Украина неизвестная

  Все выпуски  

Украина неизвестная


Информационный Канал Subscribe.Ru


В.Маяковский
ДОЛГ  УКРАИНЕ

Знаете ли вы украинскую ночь?
Нет, вы не знаете украинской ночи!
Здесь небо от дыма становится черно,
И герб звездой пятиконечной вточен.

Где горилкой, удалью и кровью
Запорожская бурлила Сечь,
Проводов уздой смирив Днепровье,
Днепр заставят на турбины течь.

И Днипро по проволокам-усам
Электричеством течет по корпусам.
Небось, рафинада и Гоголю надо!
Мы знаем, курит ли, пьет ли Чаплин;

Мы знаем Италии безрукие руины;
Мы знаем, как Дугласа галстук краплен...
А что мы знаем о лице Украины?
Знаний груз у русского тощ -

Тем, кто рядом, почета мало.
Знают вот украинский борщ,
Знают вот украинское сало.
И с культуры поснимали пенку:

Кроме двух прославленных Тарасов -
Бульбы и известного Шевченка, -
Ничего не выжмешь, сколько ни старайся.
А если прижмут - зардеется розой

И выдвинет аргумент новый:
Возьмет и расскажет пару курьезов -
Анекдотов украинской мовы.
Говорю себе: товарищ москаль,

На Украину шуток не скаль.
Разучите эту мову на знаменах-лексиконах алых,
- Эта мова величава и проста:
„Чуеш, сурмы загралы, час расплаты настав..."

Разве может быть затрепанней да тише
Слова поистасканного „Слышишь"?!
Я немало слов придумал вам,
Взвешивая их, одно хочу лишь, -

Чтобы стали всех моих стихов слова
Полновесными, как слово „чуеш".
Трудно людей в одно истолочь,
Собой кичись не очень.

Знаем ли мы украинскую ночь?
Нет, мы не знаем украинской ночи.


750-ЛЕТИЕ  КОРОНАЦИИ  КНЯЗЯ  ДАНИИЛА  ГАЛИЧСКОГО

Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Давайте сегодня углубимся в историю. Ведь 2003 год – это год, в который невозможно
не вспомнить имени князя Даниила Галичского. Именно в этом году исполняются юбилейные
даты двух важных исторических событий – победы войск Даниила и Васылька Романовичей
над крестоносцами под Дорогичином (весна 1238 г.) и коронации князя Даниила на
короля Руси, которая состоялась в том же Дорогичине в декабре 1253 года. И, как
видим, обе эти даты связаны с древним городом Дорогичином.
Дорогичин (современная Польша) для украинцев Подляшья – исторический и духовный
центр их Малой Родины – город своим многовековым прошлым вошедший не только в
региональную, но и в общеукраинскую историю.
Наши знания о Дорогичине, его жителях принесли археологические исследования,
проведенные в 1953-1957 годах. Благодаря им знаем, что первые восточнославянские
поселения на территории современного города возникли уже в VI ст. н.э., а городские
укрепления — в ХI ст. „Посполитые” дорогичинские горожане занимались прежде всего
ремеслами – гончарством, кузнечеством, переработкой рогов и костей и производством
дегтя. Кристина Мусянович, руководитель археологических исследований, подчеркивает,
что многочисленные бронзовые, стеклянные и серебряные украшения указывают на
относительное богатство жителей древнерусского Дорогичина. Самой интересной находкой
является костяная рукоятка ножа, вероятно с ХII ст., с надписью древнерусским
языком “Нож Ежка а кто его украдет проклятый Богом”. Кроме этого, найдено много
предметов связанных с религиозным культом, в частности, крестиков из бронзы,
олова и шифера. Особенное внимание заслуживают энколпионы – большие, носимые,
вероятнее всего, священниками кресты из бронзы с литерами греческого алфавита,
украшенные белой или черной эмалью.
Первое упоминание об этом городе в летописи связано с 1142 годом, когда великий
князь киевский Всеволод Олегович наградил своих братьев и родственников, что
поддерживали его в борьбе за киевский престол, подарив им Брест и Дорогичин.
Таким образом, появляется он из глубины веков центром администрирования определенной
территорией, которая должна была стать для родственников князя источником прибыли.
Брест и Дорогичин принадлежали тогда к Киевскому княжеству. Вскоре однако перешли
в руки линии потомков Ярослава Мудрого, владевшей Волынским княжеством, которое
как раз в 40-х годах ХII ст. освободилось из-под власти киевских князей и начало
свое самостоятельное политическое существование. Процесс территориального дробления
между постоянно растущим числом членов княжеской династии привел даже к тому,
что Брест и Дорогичин стали столицами удельных княжеств. В Дорогичине сидел тогда
Васылько, сын Ярополка (умер в 1177 г.), а после него неизвестный по имени его
сын или родственник.
Дробление Волынского княжества остановил владимирский князь Роман Мстиславович,
который в 1199 р. завладел также престолом в Галиче и создал этим самым фундамент
для государственного организма, известного в историографии как Галичско-Волынское
княжество, которое приняло политическое наследие Киевской Руси от теряющего вес
Киева. Таким образом, правильным было название Романа западноевропейскими хронистами
именем короля русинов – Romanus Rex Ruthenorum. Память о нем сохранилась и в
фольклоре Подляшья – в ХIХ ст. в нескольких селах над Бугом записаны варианты
веснянки, в которой упоминают “князя Романа, нашего пана”, что поехал “в орду
на войну”, т.е. в поход против половцев, бывших тогда постоянной угрозой для
южнорусского пограничья.
После трагической гибели Романа его государство не исчезло – отстроили его сыновья
Даниил и Васылько, со времени правления которых начался более чем столетний период
стабильного политического существования Галичско-Волынской Руси.
Именно с фигурой князя Даниила Романовича связаны самые славные страницы истории
древнего города над Бугом. В 1235 г. захватил Дорогичин мазовецкий князь Конрад,
недавний союзник Даниила. Не задержал он его в своих руках, но передал в 1237
г. во владение ордену рыцарей-крестоносцев. Но уже в следующем году Даниил с
Васыльком отвоевали город – “Даниил сказал: „Не гоже есть держати отчину нашу
крижевникам-темпличам, т.е. соломоничам”. И пошли они на них из великой силой,
взяли город месяца марта, и старейшину их Бруна схватили, и воинов захватили,
и вернулись оба во Владимир.”
Вскоре на Русь напала монгольская орда хана Батыя. В 1240 году монголы захватили
и превратили в руины Киев, который защищал воевода Даниилов Дмитрий, пострадали
также галичские и волынские волости. Дорогичин наездники не тронули, но когда
весной 1241 г. прибыл под его стены Даниил, возвращаясь с Мазовии, не впустило
его взбунтовавшееся городское правление. Было они, наверное, в сговоре с галичскими
боярами, которые, используя сложившиеся обстоятельства, в очередной раз начали
свои действия против княжеской власти. “Даниил сказал: „Этот город был наш и
отцов наших, а вы не разрешили войти в него”. И отошел он, думая, что Бог когда-то
же отплатит державцу города того. И отдал Бог город в руки Даниилу, и он, обновив
его, построил тут церковь прекрасную на честь Пресвятой Богородицы.”
В декабре 1253 года дорогичинская Церковь Пресвятой Богородицы стала местом очередного
важного исторического события – коронации галичского князя Даниила Романовича
на короля Руси архиепископом Опизоном, легатом папы Иннокентия IV. Даниил и церковная
иерархия согласились объединиться с римским престолом, а папа “проклинал тех,
что хулили веру греческую православную”. Мы не знаем, как понимал возобновление
прямых отношений с Римом король Даниил, но мы знаем, каким было отношение к этому
духовной и интеллектуальной элиты того времени, представителем которой был летописец.
“Так он принял венец от Бога, от Церкви святых апостолов, и от престола святого
Петра, от отца своего Иннокентия”. Но когда благосклонно относившийся к восточному
обряду папа Иннокентий умер, а военная помощь так и не пришла, провалилась также
идея церковной унии.
Над северными землями державы Даниила и Васылька Романовичей вскоре выросла новая
угроза – завоевательские  устремления литовских князей, которые в ХIII ст. настолько
укрепились, что, что начали захватывать пограничные с Литвой земли. Такая судьба
ждала уже в середине ХIII ст. Гродно, город, возникший в ХI ст. как приграничная
твердыня на северо-западной периферии Киевского княжества, на пограничье с балтийскими
племенами. Во второй половине ХIII ст. Гродно находилось во владении литовского
князя Тройдена, длительное время жившего в мире с Львом Данииловичем, которому
принадлежал Дорогичин. Но в апреле 1275 г. Тройден, “забыв приязнь Льва, послал
воинов из Гродно, повелев взять Дорогичин. И выступив ночью, взяли они тогда
его, на самую Пасху, и перебили горожан, всех од мала и до велика.”
Лев, с помощью своих родственников, жестоко отплатил захватчикам и захватил пограничные
литовские города. Однако военные действия Льва и его престолонаследников не смогли
сдержать постоянного возрастания силы литовского государства, которое в первой
половине ХIV ст. стало серьезной угрозой для территориальной целостности Галичско-Волынской
Руси. В 30-х годах ХIV ст. литовскому князю Гедимину удалось завоевать Брест
и Дорогичин, а после смерти последнего из галичско-волынских князей, Болеслава-Юрия
(1340 г.), разгорелась многолетняя борьба за западные русские земли между литовскими
князьями и польским королем Казимиром. Завершил ее мирный договор 1366 г. – Дорогичин,
Мельник, Бельск, Брест и Каменец признаны были собственностью князя Кейстута
Гедиминовича, сидевшего в Троках. Это объединение брестско-дорогичинских волостей
с троцким княжеством стало началом процесса постепенного отделения современного
Подляшья и Полесья от других этнических украинских территорий. Политически-административная
граница, которая возникла тогда между этими землями и Волынью с Холмщиной, в
значительной своей части была в 1569 г. установлена как южная граница Великого
княжества Литовского, чтобы позже трансформироваться в республиканскую, а сейчас
государственную украинско-белорусскую границу.
В современном Дорогичине мало что уже напоминает о славных страницах истории.
Из старинных монастырей и церквей осталась лишь церковь св. Николая, построенная
во второй половине  XVIII ст. Нет уже и следов построенной Даниилом церкви Богородицы.
Даже городище, казалось бы наименее подвластный времени свидетель прошлого, Буг
размыл настолько, что остался лишь небольшой фрагмент вала. Именем Даниила Романовича
названа недавно одна из маленьких улочек. Возле здания регионального музея поставлена
деревянная скульптура, посвященная коронации Даниила. Из 2 тысяч жителей городка
православных чуть более полуторы сотни, да и то не все уже знают язык предков,
но как говорит их пастырь о. Евгений Забродский, потомки строителей древнего
русского города знают и помнят свою историю.

Но давайте вернемся к юбилейной дате.
9 июня 2003 члены православной общины Дорогичина участвовали в праздничных мероприятиях,
организованных польской римо-католической и украинской греко-католической Церквями
и посвященных 750-летию коронации князя Даниила. Состоялась научная конференция.
Но центральным моментом праздника стала совместная Литургия в восточном византийском
обряде, проведенная в костеле Успения Богородицы, возведенному, вероятно, на
том же месте, где ранее стояла Церковь Пресвятой Богородицы, и где, собственно,
и происходила коронация.
Оценивая это событие с высоты веков, можно с уверенностью сказать, что коронация
Даниила в Дорогичине – это не мертвая историческая дата, а живое начало процесса
сближения народов Востока и Запада Европы.
Церковный раскол с 1054 года между христианством Востока и Запада распространялся
в Руси очень медленно. Здесь были свои приоритеты, свое видение и участие в нем,
в значительной мере отличные от того, что переживала Византия. Однако ко времени
длительного правления Даниила факт и результаты церковного раскола уже полностью
дошли до сознания как жителей Руси, так и до постоянно связанного с Русью Апостольского
Престола, у которого были разные отношения с Византией и с ее северным соседом.
И первой реакцией на это обоюдное осознание, что раскол является фактом, но и
что он может еще углубляться, были первые унийные попытки. Еще очень далеко было
до Флорентийской или Брестской унии, когда князь Даниил и папа Иннокентий IV
(1243-1254) закладывали вместе их фундамент. Были у них для этого все богословские
и политические основания: христианская Европа Даниила и Иннокентия IV дышала
двумя легкими.
С первым замыслом папа выступил в 1246 году (уже на Лионском соборе 1245 года
проявлял большую заинтересованность дальше всего на Восток выдвинутой христианской
державой Европы) и встретил княжескую открытость и понимание. Оба они делали
высокую духовную и политическую ставку: сохранение христианства и христианских
государств от наступления Золотой орды, оба они замышляли крестовый поход против
монгол. В 1246 году Иннокентий IV написал сем своих посланий в делах Руси, предлагал
князю, которого уже тогда звал королем, объединить Русскую Церковь с Римом и
сообща вести борьбу с ордынцами. В письмах следующего года брал под свою апостольскую
опеку государство Даниила и предлагал послать ему корону, а если бы дошло до
формального признания Русской Церковью ведущей роли Рима, соглашался сохранить
за ней греческий церковный обряд и славянскую литургию. Тогда, учитывая зависимость
от Золотой Орды, Даниил не смог принять королевской короны. Случилось это только
в 1253 году в Дорогичине. Однако уже в 1247 году между ним и папой согласованы
значительно более важные вопросы, которые вновь всплыли на поверхность через
два-три века.
Эти же вопросы волнуют нас, европейцев, и сейчас: должны ли мы быть ближе друг
другу, должны ли мы хранить при этом свою идентичность, свои традиции. И оглядываясь
в далекое прошлое, на события 750-летней давности, можно с твердость сказать,
что ответы даны нашими великими предшественниками, не видевшими Европы без Украины,
 Украины вне Европы.
В этом весь глубинный смысл тех процессов, что происходили в 1247-1253 годах
в Галичско-Волынском княжестве.

(по материалам сайтов free.ngo.pl/nadbuhom, nz.com.if.ua и  www.RISU.org.ua)



До встречи!
Всегда Ваш Dr. Sokha

http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное