Все выпуски  

Предпринимательское (хозяйственное) право: <Как правильно определить суд>


Выпуск #44, 2017-08-02

Добрый день, уважаемый читатель!

вторник, 1 августа 2017 г.

Проблемы конкуренции между различными видами подведомственности и подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам

Проблемы конкуренции между различными видами подведомственности и подсудности гражданских дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам*(1)

В статье анализируются проблемы конкуренции между различными видами подведомственности и подсудности, т.е. ситуации, когда рассматриваемое судом общей юрисдикции или арбитражным судом дело обнаруживает признаки, позволяющие относить его одновременно к различным разновидностям подведомственности и подсудности. Вырабатываются критерии, помогающие разграничивать пересекающиеся виды подведомственности и подсудности и тем самым верно определять орган судебной власти, компетентный для рассмотрения конкретного гражданского дела.

Проблемы определения компетенции различных органов судебной власти традиционно представляли и представляют интерес для научных изысканий. Происходящие в настоящий момент процессы реформирования судебной системы, сопровождающиеся увеличением количества судоустройственных законодательных актов, принятием законодательных положений переходного характера, и другие факторы только обостряют остающиеся нерешенными проблемы подведомственности и подсудности.
Достаточно сказать, что само употребление терминов "подведомственность" и "подсудность" сейчас должно сопровождаться известными оговорками. Как отмечал проф. В.В. Ярков, "слияние высших судов не решит вопросов подведомственности, которые в этом случае трансформируются в вопросы разграничения подсудности между судами в рамках единой судебной системы"*(2). Принимаемые нормативно-правовые акты периода объединения судов пока сохраняют прежнюю систему понятий*(3), на что уже указывалось в литературе*(4). Во избежание разночтений мы также оставляем за собой право употреблять их в прежнем значении.
В основе формулирования критериев подведомственности и подсудности гражданских дел и, соответственно, разграничения компетенции судов лежат два подхода, различающиеся степенью конкретизации нормативного предписания: 1) подход, основанный на формулировании общих критериев подведомственности и подсудности дел определенным судам; 2) прямое указание на категорию дела, подлежащего рассмотрению в определенном суде. Большинство норм о подведомственности и подсудности, содержащиеся в ГПК и АПК РФ, построены именно на перечислении категорий дел, рассматриваемых определенными судами общей юрисдикции и арбитражными судами (законодательные новеллы последних лет допускают даже прямое указание на орган судебной власти - Арбитражный суд Тверской области, Центральный районный суд г. Новосибирска и т.д.).
Однако подведомственность и подсудность - это структурированные процессуальные явления, которые, в свою очередь, разделяются на виды. Такие виды вступают во взаимную конкуренцию, следовательно, разграничение подведомственности и подсудности - это в том числе проблема разграничения видов подведомственности и подсудности. Этот вопрос не получил должного внимания в научной литературе, а в имеющихся работах он методологически освещается с других позиций.
Проблемы конкуренции между видами подведомственности и подсудности обнаруживают некую общность подходов в их решении, что связано, по всей вероятности, с функциональной близостью этих институтов цивилистического процесса*(5). В связи с этим их совместное рассмотрение в рамках одного исследования представляется продуктивным.

Конкуренция между различными видами подведомственности

Конкуренция между различными видами подведомственности достаточно многогранна. Она может повлечь коллизию подведомственности, т.е. ситуацию, при которой одно дело может подлежать рассмотрению различными органами или, наоборот, при которой юридическое дело не будет относиться к компетенции ни одного органа*(6). Коллизия расценивается как негативное для юрисдикционной деятельности явление, и с целью устранения подобных ситуаций законодатель вынужден принимать специальные коллизионные нормы (например, ч. 4 ст. 22 ГПК РФ) или предпринимать иные меры*(7). Конкуренция между видами подведомственности предполагает поиск путей для ее устранения на базе стабильных и научно обоснованных критериев.
Вопрос о разграничении видов подведомственности как проблема практического характера имеет значение лишь применительно к разграничению видов подведомственности, выделяемых в гражданском процессе, от видов, выделяемых в арбитражном процессе. Разграничение видов внутри систем гражданского и арбитражного процесса не имеет аналогичного практического значения (в отличие от разделения видов подсудности), поскольку, если дело в принципе отнесено к компетенции определенной системы судов, то вопрос о видах подведомственности отходит на второй план.
Таким образом, конкуренция предполагает сравнение видов подведомственности дел, отнесенных к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Сравнение видов подведомственности должно способствовать выработке алгоритма их разграничения.
В доктрине процессуального права выделяются различные виды подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Наиболее актуальным представляется сравнение общей и специальной подведомственности - соответствующие виды имеются в гражданском и в арбитражном процессе.
Дела, объединенные в АПК РФ термином "специальная подведомственность" (ст. 33 АПК РФ), могут вступать в конкуренцию с общей подведомственностью дел, отнесенных к ведению судов общей юрисдикции. Алгоритм закрепления в законе специальной подведомственности построен на том, что создается некое исключение из общего правила, служащее основанием для изменения подведомственности. Специальная подведомственность не ограничивается только сферой арбитражного процесса; некоторые дела, которые в силу общих критериев должны были быть отнесены к ведению арбитражных судов, передаются законодателем судам общей юрисдикции. Так, на основании ч. 3 ст. 26 ГПК РФ "Московский городской суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела, которые связаны с защитой исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети "Интернет", и по которым им приняты предварительные обеспечительные меры". Приведенный пример преодоления подведомственности дел арбитражным судам путем создания обратной специальной подведомственности в сфере гражданского процесса основан на усмотренческом законодательном решении.
Однако нормативные критерии не всегда позволяют эффективно преодолеть возникающую конкуренцию между видами подведомственности, вследствие чего существенно возрастает роль толкования соответствующих процессуальных положений.
Следующие примеры демонстрируют конкуренцию подведомственности гражданско-правового спора и дела о банкротстве.
Федеральная налоговая служба 07.10.2011 обратилась в суд с заявлением о привлечении И.В. Улаевой к субсидиарной ответственности и взыскании <...> руб. <...> коп., указав, что последняя, являясь директором ООО "Супер-Строй", при наличии образовавшейся задолженности по налогам и сборам в бюджет и внебюджетные фонды не исполнила обязанность по подаче заявления в арбитражный суд в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) и не обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). Бездействие руководителя ООО "Супер-Строй" привело к росту задолженности организации по обязательным платежам в бюджет, а также причинило государству убытки в размере <...> руб. <...> коп. (возмещение расходов и выплата вознаграждения арбитражному управляющему за проведение процедуры конкурсного производства как отсутствующего должника ООО "Супер-Строй").
Определением Лабинского городского суда Краснодарского края от 20.10.2011 в принятии заявления отказано со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24.11.2011 оно оставлено без изменения. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указала следующее.
Суд первой инстанции, отказывая в принятии заявления за неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, сослался на то, что в исковом заявлении ставится вопрос о нарушении руководителем ООО "Супер-Строй" И.В. Улаевой положений Закона о банкротстве, в связи с чем возник экономический спор, разрешение которого относится к подведомственности арбитражного суда.
Между тем в отношении ООО "Супер-Строй", признанного решением Арбитражного суда Краснодарского края от 06.11.2008 несостоятельным (банкротом), 17.03.2009 завершено конкурсное производство и в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации этого предприятия, что отражено в исковом заявлении. Поскольку производство по делу о банкротстве прекращено, в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации юридического лица, полномочия руководителя должника прекращены, то требования Федеральной налоговой службы, деятельность которой по своему характеру не является предпринимательской, о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам ООО "Супер-Строй", возмещении убытков в виде понесенных затрат на выплату вознаграждения арбитражному управляющему предъявляются к И.В. Улаевой как к физическому лицу.
Таким образом, в настоящем случае исковые требования о взыскании убытков были заявлены государственным органом к физическому лицу, в связи с чем у суда не имелось предусмотренных законом оснований к отказу в принятии заявления за его неподведомственностью (определение ВС РФ от 10.07.2012 N 18-КГ12-19).
В п. 10 Обзора судебной практики ВС РФ за IV квартал 2012 г. был включен следующий тезис: "Исковые требования физических лиц о признании недействительными торгов, заявленные к конкурсному управляющему, осуществлявшему их проведение в ходе рассмотрения дела о банкротстве, и победителю торгов (физическому лицу) после прекращения производства по делу о банкротстве и ликвидации организации подведомственны суду общей юрисдикции".
Разрешение конкуренции между общей и специальной подведомственностью в приведенных случаях произошло за счет констатации прекращения тех правоотношений, которые позволяли отнести спор к ведению арбитражного суда.
В следующем примере разрешение конкуренции подведомственности по спору о защите прав потребителей и по делу о банкротстве произошло за счет установления действительной направленности требований истца и определения характера правоотношения, из которого такие требования возникли.
С.А. Рейнер и С.И. Рейнер обратились в суд с иском к ООО "СтройИнвест-2010" о признании недействительными условий договора, возмещении убытков, взыскании неустойки, компенсации морального вреда. В обоснование иска указали, что 19.08.2010 между ООО "СтройИнвест-2010" (застройщик) и С.А. Рейнер был заключен договор на участие в долевом строительстве двухкомнатной квартиры. Свои обязательства по инвестированию строительства С.А. Рейнер исполнила в полном объеме. Однако застройщиком был нарушен срок передачи объекта долевого строительства, по акту приема-передачи квартира была передана с недостатками и имела площадь на 4,1 кв. м меньше площади, оплаченной по договору.
Определением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 17.02.2012 производство по делу в части требований С.А. Рейнер и С.И. Рейнера к ООО "СтройИнвест-2010" о признании недействительными условий договора, возмещении убытков и взыскании неустойки прекращено в связи с неподведомственностью требований в данной части суду общей юрисдикции. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 18.04.2012 определение Ленинградского районного суда г. Калининграда 17.02.2012 оставлено без изменения. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, пересматривая дело в кассационном порядке, пришла к выводу, что в данном деле судами первой и апелляционной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые выразились в следующем.
Из содержания искового заявления С.А. Рейнер и С.И. Рейнера, материалов дела усматривается, что свои требования о признании недействительными условий договора долевого участия, возмещении убытков, взыскании неустойки и компенсации морального вреда они обосновывали положениями Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", указывая на то, что действиями застройщика по несвоевременной передаче квартиры, а также передаче квартиры с недостатками нарушены их права как потребителей, причинены убытки и моральный вред. Таким образом, истцами были заявлены взаимосвязанные между собой исковые требования, касающиеся нарушения их прав как потребителей, в числе которых были требования о взыскании компенсации морального вреда (разрешенные по существу Ленинградским районным судом г. Калининграда 26.03.2012), поэтому спор в силу приведенных выше норм ГПК РФ и разъяснений Пленума ВС РФ подлежал рассмотрению судом общей юрисдикции.
Прекращая производство по делу в части требований истцов о признании недействительными условий договора, возмещении убытков и взыскании неустойки, суд в результате неправильного толкования п. 1 ст. 201.4 Закона о банкротстве пришел к выводу, что эти требования подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве застройщика. Между тем из материалов дела следует, что квартира, являющаяся объектом долевого строительства, передана застройщиком ООО "СтройИнвест-2010" С.А. Рейнер по акту приема-передачи и истец зарегистрировала на нее право собственности в Управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Калининградской области. Требования о взыскании убытков и неустойки в данном случае заявлены истцами за нарушение ООО "СтройИнвест-2010" срока передачи объекта долевого строительства. Следовательно, поскольку жилое помещение уже было передано истцу, а требования, заявленные истцами к ответчику, не относятся к перечисленным в п. 1 ст. 201.4 Закона о банкротстве, они не подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве застройщика (определение ВС РФ от 26.03.2013 N 71-КГ12-5).
Ошибка в определении подведомственности спора в приведенном примере была связана с неправильной квалификацией требований истцов, с неверным пониманием направленности таких требований.
Иллюстрацией конкуренции подведомственности трудового спора и корпоративного спора может служить следующий пример.
ООО "Монтажспецстрой-М" обратилось в суд с иском к С.С. Багдасаряну о взыскании материального ущерба в сумме <...> руб., указав в обоснование требования на то, что с 01.09.2010 по 25.07.2011 включительно С.С. Багдасарян работал в ООО "Монтажспецстрой-М" в должности <...>. Определением Конаковского городского суда от 11.03.2012, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 03.05.2012, производство по этому иску прекращено в связи с неподведомственностью данного спора суду общей юрисдикции.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, удовлетворяя кассационную жалобу и отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, указала следующее. При вынесении определения о прекращении производства по делу суд пришел к выводу о том, что этот спор подведомствен арбитражному суду, поскольку причинение убытков ООО "Монтажспецстрой-М" С.С. Багдасаряном, являвшимся его <...>, имело место при осуществлении ответчиком управления обществом, в связи с чем спор является экономическим, не затрагивает права и интересы С.С. Багдасаряна как физического лица и не вытекает из трудовых правоотношений. В рассматриваемом случае стороной в споре является физическое лицо - бывший <...> ООО "Монтажспецстрой-М" С.С. Багдасарян. С учетом правил общей подведомственности спор не может быть отнесен к ведению арбитражного суда ввиду несоблюдения критерия субъектного состава - в нем участвует физическое лицо, не имеющее статуса индивидуального предпринимателя. Отношения между генеральным директором общества и самим обществом вытекают из трудового договора (глава 43 ТК РФ). Следовательно, дело по иску организации к генеральному директору общества (в том числе бывшему) о возмещении им убытков, причиненных обществу при исполнении своих обязанностей, возникает из трудовых отношений и как дело по трудовому спору подведомственно суду общей юрисдикции на основании п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ (определение ВС РФ от 29.03.2013 N 35-КГ13-2).
Невзирая на то, что споры, связанные с ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, отнесены к подведомственности арбитражных судов (п. 4 ст. 225.1 АПК РФ), Судебная коллегия пришла к выводу об отнесении этого дела к подведомственности суда общей юрисдикции. Произошло это главным образом в результате квалификации возникших правоотношений не как корпоративных, а как трудовых.
Конкуренция между видами подсудности обнаруживает сходную проблематику, и, соответственно, ее устранение может быть осуществлено на основе общих критериев, предлагаемых нами в дальнейшем.
Наряду с закреплением общих правил территориальной подсудности (предъявление иска по местонахождению или местожительству ответчика - ст. 28 ГПК РФ, ст. 35 АПК РФ) и с определением суда общей юрисдикции или арбитражного суда, уполномоченного на рассмотрение всех дел, отнесенных к компетенции соответствующей системы судов (т.е. определением общих правил родовой подсудности), процессуальное законодательство моделирует различные виды (подвиды) как родовой, так и территориальной подсудности. Они фактически являются исключениями из общих правил территориальной и родовой подсудности. Ранее такие исключения трактовались как специальные основания подсудности*(8), "изъятия из общего начала подсудности", "особенная подсудность"*(9) и др. В настоящий момент можно констатировать не только увеличение числа дел, относимых к компетенции судов по принципу исключения, но и изъятие таких исключений из процессуальных актов с переносом их в акты судоустройственного характера. Например, компетенция ВС РФ определена теперь не ГПК РФ, а ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации".
Объективная сложность регулирования отношений подсудности применительно к значительному массиву самых разнообразных гражданских дел порождает их конкуренцию - сходную по своей природе с рассмотренной выше конкуренцией подведомственности. Проблемы разрешения конкуренции подсудностей анализировались как в трудах дореволюционных ученых*(10), так и в работах советского и современного периода*(11).
Рассмотрим наиболее распространенные ситуации конкуренции между видами подсудности, чтобы впоследствии сформулировать общие критерии их разрешения. Возможна конкуренция подсудностей категорий дел, принадлежащих к различным видам подсудности, а также конкуренция категорий дел, охватываемых одним видом подсудности.

Конкуренция между различными видами подсудности

Конкуренция родовой подсудности дел, отнесенных к компетенции мирового судьи и районного (городского) суда. Известно правило, согласно которому при объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявления встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, последний выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд (ч. 3 ст. 23 ГПК РФ). Отсутствие подобной нормы породило бы возможность предъявления практически любых требований к мировому судье, чтобы за счет их последующей корректировки избежать "федеральной подсудности"*(12). Характерно, что симметричной нормы, обязывающей районный (городской) суд передавать дело по подсудности мировому судье в случае изменения требований, не существует; вероятно, ее существование позволило бы сторонам путем изменения требований препятствовать рассмотрению дела.
Конкуренция альтернативной и исключительной подсудности. Так, в п. 5 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденного Президиумом ВС РФ 04.12.2013, приводился следующий пример.
Определением Центрального районного суда г. Калининграда отказано в удовлетворении заявления ООО "Балт-Олива" о передаче дела по иску С. о государственной регистрации договора об инвестиционной деятельности между ООО "Балт-Олива" и С., ранее признанного решением суда договором участия в долевом строительстве многоквартирного дома, по правилам исключительной подсудности в Ленинградский районный суд г. Калининграда (по местонахождению многоквартирного дома).
Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда отменила определение районного суда и передала это гражданское дело по подсудности на рассмотрение в Ленинградский районный суд г. Калининграда. Судебная коллегия указала, что заявленные С. исковые требования обусловлены отказом ответчика произвести в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" регистрацию договора, признанного судом договором участия в долевом строительстве многоквартирного дома. Принимая во внимание предмет и основания заявленного иска, требования которого сводятся к вынесению судом решения о государственной регистрации сделки с недвижимостью, можно утверждать, что к этим правоотношениям применимы положения ч. 1 ст. 30 ГПК РФ, устанавливающей исключительную подсудность. Вывод суда о том, что в данном случае действуют специальные нормы об альтернативной подсудности (ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" и ч. 7 ст. 29 ГПК РФ), является необоснованным, не соответствующим характеру спорных правоотношений.
Ранее ВС РФ предлагал в подобных случаях руководствоваться правилами альтернативной подсудности, что потребовало отзыва первоначально сформулированной рекомендации*(13).
Конкуренция исключительной подсудности и подсудности по связи дел. В силу правил исключительной подсудности иски о правах на недвижимое имущество предъявляются в суд по местонахождению объекта недвижимости, однако подача встречного иска, отвечающего критериям исключительной подсудности, не отменяет правила, согласно которому встречный иск всегда предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 2 ст. 31 ГПК РФ). Такой подход является следствием зависимости встречного иска от иска первоначального*(14). В этом положении усматривается определенный потенциал для злоупотреблений в виде искусственного изменения подсудности.
Конкуренция договорной и альтернативной подсудности. Иллюстрацией подобной конкуренции может служить следующий пример. В абз. 2 п. 26 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" установлено, что судья не вправе возвратить исковое заявление потребителя со ссылкой на нарушение правил договорной подсудности в том случае, когда истец оспаривает условие договора о территориальной подсудности спора. Это решение направлено на защиту прав потребителей от навязывания им условий договорной подсудности в типовых формах (бланках) договоров, влиять на содержание которых потребитель не может.
Представляется, что судебная практика обнаруживала и обнаруживает конкуренцию подсудностей и других видов между собой.

Конкуренция подсудности категорий дел внутри одного вида

Конкуренция правил исключительной подсудности. Весьма интересным представляется следующий пример конкуренции исключительных подсудностей, установленных для корпоративных споров и споров о правах на недвижимое имущество.
ООО "Стеди", считающее себя участником ООО "Финансовая инвестиционная компания "Агро", а также компания "Агро" в лице С.Е. Мельниковой, полагающей, что именно она является надлежащим руководителем компании, 07.04.2009 обратились в Арбитражный суд Вологодской области с иском к ОАО коммерческому банку развития газовой промышленности Севера "Севергазбанк" о признании недействительным договора об ипотеке от 02.06.2008, заключенного между компанией "Агро" и банком "Севергазбанк". В этом иске они также просили суд обязать территориальное управление федерального органа власти в области государственной регистрации снять обременение в виде ипотеки с заложенного недвижимого имущества. Исковые требования мотивированы тем, что спорная сделка заключена с нарушением установленного ст. 45 и 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" порядка совершения сделок с заинтересованностью и крупных сделок.
Определением Арбитражного суда Вологодской области от 02.12.2009 дело передано по подсудности в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спор подлежит рассмотрению по местонахождению заложенного недвижимого имущества, поскольку в случае удовлетворения заявленных требований и принудительного исполнения решения возникнет необходимость государственной регистрации прекращения обременения недвижимости. Постановлениями вышестоящих судебных инстанций это определение было оставлено без изменения.
Президиум ВАС РФ, оставляя без изменения состоявшиеся по делу судебные акты, в постановлении от 07.09.2010 N 6470/10 по делу N А13-3405/2009 отметил, что по настоящему делу истцы заявили не только требование о признании договора об ипотеке недействительным, но и требование о погашении регистрационной записи об ипотеке, которое фактически направлено на оспаривание зарегистрированного обременения. Судебное решение, в резолютивной части которого указано на результат рассмотрения вопроса о наличии или отсутствии обременения недвижимого имущества, является основанием для внесения записи в государственный реестр прав. Поскольку, предъявляя к банку как к залогодержателю два названных требования, общество "Стеди" и компания "Агро" преследовали единую цель - признать зарегистрированное обременение отсутствующим, рассматриваемый спор фактически представляет собой спор о правах на недвижимое имущество.
Как писал Е.В. Васьковский, "при стечении нескольких оснований исключительной подсудности выбор между ними принадлежит истцу"*(15). Законодательство того времени содержало норму, в соответствии с которой "иск, относящийся... к имениям, находящимся в разных округах, предъявляется, по усмотрению истца, одному из судов, коим дело может быть подсудно" (ст. 218 УГС 1864 г.). Сейчас похожего положения нет, и оно восполняется разъяснениями высших судебных инстанций. Так, в постановлении Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" обсуждается ситуация, при которой в состав наследства входят несколько объектов недвижимости и возникает спор, подлежащий рассмотрению по правилам исключительной подсудности. ВС РФ посчитал, что при возникновении спора о правах на наследственное имущество, в состав которого входят несколько объектов недвижимости, находящихся на территории юрисдикции различных районных судов, а также о разделе такого имущества иск в отношении всех этих объектов может быть предъявлен по месту открытия наследства. В случае если по месту открытия наследства объекты недвижимости не находятся, иск подается по местонахождению любого из них (абз. 2 п. 3). Таким образом, истец может выбирать одну из нескольких исключительных подсудностей, т.е. перед нами не что иное, как подсудность по выбору истца. Заметим, что альтернативная подсудность в классическом понимании трактуется не как произвольный выбор истца, а как выбор одного из нескольких заранее определенных законом судов.
Конкуренция правил договорной подсудности. Так, нередко, установив договорную подсудность, стороны определяют ее по модели альтернативной подсудности: "по спорам, вытекающим из настоящего договора, стороны вправе обратиться в суд А или в суд Б". В этом случае возникает вопрос о заключенности подобного соглашения.
В законодательстве имеются примеры, когда в рамках договорной подсудности требуется установить один из заранее определенных законом судов. Так, на основании ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" "при изменении территориальной подсудности в индивидуальных условиях договора потребительского кредита (займа) стороны обязаны определить суд, к подсудности которого будет отнесен спор по иску кредитора, в пределах субъекта Российской Федерации по месту нахождения заемщика, указанному им в договоре потребительского кредита (займа), или по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор)".

Взаимная конкуренция разновидностей подведомственности и подсудности

Подведомственность и подсудность, будучи однопорядковыми явлениями, характеризующими компетенцию различных органов судебной власти, могут обнаруживать даже взаимную конкуренцию на уровне своих разновидностей.
Так, в п. 9 Обзора судебной практики ВС РФ за III квартал 2013 г., утвержденного Президиумом ВС РФ 05.02.2014, приводится интересный случай, который может быть расценен одновременно как конкуренция подсудности и подведомственности, при которой встречное исковое требование позиционируется как неподведомственное суду.
Банк обратился в суд с иском к обществу (основному должнику), физическим лицам и юридическому лицу (поручителям) о взыскании задолженности по кредитному договору, указав в обоснование заявленных требований, что с обществом был заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии (далее - кредитный договор). В качестве обеспечения возврата кредита и уплаты процентов за пользование им ответчик предоставил поручительство указанных лиц, с которыми были заключены договоры поручительства. Впоследствии возникла задолженность по кредиту, процентам и неустойкам по договору, которая подлежит взысканию с ответчиков солидарно.
Общество исковые требования признало частично, обратилось к банку с встречными исковыми требованиями о признании недействительными нескольких пунктов кредитного договора, предусматривающих внесение платы за открытие кредитной линии, и взыскании денежных средств, выплаченных за открытие кредитной линии. Решением суда исковые требования банка удовлетворены частично: с ответчиков в пользу банка взыскана солидарно задолженность по кредитному договору и расходы по оплате государственной пошлины. В удовлетворении остальной части требований отказано.
Встречные исковые требования общества удовлетворены, признаны недействительными пункты кредитного договора, заключенного между банком и обществом. С банка в пользу общества взысканы расходы по оплате государственной пошлины.
Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска общества и прекращая производство в части встречных исковых требований общества к банку о признании недействительными пунктов кредитного договора, суд апелляционной инстанции указал, что рассмотрение встречного иска, предъявленного юридическим лицом к юридическому лицу, возможно отдельно от первоначального иска банка, предъявленного как к юридическим, так и к физическим лицам, и с ним не связано, так как оспариваемые во встречном иске правоотношения не затрагивают права физических лиц - ответчиков по первоначальному иску.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ по кассационной жалобе общества отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку при рассмотрении его судом апелляционной инстанции было допущено существенное нарушение норм процессуального права. По мнению коллегии, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что солидарный характер ответственности должника (юридического лица) и поручителей (физических лиц) в рамках исполнения обязательств по кредитному договору, объем которых оспаривается заявленным встречным иском, с учетом предъявления требования кредитором ко всем указанным солидарным должникам одновременно не позволяет суду принимать решение о разъединении заявленных исковых требований и встречных исковых требований исходя из субъектного состава спора, и, следовательно, возникший спор подведомствен суду общей юрисдикции в силу требований ч. 4 ст. 22 ГПК РФ.
Конкуренция различных видов подведомственности и подсудности требует моделирования правил для ее разрешения. Уже отмечавшаяся общность институтов подведомственности и подсудности как проявлений компетенции суда не препятствует выработке единых критериев, направленных на утверждение приоритета подведомственности и подсудности одного вида за счет отрицания другого вида.
Такого рода критерии могут иметь объективный и субъективный характер, поскольку сама процедура определения подведомственности и подсудности характеризуется сочетанием объективных и субъективных моментов. С одной стороны, компетенция суда объективно задана в нормах процессуального закона. С другой - определение предмета требования, по которому суд и делает вывод о своей компетенции, составляет сферу усмотрения истца.

Объективные критерии разрешения конкуренции

Объективные критерии обусловливаются сложившимся состоянием правоотношений, которое дано нам в обстоятельствах дела и нормах права, подлежащих применению к спорным правоотношениям.
Критерий наличия (существования) спорного материального правоотношения, влияющего на отнесение спора к компетенции определенного суда. В ряде приведенных примеров суды ошибочно исходили из существования некоего правоотношения, которое в действительности отсутствовало. Соответственно, решение проблемы конкуренции видов возможно за счет четкого позиционирования временных и логических границ конкретного правоотношения. Не исключено, что прекращение спорного материального правоотношения произойдет уже в момент возбуждения производства, в связи с чем суд должен будет определить существование прав и обязанностей, обусловленных прекратившим свое существование правоотношением.
Критерий характера спорного материального правоотношения (характера спора). Характер правоотношения предопределен обстоятельствами дела и их правовой квалификацией. Определение вида подведомственности и подсудности - это проблема, производная от проблемы верной квалификации спорных материальных правоотношений, которая носит материально-правовой характер. Приведенные примеры свидетельствовали о сложности разграничения отношений трудовых и корпоративных, корпоративных и вещных, отношений банкротства и обязательственных правоотношений и т.д.
Критерий общности принципов определения компетенции судов. Близость институтов подведомственности и подсудности, о которой уже неоднократно говорилось, позволяет предположить некую общность принципов определения такой компетенции. Полагаем, что общность этих принципов на конкретном этапе может означать их взаимопроникновение, при котором нормы, относящиеся к одной разновидности компетенции, могут будут использованы как правило, алгоритм, основа для разрешения конкуренции другой компетенции или компетенций. Так, в приводимых примерах столкновение нескольких исключительных подсудностей было преодолено за счет правил альтернативной подсудности.

Субъективные критерии разрешения конкуренции

Критерии этого вида относятся к действиям лица, обращающегося в суд.
Критерий содержания заявленных требований. Характер спорного материального правоотношения - это объективный критерий в том смысле, что к моменту обращения в суд правоотношения сторон уже сформировались и обнаружили свою спорность. Однако их выражение в заявленных требованиях может быть совершенно различным. Истец при определенных условиях может варьировать предмет и основание заявленных требований тем или иным образом, расставляя важные для себя акценты. Не случайно аргументация приведенных выше судебных постановлений сводилась к тому, что в действительности требования истца были направлены на предмет иной, чем посчитали суды нижестоящих инстанций.
Разумеется, свобода выбора истца в формулировании содержания требований является ограниченной - далеко не каждое дело позволяет лицу осуществлять подобный выбор. В противном случае расхождение подлинного содержания правоотношений с требованиями, которые их оформляют, не принесет истцу удовлетворения заявленных притязаний.
Критерий времени предъявления требований. Определяющим для выбора подведомственности или подсудности может выступать требование, заявленное раньше. Так, в приведенных примерах встречные исковые требования, относящиеся к исключительной подсудности и к подведомственности арбитражного суда, все равно оказывались поглощены подсудностью по связи дел.
Критерий недопустимости произвольного изменения и манипуляции компетенцией суда. По этому критерию приоритет будет отдан тому виду подведомственности и подсудности, который будет исключать и минимизировать возможности такой манипуляции. Так, нелогичной представлялась бы ситуация, при которой истец по корпоративному спору имел бы неограниченную возможность за счет редакционного, словесного уточнения требований (например, из трудовых в корпоративные и наоборот) добиваться их прекращения производством в соответствующем суде.
Критерий наличия либо отсутствия спора о компетенции. Приоритет того или иного вида подведомственности и подсудности может устанавливаться за счет отрицания компетенции суда того вида, который оспаривается. Так, в приведенном выше примере оспаривание потребителем условия о договорной подсудности позволяет ему воспользоваться правилом подсудности альтернативной.

*(1) Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и правительства Самарской области в рамках научного проекта N 13-13-63001 "Совершенствование правового механизма комплексной охраны собственности от правонарушений, совершаемых путем злоупотребления доверием, использования служебного положения и обмана".
*(2) Ярков В.В. Объединение высших судов: ожидания и последствия // Закон. 2014. N 3. С. 101.
*(3) Так, Федеральный закон от 04.06.2014 N 143-ФЗ носит название "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с изменением подведомственности некоторых категорий дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами", Федеральный закон от 28.06.2014 N 186-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" использует термин "подведомственность" и пр.
*(4) См.: Султанов А.Р. Жажда справедливости: борьба за суд. М., 2014. С. 20.
*(5) Как писал проф. Ю.К. Осипов, "подсудность и подведомственность - однопорядковые явления. Подсудность - это подведомственность дел в применении к судебным органам" (Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса / под ред. проф. В.В. Яркова. 2004. N 3. С. 817).
*(6) См.: Гражданский процесс: учеб. /отв. ред. В.В. Ярков. 9-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 153.
*(7) См.: Осипов Ю.К. Разрешение споров о подведомственности // Краткая антология уральской процессуальной мысли: 55 лет кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии /под ред. В.В. Яркова. Екатеринбург, 2004. С. 399-407.
*(8) См.: Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства / под ред. и с предисл. Ю.А. Поповой. Краснодар, 2004. С. 75.
*(9) Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Т. 1. Вып. 2. Субъекты процессуальных отношений. Варшава, 1892. С. 240, 248.
*(10) См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / с предисл. и под ред. проф. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 154-156.
*(11) См., напр.: Жуйков В.М. Проблемы гражданского процессуального права. М., 2001; Ерохина Т.П. Некоторые проблемы подсудности в гражданском судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004; Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: монография. М., 2010; и др.
*(12) Указание на подобную возможность встречалось в литературе. См.: Жуйков В.М. Указ. соч. С. 93; Рожкова М.А., Елисеев Н.Г., Скворцов О.Ю. Договорное право: соглашения о подсудности, международной подсудности, примирительной процедуре, арбитражное (третейское) и мировое соглашения / под общ. ред. М.А. Рожковой. М., 2008. Из недавних работ, специально посвященных проблемам манипуляции подведомственностью и подсудностью, см.: Султанов А.Р. Указ. соч.
*(13) См.: Обзор судебной практики ВС РФ за III квартал 2013 г., утв. Президиумом ВС РФ 05.02.2014 // Бюллетень ВС РФ. 2014. N 5. С. 47.
*(14) Аналогичным образом решался этот вопрос в дореволюционный период. См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. Краснодар, 2005. С. 131.
*(15) Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 155.

Комментариев нет:

Отправить комментарий


В избранное