Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-03-28 11:45


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-03-28 11:45

Цена золота на COMEX 27 марта впервые за три дня немного понизилась
2008-03-28 10:20 agency@trendaz.com (Trend)

нция. При этом максимальная цена сделки соответствовала самой высокой котировке за пять торговых дней. Отсутствие активных продаж золотых слитков и сохранение стабильного инвестиционного интереса к золоту было обусловлено тем, что доллар вырос 27 марта относительно ведущих мировых валют незначительно - на 0,2%. Высокие цены по сделкам с золотом были обусловлены также новыми доказательствами скорого наступления рецессии в американской экономике. Так, рост ВВП США за 2007г. был самым низким за последние пять лет и составил 2,2%. Для сравнения в 2006г. ВВП вырос за год на 2,9%. По итогам I квартала с.г. эксперты Министерства торговли США прогнозируют нулевой прирост ВВП, а во II квартале с.г. специалисты уже ожидают его падение на 1%. За два предыдущих дня цена унции золота на COMEX повысилась на 30,5 долл. (+3,3%), что сформировало хорошую премию для технических продаж золота в целях коррекции открытых позиций.

Клинтобама или Маккейн: оба хуже
2008-03-28 10:28 agency@trendaz.com (Trend)

Что у президента на уме, то у кандидата на языке, передает РИА Новости . Конечно, Джон Маккейн, если он станет президентом США, не будет произносить речей, подобных его нынешнему выступлению в Лос-Анджелесе. Президенту США будет не к лицу повторять, что надо исключить Москву из «большой восьмерки» и вообще «противостоять опасностям, вызванным реваншистской Россией». Джордж Буш тоже ведь критиковал Россию перед выборами 2000 года и даже в первые месяцы своего президентства. А первым его шагом на российском направлении в качестве главы государства стала высылка большой группы российских дипломатов из США. Правда, потом, когда он осознал, что придется встречаться с президентом этой самой России, пришлось как-то выкручиваться, заглядывать в глаза Владимиру, чтобы увидеть там душу и поведать об этом миру, а главное – своему избирателю, которого нескольким месяцами ранее он отчаянно убеждал в обратном. Маккейну, если он, конечно, станет президентом, тоже понадобится красивая история о внезапном прозрении. Но дело, собственно, не в этом. И даже не в том, изберут ли Маккейна или кого-либо из демократической пары - Клинтобаму. В критических замечаниях сенатора в адрес России, которые, кстати были лишь частью его большой лекции в Совете по международным отношениям в Лос-Анджелеса, есть, как представляется, два принципиально важных момента. Первый – тактический, второй – стратегический. Сначала о тактике (хотя в сравнении с другими вопросами в данном случае она может показаться и стратегией). Совершенно не случайно, что такая жесткая критика Москвы день в день совпала с заявлениями Джорджа Буша о намерении приехать в Россию, чтобы обсудить с ее уходящим президентом Владимиром Путиным разногласия в российско-американских отношениях. Оба они – Маккейн и Буш – выразители идей правящего пока бал в американской внешней политике политического клана неоконсерваторов. Их философия отношений с Россией – несмотря на различные внешние проявления – по сути одна и та же: ослабление, а в случае невозможности – сдерживание. (Впрочем, излишне гордым россиянам не стоит обольщаться на сей счет – Китая американские политики боятся куда больше.) Очевидно, что оба этих заявления есть две составляющие одного тактически логичного хода – хода к окончательной фиксации на высшем уровне неизбежности размещения третьего позиционного района ПРО в Европе. Обратите внимание на слова Буша: «Я думаю, что очень многие люди в Европе вздохнут с глубоким облегчением, если мы сможем достичь согласия по ПРО, и будем надеяться, что мы сможем это сделать». Понятно, на каких условиях Буш собирается достичь согласия. Но это звучит так мило на фоне маккейновского: «Вместо того, чтобы мириться с ядерным шантажом России или компьютерными нападениями, западные государства должны ясно заявить, что солидарность НАТО - от Балтийского до Черного морей - является неделимой и что двери этой организации остаются открытыми для всех демократий, приверженных защите свободы». Смысл этой «вилки» прост – Кремль пытаются поставить перед выбором: либо вы сейчас договариваетесь с Бушем, либо потом будете иметь дело с Маккейном. И нынешний президент прямо говорит, что будет обсуждать в Сочи с Владимиром Путиным некое «стратегическое соглашение». При этом понятно, что подталкивают американские стратеги своих московских коллег к тому, чтобы успеть договориться с Бушем, подписать хоть что-то - лишь бы не оказаться в ситуации, когда Маккейн откажется вообще о чем-либо договариваться с «реваншистской» Россией. Кстати, в той же речи Маккейн не просто пообещал давать отпор Москве, но при этом дружить с Пекином. Верится в искренность такой дружбы с трудом, но это лишний раз подтверждает – цель его выступления создать ощущение угрозы именно у России. Эдакая игра в доброго и злого следователей. Американцы в нее уже играли, когда вели с Россией переговоры все по той же проблеме противоракетной обороны в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Администрация уходившего Клинтона предлагала внести поправки в Договор по ПРО и разрешить размещение противоракет на Аляске, а наступавшие на Белый дом республиканцы говорили о необходимости этот договор порвать. В итоге Договор по ПРО прекратил свое существование. Теперь американцы русским пеняют на их былую несговорчивость – мол, сами виноваты: согласились бы тогда на поправки по Аляске – не было бы сейчас проблемы размещения систем ПРО в Польше и Чехии. Думайте, думайте… Может вам лучше сейчас согласиться на противоракеты в Польше и радар в Чехии, чтобы лет через восемь не думать о радаре в Киргизии и противоракетах в Грузии? Которые, конечно же, не будут направлены на сдерживание российского стратегического потенциала. Вот так предлагается разгадать слова Буша при помощи магических заклинаний Маккейна. Но несмотря на всю «стратегичность» этот аспект все же относится к тактике. По-настоящему стратегическим является сама по себе прямота Маккейна (которую, как уже сказано выше, конечно, придется чем-то прикрыть в случае его попадания в Белый дом – но не в этом дело). Перед нами квинтэссенция взглядов всего американского политического истеблишмента на отношения с Россией. Специалисты этого и не скрывают – достаточно послушать Ричарда Холбрука, на чьи советы опирается Хиллари Клинтон, или Збигнева Бжезинского, пытающегося скрывать причастность к команде Барака Обамы. Они демократы, но проблема в том, что демократы думают так же, как говорит республиканец Маккейн. Нет, не по вопросам здравоохранения, абортов, вывода войск из Ирака или свободного ношения оружия - упаси Боже! - тут они готовы спорить до хрипоты. Зато на российском направлении (для американского избирателя, прямо скажем, маргинальном) – полный консенсус. Даже публичные заявления отличаются лишь степенью остроты критики в адрес Кремля. Никто из кандидатов не скажет: нет, что вы, сенатор, зачем бояться России – она наш партнер, почти союзник. Так говорят – и то иногда – только действующие президенты США. В основном на совместной пресс-конференции с президентом России. Но в итоге эти слова оказываются такой же деталью протокола, как рыбалка с лодки или катание на электрической машинке для игроков в гольф. Противоракеты в Польшу все равно завезут. Просто при демократах это сделают, может быть, не так быстро, с несколько более мудреной аргументацией и чуть менее решительным выражением лица. А по сути – чем отличается всеми теперь любимый демократ Билл Клинтон, начавший в нарушение Устава ООН бомбардировку Югославии, от Буша – сделавшего то же самое с Ираком? Кто нам симпатичнее: Мадлен Олбрайт, рассказывавшая, что противоракеты на Аляске направлены не против России, а против Северной Кореи, или Кондолиза Райс, продвигающая ту же саму идею, только вместо Аляски и Северной Кореи у нее Польша и Иран? Победа Маккейна на президентских выборах в США, конечно, еще больше усилила бы трения между Москвой и Вашингтоном. Но при всех своих минусах, она не создала бы иллюзий относительно того, с кем имеем дело. Тут все по-военному четко и понятно, без дипломатических полутонов, которые порой очаровывают своей двусмысленностью. Ей же потом и разочаровывают – как выясняется, переводчики опять что-то напутали. А на счет сенатора Маккейна если и возникнут какие сомнения – смотри текст выступления от 26 марта 2008 года в Лос-Анджелесе. Можно возразить: дескать, случались и прецеденты прозрения. Вот, например, автор термина «империя зла» Рональд Рейган однажды стал ее лучшим другом. Что, впрочем, не мешало ему эту самую империю довольно быстрыми темпами толкать к развалу – и надо признать - успешно. Вопрос о преемственности во внешней политике США, по крайней мере в отношении России, по сути своей решается гораздо проще, чем в России – в отношении США. Слова, конечно, могут быть разные – но действия всегда в одном и том же направлении. Вы спрашиваете, какой политический уклон хуже – республиканский или демократический? Оба они хуже…


В избранное