Администратор:

Модераторы:

Активные участники:

Последние откомментированные темы:

20141031084414
пишет:

Существуют ли какие-либо препятствия для совершения Таинства Венчания?

 В. А. Цыпин, протоиерей

Христианский брак — это возможность духовного единения супругов, продолжаемого в вечности, ибо «любовь никогда не престает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». Зачем верующие венчаются? Ответы на самые распространенные вопросы о таинстве венчания — в статье священника Дионисия Свечникова.

 

Существуют ли какие-либо препятствия для совершения Таинства Венчания?

 

Препятствия, конечно же, существуют. Вопрос, сразу скажу, довольно обширный и вместе с тем очень интересный. Правда, задают его обычно несколько иным образом: «Кто может (не может) быть допущен до венчания?» . Еще чаще описывают конкретную ситуацию и спрашивают, есть ли возможность для вступления в брак. Тем не менее, суть от этого не меняется. Поэтому расскажу обо всем по порядку. Здесь мне придется максимально приближенно цитировать церковное право, чтобы у читателя не возникало разночтений.

Согласно церковному брачному праву существуют абсолютные и условные препятствия к браку. Абсолютными считаются те препятствия к браку, которые одновременно являются расторгающими его. Условными же препятствиями к браку являются пре­пятствия, запрещающие брак между определенными лицами в силу родственных или духовных их связей. Итак, абсолютными препятствиями к заключению церковного брака следует считать следующие:

1.                   Лицо, состоящее в браке, не может вступить в новый, ибо христианский брак — безусловно моногамный, т.е. единобрачный. Это правило распространяется не только на венчанные браки, но и на зарегистрированные государством. Здесь было бы уместным озвучить позицию Церкви по отношению к гражданскому браку. Церковь с уважением относится к гражданскому браку, т.е. заключенному в ЗАГСе, не считая его незаконным. Приведу цитату из Основ Социальной Концепции Русской Православной Церкви: «Освящая супружеские союзы молитвой и благословением, Церковь тем не менее признавала действительность брака, заключенного в гражданском порядке, в тех случаях, когда церковный брак был невозможен, и не подвергала супругов каноническим прещениям. Такой же практики придерживается в настоящее время Русская Православная Церковь…

 

Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном» браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».

Однако не стоит понимать подобное отношение Церкви к гражданскому браку как благословение православным супругам не вступать в брак церковный, довольствуясь лишь гражданской регистрацией. Церковь настаивает на необходимости освящения брака христианских супругов в Таинстве венчания. Только в Таинстве брака может быть достигнуто духовное единение супругов в вере, продолжаемое в вечности. Только в Таинстве брака союз мужчины и женщины становятся образом Церкви. Только в Таинстве брака супругам преподается Божия благодать для решения конкретной задачи – стать именно христианской семьей, островком мира и любви, где царствует Господь Иисус Христос. Гражданский же брак в этом отношении является ущербным.

Стоит озвучить и позицию Церкви к так называемому «гражданскому браку», который вообще нельзя назвать браком. С точки зрения Церкви «гражданский брак», не зарегистрированный государством, является блудным сожительством. Причем и с позиции гражданских законов это сожительство также не названо браком. Подобные отношения не брачные, не христианские, поэтому Церковь не может освятить их. Над людьми, живущими в «гражданском браке» не может быть совершено Таинство венчания.

2.                   Церковь возбраняет вступать в брак духовным лицам, т.е. принявшим священный сан (6-ое правило Трулльского собора). Заключение брака возможно только до рукоположения, т.е. до посвящения в священный сан. У священника может быть только одна супруга, если это женатый священник. Ну а у монаха жены и вовсе быть не может в силу данных им обетов. Поэтомуизмена этому правилу грозит лишением священного сана.

3.                   Согласно 16-му правилу Халкидонского Собора, 44-му правилу Трулльского Собора, 5-му правилу Константинопольского Двукратного Собора, 18 и 19-му правилам святого Василия Вели­кого, монахам и монахиням запрещается вступать в брак после принесения ими обетов.

4.                   В соответствии с церковным законом, вдовство по­сле третьего брака считается абсолютным препятствием к новому браку. Иначе это правило можно сформулировать таким образом: «Возбраняется вступление в четвертый церковный брак». Церковь также не может одобрять и благословлять супружеские союзы, которые заключаются хотя и в соответствии с действующим гражданским законодательством, но с нарушением канонических предписаний.

Т.е. не может быть совершено Таинство венчания над теми, кто хочет вступить пусть и в первый церковный, но уже в четвертый гражданский брак. Однако это не стоит понимать, что Церковь одобрительно смотрит на второбрачие или троебрачие. Церковь не одобряет ни одного, ни другого, а настаивает на пожизненной верности друг другу, основываясь на словах Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает… Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19. 6, 9).

Церковь видит во втором браке предосудительную уступку чувственности, однако, допускает его, ибо, по слову апостола Павла, «жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия» (1 Кор. 7, 39-40). А на третий брак взирает как на при­нимаемое послабление, на лучшее, чем открытый блуд, основываясь на 50-м правиле святого Василия Великого: «на троебрачие нет закона; по­сему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взи­раем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшие нежели распутное любодеяние».

5.                   Препятствием к вступлению в брак является винов­ность в расторжении предыдущего брака. Виновный в прелюбоде­янии, из-за которого расторгнут первый брак, не может вступать в новый брак. Это положение вытекает из евангельского нравст­венного учения и практики Древней Церкви. Данная норма отра­жена и в церковном законодательстве («Номоканон» 11, 1, 13, 5; «Кормчая», гл. 48; «Прохирон», гл. 49. Эта же норма повторена в 253-й статье устава Духовных Консисторий). Однако не только прелюбодеяние может послужить причиной для распадения брака.

В таком случае, согласно «Основам Социальной Концепции Русской Православной Церкви», лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимии, наложенной в соответствии с каноническими правилами.

6.                   Препятствием к браку является также физическая и духовная неспособность к нему (идиотизм, душевная болезнь, ли­шающая человека, возможности свободно проявлять свою волю). Однако, физическую неспо­собность к брачному сожитию не следует смешивать с неспособно­стью к деторождению, которая не является препятствием к браку и не может служить причиной для развода. Нет в действующих церковных правилах и запрета на венчание глухонемых и слепых. Церковные законы также не запрещают венчать лиц, если они больны и сами желают вступить в брак. Но венчание таковых должно быть совершено в храме.

7.                   Для вступления в брак существуют определенные воз­растные границы. Указом Святейшего Синода от 19 июля 1830 г . запрещено было венчать, если жениху нет 18 лет, а невесте 16. На данный момент нижним возрастным пределом для совершения Таинства венчания стоит считать наступление гражданского совершеннолетия, когда возможно заключение брака в ЗАГСе.   В церковном брачном праве установлен и высший предел для вступления в брак. Святитель Василий Великий указывает такой предел для женщин — 60 лет, для мужчин — 70 лет (правила 24-е и 88-е).

8.                   Препятствием к браку является и отсутствие согласия на него со стороны родителей жениха или невесты. Этот вид препятствия стоит рассматривать только в том случае, если родители будущих супругов являются православными христианами. Дети православных родителей не могут вступать в брак своевольно, без согласия родителей. Этим предусматрива­ется серьезное и рассудительное отношение к браку, ибо родители, имея большой жизненный опыт и полученный от Бога дар ответ­ственности за детей, стоят на страже их благополучия. Браки не должны совершаться по одному только произволу брачующихся, по легкомыслию молодости и неразумному увлечению, в силу которых зачастую в их семейную да и общественную жизнь входят челове­ческие и моральные беспорядки.

Однако в современном обществе многие люди стоят далеко от Бога и даже будучи крещенными в детстве, ведут явный богоборческий образ жизни, как это было, к примеру, в СССР. В связи с этим, во многих случаях искренне верующим детям этих людей совершенно невозможно заручиться благословением родителей на освящение брака в Церкви. Более того, родители не только противостоят желанию детей венчаться, но и всячески препятствуют любым походам детей в храм. Это порой приводит к венчанию втайне от родителей.

Думается, что в подобных случаях, когда получение благословения родителей в силу указанных мной причин невозможно, стоит просить благословения епископа на заключение церковного брака без разрешения родителей. Безбожие родителей не должно мешать искреннему желанию верующих детей освятить свой брак в Церкви. Епископ вправе благословить брак не только в том случае, если родители брачующихся неверующие и противостоят церковному браку детей.

Если родители не соглашаются на брак детей по незаконным причинам, то после дознания и тщетных попыток увещевания родителей, епископ вправе дать благословение на совершение Таинства венчания. Русские законы издревле ограждали детей от произвола родителей в вопросах о браке. По Уставу Ярослава Мудрого, родители, винов­ные в принуждении детей к браку или в насильственном удержа­нии от брака, подвергались суду.

В основе родительского благословения лежит уважение ими свободного согласия на вступление в брак со стороны жениха и не­весты. И даже гражданские законы запрещают родителям и опекунам принуждать детей, вверенных их попечению, к вступлению в брак против их желания. Поэтому в «Книге о должностях пресвитеров приходских» (§123) говорится о том, что священник, видя слезы или нечто иное, указывающее на недобровольное вступление в брак, должен остановить браковенчание и выяснить ситуацию. В своде законов есть положение, согласно которому брак, заключен­ный с применением насилия над одним из брачующихся, следует считать незаконным и подлежащим расторжению.

Все вышеуказанное относится к тем, кто только собирается вступить в брак. Однако, порой приходится венчать супругов, уже проживших в зарегистрированном браке какое-либо время, порой десятки лет. Очевидно, что испрашивать благословение на брак этим людям уже не требуется. Ибо оно уже давно получено, еще при заключении гражданского брака.

Этим списком ограничиваются абсолютные препятствия к браку. Теперь имеет смысл рассказать об условных препятствиях.

1.                   Отсутствие близкого кровного родства между женихом и невестой — необходимое условие при вступлении в брак. Это правило относится не только к законным, но к внебрачным детям. Близость кровного родства измеряется степеня­ми, а степени устанавливаются по числу рождений: между отцом и сыном, между матерью и сыном — одна степень кровного родст­ва, между дедом и внуком — две степени, между дядей и племян­ником — три. Ряд степеней, следующих одна за другой, составля­ют родственную линию. Родственные линии бывают прямыми и бо­ковыми. Прямая линия считается восходящей, когда идет от дан­ного лица к его предкам, и нисходящей, когда идет от предков к потомкам.

Две прямые линии, происходящие от одного родоначаль­ника, связаны боковыми линиями (например, племянник и дядя; двоюродные и троюродные братья). Для определения степени кровного родства следует установить число рождений, связывающих двух лиц: троюродных братьев и се­стер связывает родство в 6-й степени, троюродного дядю с племян­ницей — родство в 7-й степени. Закон Мо­исея запрещал браки до 3-й степени кровного бокового родства (Лев. 18, 7—17, 20). В Христианской Церкви браки между лицами, связанными кровным родством по прямой линии, строго запрещались. 19-е Апо­стольское правило гласит: «Имевший в супружестве двух сестер или племянницу не может быть в клире».

Значит, брак между ли­цами, находящимися в 3-й степени бокового родства, рассматри­вался в Древней Церкви как недозволительный. Отцы Трулльского Собора постановили расторгать браки между двоюродным братом и сестрой (прав. 54). В «Эклоге» императоров Льва Исаврянина и Константина Копронима содержится также запрещение браков между троюродным братом и сестрой, т.е. находящимися в 6-й сте­пени бокового родства. Константинопольский Собор 1168 г ., состо­явшийся при Патриархе Луке Хрисоверге, повелел безусловно рас­торгать браки между лицами, состоявшими в 7-й степени бокового кровного родства. В

России эти позднейшие греческие нормы хотя и признавались законными, но не соблюдались буквально. 19 января 1810 г . Свя­тейший Синод издает указ, согласно которому безусловно запреща­лись и подлежали расторжению браки, заключенные между лица­ми, состоящими в 4-й степени бокового кровного родства. Браки между родственниками в 5-й и 7-й степенях не только не растор­гались, но даже могли быть заключены по разрешению епархиаль­ного архиерея.

2.                   Помимо отношений кровного родства, препятствием к браку служат отношения свойства. Они возникают из сближения двух родов через брак их членов. Свойство приравнивается к кров­ному родству, ибо муж и жена — одна плоть. Свойственниками яв­ляются: тесть и зять, свекровь и невестка, отчим и падчерица, шу­рин и зять. Для определения степени свойства складываются обе родственные линии, а между мужем и женой, связывающими их, степени не существует. Таким образом, теща и зять состоят в 1-й степени свойства, невестка и деверь — во 2-й, племянник мужа и племянница жены — в шестой степени свойства; двоюродный брат жены и тетка мужа — в 7-й степени. Такое свойство называется двухродным.

Но церковное право знает и трехродное свойство, т.е. когда через два брака соединяются три рода. Например, между конкретным лицом мужского пола и женою его шурина вторая сте­пень трехродного свойства; между этим лицом и второй женой его тестя (не матерью его жены) — 1-я степень трехродного свойства. Трулльский Собор запретил браки не только между лицами, со­стоящими в 4-й степени родства, но и в 4-й степени бокового свой­ства (прав. 54). В соответствии с этим правилом, Указом Святейшего Синода Русской Православной Церкви от 19 января 1810 г . безусловный запрет браков между двухродными свойственниками распростра­нился лишь до 4-й степени. Кроме этого, указами Святейшего Синода от 21 апреля 1841 г . и от 28 марта 1859 г . строго запрещены браки между лицами, состоящими в 1-й степени трехрод­ного свойства, а относительно последующих степеней (вплоть до чет­вертой) предусмотрено, что епархиальные архиереи могут разрешать такие браки «по уважительным причинам.

3.                   Препятствием к браку является также и наличие ду­ховного родства. Духовное родство возникает вследствие восприя­тия новокрещенного от купели Крещения. Степени духовного родства исчисляются таким образом, что между восприемником и воспринятым первая степень духовного родства, а между восприемником и родителями воспринятого – вторая степень. 53 правило Трулльского собора запрещает брак между восприемниками (крестными) и родителями воспринятых (крещаемых). Указом от 19 января 1810 года Святейший Синод Русской Православной Церкви, согласуясь с этим правилом, ограничил браки духовного родства только двумя степенями, то есть, возбранил браки между восприемниками, воспринятыми и их родителями.

Достаточно часто задают вопрос о возможности брака между восприемниками, т.е. между крестным и крестной. Этот вопрос достаточно сложный и ответить на него однозначно невозможно. Я постараюсь высказать свое мнение по этому вопросу. Строго канонических правил, регулирующих этот вопрос нет. Вышеуказанное правило 6-го Вселенского собора не отвечает на поставленный вопрос, ибо говорит только об одном восприемнике.

Ведь два восприемника – это более поздняя традиция. Именно традиция, а не каноническое предписание. Поэтому в источниках древней Церкви мы не находим ответа на данный вопрос. В древней Церкви, как правило, практиковалось наличие восприемника того же пола, что и крещаемый. Однако, это правило не было безусловным. Достаточно обратить внимание на указ императора Юстиниана, запрещающего брак восприемника с воспринятой: «ничто не может в такой мере возбуждать отеческой любви и установлять столь правомерного препятствия к браку, как этот союз, через который, при Божием посредничестве, соединяются их (т.е. восприемника и воспринятой) души».

Видно, что восприемник может быть и иного пола, чем крещаемый. Об одном восприемнике указано и в Требнике, содержащим чинопоследование крещения. По сути, второй восприемник становится пусть и традиционным, но не обязательным. Указание Требника об одном восприемнике легло в основу указа Святейшего Синода от 1810 года: «восприемник же и восприемница (кум и кума) неста в родстве себе; понеже при крещении святом едино есть лице необходимо и действительно: мужеское для крещаемых мужеска пола, и женское для крещаемых женска пола». Причем, в своем указе Синод уже строго конкретизирует пол крещаемого и крестного, предписывая мужчине быть восприемником у мужчины (мальчика), а женщине – у женщины (девочки).

Позднее, видимо в силу непрекращающихся споров об этом вопросе, Святейший Синод повторяет свой указ, но делает добавку о том, что такие браки допустимы лишь с благословения епархиального архиерея (епископа): «Восприемник и восприемница (крестные отец и мать одного и того же дитяти) могут вступать в брак… только нужно предварительно испрашивать разрешения епархиального начальства (архиерея)». Известно, что святитель Филарет Московский, первенствующий член Святейшего Синода, и современник вышеуказанных указов, ныне прославленный нашей Церковью, в своей практике запрещал браки между собой восприемников одного ребёнка. Причем ссылался он на практику Русской Церкви, издавна сложившейся, а также на мнение святоотеческих канонов.

Более того, митрополит Филарет не отвергал двух восприемников при крещении, ссылаясь на 53 правило Трулльского собора: «Два восприемника при крещении почему «противны правилам церковным»? При младенце или возрастном лице женского пола крещаемом должно быть восприемнице. Но посмотрите в 53 правило Вселенского шестого собора: в нём вы увидите при младенце женского пола и восприемника. Следовательно, правило допускает двух, хотя довольно и одного.

Греки употребляют одного восприемника, чтобы избежать духовного родства, которое после может препятствовать браку: пусть делают тоже и наши; никто им не препятствует, а запретить другого восприемника было бы противно 53 правилу Шестого Вселенского Собора». Почему тогда примечание Требника, как видим Синод ставит выше традиции и святоотеческих канонов? Проф. Павлов так объясняет ситуацию: «В позднейшем гражданском законодательстве значительно сокращено было число принятых Церковью препятствий к браку, в особенности тех, которые выводились в кормчей книге из понятия о различных видах родства. То же самое законодательство уже в 18 столетии начинает устанавливать новые нормы и по бракоразводному праву, сокращая число поводов к расторжению брака».

В таком случае, учитывая спорность указов Святейшего Синода, и предполагая, что тот период русской церковной жизни был в некотором смысле переломным и обильным на нововведения, то имеет смысл обратиться к более поздним источникам уже установившейся традиции. Можно сказать, что официальное мнение Русской Православной Церкви выражено в «Настольной книге священнослужителя», где говорится, что «Вообще супруги не могут быть восприемниками при крещении одного младенца, но при этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно» («Настольная книга священнослужителя», М., 1983г., т. 4, с. 234-235).

Для сравнения можно также предложить тот факт, что в Румынской Православной Церкви браки между восприемниками запрещены. Есть и решение Второго Предсоборного Всеправославного Совещания 1983 года, также отражающего суть этого непростого вопроса: «В наше время в РПЦ редко кто знает, что, согласно древней церковной традиции, второго восприемника или восприемницы при крещении не должно быть. Однако уже на протяжении многих веков у нас существует обычай иметь при Крещении двух восприемников: мужского и женского пола, то есть крестного отца и крестную мать. Брак крестника с необязательной крестной матерью, так же как и брак крестницы с необязательным крестным отцом, может смущать верующих. По этой причине в РПЦ вышеупомянутые браки являются нежелательными» (О решениях Второго Предсоборного Всеправославного Совещания. ЖМП, 1983г, №10). Думается, на основании всего вышеизложенного, было бы вполне логичным прислушаться к более позднему церковному мнению и не искушать народ браками между восприемниками, тем более, что даже последний указ Святейшего Синода предписывает решать данный вопрос только епископу.

4.                   Препятствие к браку возникает также из отношений так называемого гражданского родства — усыновления. Совершенно очевидно, что, как отмечал проф. Павлов «уже простое нравственное чувство запрещает усыно­вителю вступать в брак с усыновленной дочерью или усыновленно­му сыну с матерью и дочерью усыновителя».

5.                   Взаимное согласие вступающих в брак является непре­менным условием законности и действительности брака. Это отражено в чино­последовании венчания, куда внесены вопросы о том, вступают ли жених и невеста в брак свободно и непринужденно. Поэтому бра­ки, заключенные по принуждению, признаются недействительны­ми. Причем препятствием к браку считается не только физическое, но и нравственное принуждение, например, угрозы, шантаж и т.д.

6.                   Важное условие для признания действительности церковного бра­ка — единство религии. Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 5; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения.

Однако, порой приходится видеть гражданские браки, заключенные между православными христианами и нехристианами. Причем приход к сознательной вере православного христианина (крещенного, например, в детстве) зачастую происходит уже после заключения брака. Вот и вопрошают эти люди о том, законен ли их брак с точки зрения Церкви. Ответ на их вопрос озвучен еще ап. Павлом: «…если какой брат имеет жену неверую­щую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующая освящается мужем (верующим)…» (1 Кор. 7, 12-14).

На этот текст Священного Писания ссылались и отцы Трулльского собора, признавшие действительным союз между лицами, которые, «будучи еще в неверии и не быв причтены к стаду православных, сочетались между собою законным браком», если впоследствии один из супругов обратился к вере (правило 72). На эти же слова ап. Павла ссылается и Священный Синод Русской Православной Церкви, выражая уважительное отношение Церкви к гражданскому браку.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в «Основах Социальной Концепции» утвердил данное правило: «В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве». Этими словами вполне четко очерчена позиция Церкви к бракам между православными и нехристианами. 

Подводя итог в вопросе о браке между православными и нехристианами стоит еще раз напомнить о том, что такой брак не может быть освящен в Церкви и поэтому лишен благодатной силы, получаемой в Таинстве венчания. Таинство венчания может быть совершено только над христианами – членами Церкви.

 

В равной степени все вышесказанное может быть отнесено и к тем бракам, в которых православному супругу приходится жить в законном гражданском браке с атеистом (пусть даже крещенным в детстве). И в этом случае брак не может быть освящен в Церкви. И даже, если богоборчески настроенный супруг, крещенный в детстве, идя на уступку верующему супругу или родителям (в таком случае и оба супруга могут быть неверующими), соглашается «просто постоять на венчании», то браковенчание не может быть совершено.

Написал 16.11.2012, обновлено 16.11.2012
Это интересно
+1

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 419  
             

Комментарии:

Для того чтобы писать комментарии, необходимо