Все выпуски  

Международное Информационное агентство "Тренд" 2008-11-20 10:30


Международное Информационное агентство "Тренд"
Рассылка новостей
2008-11-20 10:30

Немецкий художник представил в Берлине картину о Карабахском конфликте (фотосессия)
2008-11-20 09:54

Азербайджан, Баку, 20 ноября /корр. Trend Life Эльдар Гусейнзаде/

Немецкий художник Петер Феллер представил вчера на выставке в салоне «Galerie Berlin-Baku» в Берлине картину, посвященную Карабахскому конфликту. Он, как передает Trend Life, некоторое время назад приезжал в Баку, где открывал свою экспозицию. Здесь он узнал подробности армяно-азербайджанского конфликта. Находясь под впечатлением этой войны, Фёллер создал яркое, крупное полотно, где, хоть и в некоторой условной абстракции, но все же можно угадать те исторические события, которые передает художник.

Выставка была посвящена открытию нового помещения филиала Бакинской галереи «Гыз галасы» в Берлине. Новая галерея стала более широкой, здесь теперь можно размещать более масштабные экспозиции. Кроме полотен Феллера на выставке были представлены работы Фалько Хамма – скульптура (Германия), Ибрагима Эхрари (Азербайджан) – живопись и Ровшана Гаджизаде – скульптура (Азербайджан).

Кроме Гаджизаде, трое других художников в прошлом году по инициативе посольства Германии в Азербайджане открывали выставку в Баку, в галерее «Гыз галасы».

Связаться с автором статьи можно по адресу: life@trend.az .

Кавказ в Женеве: зачем приезжали, генацвале?
2008-11-20 10:16

Андрей Федяшин. Политический обозреватель РИА Новости.

ООН,  ЕС, ОБСЕ, США, Россия, Грузия, Абхазия и Южная Осетия, в течение целых двух дней терпели один другого по отдельности и группами на втором раунде международной конференции по стабильности и безопасности на Кавказе 18-19 ноября.  Договорились провести третий раунд консультаций 17-18 декабря в Женеве. Это – уже большой прогресс. Первый раунд 15 октября

так и не начался, поскольку грузины не хотели видеть осетинскую и абхазскую делегации, а абхазы и осетины не хотели, чтобы все остальные виделись без них.  Теперь вышеперечисленные «большие аббревиатуры» устроили дело таким образом, что дискуссии на конференции, обещающей быть и долгой и малопродуктивной, вроде бы и не дискуссии, а так, некая ни к чему не обязывающая неформальность.

Представитель Евросоюза, назидающего над бывшими сторонами прошедшего  конфликта, объявил, что «неформальный подход был выбран, чтобы не задеть чью-нибудь чувствительность» и каждая делегация «была вольна включить в состав любого, кого пожелает». Это, прямо скажем,

 не совсем серьезный подход к делу обсуждения вопросов обеспечения безопасности (первая рабочая группа на конференции) и по проблемам беженцев (вторая), но в создавшейся обстановке вокруг и на конференции видимо ничего иного более дельного и нельзя было придумать.

Вообще вся эта конференция навевает неприятные мысли о целесообразности ее проведения в целом (по крайней мере, на данном этапе), и в Женеве,- в частности. Рукоположение Женевы под временную обитель конференции, конечно, вполне объяснимо с учетом особой любви всех дипломатов (без всяких исключений) к этому милому городу. Иные переговоры здесь длятся годами, даже десятилетиями: на переговорах по разоружению в Женеве было воспитано, не одно, а сразу три поколения советских дипломатов.  Но все-таки вопросы возвращения беженцев, с чисто практической точки зрения, можно было решать и где-либо поближе к Большому Кавказскому хребту. В его обозримых окрестностях есть много достаточно нейтральных мест, где этим можно было бы заняться.

Вопросы стабильности и безопасности в регионе, конечно, совершенно иное дело, хотя и здесь от Женевы веет явной преждевременностью. Вообще глядя на все происходящее во Дворце Наций нельзя не признать, что у наших дипломатов завидное чувство дипломатического долга.

Надо вести переговоры – значит надо. Дипломаты есть, но обсуждать им, если задуматься и вспомнить кто, что говорил «по конфликту», не только нечего, но даже вредно говорить о том, что можно и должно обсудить. Такие политически неправильные мысли приходят, если вспомнить совсем недавнее заявление президента Дмитрия Медведева во время визита в Вашингтон на экономическую «двадцатку». Выступая 15 ноября в вашингтонском Совете по международным отношениям, он сказал следующее: «Мы готовы выстраивать и отношения с Грузией, но не с нынешним режимом. Потому что наша позиция заключается в том, что они совершили преступление.

Вот эта «красная линия», за которую мы не можем перейти». Лично я бы, после этих слов поостерегся ждать чего-нибудь мало-мальски дельного от нынешних этапов переговоров до тех пор, пока  на них приезжают от Грузии представители «правящего режима» в ранге замминистров иностранных дел (грузинскую делегацию возглавляет замминистра иностранных дел Грузии Гига Бокерия, нашу – зам. Лаврова Григорий Карасин). Других-то  в Женеву прислать не представляется возможным, так что любые серьезные дискуссии с ними будут «преступлением красной линии». Да и сам Саакашвили, как еще раньше выразился Дмитрий Медведев – «политический труп».

А какие переговоры можно вести с посланниками главы режима, который уже давно вступил в стадию rigor mortis. Абсурд.

Сам Михаил Николозович, правда, этого диагноза не подтверждает.

Но он подтверждает другой, не менее, а может и более удручающий. В последнюю неделю-две наблюдается второе пришествие Саакашвили на западное медиа пространство. Это – прямое следствие целого ряда публикаций и

ТВ-фильмов в Британии и США, в которых началось переосмысление причин и выявление главных виновников Кавказской войны. Запад начал прозревать и понимать, что не такой уж он и невинный Михаил Саакашвили. С такими, как всем известно, разоблачениями выступили сначала британская BBC, а затем и американская New York Times.

В Тбилиси сочли, что это - козни России и начали новый раунд PR  кампании. Возглавил его сам Михаил Саакашвили. Пока в Женеве ЕС, ООН и ОБСЕ, заботились о том, как бы «не задеть чью-либо чувствительность» грузинский президент в испанской Валенсии продолжал на нее наступать в режиме активного подавления.

В день начала второго раунда женевских консультаций он выступил в испанской Валенсии на

54-й сессии Парламентской ассамблеи НАТО. Она, кстати сказать, приняла решение рекомендовать НАТО возобновить все связи с Россией. Саакашвили заявил на ассамблее, что это большая

ошибка и что Европа, если спустит все России, получит «много маленьких Грузий», что вторжение было подготовлено «за месяцы и даже годы». И, наконец, Саакашвили объявил, что со стороны России в Южную Осетию «вошли 3000 (ТРИ тысячи) танков». Численность танковых армий, как объяснили мне сведущие люди, в настоящее время в России никак не определяется.

Но вот в военные годы танковыми армиями считалось нечто, состоящее примерно из 700 танков.

Так что, по Саакашвили, в Грузию вошло более 4-х российских танковых армий.  Такая броневая армада могла бы бросить в кошмар даже генерала Гудериана. Мне вот всегда казалось невежливым и неделикатным высказывать личные суждения в адрес государственных руководителей стран, народ которых мне очень нравится. Но может все же Саакашвили это уже даже не явление.

 Может это уже диагноз?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend News.


В избранное