Администратор:

Модераторы:

Активные участники:

пишет:

Предания о запорожских Казаках Характерниках

http://4.bp.blogspot.com/-fVdvUCi2BrI/T3i4VOe-8RI/AAAAAAAAAqA/YeITTD6msK0/s1600/1317627853_009e85ebd156.jpg

 

Нашел информацию по преданиям о Казаках Характерниках, если есть чем дополнить милости прошу.

- Характерник бывал человек очень разумный и знал всякую всячину; его и пуля не брала, и сабля не рубила; у него на все было средствие и способ, на все хорошее слово и польза. Характерники знали все броды, все плавы по Днепру и другим речкам; характерник из воды выводил сухого и из огня мокрого, у них была лыцарская совесть и добродушие;жида и прочую мерзость били, грабили, жгли, а церкви не забывали. Вот что были характерники. (С) Е. Гребинка.Чайковский


Самыми закрытыми и сокровенными знаниями  в казачьих родах обладали так называемые казаки– характерники, про которых ходили настоящие легенды.  Их сверх человеческие способности, которые они  использовали в боевых искусствах, в повседневной жизни и  во врачевании -  вызывали удивление  даже у бывалых казаков.


Что мы сегодня знаем о характерниках. Известно, что их еще в народе называли галдовниками, химородниками. Разница в названиях зависела от направлений деятельности характерника, а также от его мастерства, уровня его подготовки. И, хотя существует мнение, что среди характерников не было женщин, на самом деле – это не совсем так. Во времена Киевской Руси женщин-характерниц называли термином „поленица”.

Так же в преданиях о казачьей жизни сохранилась легенда о том, что во времена нашествия Чингиз-хана на Русь два его авангардных тумена (20 тыс. всадников) напоролись в междуречье Волги и Дона на неведомых всадников, владеющих военным искусством в совершенстве и скачущих в бой обнаженными до пояса. Они могли поймать на лету стрелу или ловко уклониться от нее. Эти воины сражались двумя мечами, стоя на колене, казаки этот прием называют "мельница".

http://www.esoterix.ru/uploads/images/9/a/0/3/1/f37748e750.jpg

Эти люди не боялись смерти. В жестоком бою два татаро-монгольских тумена были вырублены.

Большинство преданий и легенд про характерников были записаны на Украине только в XIX веке, однако первые упоминания о них уже встречаются в летописях, относящихся ко второй половине XVI века. Польский историк Папроцкий, описывая неудачный поход гетмана Самуила Зборовского в Молдавию в 1583 году, приводит следующие сведения. Возле турецкой крепости Аслам-города в понизовье Днепра во время переговоров с высланной делегацией один из казаков не удержался и выстрелил в татарина. Зборовский так был возмущен этим, что хотел было казнить виновного, но этому воспротивилось все войско, защищая своего товарища, который дорог ему был тем, что считался «характерником», умевшим заговаривать вражеские пули и делать их безвредными как для себя лично, так и для отряда, в котором он находился. Однако еще раньше Мартин Бельский, описывая в своей «Хронике» битву Ивана Подковы с молдавским господарем Петром под Яссами в 1577 году упоминает, что будто бы среди запорожцев был казак, который заговаривал ружейные пули. Остается лишь гадать, был ли это один и тот же человек, или же исторические сообщения относятся к разным лицам, но достоверно известно одно – традиция характерничества проявляет себя уже на самом раннем этапе запорожской истории и корнями своими уходит в седую древность.

Само это слово «характерник» (от греческого character – отличительная черта) обозначает человека, наделенного необычными, сверхъестественными способностями, и в силу этого уже резко выделяющегося в казачьей среде. Хотя часто бывало и наоборот – народная молва считала характерником личность сильную, неординарную, и приписывала ей чудесные качества. Так произошло со знаменитым кошевым Иваном Сирком, полковником Семёном Палием, сотником, а позднее наказным атаманом черноморцев Захарием Чепигой. В то же время предания донесли до нас имена характерников, совсем не упоминавшихся в исторических документах, но имевших, видимо, вполне реальных живых прототипов. Таких казаков-чародеев нередко именовали также «галдовниками» (от украинского «галдовать» – колдовать) и «заморочниками», потому как умели они напускать «морок» (туман, сон), а иногда просто называли знахарями и колдунами.

Предания о запорожских характерниках

 

Самой яркой и необычной чертой характерников была их неуязвимость для пуль и сабель – именно благодаря этому волшебному свойству запорожские чародеи и попали в поле зрения упоминавшихся уже польских историков. Верования эти были настолько крепки, что даже спустя три столетия всё ещё ходили среди украинских поселян и были записаны многими исследователями. Д.И. Яворницкий в своём сборнике «Запорожье в остатках старины и преданиях народа» (1888г.) пишет из народных уст про запорожцев: «А як вийдуть на вiйну, то iх б`ють кулями, а вони собi й байдуже: пазухи порозставляють i збирають туди кулi. «Та ну бий!» – кричить кошовий хлопцевi, а сам i без пiстоля i без рушницi стоiть. «Пiдожди, батьку, наберу куль та тодi i пострiляю.» В другой легенде про кошевого Сирка говорится: «Сiрко – це кошовий такий. Вiн такий був, що дещо знав. Оце бувало вийде iз куреня та й гука на свого хлопця: «Ану, хлопче, вiзьми пiстоль, стань там та стрiляй менi в руку!» Той хлопець вiзьме пiстоль та тiльки – бух! – йому в руку. А вiн вiзьме в руку кулю, здаве ii та назад i кине. Вони, тi запорожцi, всi були знайовитi…»

В народном воображении издревле бытовала вера в то, что заговорным молитвенным словом можно отвадить любую беду, в том числе и ратную. К сожалению, текстов исконно запорожских «характерств» , или «замолвлений», до нас не дошло, но представление о них можно получить из книги И.Сахарова «Сказания русского народа» (1849г.). Во многих воинских заговорах обращаются к мужу каменному или девице красной, что ратным делом красуются и заповедывают, чтобы пули были не в пули, стрелы не в стрелы, и шли бы они во чисто поле, в мать-сыру землю, и чтобы ножи булатные, сабли вострые, пищали, топоры и бердыши были смирными и вреда бы не причиняли. Выказывались пожелания, чтобы тело было крепче белого камня, а платье крепче панциря и кольчуги, и чтоб от каменной одежды той и пуля, и сабля отскакивали бы, как молот от наковальни, чтоб железо и сталь вертелись бы кругом, как у мельницы жернова, но тела не трогали. Эти и подобные тексты словесной магии были хорошо известны именно в казачьей среде с её воинским укладом жизни и ещё довольно часто встречались в XX веке у донских и кубанских казаков.

Характерникам же приписывалось умение наводить «морок», или «омману» на врага колдовскими чарами. В своей книге «Народная память о Запорожье. Предания и рассказы, собранные в Екатеринославщине в 1875-1905 гг.» Я.П.Новицкий приводит легенду про битву турков с русским войском, на помощь которому приходит запорожский галдовник: «Запорожець пiдняв руки i пiймав ядро. «Ось бач, каже, який гостинець! Ну тепер, каже, глянь на острiв: шо там?» Глянув царь, аж турок сам себе руба, сам на себе пiдняв руку i пiшов потоптом. Пiднялась велика курява, а потiм стихло. «Дивись тепер» – каже запорожець. Глянув царь, аж нема нi одного живого турка, порубали самi себе…»

 

Однако согласно многочисленным преданиям характерники могли навевать и различные видения: «Там запорожцi бились з татарами… Як iх сила, то вони покладуть усiх до одного, нi одного не випустять. А як несила, то вони зроблять або рiчку, або лiс, такий лiс, що його нi пройти, нi проiхати. Та тодi тi – татарва, то що наткнуться, подивляться, а воно рiчка або лiс, та й назад. А пiсля як роздивляться, а воно того нема нiчого. Отакi були тi запорожцi.» Такие совсем уж сказочные предания тем не менее были очень популярны в народной среде, особенно часто встречающийся мотив о том, как хитрый запорожец отводит врагам очи и они не могут его ни связать, ни заковать в цепи. Подобный сюжет появляется и на страницах романа «Чорна рада» Пантелеймона Кулиша, известного писателя и этнографа: «Да й згадав, як у старого Хмельницького сидiв у глибцi такий, що ману напускав. «Що ви, – каже, – що мене стережете? Як схочу, то лиха встережете мене! Ось зав`яжiть мене в мiшок.» Зав`язали його да й притягли за трямки, аж вiн йде з-за дверей: «А що, вражi дiти! Встерегли?»

Следующей удивительной особенностью характерников была их способность к оборотничеству. Вообще же «ликантропия» (превращение людей в волков) в славянских землях имеет корни глубокие. Самые ранние сведения о ней сохранились у Геродота ( V в. до н.э. ) в его знаменитой «Истории», где в книге четвертой «Мельпомена» описываются нравы скифского народа НЕВРОВ, могущих оборачиваться в волков. Рассказ Геродота более чем через два тысячелетия смыкается с многочисленными этнографическими данными о волколаках, верования в которых были живы на Украине до самого недавнего времени. Вообще же культ волка у индоевропейских народов очень древний и сложный, и напрямую связан с воинскими функциями. Покровителем волков у славян считался святой Егорий (Георгий, Григорий), заменивший собою в пантеоне Перуна. В языческие времена образ громовержца представляли в сопровождении двух волков, считавшихся его хортами (псами). И ведь именно о превращении в хорта свидетельствуют легенды про кошевого Сирка: » Тодi зiскочив з коня, дав його другому козаковi, а сам кувирдь – та й зробився хортом i побiг до татар… Як стали тi татари вiдпочивати, то той хорт поробив iм так, що вони всi поснули. Тодi вiн назад до козакiв та знову кувирдь – i зробився чоловiком!».

http://artnow.ru/img/747000/747098.jpg

 

Интересно, что от слова «хорт» происходит и название запорожской колыбели – острова Хортицы, который ещё в более древние времена назывался островом святого Георгия. Именно к этому острову, по сообщению «Повести временных лет» прибило идол Перуна после его низвержения в Киеве, а византийский император Константин Багрянородный отмечал, что в этом месте русы, отправляясь в поход, совершают жертвоприношения огромному дубу. Помимо этого, украинские слова «сiрко» и «сiрома» (так называлось рядовое казачество) являются одними из эпитетов волка, извечного спутника Перуна. В волка же умели превращаться, как говорит «Слово о полку Игореве», и некоторые древнерусские князья – и не только Всеслав Полоцкий, который «… въ ночь влъкомъ рыскаше…», но и сам князь Игорь при бегстве из половецкого плена: «Въвръжеся на бръзъ комонь и скочи съ него бусымъ влъкомъ». Так что совсем не случайно запорожское казачество появилось именно на Хортице, этой издревней языческой святыни, дающей нам ключ к разгадке многих тайн характерников.

 

С культом волка, по всей видимости, связано и умение галдовников с помощью особых «верцадел» (зеркал) видеть за несколько верст вокруг себя и знать вражьи замыслы. В украинском языке бирюка, волка-одиночку, того самого «сiроманця», называют еще «вовкун» или «вiщун», приписывая ему ведовские свойства. А от ведуна до знахаря, как говорится, один шаг. И действительно, в образе характерников мы найдем немало черт, роднящих их со знахарями-шептунами, и прежде всего это касается различных «замолвлений» не только от пули и сабли, но и от опоя коня, укушения змеи, кровотечения из раны. И если воинские заговоры довольно широко бытовали среди казачества, особенно в кругу пластунов, то лечебные молитвы были уделом немногих. Такими казачьими медиками у запорожцев и черноморцев большею частью были кашевары. Вот что пишет про них С.Н.Сергеев-Ценский: «Это были вообще серьезного склада люди, дававшие обет безбрачия и строго державшие этот обет, почитавшие свое кашеварство настолько святым занятием, что не давали казакам даже уголька из костра запалить люльку, когда варился борщ. Костру, впрочем, они придавали и лекарственное значение и неизменно зажигали его тогда, когда оказывался среди казаков раненный черкесской пулей или шашкой». Процесс приготовления пищи в украинских верованиях всегда считался занятием мистическим, сопровождаемым заговорами – его предваряло разжигание «ватры» (живого огня) и взятие из колодца «непочатой» воды, да и сама каша часто была пищей ритуальной, стоит вспомнить хотя бы рождественское сочиво или поминальную кутью. Так что знахарство и кашеварство часто переплетались между собою в народном представлении.

Со знахарями роднит характерников и знание всевозможного чародейного зелья – разрыв-травы для снятия цепей и отпирания замков, нечуй-травы для нахождения кладов, чаклун-травы (т.е. колдовской травы) для неуязвимости в бою. Также как и знахари, галдовники были непримиримы в борьбе со всякой нечистью и чертовщиной, и даже изгнали своим характерством всех ведьм с запорожских земель. Эти общие волшебные свойства, в конце концов, переплелись между собою и нередко на Слобожанщине обыкновенного знахаря называли «характерником», а бабку-шептуху «характерницей». Но при всей общности черт разница между характерниками и знахарями-кашеварами довольно велика и не стоит эти понятия смешивать, впрочем, как не следует смешивать характерников и с пластунами.

http://oberig.ucoz.net/_ph/29/985990528.jpg

 

Существует несколько версий возникновения казачества, по одной из которых, казаки – это наследники волхвов, бежавших на Хортицу от преследований князя Владимира. Действительно, во многих исторических справках можно найти подтверждение тому, что казаки обладали тайными магическими знаниями, которые использовали в бою.

По мнению В. Пилата: «После крещения Руси, преследуемые князьями и греками волхвы, жрецы и воины-охранники храмов объединялись в тайные общества и в отдаленных от крупных городов местах начали создавать Сечи. На островах Днепра, побережья Буга и Днестра, в Карпатах и многочисленных лесах Украины (Руси) волхвы основали школы боевого закаливания и подготовки, в которых путь воина к вершинам совершенству опирался на родной вере, извечные обычаи и обряды.

Здесь мы можем вспомнить предшественников казачества XVI века, таинственных степных бродников, вигонцив галицких и другие военные общины. Недаром и Запорожская Сечь возникла на острове Хортица. Еще в первой половине Х века византийский император Константин Багрянородный рассказывал, что русы имеют пристань на острове Святого Георгия (Хортице, где у исполинского дуба возлагают свои жертвы.

О том, что чтили запорожцы это место, пишет также Я. Новицкий: «Легенда рассказывает, что многовековой святой дуб был местом, где собирались запорожцы и казацкая совет для обсуждения политических и общественных вопросов; под дубом звучали запорожские молитвы; иногда они брались за оружие против врагов. В 1775 году, после Троицких праздников, запорожцы в последний раз отдали дань святому дубовые, где они распили несколько бочек водки и в последний раз оттанцевали запорожского казачка».



http://content.foto.mail.ru/mail/lidlud/_blogs/i-882.jpg

Казаки-характерники, имея сверхъестественные способности, могли делать невероятные вещи.

Например, гонятся ляхи и негде спрятаться, тогда казаки-характерники ставят среди поля копья по кругу и усилием воли и духа входят в особое психоэнергетическое состояние, когда их намерение становится действительностью. И ляхи видят среди поля дубовую рощу… Останавливаются и возвращаются назад. Это и есть Мана. Такие иррациональные вещи не раз спасали казаков от врагов. Говорят, после таких усилий казаки могли трое суток подряд спать, восстанавливая силы.

У казака-характерника всегда с собой были подкова и люлька.
В люльках казаки курили лекарственные травы. К примеру, полынь помогала успокоить нервы, улучшала остроту зрения. Когда выпадала роса, казаки лежали на полянах, где росли травы.



http://cs5728.vkontakte.ru/u38201644/132230875/x_29626caa.jpg

 

Лечили «водой-зализницей»: брали ржавое железо, раскаляли его на костре и опускали в воду. Так получалась вода, которую пили от анемии. Чтобы приготовить медную, в кипяток бросали медные опилки, настаивали, пока вода не остынет. Такой настой давали казакам, освобожденным из плена.

Применялось лечение камнями, на них настаивали травы. Использовали и такой рецепт: смешивали горилку с порохом и обрабатывали раны. Считалось, что душа убитого будет преследовать казака и отнимет его удачу. Чтобы вылечить раненого, его обязательно освобождали от души убитого. Иначе казак не мог выздороветь. В казацкой медицине характерниками широко использовалось лечение землей. Землю заворачивали в паутину, и она мгновенно останавливала кровотечение. Но в этом лечении тоже были свои секреты.

Доказательством того, что многие из характерников не был христианином, было то, что «их никогда не хоронили попы, а хоронили их запорожцы по-своему». Даже некоторым, как рассказывают легенды, забивали в грудь кол, чтобы они по смерти не вставали, а потом засыпали землей. Однако самым распространенным погребением характерников было захоронение лицом вниз.

Этот обычай сложился еще со скифских времен. Как утверждает С. Бессонова, так хоронили «опасных людей-колдунов, т.е. лиц, чье посмертное возрождение было нежелательным. Для этого их обращали лицом вниз, чтобы солнце не коснулось их своим животворным светом. Одно из таких захоронений казака-колдуном, как сообщает П. Лавров, было раскопано в 1936 году возле села Архангельск Ясиноватского района Донецкой области.

Казак лежал в дубовом гробу, сделанном без единого гвоздя. Когда открыли гроб, увидели останки казака в красных шароварах и синем кафтане, подпоясанном зеленым поясом. Он лежал лицом вниз, а за поясом имел воробышек водки, запечатанный сургучом. Простые люди называли характерников колдунами, галдовникамы, а попы считали, что у них «вселился бес».

http://www.gorod.cn.ua/image/users/57/blog_00000752.jpg

 

Характерники удивительным образом сочетали в себе искреннюю богобоязненность с таким же искренним богохульством. Они могли сегодня молиться, стоя на коленях перед иконой, завтра же – сквернословить, поминая всех святых и чертей.У казака-характерника всегда при себе была люлька и подкова. С помощью подковы качали и расслабляли мышцы.

 

Мощный эгрегор, созданный силой воли и духа действовал на врагов на подсознательном уровне. Не раз в польских и турецких летописях упоминается, что войска, собирающиеся напасть на украинские земли, по непонятным причинам разворачивались и уходили прочь.

Атаманы-характерники могли видеть исход боя, а также происходящее в стане врага с помощью специальных зеркал, которые носили название – верцала, верцадла.

А прицельную стрельбу запорожцев отмечали даже иностранцы — современники казаков. Так, один из них уверял, что лично видел, как казаки гасят выстрелами свечки, снимая с них нагар, «будто щипцами». Породила легенды и искусность запорожцев в морских походах.

Вот что писал автор "Истории войны казаков против Польши" Пьер Шевалье, описывая великолепный бой характерника во время "мясорубки" под Берестечком: "Остался один, который боролся в течение трех часов против всего польского войска; он нашел на болотистом озерке лодку и, прикрываясь ее бортом, выдержал стрельбу поляков; потратив весь свой порох, он потом взял острую косу, которой отбивал всех, кто хотел его схватить.

Король восхитился бесстрашием этого человека и приказал крикнуть, что дарит ему жизнь, если тот сдастся; на это последний гордо ответил, что уже не заботится о том, чтобы жить, а лишь хочет умереть как настоящий вояка"."Запорожцы были рыцарями и большими характерниками, – вспоминали о казаках жители приднепровских сел:


http://dreamworlds.ru/uploads/posts/2011-06/1308221701_000gy9ar.jpeg

"На Днепре, бывало, простелят войлок и идут. Катерина хотела подвести их под свою власть, а они не захотели. Чтобы показать силу, бросили войлок на море, взяли землю в сапоги, горилки в баклаги – и отправились в Турцию. Плывут себе и поют”. О них чубатые деды рассказывали живо, с подробностями , будто речь шла об ихних близких родичах: "На Великом Лугу еще при запорожцах жил химородник Фесько. Его очень боялись и слушались казаки. Вот, бывало, лежит человек, а он режет черную редьку. Как только пустит редька белый сок – человеку станет плохо, как сок почернеет – человек умирает. Он тогда наколдует, что редька вберет в себя сок черный, а пустит белый – и человек оживает…"

Дмитрий Яворницкий, известный историк и этнограф, писал: "Среди запорожцев всегда были так называемые характерники, которых ни вода, ни сабля, ни обычная пуля, кроме серебряной, не брали. Они могли отмыкать замки без ключей, плавать в лодке по земле, как по морским волнам, переправляться через реки на рогожке, брать голыми руками раскаленные ядра, видеть на несколько верст вокруг себя, жить на дне реки, залезать и вылезать из прочно завязанных или даже зашитых мешков, превращать людей в кусты, всадников - в птиц, забираться в обычное ведро и плыть в нем под водой сотни и тысячи верст". Все эти умения вызвали не только уважение, но и суеверный страх других казаков перед ними.

Характерники

 

Репутацию колдуном имели некоторые исторические личности. В частности, современники считали галдовником наказного гетмана Ивана Золотаренко, прославившийся в годы Освободительной войны своими успехами в боях с поляками. Его смерть окутана многими тайнами. Как повествует автор «Истории русов», «наказной гетман, Золотаренко, возвращаясь с войском по приказу в Белоруссию и проходя город Старый Быхов, выстрелом из ружья, сделанным из одной колокольни засев там католическим органистом Томашем, убитый насмерть, а органист признался добровольно, что подготовленный к этому злодейству католическими ксендзами, которые дали ему пулю из священной чаши, по его словам, освященную и укрепленную специальными заговорами ...

И действительно, после осмотра оказалась и пуля необычной, и в ней середина была серебряная с латинскими буквами! Тело убитого Золотаренко увезли на родину в город Корсунь на погребение в тамошний деревянной церкви, за его счет построенной. Но когда началось погребения в присутствии многих людей и духовенства, то громовым ударом зажженная церковь, и тело убитого вместе с церковью сгорело в пепел».

Характерники

П. Петерсон, швед, бывший в Московии в 1608 году и написал историю беспорядков на Московщине во времена борьбы претендента на московский трон Дмитрия, отмечает большую роль украинских казаков. «Проводником казаков, - говорит П. Петерсон, - был Корела, ловкий «чернокнижник», который чудодийством очень помог Дмитрию».

Но самым известным характерником был Иван Сирко.

 

Среди многочисленных преданий о галдовниках особо выделяются сказания про кошевого Ивана Сирка, личность действительно колоссальную в истории XVII века. И друзья, и недруги одинаково отзывались о нем как о человеке замечательных военных дарований, и именно при нем Запорожская Сечь достигла апогея своего могущества. Однако в народных легендах образ знаменитого кошевого приобрел черты совсем уж сказочные. Предание говорит, что Сирко родился на свет с зубами, и как только баба-повитуха поднесла его к столу, то он тотчас схватил со стола пирог и съел его – это было знамение того, что он весь век свой будет грызть врагов.

Сирко умел наводить на татарских табунщиков сон, часто при этом оборачиваясь белым хортом. А однажды у безымянного острова подстрелил из своего пистоля купающегося в Днепре черта. Остров этот, на котором впоследствии основали одну из Сечей, назвали Чертомлык, поскольку черт «млыкнул» (булькнул) ногами, когда упал в воду.

Сами запорожцы говорили, что равного Сирку не было, не будет и никогда не может быть, и на то есть заклятие самого Сирка : «Хто ляже рядом зi мною, то ще брат, а хто вище мене – той проклят». Рассказывали, будто Сирка сабля не могла взять и он бывало подставлял своему «джуре» (слуге) под удар руку, но на ней оставался лишь синий след. Сказания о магической силе Сирковой руки были очень популярны и в одном предании он назван даже Сирентием Праворучником. Говорили, что будто после смерти своего кошевого запорожцы отрезали правую руку его и с ней везде ходили на войну, а в случае беды выставляли ее вперед, говоря: «Стой, душа и рука Сирка с нами!» Лишь после разрушения Запорожья казаки схоронили руку его, но не схоронили они с ней души его: он вовсе не умер, он жив до сих пор, он и теперь воюет где-то с врагами Христовой веры и казачьей вольности.

Известны в преданиях и другие исторические личности, такие как Семен Палий, Григорий Сагайдачный, батько Харко (Захарий Чепига), казак Кравчина – все они также считались характерниками. Однако легенды донесли до нас и весьма колоритные образы последних запорожских галдовников, доживавших свой век уже после разрушения Сечи на хуторах и пасеках, где они «плодили пчелу». Среди них казак Джереливский, который сам ковал и заговаривал ружья, запорожцы Канциберы, заколдовавшие свои деньги и спрятавшие их в земле, старые сечевые деды Пластун, Усатый и Довгый. По смерти этих казацких чародеев люди долго не осмеливались селиться в тех урочищах, поскольку верили, будто нечистый там выл, кричал и хохотал на всю плавню.

http://tub.rutube.ru/thumbs-wide/69/f1/69f1f92ad99171b9adb7ce3782bef8c5-1.jpg

 

Именно характерники, когда московские войска в 1775 году подошли разрушать Сечь, в отличие от старшины и духовенства, которые уговаривали запорожцев не проливать христианской крови, призвали поступит врагам на опротивление.По преданию: «Как стало войско против запорожцев, а характерники и вышли. «Ну, говорят, сдаваться не будем, бейте! Москали за ружья, цилять их, а ружья - щелк, щелк, щелк! - И не курят. Посмотрели, вплоть порох мокрый ... «Ну, говорят, вас, наверное, и черт не свитка.


Характерники вовсе не хотели сдаваться Екатерине. Однако большинство запорожцев пристало на уговоры старшины с духовенством и сдались. Но упрямые, возглавляемые характерниками, покинули Сечь и убежали за Дунай в Турцию, где они основали Задунайскую Сич (на территории современной Румынии). Многие старики характерников осталось на Большом Луге и после разрушения Сечи. В народных рассказах сохранились фамилии некоторых из них: Джереливський «сам ковал ружья и умел заговаривать их, был великим стрелком и охотником, не боялся ни облака, ни грома», а также Канцибера, Гайдук и другие. Прожили более ста лет. До нас дошли некоторые географические названия, связанные с ними: Джереливське урочище, Канциберивське озеро и урочище.

Особенностью характерников было то, что они давали клятву не влюбляться в женщин, так как от настоящей любви характерник терял бдительность, энергию и силу, необходимые в бою, а это приводило к неминуемой гибели. В Сечи не было места обычным женщинам. Единственной женой казака-характерника была свобода.

 

Вообще же чего только не рассказывали в народе про запорожских галдовников! Говорили, что они могут нарисовать на стене лодку и уплыть на ней, нырнуть в кухоль воды и вынырнуть где-нибудь в море, бросить бурку на воду и на ней переправиться через реку, словно на плоту.

Все эти сказочные свойства, в конце концов, и вовсе заслонили собою настоящий облик запорожского казака и он в глазах простого обывателя приобрел ореол таинственности и загадочности. Однако истинной подоплекой всех этих суеверий, игравших только на руку хитроумным сечевикам, была недюжинная казацкая смекалка и неподдельная любовь к родной земле.

Очень точно это подметил украинский писатель Андриан Кащенко, словами которого и завершим, сей сказ: «Как человек с разумом и необычным везением, то люди и считают его характерником… Умные были запорожцы, умудренные во всем, духом и волей сильные, вот и достигали того, что нам заказано. И только-то!»


Впрочем, что из упомянутого правда, а что — вымысел, сейчас сложно сказать. Казаки всегда стремились окружить себя тайной. А в ответ на любые расспросы лишь хитро улыбались в усы.

 


P.S.Данная статья не претендует на научность или полную историческую достоверность,а направлена на освещение мифологии и поверий связанных с рассматриваемым вопросом.

 


http://what.in.ua/page/boevoy-gopak

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

Написал 21.02.2013, обновлено 24.02.2013
Это интересно
+5

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 1882  
             

Комментарии:

К сожалению одна картинка не открывается:

http://demotivators.kiev.ua/img/posters/poster_6163.jpeg

причём, не открывается и через браузер.... Но, может потому, что я из России?((((

Тема замечательная, очень люблю всё такое!

СПАСИБО!!!

24.02.2013

Пожалуйста! Адресс картинки указан верно, странно что не видно. Хотя не раз мне приходили сообщения о том, что нет изображения, я тогда пересохранял его. Сейчас тоже так сделаю.

О!!!! Яки гарный хлопец!!!!!! Не зря я картинку выпросила! СПАСИБО!!!!!