Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-06-30 10:15


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-06-30 10:15

В Батуми сегодня прибывает президент Польши
2008-06-30 09:56 agency@trendaz.com (Trend)

Сегодня в Батуми прибывает президент Польши Лех Качиньский. Как сообщили в Госканцелярии Грузии, он примет участие в саммите глав государств ГУАМ, который состоится 1 июля в Батуми. Сегодня вечером Качиньского примет президент Грузии Михаил Саакашвили. В третьем саммите ГУАМ примут участие главы государств-членов организации (Грузии,Украины, Азербайджана и Молдовы) - Михаил Саакашвили, Виктор Ющенко, Ильхам Алиев и Владимир Воронин, а также президенты Литвы и Польши Вальдас Адамкус и Лех Качиньский. Формат ГУАМ был создан постсоветскими странами в 1997 году в ходе саммита глав государств Европейского Союза в Страсбурге. В 1999 году к этому формату присоединился Узбекистан, а через четыре года покинул его. В 2006 году на первом саммите этого формата в Киеве было принято решение об объявлении ГУАМ международной организацией и новом названии: «Организация за демократию и экономическое развитие – ГУАМ». Связаться с автором статьи можно по адресу: trend

Корейская бомба: Когда торг уместен
2008-06-30 09:58 agency@trendaz.com (Trend)

етр Гончаров, политический обозреватель РИА Новости В северокорейской ядерной проблеме появилась реальные предпосылки  решения. Пхеньян сделал ряд шагов, направленных на свертывание своей ядерной программы.  Правда,  этому предшествовал серьезный торг с его стороны за исключение   КНДР из списка «государств-спонсоров терроризма»,  за гарантии её безопасности и за отмену, пусть и поэтапную,  наложенных в отношении её санкций. Похоже, торг прошел успешно. «Я подтверждаю, что правительство Северной Кореи не оказывало поддержки международному терроризму в течение предыдущих шести месяцев». Такая ситуация позволяет «исключить Северную Корею из списка государств-спонсоров терроризма». Это распоряжение направил в госдепартамент США президент Джордж Буш. Исключение из этого зловещего списка практически  автоматически ведет к отмене ряда санкций.  В частности, позволяет вывести Пхеньян из-под действия закона о торговле, который предусматривает ограничения  на торговлю с враждебными США странами.   Закон был  принят  Вашингтоном еще в далеком 50-ом году прошлого века  с началом трехлетней Корейской войны. Исключение из списка - очевидный  бонус Пхеньяну.  Правда, - есть за что.  Правительство Северной Кореи действительно представило Белому дому заверения в том, что оно не будет поддерживать акты международного терроризма в будущем. Но главное другое. Пхеньян передал, как и  было им обещано – до  конца июня,   декларацию по своей ядерной программе.  Декларация передана Китаю на хранение, как стране-организатору  шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной проблеме.  Документ этот -  не что иное, как досье по северокорейской ядерной программе, содержащее перечень всех ядерных объектов и  имеющихся расщепляющихся материалов. До перечня имеющихся у Пхеньяна ядерных вооружений дело пока не дошло. По установившемуся среди переговорщиков с северокорейской стороной  согласию,  раскрытие Пхеньяном своих ядерных программ и символическое уничтожение градирни (охладительной башни) в ядерном экспериментальном центре в Йонбене, а также исключение Соединенными Штатами  КНДР из «черного» списка   завершат лишь второй этап свертывания корейской ядерной программы. Вопрос о ядерных вооружениях оставлен на более поздние фазы переговоров «шестерки». По общему мнению участников «шестерки» (Россия, США, Китай, КНДР, Южная Корея, Япония),  предоставление Пхеньяном ядерной декларации  уже существенный шаг вперед в решении северокорейской проблемы.  Особенно, если вспомнить,   что этому предшествовало и что за этим стоит. Решение северокорейской ядерной проблемы затрагивает не только вопросы  денуклеаризации Корейского полуострова, но и в какой-то мере реабилитирует Договор о нераспространении ядерного оружия. Ведь именно Северная Корея проделала в ДНЯО такую брешь, которая чуть было не потопила сам режим нераспространения.   В свое время, будучи подписантом ДНЯО, Северная Корея  получила  необходимую помощь со стороны МАГАТЭ для  развития своей ядерной структуры. Тем не менее, когда был поставлен вопрос о более жестком контроле  инспекторами МАГАТЭ её ядерных объектов, КНДР вышла из договора. Выход Северной Кореи из договора совпал, практически,   с началом работы северокорейской «шестерки» в 2003 году. А уже в 2006 году КНДР  произвела подземный ядерный взрыв. Теперь приходится отыгрывать все в обратном порядке. Поучится ли? Актуальность решения северокорейской ядерной проблемы объясняется ещё  и тем, что «опыт» КНДР теперь может повторить и Иран.  По крайней мере, у Тегерана практически тот же набор аргументов в пользу развития своей ядерной программы, что и у Пхеньяна на её ранней стадии.  Очевидно, что  не случайно министры иностранных дел «восьмерки», собравшиеся в японском городе Киото, обратились к КНДР и Ирану в совместном «Председательском заявлении» относительно их ядерных программ.   С той лишь разницей, что Иран призвали «прекратить обогащение урана», как того требуют резолюции Совета Безопасности ООН, в то время как Северную Корею призвали к активному участию в процессе «верификации» заявленного ею свертывания ядерной программы.    Конечно, говорить о необратимости процесса свертывания северокорейской ядерной программы, возможно,  рано. Этого не скрывают и авторы «Председательского заявления». Подчеркивая важность принципа верификации последней декларации Пхеньяна, авторы заявления «убедительно советуют Северной Корее активно участвовать в этом процессе». Естественно, в обмен на существенные преференции, которые Пхеньян себе «выторговал». Другое дело, возможен ли  подобный торг с Ираном?  Ведь и в вопросе с Ираном есть «шестерка» международных посредников, ведущих с ним переговоры по его ядерной программе. «Шестерка»-то есть, да не та. В северокорейской «шестерке» участвуют на равных и США, и КНДР, что дает им возможность вести прямые переговоры, несмотря на то, что с 1950 года они формально находятся в состоянии войны, точнее – перемирия. Иран же не является участником иранской «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН плюс Германия), поэтому лишен возможности принимать участие в её работе. Москва уже неоднократно поднимала вопрос о прямых переговорах США и Ирана, считая, что без прямых контактов трудно будет столкнуть проблему с мертвой точки.  Вашингтону есть чем торговаться с Тегераном и наоборот. Для Тегерана набор «товара» тот же, что и для Пхеньяна -    исключение    из списка «государств-спонсоров терроризма»,  гарантии  безопасности и  отмена, пусть и поэтапная,  наложенных на него  санкций.   Торг, как говорится, уместен.   Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News


В избранное