Администратор:

Модераторы:

Активные участники:

Шоа (Холокост)

 

Д-р Арон Шнеер рассказывает об особенностях Шоа (Холокоста) в Латвии. Эта лекция является частью проекта "В объективе истории. Видеолекции о Шоа (Холокосте) на территории СНГ и стран Балтии"     http://www1.yadvashem.org/yv/ru/holocaust/insights/index.asp

 

Шоа (Холокост) евреев Латвии

 

 

Советские евреи-военнопленные в годы войны.

 

Михаил Гольд.

Документальная экспозиция «Холокост от пуль: массовые расстрелы евреев в Украине 1941-1944» кочует по всему миру: она уже побывала в Париже, Нью-Йорке, Стокгольме и Брюсселе, в сентябре-октябре сего года — в честь 70-летия событий в Бабьем Яру — выставлялась в Киеве, а сейчас (до 17 декабря) выставка проходит в Харькове.

 Проект «Холокост от пуль» базируется на изысканиях французского католического священника отца Патрика Дебуа, который, начиная с 2004 года, объездил сотни украинских городков и сел, встречаясь с очевидцами массовых расстрелов евреев и фиксируя их свидетельства о преступлениях нацистов. За эти годы команде Дебуа удалось обнаружить найти более 750 мест массовых казней и записать 700 интервью со свидетелями. 

Деятельность священника в Украине благословил Папа Римский Бенедикт XVI, а в 2008 году президент Франции Николя Саркози наградил Патрика Дебуа орденом Почетного легиона. Дебуа возглавляет межрелигиозную организациюYahad – In Unum, основанную покойным кардиналом Жаном-Мари Люстиже, бывшим архиепископом Парижским, евреем по происхождению, и председателем Всемирного еврейского конгресса раввином Израилем Зингером. 

Главный спонсор выставки — где бы она ни демонстрировалась — фонд бизнесмена Виктора Пинчука, зятя экс-президента Украины Леонида Кучмы. На открытии экспозиции в Киеве меценат призвал соотечественников и Запад «посмотреть на нашу историю вместе, потому что это наша общая история, и она может объединить нас, если вынести из нее правильные уроки». Если в Западной и Центральной Европе Холокост ассоциируется исключительно с депортациями в лагеря смерти, то на постсоветском пространстве Катастрофа — это, прежде всего, массовые расстрелы. Что и пытается объяснить Пинчук Западу, включая украинскую историю (пусть и самые трагические ее страницы) в европейский контекст. Разумеется, ради европейского будущего Украины (в речи бизнесмена даже проскочил эпитет «светлого»). Символично, что «Украинский дом», где проходила выставка и прозвучала речь Пинчука, находится на Европейской площади Киева — пятачке, известном коренным киевлянам как площадь Ленинского комсомола, горожанам постарше — как площадь Сталина, в период оккупации именовавшемся Гитлерплатц, а в предвоенные годы — площадью им. Третьего Интернационала. И все это на протяжении жизни одного поколения — такая вот историческая преемственность. 

В Украине параллельно существуют два нарратива Второй мировой войны. Советский, воспринимающий войну исключительно как борьбу и победу СССР над фашизмом, и национальный, в центре которого стоит история украинского подполья. И в обоих этих нарративах не нашлось места для феномена Холокоста. Советская историография вообще никак не выделяла еврейских жертв войны, а для национально ориентированных историков Украина той поры — это, прежде всего, поле битвы двух тоталитарных режимов. Убежденность в том, что главной жертвой этой битвы стал украинский народ, даже не требует оправданий: во-первых, своя рубашка ближе к телу, во-вторых, нацистская политика по отношению к населению на оккупированных восточных территориях в корне отличалась от поведения вермахта в той же Франции или Голландии. А существует ведь и особый «украинский счет» — Голодомор и послевоенная борьба с реальными или вымышленными украинскими националистами. 

Поэтому ничего удивительного в том, что само слово «Холокост» появилось в школьных учебниках лишь в нынешнем году, а трагедия Катастрофы не стала частью национальной памяти украинцев. Тем более что политической нации у нас нет, даже на лингвистическом уровне: это в России еврей, татарин или калмык может сказать о себе «россиянин» — не отказываясь при этом от собственной национальной идентичности. В Украине же еще пару лет назад каждое публичное обращение президента к «своей нации» вызывало раздражение нацменьшинств. Да и вообще, слишком часто то, что для одного народа было торжеством национального духа, например, Гайдаматчина или Колиивщина, для другого становилось национальной трагедией. При желании можно предъявить претензии даже к тексту национального гимна: 

Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці,
Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці.

Нравится это или нет, но более чем вероятно, что евреи в свое время занимали отнюдь не последнее место среди многочисленных вороженек

«Мы не ответственны за прошлое, но ответственны за память о нем», — подчеркивает Анатолий Подольский — директор Украинского центра изучения истории Холокоста. Другое дело, что эту память планомерно уничтожали, о чем рассказывает другая выставка, подготовленная Музеем истории Киева и Центром исследования истории и культуры евреев Восточной Европы и прошедшая в Киеве в том же «Украинском доме», где и выставка «Холокост от пуль». Документы КГБ и ЦК КПУ, здесь представленные, куда раритетней отчетов эйнзацгрупп, выставленных командой Дебуа и давно доступных исследователям. В этих безграмотных докладных — свидетельство того, как украинская интеллигенция все-таки пыталась вписать Холокост в новейший украинский контекст. 

Из протокола заседания Бюро киевского горкома КПУ, 19 октября 1966 года 
29 сентября с.г. в Бабьем Яру, на месте расстрела фашистскими оккупантами советских людей, состоялось неорганизованное сборище по поводу 25-летия этого события. 
<…>
Перед присутствовавшими различные лица провозглашали речи, в которых <…> высказывалось недовольство тем, что до сих пор на этом месте нет памятника, что в стране как-будто бы проявляется антисемитизм /толковалось как-будто у нас евреи находятся в неравном положении по отношению к другим национальностям; ссылались на отсутствие еврейских школ, театров, печатных органов и т.д./

В частности здесь выступали члены Союза писателей Украины Некрасов, Дзюба, Антоненко-Давидович, архитектор Белоцерковский, которые делали упор на необходимость вести борьбу с антисемитизмом; объединения усилий украинского и еврейского народов для сохранения собственной национальной культуры. 
<…>
В тот же день 29 сентября некоторые националистически настроенные лица из числа творческой интеллигенции собрались возле памятника буржуазному националисту и историку Грушевскому (первый председатель Центральной Рады УНР. — Прим. авт.) на Байковом кладбище…


Упрекать этих лиц «из числа творческой интеллигенции»: мол, хотели как лучше, но, как всегда, неполучилось,— несправедливо. Слишком неравны были силы: Софья Власьевна умела «работать с населением», — и внесение корректив в расписание движения общественного транспорта 29 сентября — день годовщины трагедии Бабьего Яра — было самым скромным проявлением ее могущества. 

Возможности отца Патрика Дебуа не в пример внушительней диссидентских. Священника-энтузиаста есть за что критиковать, что и делали в кулуарах профессиональные историки, отмечавшие отсутствие научного подхода в проведении археологических раскопок, опросов свидетелей и т.п. Правда, выпускник математического факультета университета Дижона и не претендует на место в ареопаге дипломированных «холокостоведов». Его миссия сродни культуртрегерству, а глотание архивной пыли (сотрудникам Дебуа, впрочем, и это знакомо) не способствует широкому общественному резонансу. Другое дело — шокирующие экспозиции с фотографиями, от которых хочется отвести взгляд, не менее откровенными свидетельствами очевидцев и — эти еще страшнее — грамотно составленными немецкими отчетами о «проделанной работе». Это цепляет и тех, кому набили оскомину речи из официальных еврейских или государственных уст с их затертым рефреном «никогда больше».

Школьники на выставке, впечатлившись увиденным, украдкой вытирали глаза. Для многих из них все этотерра инкогнита. Одна юная киевлянка, видимо, впервые услышавшая о том, что происходило в Бабьем Яру, удивленно лопочет: «Так их тут расстреливали? А мы же рядом живем, в парке этом гуляем…». Впрочем, это искреннее удивление куда адекватнее многих комментариев под заметкой об открытии выставки в Сети. Судите сами:

Тем временем Израиль не признает Голодомор. Еще бы, ведь папы этих вырожденцев на фотках его и устроили.

Как то не по-немецки грохнуть 6 млн. народу... Шла война... патроны на счету, рабсила нужна и т.д. НЕ ВЕРЮ я во все эти Холокосты и т.п. 

Якби не було Голокосту та жиди мені здається його самі б організували (я насправді думаю шо так і є) скільки на цьому піару по всьому світі


Профессиональные борцы с антисемитизмом, разумеется, сделают из этого далеко идущие выводы. И будут неправы. Потому что достаточно открыть книгу отзывов, в которой отыщется и «чувство стыда за наше общество, страну», и призывы вроде «люди, будьте милосердны к немилосердной этой земле».

Плохо, конечно, что для всего этого, в страну, до сих пор не похоронившую своих мертвых, должен был приехать француз. И хорошо, что он все-таки приехал...

Это троеточие так и просилось в завершение материала. Но увязывая европейскую интеграцию Украины с ее «еврейской» политикой, самой Европе не мешало бы демонстрировать большую щепетильность. К сожалению, стереотипы в отношении Украины присущи многим западным журналистам и «экспертам». Недавняя статья Тома Гросса в The Guardian, возможно, приостановила разрушение остатков иешивы и синагоги «Золотая Роза» во Львове, но оставила неприятный осадок явными натяжками и ошибками. И все-таки только после этой жесткой публикации украинские власти приостановили строительство отеля к ЕВРО-2012 в непосредственной близости от еврейского квартала Киева, внесенного, кстати, в список мирового наследия ЮНЕСКО. «Это место важно для памяти сотен тысяч евреев, замученных во Львове. На этом месте даже большевики ничего не строили. Или же мы должны быть большими варварами, чем они?» — подчеркнула советница президента Анна Герман. 

Вот она, точка отсчета. От советского (читай — варварского) прошлого — к европейскому будущему. В рамках этого вектора память о Холокосте будет трудно оттеснить на обочину национальной истории. Трудно, но — вполне возможно, если ставить знак равенства между европейским выбором и национально-освободительным движением, боровшимся за независимость Украины. Ведь идеология и методы этого движения были ближе к тоталитарным (читай — советским), чем традиционным европейским ценностям.

Несанкционированный митинг в Бабьем Яру, 1966 г.Несанкционированный митинг в Бабьем Яру, 1966 г.Несанкционированный митинг в Бабьем Яру, 1966 г.Венки памяти жертв Бабьего Яра с надписью на иврите, 1970-е гг.

 

 

 

 

 

 

Венки памяти жертв Бабьего Яра с надписью на иврите, 1970-е гг.

 


 

 

 

Мой «вклад» в антисемитизм
Игорь Пешнин, Челябинск

Должен признаться, что меня достали антисемиты. 
Нет, вы не подумайте. Достали - в хорошем смысле слова. Сам-то я русский. А они - хрен поймёшь, кто. Ноют и ноют. Похоже, у них не национальность, а порода. И, главное, по мне убиваются – какой я разнесчастный, да как меня, бедного, злыдни-евреи веками жутко гнобят, строют мне всяческие козни. А я типа ни ухом, ни рылом, ну, в смысле - не чешусь. Нет, не лично, конечно, гнобят, а как представителя русского народа. Страсти рассказывают – аж мороз по коже! Прямо жуть! Темно - и немцы! Хотя немцы в сравнении с евреями, судя по словам антисемитов, - просто ангелы и лучшие друзья нашего народа! Причём, мы с ними всю дорогу воевали, а с евреями - ни разу, но в этом-то и заключается их высшее коварство! То есть русский народ - он же исполин, богатырь, великий и могучий, гей, славяне! э-гей, ухнем! Раззудись, плечо! - любого в бараний рог - и всё такое. 

А вот с евреями неувязочка получается почему-то. Аж обидно! Прямо не народ эти евреи, а какой-то Змей Горыныч о трёх головах. Его и так, и сяк, и эдак, а он - ни в какую! Гнобит и всё тут, хоть ты тресни! И решил я с этим делом, наконец, разобраться. Забегая вперёд, должен признать, что антисемиты правы стопудово: с этими евреями лучше не связываться! Ну их к лешему, себе дороже.

Судите сами. Трое из них дважды Герои Советского Союза, 144 Героя Советского Союза, 12 полных кавалеров ордена Славы и т.д. Причём, многие наши известные ГСС на поверку тоже, оказывается, евреи. Например, знаменитый партизан Дмитрий Николаевич Медведев. Или Петр Сергеевич Приходько, или лётчик Пётр Данилович Просветов и многие другие. И если бы не определённые обстоятельства, которые станут понятны ниже, то Героев Советского Союза среди них было бы гораздо больше. 
 
Сталинисты, например, утверждают, что евреи разрушали СССР. Типа подтачивали, как бобры. Я решил выяснить и этот вопрос. Точно! Так оно и было. Антисемиты и тут оказались правы. Подтачивали! Да ещё как! Опять же - судите сами. 

В первые месяцы войны немцы оккупировали многие наши промышленные районы с военными заводами и стратегическими запасами. Нужно было спасать оставшееся, вывозить на Восток оборудование, специалистов, архивы и там заново создавать военную промышленность. Ведь воевать было нечем. 

Кому поручить, кто в состоянии организовать в условиях хаоса отступления такое гигантское дело? Одного такого человека Сталин знал, но этого человека, бывшего наркома вооружений Ванникова по его же, Сталина, указанию вот уже месяц в подвалах Лубянки пытками заставляли признаться в том, что он немецкий шпион. 20-го июля 1941 года этого измученного заключенного прямо из тюрьмы привезли в кремлевский кабинет вождя. 

После короткого разговора создание на востоке страны в кратчайшие сроки обновленной военной промышленности Сталин возложил на еврея 
Бориса Львовича Ванникова

Прежде всего, надо было найти те кадры, которые "решают все". А их, талантливых руководителей и специалистов, осталось совсем немного после непрерывных репрессий 30-х годов. 

Профессор И.Коган в журнале "Алеф" писал: "То, что сделала небольшая группа евреев в суровую зиму 1941-1942 годов на Урале, в Сибири и на Волге, было чудом, которое спасло Советский Союз от гибели". Этих людей разыскал и объединил Б.Л.Ванников. 

Проектирование и возведение зданий цехов колоссального военно-промышленного комплекса в течение 6-8 месяцев сумели организовать вместе с наркомом строительства 
Семеном Захаровичем Гинзбургом его помощники Вениамин Дымшиц и Абрам Завенягин. 

Замнаркома танковой промышленности 
Исаак Моисеевич Зальцман в Челябинском "танкограде", а затем на заводах Нижнего Тагила и "Уралмаша" организовал производство тяжелых и средних танков, лучших тогда в мире, и к концу 1942 года довел их выпуск до 100 машин в сутки. В ходе войны его заводы построили больше танков, чем вся Германия вместе с ее союзниками. Зальцман как-то сказал Молотову: "Мы дадим танки, только вы не вмешивайтесь!". 

Профессор Коган пишет: "Эту фразу ему, конечно, после войны припомнили, но до этого Зальцман делал то, что хотел, и то, что было нужно. Если бы он и другие ждали указаний из Центра, война была бы проиграна".

Генерал-майор 
Хаим Рубинчик, став директором судостроительного завода "Красное Сормово" на Волге, сумел превратить его в танковый и до конца войны выпустить 10 000 танков Т-34. Немецкий генерал-лейтенант Шнейдер писал: "... танк Т-34 показал нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности".

Для организации массового производства самолетов много сделали зам. наркома авиационной промышленности 
Соломон Сандлер и директора заводов Александр Белянский (завод №19, изготавливавший штурмовик ИЛ-2), Матвей Шенкман (завод №16, делавший истребители Ла-5 и Ла-7), Израиль Левин(авиазавод в Саратове) и др. 

Вообще список евреев-директоров, возглавлявших в годы войны оборонные заводы, огромен. Так, артиллерийскими заводами руководили: 
Лев Гонор (завод "Баррикада"), Борис Фраткин (завод им. Калинина), Яков Шифрин (завод им. Ворошилова), Абрам Быховский (завод в Мотовилихе) и др. 

В 1942 году нарком боеприпасов 
Борис Львович Ванников стал Героем социалистического труда. В список награжденных под номером 27 его вписал сам Сталин. 

О вкладе 
евреев-конструкторов в создание новых видов оружия писалось не очень много.

В 30-х годах была репрессирована группа Лангемака, работавшая над созданием ракетного оружия.

Их идеи развили и воплотили в реальные "Катюши" сотрудники ЦАГИ Шварц, Гвай, Гонтмахер, Левин и Шор.

Все они получили Сталинские премии в 1941 и 1943 годах. 

Дважды Герой соцтруда, пятикратный лауреат Сталинской премии конструктор Нудельман - создатель знаменитой авиационной пушки Н-37. Ею вооружались самолеты Лавочкина и Яковлева, по две Н-37 устанавливались и на штурмовике ИЛ-2. Самолеты, вооруженные этой пушкой, немецкие летчики называли "летающими Фердинандами" и избегали встреч с ними в воздухе. 

Знаменитое оружие Победы, определившее исход многих сражений, - самоходная артиллерийская установка СУ-122 - была сконструирована под руководствомЛьва Израилевича Горлицкого. Его самоходки (на базе танка Т-34) участвовали в прорыве блокады Ленинграда, дошли до Берлина. За СУ-122 последовал выпуск более мощной СУ-152. Лев Израилевичбыл дважды удостоен Сталинской премии. (В настоящее время 94-летний Горлицкий - член нашей ветеранской организации на Гатчинской, 22). 

Немалую помощь пехоте оказывал и 160 мм миномет, сконструированный 
Исааком Теверовским.

Среди создателей лучших танков Второй мировой войны имя главного конструктора челябинского "танкограда" Жозефа Яковлевича Котина - зам. наркома обороны, генерал-полковника. В ходе войны под его руководством были разработаны все модификации тяжелых танков ИС и КВ. 

Немало еврейских имен и среди 
советских авиаконструкторов.

Девять тысяч высотных истребителей МиГ громили врага в ходе войны, в том числе и первые советские реактивные самолеты.

Один из создателей МиГов Михаил Иосифович Гуревич - выдающийся авиаконструктор, Герой соцтруда, лауреат Ленинской и Сталинских премий. А конструктором самых скоростных истребителей Второй мировой войныЛа-5, Ла-7иЛа-9 был Семен Моисеевич Лавочкин. Из 54 тысяч истребителей, произведенных во время войны, 22 тысячи носили индекс "Ла". На них летали многие советские асы, в том числе и трижды герои Покрышкин и Кожедуб. Иван Кожедуб, сбивший 62 немецких самолета, подходя на аэродроме к своему Ла-7, вытягивался, как по команде "смирно" и отдавал самолету честь. В своих воспоминаниях он писал: "Есть человек, которому я обязан не только своей славой, но и самой жизнью. Это конструктор Семен Лавочкин, создавший великий истребитель Ла-7. На этом самолете я не боялся вступать в бой с любым количеством немецких машин. Он, казалось, сам понимал, что нужно делать, куда лететь, в кого стрелять. А уж спасал он меня в самых безнадежных ситуациях". 

Первым заместителем Лавочкина был 
Михаил Леонтьевич Миль - еврей, ставший впоследствии генеральным конструктором многих советских вертолетовИз конструкторского бюро Лавочкина - и Семен Арьевич КосбергС 1958 года он работал у Королева, создавал двигатели для ракет 3-й ступени.

Хорошо известен возглас Гагарина: "Поехали!", когда заработала первая ступень. Но мало известен его крик восторга на 30-й секунде полета: "Косберг сработал!", когда корабль вышел на орбиту. Уже на земле, увидев в толпе встречающих Косберга, Гагарин подошел и обнял его. Герой соцтруда, лауреат Ленинской премии Семен Арьевич Косберг погиб в 1965 году в автокатастрофе. 

Ближайшими сотрудниками Лавочкина были также талантливые конструкторы 
Свердлов, Тайц, Фельснер, Хейфец. Кстати, заместителями Туполева былиКербер и Френкельзамами Яковлева - Донской, Закс и Зонштайнзамом Петлякова - Изаксон. 

Уже к началу 1944 года советская армия превосходила гитлеровскую качеством всех видов вооружения, а количеством - в 1,5-2 раза. 

Война закончилась в мае, а в июне 45-го американские ученые успешно испытали атомную бомбу. У большинства этих ученых от рук нацистов в Европе погибли все близкие. Они делали бомбу не для Японии. Они надеялись, что атомный взрыв над Берлином станет апофеозом справедливого возмездия. Советская армия опередила их. 

В конце 1945 года 
Ванников получил новое правительственное задание: организовать производство и испытание атомной бомбы. 

В 1949 году в кремлевском кабинете Сталина обсуждался список представленных к наградам за создание атомной бомбы. Первым в нем значился Берия. Сталин, подумав, сказал: "Лаврентия Павловича мы наградим грамотой! 
А вот товарищ Ванников, я полагаю, достоин Золотой Звезды". Наступила пауза. Кто-то осторожно заметил, что Ванников уже Герой Социалистического Труда, а в положении записано... "Положение писали люди, - перебил Сталин. - Они и исправят это положение". Генерал-полковник Б.Л.Ванников получил вторую Золотую Звезду под №1. А в 1954 году за создание водородной бомбы он был удостоен третьей Золотой Звезды и тоже под №1. 

А как евреи подтачивали-то, поняли? Не поняли? В этом и было их злодейское коварство. А я понял. Они специально столько наизобретали – да разве могла экономика СССР осилить такое количество?! Вот то-то и оно! 

Когда я это понял, то решил помочь антисемитам. Они носятся как с писаной торбой со списками евреев-злодеев с большевистских времён. Вот я им и добавил ещё имён. Надеюсь, оценят по достоинству.
 
 

 

 

 

 

 

 


Написал 27.11.2012
Это интересно
0

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 360  
             

Комментарии:

Слой человека в нас чуть-чуть

наслоен зыбко и тревожно,

легко в скотину нас вернуть,

поднять обратно очень сложно.

                            И. Губерман.

Для того чтобы писать комментарии, необходимо