Украина неизвестная

  Все выпуски  

Украина неизвестная Выпуск 101


Информационный Канал Subscribe.Ru

УКРАИНА НЕИЗВЕСТНАЯ
ВЫПУСК №101


Знаем ли мы украинскую ночь?
Нет, мы не знаем украинской ночи.

В.Маяковский
"ДОЛГ УКРАИНЕ"


КАЗАКИ В ЕВРОПЕЙСКОЙ АНТИТУРЕЦКОЙ КОМПАНИИ 1683-1684 ГГ.

      Победив турецкое войско визиря Кары-Мустафы под Веной в 1683 г., польский король Ян III Собесский и австрийский император Леопольд I при моральной и материальной поддержке Римского папы Иннокентия ХI перешли в фронтальное наступление на позиции турок в Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европе. Намалую роль в политике христианских монархов Европы по защите от экспансионистских намерений Османской империи сыграло и украинское казачество.
      Как известно, антитурецкий военный союз между Австрией и Польшей был заключен 31 марта 1683 г. Таким образом, неуклонно приближалось время главного столкновения с Портой. 19 апреля после заседания сенатской комиссии в Варшаве сообщали, что "казаков 1200 только приказал король набрать сейчас под командой 4 ротмистров Семена, Вороны и других двух". Чтобы иметь представление о потенциале казацких подразделений, их количестве и возможности финансирования, польское правительство инициировало составление компутов (реестров) и специальных "ординаций плат" для Войска Запорожского, которые подтверждали выплату казакам определенных денежных сумм. Согласно первому оплатному списку, который назывался "Ординация платы Войску Запорожскому, которого должно быть 1200 в трех полках, а в каждом полку должны быть хоругви четыре. Составлена 11 мая 1683 года", казакам под командованием полковников С. Корсунца, Я. Вороны и Килияна выдавали 107646 злотых наличными и поставов сукна на 7312 злотых.
      Несколько позже, получив финансовую помощь от Римского папы Иннокентия ХI, польский король решил, что сможет содержать трехтысячное казацкое войско. 16 июля коронный гетман С. Яблоновский выдал "приказной лист" на вербовку казацкого полка М. Булыге, который в середине августа должен был прибыть во Львов. Другая "Ординация платы Войску Запорожскому за средства Отца Святого Иннокентия ХI по субсидии Короны Польской против неприятеля Меча Святого затянутого" свидетельствовала, что 7 полков общим количеством 3000 казаков получили 267599 злотых. Под руководством полковников В. Искрицкого и Булук-Баши находилось по 500 человек. М. Булыги, А. Зеленецкого, К. Станецкого, Я. Дунина-Раецкого, а также неизвестного полковника (его имя не было занесено в список) - по 400 человек. Общее руководство набором казаков было поручено шляхтичу Менжинскому (неизвестно, какое отношение он имел к казачеству). Именно ему на руки выдали определенную сумму денег (около 30000 ливров) для привлечения украинского войска.
      По военному плану короля казацкие полки должны были прибыть 25 августа под Краков, где собирались главные силы Речи Посполитой для похода под Вену, но они, в силу разных обстоятельств, опоздали к назначенному сроку. "Уже не ожидая полков литовских, ни казаков, оставив им приказ спешить за мной, в первых днях сентября надеемся быть на берегах Дуная", - писал Ян III Иннокентию ХI в конце августа.
      В авангарде польских сил выступили и 150 казаков под командованием полковника П. Апостола-Щуровского, которые входили в состав подразделений волынского воеводы Я. Стадницкого на правах частной легкой казацкой хоругви. "...С Апостолом не имею казаков больше полутора сотен... а пан Менжинский сидит еще со своими во Львове, как сам пишет", - сообщал король 9 сентября во время переправы через Дунай. 12 сентября объединенные войска Яна III Собесского и князя Лотарингского победили многотысячную армию визиря Кары-Мустафы и освободили окруженную Вену. Об участии казаков Апостола в этой битве свидетельствует такая запись короля: "...турок сейчас ведут, как псов и скот, их мои драгуны и казаки немало забрали. О Менжинский, Менжинский!" Последние слова были написаны королем в состоянии большого неудовольствия по причине неприбытия в Вену главных казацких сил.
      24 сентября королева М. Казимира, которой было поручено следить за "казацким набором", сообщала своему мужу, что Менжинский набрал только полторы тысячи казаков. Но уже 28 сентября Ян III Собесский писал, что к его войскам, которые шли в направлении Будапешта, присоединились полки Я. Вороны и Менжинского. Полковнику Семену Корсунцу приказывалось идти "обычной дорогой за другими". Во время переправы через Дунай вблизи венгерского города-крепости Остригома (Эстергома) казаки Вороны не смогли взять "языка" на другом берегу реки, что вызвало недовольство короля. Оправдываясь перед Яном III Собесским, полковник говорил, что "простых хлопов затянули, не казаков, потому что так быстро казаков не могли достать".
      Но вскоре к польской армии присоединились полки М. Булыги, С. Палия и В. Искрицкого. В октябре они отличились в осаде Остригома, а также в битвах под венгерским городком Парканами (9 октября) и словацкой крепостью Сеценами (Щецином) (15 ноября). "А они пошли так быстро, доблестно и мужественно, что под дымом овладели сейчас не только пригородом и стодолами, но и первой палисадой и вратами и воткнули в них свои знамена с крестами - и у всех заслужили себе великую славу", - описывал король первый штурм хорошо укрепленной сеценской крепости. "Какая это красивая изобретательность и мастерство казацкое", - писал другой свидетель участия украинских полков в послевенском походе польской армии поляк Я. Пасек.
      Немаловажную роль в операциях по вытеснению турецких войск из Центральной и Восточной Европы сыграло и казачество Правобережной Украины, которая в то время была завоевана турками. 23 июля 1683 года на казацкой раде в присутствии 40 старшин было принято воззвание к властным структурам Речи Посполитой. Бывший немировский староста военный товарищ Войска Запорожского Степан Куницкий в своем письме к королевскому правительству изложил краткое содержание хода рады и сформулировал ее предложения к польскому правительству. В частности, он отмечал, что: 1) "народ христианский украинский уже не может терпеть турецкого господства и ждет счастливой войны польского короля с султаном"; 2) казаки приказали македонскому митрополиту, который был у них проездом в Москву, передать царю "чтобы вместе с Польшей шли против Порты"; 3) "есть хорошая возможность напасть на Молдавию и Буджак, потому что они почти не обороняются". В связи с этим С. Куницкий просил короля дать согласие на поход казацкого войска в Молдавию и заверял Яна III Собесского, что он рассчитывает набрать до 10000 казаков для этой операции.
      Польский король в ответ на это послание правобережного казачества универсалом от 24 августа 1683 г. назначил С. Куницкого гетманом правобережного Войска Запорожского, а также отправил на Правобережную Украину хелмского каштеляна С. Дружкевича, которому дал должность специального "комиссара над казаками". Полномочия у новоназначенного "комиссара" были довольно значительные, ведь он мог от имени короля издавать казацким полковникам специальные приказы-"ордонансы". Кроме того, король приказал изготовить гетманскую булаву и печать с "гербом старинным Украины" (это был известный образ пешего казака с мушкетом). Несколько позже королевский посланник Монкольский вручил С. Куницкому эти и другие клейноды, которые впоследствии перешли к его преемникам.
      О Степане Куницком известно немного. Вообще, он - один из наименее упоминаемых казацких гетманов. Происходил из старинного шляхетского рода Куницких герба Драго-Сас. В свое время служил у гетмана Дорошенко, который возглавлял Правобережье в 1665-1676 годах. При этом Куницкий пользовался особым доверием у гетмана. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что когда Дорошенко выдавал свою дочь замуж за племянника Левобережного гетмана Демьяна Многогрешного, сватовство шло именно через Куницкого.
      В конце лета 1683 года подразделения гетмана Куницкого овладели Немировом, изгнав оттуда ставленника молдавского господаря и турецкого гетмана Правобережной Украины Дуки I Драгинича. Обосновавшись в Немирове на Подолье, Куницкий проводит новую колонизацию земель Правобережной Украины, разоренных военными действиями во время гетманства П.Дорошенка и Ю.Хмельницкого. Он отстраивает старинные казацкие города Корсунь, Богуслав, Мошны. Получив согласие короля на поход в молдавские земли, Куницкий начинает приглашать к себе казаков из левобережных полков и Запорожья. Набрав около 5000-6000 человек, наказной гетман в сентябре 1683 года выступил на борьбу с "неверными бусурманами".
      13 сентября украинское войско уже было около берегов Тягины, неподалеку от Кишинева. Там снова состоялась казацкая рада, которая постановила: "Белгород, Килию, откуда турки имеют больше всего провианта, пожечь и идти на Буджак перед зимой". В письме к королю от 24 сентября Куницкий сообщал, что отправил несколько тысяч казаков в буджацкие степи, а сам с пехотой остался под Тягиней (Бендерами). В конце октября казацкое войско возвращается на Правобережную Украину. На пути к Немирову полки С. Куницкого пробовали захватить Меджибож и Бар, но это им не удалось. Правобережный гетман свидетельствовал, что "...зря искушали фортуну. Писали поддавшимся беям, но никакого ответа от них не получили". Прибыв в Немиров Куницкий получил от короля на нужды своего войска определенное количество денег, а также несколько пушек, порох, пули и олово. Отдохнув некоторое время и пополнив свои ряды новоприбывшими казаками, наказной гетман снова выступил в поход против турок.
      В конце ноября казацкие полки С. Куницкого заняли г. Нагаи, где уничтожили турецко-татарский гарнизон и двинулись к Кишиневу. Там они объединились с войском молдавского господаря пропольской ориентации Ш. Петричейку. Кроме того, "на плану с детьми и женщинами считая до 30000 Войско Валашское в Кишиневе выполнило присягу на службу Божью Его Королевской Милости и Речи Посполитой и нам Войску Его Королевской Милости Запорожскому", - сообщал украинский гетман в Краков. Данная присяга свидетельствовала о желании определенной части молдавского народа отказаться от турецкого протектората и перейти под власть польского короля, а также (как ни странно!) и украинского гетмана.
      В декабре того же года Куницкий получил письмо от польского короля, где говорилось: "пойдешь на Буджак и Белгород и не позволишь потехи хану и Дуке господарю, чтобы не сделали ни малейшего шага". Казацкие силы должны были сдерживать союзников Порты, пока польская армия после своей победы под Веной завершала военную операцию по вытеснению турок из Центрально-Восточной Европы.
      Четвертого (по другими данным - пятого) декабря 1683 г. казацко-молдавское войско одержало убедительную победу над турецко-татарскими силами, которые возглавлял Яла-паша, под г. Кицканами. В этой битве погиб тягинский бей Али, старший над буджацкой ордой Алигер-паша и несколько татарских мурз. По свидетельствам очевидцев, Тягинский путь на протяжении четырех миль был усеян вражескими трупами. Впоследствии Куницкий отмечал, что в его войске не погибло ни одного человека. Одержав победу, правобережный гетман двинулся вглубь ногайских владений. Казаки решили хоть раз показать татарам "в их собственных границах", как это поганить чужой край и забирать людей в ясыр. С. Куницкий со своими казаками уничтожил поселения вокруг Белгорода и Аккермана и дошел до берегов Черного моря, завоевав города Измаил и Килию. "Свыше тридцати тысяч презренных гяуров ударили по люду ногайскому на равнинной околице Бендер и Измаила. Разрушая жилища и забирая личные вещи люда магометанского, многих из них убивали на колу и жгли огнем, а села их пуская с дымом и разрушая, овладели они городом Измаил", - читаем об этих событиях в "Хронике" Мехмед-Гирея. В тогдашних сообщениях Куницкий отчитывался Варшаве об уничтожении около трехсот тысяч (?) врагов, а также, "что старый хан хочет податься с 5000 татар в Войско Запорожское".
      Когда в австрийскую столицу поступили сведения о победах казаков в буджацких степях, папский нунций Бонвичи обратился к австрийскому цесарю Леопольду I с предложением чествовать это событие отпеванием в главном венском соборе. Сначала сомневались, можно ли это делать ввиду того, что казаки были "схизматиками", но впоследствии убеждение, что украинцы воюют против общего врага всех христиан, победило. Король Ян III Собесский в письме Ватикану поспешил известить западноевропейский мир о выдающейся победе украинских казаков и указал на ее значимость в обороне границ Речи Посполитой и всей Центрально-Восточной Европы.
      В 1684 г. австрийский художник Й. М. Лерх схематично отобразил зимний поход казацких войск в гравюре под названием "Изображение нападения казаков во главе с гетманом Куницким совместно с валахами и молдаванами на татар у Днестра и победа над татарами". На ней изображена битва между казаками и татарами под Кицканами, а также момент казни пленных татар. Здесь видим изображение самого С. Куницкого. Это человек лет сорока, в казацкой военной форме, в его правой руке - гетманская булава. Он окружен старшиной и казаками, отдельные из которых держат сотенные знамена с вышитыми на них крестами. По словам польского историка К. Чоловского, в 30-х годах ХХ в. оригинал этой гравюры хранился в коллекции Библиотеки Павликовских (Львов).
      Также довольно полно освещали бои С. Куницкого с татарами тогдашние европейские газеты - польские, итальянские, немецкие "летучие листки". Краковское издание "Nowiny z Wegier" за декабрь 1683 г. сообщало о взятии подразделениями Куницкого Белгорода, что над Днестром. "Eigentliche Relation" (Краков, 1684) описывало битвы казачества с турками и татарами на украинских и молдавских землях, а также информировало о победе гетмана под Тилгротином 4 декабря 1683 г. Ту же информацию подает "летучий листок" под названием "Extraktschreiben des Kosaken" (Краков, январь 1684 г.) Немецкая "газета", вышедшая в Регенсбурге 22 января 1684 г., писала об успешных действиях казачества на землях Белгородской орды. Венецианское издание "Novissima relazione" за 1684 г. свидетельствовало о победе казаков Куницкого вблизи Тягины и завоевании Белгорода. О военном таланте казацкого предводителя сообщали "листки", напечатанные в феврале 1684 г. в итальянских городах Риме и Неаполе. Они интересны тем, что гетмана Правобережной Украины именуют не иначе как "Generale de Cosacchi". Вот что, в частности, писалось в итальянском издании "Nuova e distinta Relatione...", издававшемся в Неаполе: "...Казацкий генерал Куницкий завоевал Подолье, Валахию и Татарию".
      В конце декабря 1683 г. казацкая разведка сообщила своему гетману о приближении остатков многотысячной армии турецкого султана, которые возвращались на родину после венского разгрома. Спешно отступая из Буджака, украинско-молдавское войско дошло до Прута и начало переправляться на другой берег около с. Тобак, что к северо-востоку от г. Рени над Днестром. Именно здесь 30 декабря их догнали войска татарского хана Хаджи-Гирея, насчитывавшие около 12 тыс. человек. В течение пяти суток в оборонном военном лагере отражали казаки вражеское наступление, ожидая помощи польских подразделений краковского каштеляна А. Потоцкого, которые находились в Яссах. Не выдержав вражеского натиска, С. Куницкий вместе с конными полками (около 2000 чел.) сумел переправиться через реку и покинуть оборонный лагерь, в котором оставались пехотные полки во главе с полковником А. Могилой (около 4000 чел.). Впоследствии, оправдываясь перед королем, гетман так аргументировал свое отступление-бегство: "...бежали за Прут валахи, увидев это, начали бежать и казаки. Я их не мог удержать и вынужден сам за ними вплавь переходить за Прут и идти прямо к Яссам". Куницкий объяснял свое поведение тем, что идет на Правобережную Украину для размещения своих казаков вдоль границы от Могилева до Ягорлыка с целью обороны от татарских набегов. Также он просил прислать денег для оплаты и привлечения новых казаков.
      В феврале 1684 г. в Варшаву прибыло казацкое посольство во главе с генеральным писарем правобережного гетманата Пяйковским и полковником Я. Дуниным-Раецким. В привезенных "Супликах" от всего правобережного Войска Запорожского польскому королю были такие пункты: 1) позволить проведение выборов на должность православного киевского митрополита; 2) дать "древние вольности и права" казачеству, а также увеличить плату за участие в военных походах; 3) запретить шляхте вмешиваться в "казацкие" дела; 4) предоставить белоцерковское староство в полное владение правобережного гетманата; 5) определить размер платы для гетмана. Кроме того, посольство должно решить ряд мелких проблем, и, в частности, относительно размеров материального обеспечения, взаимоотношений с комендантами немировской и белоцерковской крепостей и тому подобное.
      Ян III Собесский в грамоте от 13 марта 1684 г. отвечал, что с выборами на должность митрополита нужно подождать, ведь Киев находится под властью московского царя, а "митрополитом должен быть тот, который признает Права и Конституции Коронные, житель Короны". Что касается обеспечения казацких "прав и вольностей", то говорилось только о том, что король "что-то" будет делать для их улучшения. Хотя, вместе с тем, правобережному казачеству при условии признания протекции польского короля позволялось - "с женами и детьми поселяйтесь (на Правобережье. - Т. Ч. ) беспечно Верности Ваши, начинайте счастливо, и распространяйте хозяйство, жизнь здоровую и веселую..." Дело с запретом шляхте препятствовать становлению казацких структур было отложено на рассмотрение следующего сейма. Деньги на военные расходы казаков, как уверял Ян III Собесский, были отправлены во Львов и Полонное. Что касается других требований, то "если уродзонный Гетман, как и Войско Запорожское милость родительскую узнавать всегда будут, король будет относиться к ним благосклонно". Именно эти требования казаков содействовали появлению следующих сеймовых и королевских актов 1684- 1685 гг., которые в рамках польского законодательства давали определенное правовое оформление казацкой колонизации Правобережной Украины.
      Однако часть казаков во главе с пехотным полковником А. Могилой, недовольная бегством своего гетмана из-под Тобака, что привело к гибели значительного количества людей, вызывает С. Куницкого из Немирова в Могилев. Там в начале марта 1684 г. состоялась казацкая рада, где было решено переизбрать руководителя правобережных полков. Самого Куницкого убили, когда он, по утверждениям очевидцев, "сменив казацкий жупан на монашескую одежду", собирался сбежать с места проведения рады.
      Подобное описание смерти Куницкого приводятся в "Истории Русов", летописях Самовидца, Григория Грабянки и Самуила Величко. Но существует и другая версия смерти гетмана, причем, что любопытно, упоминание о ней мы находим у наших соседей - молдаван. В 1844 году, за два года до издания Осипом Бодянским "Истории Русов", в газете "Одесский вестник" №32 был напечатан небольшой рассказ молдавского писателя Болеслава Хыждеу "Гетман Куницкий. Молдавское предание из летописи Василия Баинского".
      Вот что пишет Хыждеу: "В 1684 году казацкий гетман Куницкий вторгся в Молдавию, чтобы освободить ее от турецкого плена и утвердить на ее престоле господарем Стефана Петричейки. Обманутый в пособии молдаван, преследуемый сильным войском хана татарского, он убежал в буджакские степи, чтобы через Днестр убраться скорее в Польшу. Из пяти тысяч казаков, приведенных Куницким, осталось только семьсот молодцов. На берегу реки Ялпуха расположился этот обломок славной казацкой силы праздновать Пасху". На следующее утро, не успели еще толком казаки раскрыть глаза, как увидели в степи черное облако. Это десятитысячная татарская орда во главе с ханским сыном приближалась к ним. Ну и что же Куницкий? "Эй, братцы-молодцы! - сказал своим Куницкий, - не сдобровать нам! Незванных гостей провожают огнем и мечом. Но не посрамим крови казацкой, не посрамим нашей славы рыцарской. Лучше гнить в сырой земле, да жить в памяти людей, чем пойти в ясак, да служить бусурманам рабством египетским!"
      Далее следует красивая легенда о том, что ханский сын согласился отпустить казаков с миром, но при условии, что в выпущенном им в небо соколе будет столько ран, сколько казаков у Куницкого. Казаки соглашаются, но когда развеивается дым от выстрелов, татары видят, что семьсот казацких пуль пробили не белого сокола, а сердце их хана. В тот же миг десять тысяч татарских сабель обрушиваются на казацкие головы. "Так погиб в Буджаке славный казацкий гетман Куницкий вместе со своим славным рыцарством, - заключает Хыждеу свой рассказ. - Вечная память герою, старавшемуся освободить Молдавию от ига турецкого!"
      Как же возникло это предание, и кем был автор рассказа? Известно, что Василий Баинский, "родственник молдавского господаря Стефана Петричейку", которому Хыждеу приписывает роль летописца, не оставил после себя какой-либо летописи, но сам Болеслав Хыждеу был прямым потомком молдавского господаря. Его прапрадед Стефан Хыждеу был женат на родной сестре Стефана Петричейку, и после его гибели в 1673 году Стефан Петричейку усыновил своих племянников. С тех пор этот род носил двойную фамилию - Петричейку-Хыждеу. Очевидно, что в семье Хыждеу сохранились семейные предания, берущие начало от событий тех лет.
      Но какой бы ни была гибель гетмана С. Куницкого, военная кампания под его руководством, состоявшаяся зимой 1683-1684 гг., получила большой резонанс во многих странах и вошла в анналы мировой истории. Более того, эта военная операция стала одним из ярких эпизодов общей борьбы европейских народов с Османской империей в их противодействии распространению турецкого влияния на христианский мир Центральной и Восточной Европы.

      (Подготовлено с использованием материалов газеты "День": "Братья по крови", Тарас Чухлиб, №152, 28.08.2004 г. и "Реконструкция судьбы", Владимир Селезнев, № 57, 01.04 2005 г.).



      Высказать свои замечания, пожелания автору рассылки можно по адресу: country.ua.unknown-owner@subscribe.ru. Заранее благодарю.
До встречи!
Берегите себя!
Всегда ваш Dr. Sokha



ПОДПИСКА

Рассылки Subscribe.Ru
Украина неизвестная

Рассылка 'Украина неизвестная'

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: country.ua.unknown
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное