Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-01-12 11:00


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-01-12 11:00

За четыре года в Азербайджане открыто 640 тыс. новых рабочих мест - президент Ильхам Алиев
2008-01-12 10:45 agency@trendaz.com (Trend)

За последние четыре года в Азербайджане открыто 640 тыс. новых рабочих мест, сказал президент Ильхам Алиев в пятницу на совещании Кабинета министров, посвященном итогам социально-экономического развития государства в 2007 году и планам на 2008 год. По его словам, из этого числа 460 тыс. рабочих мест являются постоянными. В 2007 году открыто 145 тыс. новых рабочих мест, из которых 105 тыс. постоянные. «За последние четыре года в стране построено 1200 новых школ», - сказал президент Ильхам Алиев. Сейчас на 1000 учеников приходится 29 компьютеров против 1 компьютера на аналогичное число учащихся три-четыре года назад. По словам Ильхама Алиева, 2007 год был важен с точки зрения реализации нефтегазовых проектов. Началась транспортировка природного газа по Южнокавказскому газопроводу (SCP), увеличилась добыча углеводородов на месторождении «Шах Дениз» и на собственных месторождения Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР). «Газ поставляется в новые поселки, регионы. Процесс будет продолжен в 2008 году. В первую очередь Азербайджан должен удовлетворить собственные потребности [в газе]», - сказал президент.

Лучшее средство пропаганды демократии – это собственный пример, а не интервенции или официальные «порицания» - руководитель Исполнительного Аппарата Президента Азербайджана
2008-01-12 10:48 agency@trendaz.com (Trend)

Рамиз Мехтиев, Руководитель Исполнительного Аппарата Президента Азербайджанской Республики, академик Национальной Академии Наук Азербайджана Совершенствуя демократическую систему: от стабильности к модернизации «Идея предстает не случайным порождением человеческого разумения, а выступает естественной предпосылкой современного состояния человеческого общества». (Алексис де Токвилль, 1805-1859 гг. Французский социолог, историк, политический деятель)   На протяжении последних лет основной ориентир общественно-политического развития государства нацелен исключительно на формирование устойчивой системы демократических институтов и традиций. Демократизация как таковая является определяющим фактором стратегии национального развития и представляет собой важный компонент сосуществования в рамках единого социума. В условиях «третьей демократической волны» всевозможные дискуссии вокруг народовластия становятся еще более актуальными и принципиальными, так как, с одной стороны, они определяют возможность суверенного развития национального государства, с другой, - создают плацдарм «маякам свободы» для экспорта собственного видения тех или иных демократических концептов в страны «поставторитарного перехода». Нередко подобный экспорт происходит путем замещения тех или иных национальных особенностей или без учета реальных возможностей построения демократии в том или ином уголке земного шара, то есть без осмысления действительных итогов институциональных, поведенческих и социально-психологических изменений – основных показателей готовности общества к переходу к демократии. Порой этот подход вызывает к жизни амортизационные эффекты глобального характера, что в конечном счете приводит к появлению таких теорий глобального хаоса, как «столкновение цивилизаций». Демократия как таковая все чаще выступает фактором новой геополитической, а точнее и вернее было бы сказать, геоэкономической экспансии. Однако, прежде чем начинать любые дискуссии, следует определиться с самим пониманием «демократия», ведь нередко звучат нотки прошлого, которые хорошо знакомы нашему поколению. Мы часто говорим о демократии, все реже задумываясь о реальной ее сути, хотя основа для таких дискуссий весьма твердая и имеет право на жизнь. Наша главная политико-идеологическая задача - развитие страны как свободного и демократического государства. Но необходимо понять, что в Азербайджане идут объективно непростые процессы, которые все больше становятся предметом дискуссий со стороны тех или иных лиц и организаций. Чаще всего эти дискуссии ведутся вокруг демократии, свободы слова и печати, а в целом концепта «свобода». Нередко нас обвиняют в том, что свобода нам якобы непривычна, и будто бы мы постоянно нуждаемся во внешнем присмотре. Однако следует проводить грань между демократической трансформацией и геополитическим веянием Запада. Ведь нередко, рассматривая демократию исключительно как форму представительства и народовластия, мы не принимаем в расчет идеи и задачи ее проводников. Демократия уже давно перестала быть исключительно формой представительства большинства, ибо нередко мы становимся свидетелями того, как исключительное меньшинство диктует правила и эта позиция удостаивается поддержки. Нередко мы становимся свидетелями того, что посредством демократии реализуются основные внешнеполитические задачи и формируется повестка дня в том или ином регионе мира. Эти факторы уже не вызывают удивления, когда в обществах, которым исторически были чужды демократические традиции и институты, внезапно формируются новые поведенческие нормы без учета факторов национально-исторического, культурного и социально-политического своеобразия и смены общественного сознания. Даже в условиях, когда прогресс приобретает инновационный характер, то есть когда идеи, технологии, знания меняются быстрее, чем одно поколение приходит на смену другому, такие резкие «политические телодвижения» вызывают смещение центра тяжести общественного сознания в плоскость радикальных отторжений. В итоге в XXI веке демократия превращается в опасное геополитическое оружие, способное в кратчайшие сроки вызвать не только изменение режима, но и способствовать эскалации напряжения, свидетелями коих мы являемся в Ираке, Афганистане, Косово и т.д.   Некоторые проводники демократии, видно, редко задумываются об исторической практике. Хотя известный немецкий экономист XIX века Фридрих фон Лист отмечал, что при столкновении более развитого, индустриального общества с менее развитым обществом, прединдустриальным или недостаточно индустриальным, происходит следующее. В соответствии с позицией либеральной экономики, если взять страну с развитой экономикой и интегрировать её со страной с неразвитой экономикой, то уровень развития и модернизации распределится приблизительно поровну. С точки зрения экономической школы Фридриха фон Листа, что подтверждает история, произойдёт ещё большее развитие сектора, который находился в более развитом состоянии и еще большее обнищание, деградация «отстающей» экономической системы. Иными словами, прямой контакт более модернизированной системы хозяйства с менее модернизированной не приводит к их уравниванию по принципу сообщающихся сосудов, а к тому, что более модернизированная, более богатая часть становится ещё более богатой, а менее развитая - ещё беднее. Поскольку в этой бедной зоне происходит диспропорциональное развитие экономического сектора, она становится сырьевым придатком и, по сути, происходит колонизация. Применительно к ситуации постмодерна и глобализации этот принцип повторяется, но сегодня мы находимся в другой ситуации. Существует западная ультралиберальная экономика, развитая на уровне постмодерна, которая обращается со своей методологией к другим странам, предлагая развить и постмодернизировать эти страны. Эта «новая экономика» презентует себя в качестве цели и в качестве определенного инструмента для экономического рывка, для перехода стран из индустриального состояния в постиндустриальное. И здесь возникает ситуация, абсолютно симметричная той модели, которая существовала в XIX веке и была проанализирована Фридрихом фон Листом. Но если вчера в качестве объекта колонизации выступали страны с экономикой преимущественно домодернистской, то сегодня сами индустриально развитые страны становятся по сути дела ничем иным, как объектом эксплуатации этих постмодернистских систем. Туда переносятся производства (как в зону Тихоокеанского содружества), эксплуатируются не только ресурсы, но и человеческий труд и, таким образом, возникает то же самое явление колонизации, но только в новой, скрытой, форме. 4 января 2008 года в газете The Guardian (Великобритания) была опубликована статья известного политического обозревателя лондонской The Times Саймона Дженкинса, в которой он, вопреки существующей точке зрения на демократию, дает свое отношение к сути современной демократии. Он пишет: «Похоже, сегодня демократия находится не в лучшем здравии… Демократия всегда была несовершенной. С того момента, как понятие «самоуправление» утратило неразрывную связь с приставной «само» - то есть  переросло рамки афинской агоры… - оно постоянно адаптировалось к разным странам и народам. Демократические институты больше зависят от истории, культуры и географии конкретных стран, чем от идей Мэдисона, Милля и де Токвилля… При всей трагичности событий, происходивших за последнюю неделю в Пакистане и Кении, со стороны Запада было бы верхом самонадеянности требовать, чтобы весь мир следовал тем же путем к народоуправлению, который он сам прошел за долгие кровавые столетия. Возможно, мы и считаем либеральную демократию единственно «истинной верой», но вряд ли это мнение сегодня разделяет большинство россиян или китайцев. Подобно гражданам многих других стран, они ставят на первое место безопасность и благосостояние. Мы не настолько безгрешны, чтобы учить других, какой государственный строй для них больше всего подходит – особенно если речь идет о странах, чью политическую атмосферу сам Запад загрязнил финансовой помощью, долгами, торговыми ограничениями и пограничными конфликтами. Возможно, сегодня и кажется, что демократия в Пакистане и Кении страдает недугом насилия, но ведь и на Западе она ограничивается коррупцией при составлении партийных списков, эксцентричными результатами «праймериз» и наличием коллегий выборщиков. Сегодня граждане Британии и США резко критикуют собственные Конституции за несоответствие демократическим идеалам, особенно в плане подотчетности правительства и сдержек, ограничивающих свободу действия исполнительной власти. А исход выборов 2000 года в Америке вообще определило не голосование избирателей, а решение органа, состоящего из назначенцев олигархии (результаты выборов утвердил Верховный суд). Наконец, американцам вряд ли понравилось, если бы в отеле «Майями Хилтон» обосновались наблюдатели из Украины, Индии и Таиланда, приехавшие надзирать за ходом голосования. Лично я считаю, что демократия – наилучший путь к стабильности и процветанию общества, и надеюсь, что другие разделят мое мнение о ее преимуществах… Однако лучшее средство пропаганды демократии – это собственный пример, а не интервенции или официальные «порицания». «Белые воротнички» Британии не настолько чисты, чтобы ее лидеры читали всему миру нотации тоном, от которого разит неоколониализмом. Возможно, изъяны демократии в других странах и представляются «бревном в глазу» по сравнению с нашей «соринкой», но разбираться с этим бревном – их собственное, а отнюдь не наше, дело. Пакистан занимает шестое место в мире по численности населения. Хрупкость «полудемократии» в этой стране обусловлена потрясениями недавнего прошлого и отчаянной нищетой. Существует сотня способов помочь ей пройти по ухабистой тропке, ведущей от диктатуры к демократии, которую Британии посчастливилось преодолеть «прогулочным шагом» за два столетия. Но в конечном счете Пакистан и Кения станут только сильнее, если пройдут этот путь самостоятельно. И меньше всего они нуждаются в телефонных выволочках постимперской «няньки». Я сознательно так пространно привел основные положения статьи указанного автора, ибо его заключения полностью отражают ту обстановку, которая создается Западом в странах «новой демократии» под прикрытием демократической терминологии.        Естественно, в условиях глобальной интеграции, когда не только финансы могут легко и быстро перемещаться, а взаимоотношения между людьми формируются под воздействием информационно-коммуникационных технологий, но и чувства передаются электронными формами (смайликами) невозможно говорить об автаркии в прежнем понимании. С другой стороны, ныне национальное государство, к тому же если оно ограничено законами географического детерминизма и представляет собой  геостратегически важный участок, все больше подвергается давлению извне с целью следования именно той модели демократии и гражданского общества, которая должна, по мнению импортеров, сформировать лучшее правление народа. В современном мире мы все чаще становимся свидетелями геодемократических трансформаций, когда с целью построить новое пространство демократических институтов и традиций в корне перекраиваются государственнические начала в той или иной стране. Национальный демократический транзит стал производной от глобальных пертурбаций на мировой политической карте, когда произошел развал СССР. Однако внутренние катаклизмы в Азербайджане, вызванные негодным правлением группы романтиков, отодвинули дискуссии о демократии на несколько лет, ибо политической элите, пришедшей к власти в 1993 году, следовало сформировать стабильную внутреннюю структуру общества, предотвратить регресс национальной экономики и обеспечить соответствующий внешний фон деятельности государства. Как известно, без стабильности какие-либо разговоры о демократии и гражданском обществе не состоятельны. Без стабильности и понимания гражданами аристотелевской истины о том, что «государство создано для того, чтобы граждане жили счастливо» сложно формировать общественное сознание, ориентированное на равноправие и транспарентность. Наконец, без стабильной политической структуры невозможно представить себе устойчивую экономическую систему, которая выступает определяющим фактором национального демократического транзита, ибо, как отмечает Президент Ильхам Алиев: «Экономический рост и демократизация общества - основные элементы нашей политики, которые невозможны один без другого. Можно быть экономически сильным, но если нет демократии, нет прозрачности, если права человека не защищаются, то успеха не жди» ( Из выступления Президента Ильхама Алиева на заседании весенней сессии ПАСЕ . 29 апреля 2004 г.). Несколько отвлекшись от обсуждаемой темы, все же стоит с сожалением констатировать, что дискуссии о национальном демократическом транзите нечасто становятся фактором обществоведческих обсуждений в стране. Такая индифферентность к настоящему и будущему стратегии национального развития не поддается объяснению. В условиях же, когда с научных позиций не определено соответствующее место и приемлемая для азербайджанских реалий модель демократического развития, то политическому истэблишменту приходится часто решать как теоретические, так и практические задачи. Хотя пространство для дискуссий весьма широкое, и оно требует исключительно активного включения в диспут национальных интеллектуалов. Вопрос этот неоднократно поднимался главой государства, который считает необходимым широкое использование научного потенциала страны для решения этих теоретических проблем. Основная задача, которая стояла перед азербайджанской политической элитой в последние годы, заключалась в формировании нового политического пространства страны, где каждый понимает свои обязанности и права, где индивид осознает истину, провозглашенную некогда Ж.-Ж. Руссо, о том, что права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого. Иными словами, как выразился один политик, «границы удара моего кулака заканчиваются там, где начинается щека другого». Новое политическое пространство Азербайджана сформируется со временем, ибо подобный процесс не санкционируется «верхами» и не реализуется «по заказу». Оно будет в перспективе отождествлять возможность взаимодействия власти и оппозиции на благо развития государства и общества. Франклин Делано Рузвельт – 32-й президент США (1882-1945) – как-то сказал: «Какова бы ни была идеология в данной стране, ее национальные интересы неизменны». Именно в этом мы видим идеал конструктивного соперничества, где каждый актор политического процесса понимает, что цель одна – благо Родины. Нетерпимость, непримиримость, отказ от диалога должны смениться здоровой конкуренцией, толерантными взаимоотношениями, стремлением сформировать пространство конструктивных, функциональных, общественных дискуссий вокруг настоящего и будущего государства. Этот тезис был основополагающим, когда Президент Ильхам Алиев неоднократно обращался к акторам политического процесса с призывом занять рациональную позицию по отношению к реализуемым общенациональным проектам и инициативам, стать частью диалога власти и контрэлиты с последующей целью сформировать устойчивое политическое поле. Важно понять, что демократия это не только приход к урнам и голосование в строго отведенный для этого день. Демократия – это часть жизни, образ мышления, форма взаимодействия внутри общества между его членами. Это процесс, который способствует усилению и развитию государства, а не его регрессу. Будучи властью, мы четко понимаем эти истины. Мы осознаем, что политическое пространство нуждается в постоянном обновлении и признаем, что нам следует двигаться дальше, дабы наше демократическое развитие стало более совершенным и устойчивым. В этом направлении за последние годы реализован целый комплекс неотложных мер, который позволяет, с одной стороны, сформировать базис будущего гражданского общества, с другой, – сделать национальную демократическую модель эффективной и приемлемой для азербайджанского общества. Сегодня в Азербайджане целенаправленно и планомерно закладывается фундамент гражданского общества. Именно в нем содержится основной контекст предстоящего транзита в консолидированную демократию. Создание в 2007 году Государственного фонда поддержки НПО при Президенте Азербайджанской Республики стало важной вехой на пути формирования в стране дееспособного и эффективного «третьего сектора», независимого от внешних спонсоров, диктующих собственные правила игры и поведения, стремящихся выстроить диагональ влияния на принятие необходимых для грантодателей политических решений посредством деятельности неправительственного сектора. В Азербайджане в настоящее время функционируют более 3000 неправительственных организаций – все это индикаторы формирования в стране гражданского общества.  Министр финансов и председатель правительства царской России С.Витте писал: «Государство не столь созидает, сколь восполняет, истинными же созидателями являются все граждане… Не налагать руку на самостоятельность, а развивать ее и всячески помогать ей».  Неправительственный сектор должен формировать открытый и транспарентный диалог власти и общества, а таковое возможно только при финансовой самодостаточности и прозрачности реализуемой в национальных интересах политики. К сожалению, нередко те, кто скрываются за ширмой правозащитника или НПОшника, реализуют четко выверенные и сформированные за пределами страны задачи и цели. Однако им стоит понять, что Азербайджан – это страна, которая выбрала для себя демократию волей собственного народа. Встав на этот путь, мы намерены, соблюдая все демократические нормы, с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики обеспечивать реализацию принципов свободы и демократии. В условиях формирования устойчивой и суверенной государственности азербайджанский народ способен самостоятельно определять темпы, сроки и условия движения по пути создания общества консолидированной демократии. Как отмечает Президент Ильхам Алиев, мы определили демократическое развитие в следующем: «Создание и укрепление гражданского общества, укрепление процесса демократизации, строительство правового государства - это не просто лозунг или намерение, это - главное условие для всестороннего развития Азербайджана. Наш опыт свидетельствует о том, что путь, избранный Азербайджаном, - правильный путь. Параллельное проведение экономических, политических и социальных реформ всесторонне развивает Азербайджан, укрепляет так необходимую нашей стране стабильность, оказывает позитивное влияние и на общественно-политическую ситуацию» ( Из выступления Президента Ильхама Алиева на открытии осенней сессии Милли Меджлиса , 2 октября 2005 года). Вполне очевидно, что не всем нравится стабильное поступательное развитие Азербайджана. Многие из тех, кто используют псевдодемократический лексикон, желали бы вернуть прошлое: одни – для того, чтобы безнаказанно разворовывать общенациональные богатства, грабить людей и государство, другие – чтобы лишить страну экономической и политической самостоятельности, а третьи – чтобы реализовать свои амбиции. Мы должны разочаровать тех, кто сегодня в стране и за ее пределами все еще лелеет надежду на возвращение былого, утерянного. Наша страна твердо стоит на позициях приверженности демократическому курсу и развитию, и, несмотря на сложности и перипетии, мы стремимся довести страну до необходимого уровня развития, чтобы обеспечить три основных фактора развития азербайджанского социума – национальное единство и политический суверенитет, экономическое благосостояние, целостность духовного единства и объединяющих нас моральных ценностей.    В данном контексте хотелось бы подчеркнуть немаловажный аспект, чтобы дискуссии вокруг национальной демократизации имели более прочный и обоснованный фундамент. Предполагаю, что подобные изъяснения порой важны, ибо создают возможность сделать диспут более плодотворным и эффективным. В современном мире два понятия играют ключевую роль в теоретических построениях демократической системы в том или ином пространстве – «переход к демократии» (transition) и «упрочение демократической системы» или «утверждение демократии» (consolidation). Первый процесс ведет к «установлению демократического правительства», второй – к «утверждению демократии» или к «эффективному функционированию демократического режима». По сути, в первом случае речь идет об институциональном базисе демократической трансформации, которая подразумевает создание и функционирование демократического режима, сменяемость и избираемость законодательной и исполнительной властей. Во втором случае имеется ввиду упрочение демократии как общественно-политической системы, предполагающее качественное изменение массового сознания и тотальное приобщение общества к новым демократическим ценностям, традициям и институтам. Поэтому в контексте упомянутых концепций выглядят весьма поспешными звучащие порой пессимистические рассуждения об «итогах» национальной демократизации. Очевидно, что подобные «итоги» демократизации не могут быть корректными, ибо политическая повестка дня все еще определяется задачами первого периода, когда должна устанавливаться институциональная база процесса национальной демократизации. И в данном контексте совершенно безосновательными выглядят доводы тех, кто полагает, что 16 лет достаточный срок для тотальной демократизации. Известно, насколько длительным оказался первый этап демократизации в некоторых латиноамериканских странах, в частности в Бразилии,  где она растянулась с середины 70-х до середины 90-х годов. В Англии же демократия устанавливалась на протяжении около 200 лет.        Определяющим фактором развития демократии является создание эффективной правовой и политической системы. Но цена развития демократических процедур не должна идти вразрез ни с правопорядком, ни со столь трудно достигнутой стабильностью, ни с устойчивым проведением реализуемого экономического курса. Этот тезис определяет современное состояние реализуемой политики, которая основывается на понимании того, что сильная власть является залогом прочности государственнических начал. Еще Гоббс отмечал, что формальный порядок, делающий возможной совместную жизнь частных лиц в обществе, создает сильная государственная власть. Ее отсутствие – причина анархических тенденций и падения государства. Прочность же государственной власти во многом определяется способностью власти защищать интересы различных слоев общества, удерживать баланс общественных сил и обеспечивать прогрессивное развитие гражданских, демократических, самоуправленческих тенденций человеческого сообщества. Если же государственная власть перестает работать на общество, ограничивает свою деятельность только обслуживанием отдельных групп, собственного аппарата, она тем самым способствует отчуждению граждан от государства и его институтов, создает условия для конфликта между обществом и властью. На решение этой задачи и направлены усилия Президента, что позволяет говорить о стремлении усовершенствовать в Азербайджане возможность активного гражданского участия и диалога общества и власти, то есть для создания устойчивой сильной власти. Существенным аспектом формирования в стране стабильной политической системы является качественная трансформация политической культуры. Она выступает фактором обеспечения государственного суверенитета, элементом построения в стране эффективной модели взаимоотношений между властью и контрэлитой, обеспечивает участие всех акторов политического процесса и соответственно создает возможность для поступательного развития политических и общественных институтов. Между тем отсутствие собственной культурной ориентации, слепое следование зарубежным штампам неизбежно ведет к потере нацией своего лица. Политическая культура должна отождествлять исключительно национальный фактор развития и выступать главенствующим звеном внутриполитических дискуссий, обеспечивая становление полноценного политического диалога в стране. Наша политическая культура должна олицетворять готовность нации к инновационным прорывам и новым технологическим достижениям. Деятельность Президента Ильхама Алиева в последние годы способствовала изменению вектора развития национального политического пространства. Тезис о необходимости экономической и политической стабилизации в стране постепенно перерос в создание и совершенствование структур гражданского общества. Партии и иные политические организации, ввиду низкого социального заказа на их существование и функционирование, стали уживаться в обществе или латентно нивелироваться. Объединения, союзы и блоки стали фасадной частью процесса, который скрывает за собой тотальную слабость оппозиционных политических организаций, неспособных конкурировать в борьбе за власть. В подобной внутриполитической структуре основной аспект политической концепции Президента Ильхама Алиева уже строится на главенствующем тезисе «от стабильности к развитию», который отождествляется стремлением завершить в ближайшем будущем процесс демократической трансформации и начать формирование структур и институтов гражданского общества. Так как совершенно очевидно, что признание либерально-демократических образцов на риторическом уровне не сулит успеха. Выверенность политики определяется в стремлении эти образцы сделать частью общественного развития. При этом, стараясь отдалиться от гибридных форм, которые возникают при трансформациях, необходимо уметь построить демократический базис, основанный на модернизации современной жизни. Она же (модернизация) определяет возможность становления полноценного демократического общества. За последние годы политика преобразований, осуществляемая в Азербайджане, создала устойчивый фундамент перетрансформации социокультурных образцов. Отныне демократия и сопутствующие ей сегменты не воспринимаются обществом как нечто чужеродное и с трудом перевариваемое. Это основной аспект перетрансформации массового сознания, а будучи таковым, он вносит существенные коррективы в национальное самосознание. Демократия предстает не только в форме свободы индивида, но и создает фундамент для совершенствования понятийного аппарата «свободы» и обеспечения перетрансформации архетипов и важнейших факторов национальной идентичности. За последние годы в стране сформировался четкий базис национальной демократизации, который отождествляется с пониманием властной элитой следующих факторов политической, экономической и социокультурной действительности: - права и свободы личности являются важным, приоритетным звеном горизонтали взаимоотношений государство - общество. В то же время модернизационный курс государства, нацеленный на построение транспарентного и демократического режима, олицетворяет систему ценностей, где гражданин выступает в качественно новом аспекте, обеспечение его прав - императив современного демократического развития. Основой данного тезиса служит цитата Президента Ильхама Алиева: «Мы строим общество, в котором будут обеспечены верховенство закона, высокий уровень прозрачности, каждый человек будет жить в условиях мира и спокойствия, пользоваться всеми свободами». ( Из интервью Президента Азербайджана Ильхама Алиева корреспонденту японской газеты «Никкей» («Нихон Кэйдзай Симбун», 13 июня 2007) ; - демократический курс является основным вектором развития азербайджанской государственности и определяющим фактором стратегии национального развития; - демократия, как и последующая либерализация, предоставляя максимум свобод гражданину, определяет суть трансформации в конвергенции идеи свободы и концепции эффективной государственности. При этом под демократией понимается форма власти, и с этой точки зрения она представляет собой учение о легитимизации власти большинства. Либерализм же подразумевает границы власти; - предпосылки демократизации и последующей либерализации в стране закладываются в итоге существенных экономических преобразований, которые обеспечивают реализацию схемы экономическая модернизация + поэтапная демократизация = начало процесса формирования гражданского общества. Это реальное воплощение политики трансформационного периода, нацеленного на формирование нового политического пространства и экономической модели, соответствующей потребностям современного миропорядка. Этот тезис подкрепляется цитатой Президента о том, что «макроэкономические показатели в Азербайджане находятся на самом высоком уровне, аналога им в мире нет» (Выступление Президента Ильхама Алиева на заседании Кабинета Министров. 22 октября 2007 года). Развитие экономики же в целом подводит страну к черте более стабильного демократического устройства; - гражданское общество в стране будет формироваться по мере реализации парадигмы модернизация экономики --- демократизация общественной жизни --- системная либерализация национального пространства. Как отмечает Ильхам Алиев: «Мы считаем, что будущее нашего региона будет зависеть от того, насколько успешно будет модернизировано наше общество. То есть развитие демократических реформ, осуществление экономических реформ будут зависеть от нашей активности в политике модернизации политической системы, нашего общества» ( Из выступления Президента Ильхама Алиева на открытии первого расширенного заседания международного инвестиционного форума «Внеочередной круглый стол, посвященный Украине », 16 июня 2005 года). - основа демократической трансформации и построения гражданского общества в стране зиждется на понимании дихотомии тотальная свобода  = сильная власть, что исключает анархический беспредел и разброд, а также способствует завершению процесса строительства эффективной государственности. Подытоживая данный тезис, Президент Ильхам Алиев подчеркивает: «Наша цель – строительство современного, сильного государства. Создание экономически сильного государства, построение общества социального благополучия. Решение всех беспокоящих людей проблем, формирование свободного общества, чтобы люди жили лучше, в благоденствии и благополучии» ( Из выступления Президента Ильхама Алиева на открытии Газахского Олимпийского спортивного комплекса , 30 мая 2007); - глобализация, которая предстает в XXI веке основным аспектом современного развития человечества, оказывает существенное влияние на формирование внутриполитической среды. Привносимая глобальными тенденциями вестернизация смещает акценты поведенческих норм и стереотипов, размывая понятия суверенитета национального государства. Поэтому важным элементом сохранения устойчивой и эффективной государственной системы является умение балансировать между импортируемыми и эндогенными факторами развития общества. «Утверждение социальной справедливости, сохранение наших национально-духовных ценностей, - напоминает Президент, - имеют для страны жизненное значение» (выступление Президента Ильхама Алиева в Гобустанском районе. 23 октября 2007). Приоритет должен основываться на локальных социокультурных


В избранное