костров, чтобы хорошо была освещена вся площадь в середине. Старший характерник зажигал четыре факела, два из которых давал ученику. Теми факелами и дрались в освещенном кругу. Старший постепенно выбирал такой ритм нападения, что сознание молодого казака затуманивалось и он входил в состояние полусна. Окружающие вещи становились туманными, теряя свои четкие формы. Время становилось очень растянутым и вязким, как кисель. В этом состоянии старший и „пробуждал” молодого казака, опекая ему правое плечо факелом. Так учились переходить в другие пространственные измерения, уплотняя или растягивая время, входя в „тело сновидения”, если придерживаться терминологии тольтекив по К.Кастанеде. В это время и открывался путь ко всем магическим искусствам. Например, человек мог неподвижно стоять или ходить посреди площади, полной людей, и никто его не замечал.

Истинность и выверенность действий в жизни

Учили ощущению истинности и выверенности действий в жизни. „Разжигали” в груди огонек вокруг сердца, и тот огонек угасал, когда казак делал недостойный поступок, который шел в разрез с его совестью. Так вели его к тому мгновению, когда просыпалось новое сознание и все становилось ясным и понятным.

Техник учебы молодежи у характерников было множество, всех перечислить нет возможности, да и нет сейчас в этом потребности. Обучение протекало в среде характерников, которые каждый день что-то делали с учеником, чтобы провести его путем человека Знания. Это не обязательно было какое-то специальное обучение. Велись простые длинные разговоры возле огня, разведенного поздно вечером; были рассказы о самых ярких событиях боевой жизни, которая проходила в те времена в Украине в постоянных столкновениях с врагом, а также было множество шуток и розыгрышей с целью приобретения бдительности и уравновешенности духа. Например, во время обеда из-под самого носа молодого казака незаметно забирали ломоть хлеба или миску.
Ритуал посвящения в характерники

Когда учитель-характерник видел, что ученик уже готов, происходил ритуал посвящения его в характерники. Традиция была такая. Рубили просеку в густом лесу. Сваленных деревьев из нее не убирали, рубили только суки. В конце этой просеки выбирали два дерева на расстоянии двух метров, которые наклоняли друг к другу, делая что-то на манер ножниц или креста, а затем, разрубив посередине связывали верхушки деревьев. Выходило что-то на манер цифры восемь, но со срезанным низом. На перекрестке той восьмерки темной ночи зажигали белый яркий огонь. Через ровные интервалы времени кричал пугач. Казака переводили в состояние сновидения, в котором он и должен был пройти просекой на тот огонь.

Когда казак сбивался из дороги, пугач замолкал. Так указывался путь. Задание было одно — пройти в те „ворота”, за которыми приходило истинное понимание окружающего бытия в состоянии уже „пробужденного сновидения”. Пелена спадала с глаз, и характерник уже видел и понимал
истинное положение вещей в окружающем мире.

За счет чего это происходило? Дело в том, что, переходя в измененное состояние сознания, казак имел возможность созерцать другой мир, в котором имел расширенное его восприятие. Нужно было ту полученную возможность вывести в эту „дневную” проекцию мира. Именно к этому и
стремились, проводя человека через подобный ритуал.

Казак искал дорогу из иной плоскости мира — из мира „сновидения” в повседневный мир, совмещая в себе два мира на время выхода на белый ослепительный огонь. Непревзойденного мужества и незаурядной силы характера требовало такое упражнение.

Этот ритуал посвящения весьма интересен и является истоком очень давних техник включил в человеке распространенное восприятие мира путем пробуждения ее второй, нагвальной стороны. Именно таким целям прислуживали знаменитые каменные лабиринты в древней Греции, откуда человек должен был найти выход, длительными временами, блуждая без воды и еды. Часто в те лабиринты пускали хищных зверей. Задание было одно: поставить человека в такую критическую ситуацию, в котором не „спрацьовували” те ее возможности, которые она имела в обычной жизни. Большие трудности и постоянная угроза смерти делали концом конца свое дело, умикаючи в человеке высшие способности овладения близлежащим.

Этой самой цели прислуживали и бесконечные странствия по святым местам, когда человек чувствовал на себе все неурядицы и угрозы на пути среди чужих народов и племен, часто не имея ломтя хлеба и крыши над председателем. Те скитания заканчивались в святом месте приобретением ного состояния просветления в понимании близлежащего.
По-видимому, тому же прислуживает и обычная жизнь рядового человека, когда она, будучи оставленной понимание действительного положения вещей в реальной жизни, вынужденная или деградировать и погибнуть, или идти путем повышения своего сознания, развивая концом конца в себе высшие способности. Что и становится залогом выхода человека из
того состояния, в которое она попадает по своем рождении.
Когда же лесу не было, а была вокруг голая степь, в полночь зажигался большой костер, возле которого широким полукругом сидели старшие характерники. Молодой характерник становился между этим полукругом и огнем. Начинали петь долго и протяжно, умикаючи тем пением соответствующее состояние у юноши и укрощая пламя.

Наконец пламя перед посвящаемым исчезало и открывался широкий тоннельный проход, составленный из больших тесаных брыл. В тот проход молодой характерник и ступал. То было внутреннее пространство, о котором мы уже говорили раньше, где вполне воспроизводился ландшафт Украины. С белыми домами под горой, ивами и мостиком через реку, зеленой сочной травой (подобные искусственные среды, созданные намерением людей, описаны в тольтекский традиции и в некоторых других древних магических традициях, куда их представители пошли еще при жизни). Посещения этого места у характерникив были обязательными для всякого посвящаемого. Ключевым знаком входа в такое место были два волячи рога, которые устанавливались за костром. Левый (месячный) рог и открывал путь к тому пространству. Путь через правый — золотой солнечный рог — для молодых казаков был закрыт.

Каменный тоннель, который шел через левый рог, приводил молодого казака к украинскому дому, куда его приглашала украшенная цветами, красиво вобранная молодая девушка, встречая хлебом-солью. В доме был стол, который тянулся в даль. По обе стороны его сидели два седых деда, которые олицетворяли собой Солнце и Луну. „Чого пришел?” — такой сногсшибательный вопрос ожидал казака, который ступал через порог дома, и от того ответа зависела последующая его судьба. При удачном одобрительном ответе, в котором проглядывала чистота помыслов христианской души, казак получал шестиугольную звезду на ладонь правой руки. То был пропуск к легендарному казацкому мосту, что дугой охватывал два берега туманной реки. На этом мосту, на самой его середине, била у казака из неба молния. Ее ослепительная белая энергия и включала в нем те высшие способности, которые уже были присущи его внутреннему естеству.

Дальше для молодых казаков хода не было, нужно было возвращаться назад.

Наконец пламя перед посвящаемым исчезало и открывался широкий тоннельный проход, составленный из больших тесаных брыл. В тот проход молодой характерник и ступал. То было внутреннее пространство, о котором мы уже говорили раньше, где вполне воспроизводился ландшафт Украины. С белыми домами под горой, ивами и мостиком через реку, зеленой сочной травой (подобные искусственные среды, созданные намерением людей, описаны в тольтекский традиции и в некоторых других древних магических традициях, куда их представители пошли еще при жизни). Посещения этого места у характерникив были обязательными для всякого посвящаемого. Ключевым знаком входа в такое место были два волячи рога, которые устанавливались за костром. Левый (месячный) рог и открывал путь к тому пространству.

Путь через правый — золотой солнечный рог — для молодых казаков был закрыт.
Эти упражнения были возвращены в сторону развития чрезвычайной ловкости, такой, например, чтобы поймать рыбину в бурном потоке руками, сплясать в воздухе, едва касаясь земли. Кто овладевал это все, брался на ученичество к одному из старых характерникив, который учил казака один на один, приобщая к этому все свое приобретено Знание.

Был такой обычай, согласно с которым, молодой характерник переходил от одного учителя к другому, учась тем или другим особенностям характерницкого ремесла. Потом собирал вокруг себя себе подобных, в кругу которых проходило последующее совершенствование приобретенного мастерства. Из этого в конце концов вырастало отдельное воинское подразделение — курень, как называли его в запорозькому
войске. Потому творческий поиск новых способов ведения боевых действий никогда не угасал на Сече.
Когда рождался ребенок, то ей изготовляли деревянную колыбель, в бильци которой делали отверстие. Та колыбель устанавливалась так, чтобы утреннее солнце попадало на лицо малыша. То и была та
первая инициация, из которой на протяжении времени у ребенка развивались соответствующие способности.

На Запорозький Сечи лагерь располагался так, чтобы восход солнца из-за горизонта было видно без препятствований. Ради этого даже расчищали в направлении востока лес или плавни. Восход солнца был праздником, который предоставлял возвышенности и энергии в прохождении тяжелым путем воина на Сече. Редко кто пропускал тот момент. Вставали с солнцем и ложились спать с солнцем — такая была традиция у основной массы войска.
Часто засиживались у костра, внимательно слушая разговоры старших, бывалых характерникив. Именно эти разговоры делали войско единственной, слитной массой воинов-единомышленников. Так выковывался и закалялся дух Запорозькой Сечи.
Какие боевые техники произвели козаки-кири, углубляя свое мастерство людей Знания? Среди большого количества сугубо военных техник можно выделить такие.
Первая связана с достижением состояния „вихору”, где раскованность и обособленность человека приходились до состояния беспристрастности чучела, которое стоит с руками-вениками на огороде. В этом состоянии время, в котором двигался казак-корь, настолько плотнилось, что его движения внешне становились совсем малозаметными и потому непостижимыми. Это наводило ужас и панику в рядах противника, где характерник молниеносно действовал. Динамика движений была настолько сильной, что не выдерживал одежду, если был узковат.
И из боя характерник выходил в ужасных лахмиттях, вызывая общий хохот братиков. Потому казачество любило свободную и просторный одежду, которая не мешала в бое. Это сапоги, широкие шаровары, рубашка, жупан и шапка.
Всадник-корь входил в состояние вихря на безумном аллюре, широким взмахом сабли открывая горизонт, а затем быстро вращая ее над председателем. Казак исчезал, а полем проносился и гудел адский вихрь.

По делам разведки применялось состояние, которое делало характерника-кира малозаметным на местности. Розчиненисть в поле или лесных чащах достигалась в состоянии лесного ручья, который течет незаметно в траве. Человек при этом вроде
бы терял свою форму, становился текучим, как вода, растворяясь в лесу.

Третья техника связывалась с охраной лагеря. Близлежащее пространство ограничивалось и свертывалось, стягиваясь на границах, что нарушало течение энергии в нем. Такое искривленное пространство мерещилось противнику как нерушимо стоячая водяная стена. Это ужасало врагов ночью и отбирало у них волю. Когда кто-то и переходил границу дозволенного, то оказывался в таком измененном пространстве. Для неподготовленного человека это означало мгновенное безумие.

Кроме боевых техник, были и другие, связанные с внутренней жизнью характерникив. Одной из таких техник, которая использовалась при желании взглянуть на то, что их ожидает впереди, было сидение в глухом лесу возле небольшого лесного озерца или костра. Характерники сидели неподвижно, приобретая состояние каменных брыл, совсем останавливая поток мыслей в своем сознании. В это время они и получали возможность прикосновения к истине, созерцая, какие события им готовило жизнь.
Много чего с того, чем владели характерники на поле боя, требовала достаточно много энергии и силищи духа. Обновить энергию, накопить ее в теле помогала методика, которой пользовались преимущественно старшие, более уравновешенные воины. Поздно ночью, перед восходом солнца, они разжигали большой очаг, который выкладывался шестиугольником (для молодежи — четырехугольником), а посередине располагался корень груши, комелем к востоку солнца. Когда очаг прогорал и пылал уже пригаслим синим пламенем, характерники, ожидая первых лучей солнца, раздевались по пояс и входили в тот огненный шестиугольник лицам к востоку. Бурное обновление энергии тела и его омоложения происходило в момент восхода солнца. Такое упражнение выполнялось не часто и требовало развитого самоконтроля над телом. Это упражнение использовали и тогда, когда нужно было преодолеть ту или другую болезнь.

Молодые характерники с целью приобретения прочности, стойкости и самокерованости весной в день востока юнца, то есть в первой фазе месяца, раздевались и укладывались в едва лишь вспаханную пашню на поле. Так они набирались силы и закалки от Земли-матушки.

Откуда шел виток того эзотерического знания, как к нему приходили люди на той или другой части Земли? В эзотерической науке есть одна очень весомая вещь, которая возникает вот из чего. Дело в потому, что эзотерические практики нуждаются в полном сосредоточении человеческого внимания на внутреннем свете. Однако, действовать человеку приходится на внешнем плане жизни. Сочетание их и было всегда проблемой, которую каждый народ решал в свойственный только ему единственный способ. Тот способ слияния внутреннего и внешнее, что был найден, имел свой отпечаток в повседневном быту, в языке, в ремеслах и искусствах.
Он стал истоком формирования характерных черт того или другого народа.
В Украине-Руси еще во времена волхвов эта проблема решалась очень интересно. Было замечено, что единственным состоянием, которое совмещало нахождение человека в преимущественно инский зоне страны и в то же время обеспечивал необходимость в скорых и решительных действиях для защиты своей территории, является состояние, которое приобретает атакующий степной сокол. Поэтому сокол стал ключевым знаком, который открывал горизонт согласованности действия на внутреннем и внешнем плане жизни. Это был очень важен момент, который знаменовал рождение и постепенное развитие этнической самоопределенности украинцев как единственной нации. Постепенная стилизация образа сокола уже в те
древние времена привела к возникновению трезуба, который на сегодня является гербом Украины.
Наиболее интересной является техника выхода в тонком теле к астральным проекциям, которую казакам подсказала именно жизнь. Практика такого выхода достигалась при вылеживании длинной зимней поры на печи, в котором неугасающем пылал огонь. В первые двадцать суток того лежания, когда казак мало ел, пил только ключевую воду, в нем происходило так называемое внутреннее плавление. В человеке в это время господствовала золотая энергия, которая растворяла все ее естество. Потом вставали с обеих сторон энергетические бирюзовые столбы и отворялось пространство, в какой казак и выходил в тонком теле на 40-й день. В таком состоянии он мог свободно передвигаться в пространстве на любое расстояние. При этом сохранялась возможность „бачити” те события, которые были интересны характернику, который невидимо для противника был присутствует при подготовке и планировании его боевых действий. Такая приобретенная способность сохранялась навсегда, что позволяло характерникам широко использовать ее в разведке.
Позже эта техника была перенята чумаками, которые во многом были наследниками козакив-кирив. Чумаки использовали эту способность с целью избежания столкновений с врагами в дороге, избирая те пути для своих валок, которые были наиболее безопасными.
Ценность этой казацкой методики в том, что человек, который ее практикует, идет к наивысшему достижению — выходу в тонком теле к другим горизонтам бытия — через очистку, гармонизацию и перестройку своего тела. Это гарантировало здоровье и беспечность в применении этой эзотерической практики….В состоянии СПАСа человек двигается,мыслит во много раз быстрее чем остальные,вот и становились невидемыми-это гимнастика называется ЛЕГКОСТУП.
Всякое знание переставало быть тайной, и характерники находили средства последующей трансформации тела в такие состояния, когда его уже не брало ни розпечене железо, ни сабля.
Кожа человека при этом приобретала медный, червленый оттенок.

 

liveinternet.ru

 

Написал 22.03.2012, обновлено 22.03.2012
Это интересно
+5

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 814  
             

Комментарии:

23.03.2012

Дивно! Красиво! Интересно! Очень!

Действительно  объединяющий ЦЕНТР многих верований и практик.

Интересно, в наших «генах» сохранилась память о подобных способностях наших предков?

Для того чтобы писать комментарии, необходимо