Новости Искусства@ARTINFO

  Все выпуски  

Новости Искусства@ARTINFO http://www.iCKYCCTBO.ru


Новости Искусства@ARTINFO
http://www.iCKYCCTBO.ru
в Сети, в Мире, в России, в Москве, в Питере, Веб навигатор (музеи, ярмарки, фестивали, периодика etc), периодика, фото и аудио репортажи,  "Theory is Sexy"  с Александром Соколовым, "АРТФон с Оксаной Саркисян", Арт-Лондон с Еленой Зайцевой, Венские заметки Лены Лапшиной, репортажи Михаила Молочникова из Берлина, SUPREMUS Zurich, "АРТикуляция" с Дмитрием Барабановым и другие специальные проекты>
Выпускающий редактор - Юрий Пластинин

6.5.2006
N 179: 

<<АРТФон c Оксаной Саркисян # 12.  АРХИапрель. Лекции Ю. Аввакумова, И. Зангелиса, запись «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века», реплики Д. Саркисяна, И. Бакштейна, Ирины Горловой и Кирилла Асса. Здесь>

<<Венские заметки Лены Лапшиной #2. Бурная неделя времени ViennAfair и вопрос о спорности её успеха. Здесь>

<<Конференция ИСКУССТВО И ОБРАЗОВАНИЕ. Образовательные аспекты издательской деятельности в области современного искусства 19-20 May 2006 в ЦДХ, Москва. Здесь

<<АРТФон c Оксаной Саркисян # 12.  АРХИапрель. Лекции Ю. Аввакумова, И. Зангелиса, запись «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века», реплики Д. Саркисяна, И. Бакштейна, Ирины Горловой и Кирилла Асса.

Архиромантично.

<<Разговор об архитектуре возник неожиданно, совпав со свежим дыханием первого весеннего ветерка. В открытые после долгой зимы окна восприятия хлынули потоки яркого солнца, освещающего окружающую нас городскую среду. Урбанистический пейзаж оживился, и актуальность разговоров об архитектуре возникла сама собой. 14 апреля в Stella Art Gallery в пограничном пространстве архитектуры, искусства и поэзии прошло выступление Юрия Ававакумова. 18 апреля в международный День памятника состоялось принятие «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века». В Пасху, 22 апреля с лекцией выступил, впервые посетивший Москву, метр современной архитектуры лорд Норман Фостер. Этим лекциям и конференциям сопутствовали выставки. Ю. Аввакумов сделал в Stella Art Gallery Красный угол, как посвящение русскому авангарду. В Музее Архитектуры им. Щусева открылись выставки «Репрессированная архитектура», Фотовыставка Ричарда Пэйра «Потерянный авангард», выставка «Высотные здания Москвы. 1935—1950», демонстрировавшаяся осенью в Бельгии и выставка «Советский модернизм. 1955—1985». Таким образом, вся российская архитектура ХХ века и идеи ее вдохновляющие оказались как на ладони. Выставка Нормана Фостера в музее им. Пушкина по свидетельству ее куратора И. Бакштейна представляла не только самые известные проекты английского лорда, но и грань между искусством и архитектурой. Нельзя было так же пропустить лекцию одного из ведущих и авторитетнейших профессоров архитектуры Ильи Зангелиса, прошедшую в ГЦСИ 28 апреля.
Беседа с Кириллом Ассом, молодым архитектором и художником состоялась на фоне всех этих важных для Москвы событий.

Лекторий в красном углу.

<<На выставке Красный угол в Stella Art Gallery Юрий Аввакумов прочел лекцию, посвященную Лесам, Лестницам, Полетам и Пролетариям. В общем,  своему творчеству, имеющему многолетнюю историю, намного более древнюю, чем биография самого Аввакумова. Творчество Авакумова романтично в первую очередь в силу погружения в исторический материал. Но, приобщившись к  традициям легендарного русского авангарда, к его утопическим идеям, Ю. Аввакумов неизбежно смотрит в будущее. Это еще один оксюморон его  серии «Временные монументы».

Юрий Аввакумов о Временных монументах.

«Леса, Лестница, Леса - это все, что связано с полетом. И еще немного авангардного пролетарского. Все это для меня связывается в хлебниковскую линию из похожих друг на друга слов. Конструктивизм заявлен в названии лекции «Посвящение русскому авангарду».
Первая работа из модельного ряда была сделана в 88 году и посвящена летательному аппарату Татлина. Сам Татлин считал,  что его можно будет в будущем использовать вместо велосипеда, но не удалось ее испытать, говорят, что ветра не было. Так что вопрос остался открытым, и многие сейчас сомневаются, считая это чисто художественной вещью.
Для тех, кто сомневается, я подумал, что хорошо бы поставить такую вышку из строительных лесов, с уровня на уровень пустить пожарные лестницы, по диагонали пересечь строительным краном и подвесить этого самого летатлина. Теперь каждый теоретически может подняться наверх этой башни, впрячься в летатлина и попробовать действительно ли можно летать, или можно спокойно висеть в воздухе и фотографироваться. Это работа положила начало целой серии подобных работ, название которых – Временные моменты. Это такой оксиморон. Временные потому, что использовались бросовые материалы. Монументы, потому что это были посвящения титанам русского авангарда Татлину, Лисицком. По рисунку «Трибуна Ленина» Лисицкого, который сделал ее в 24 году для выставки в Вене, - такая динамичная диагональная композиция, Ленин тоже устремлен куда-то в угол. Но когда я подумал, что будет, если ее реализовать, для начала в модели, то понял, что композиция получается не такая динамичная как на рисунке. А если Ленина убрать, то вообще никакой динамики  не получается. Задумавшись над этим, вспомнив рисунок ученика Лисицкого Хитекеля и обнаружив замечательный разрез пирамиды Хеопса, где та же самая конструкция существует, но закованная в камень, я понял, что если к этому всему добавить лестницу, нормальную лестницу, и пустить ее зигзагом, тогда решается много проблем связанных с динамикой. Персональный лифт на рисунке Лисицкого, если он не движется, никакой динамики не происходит. А в лестнице движение есть всегда. Так как каждый теперь мог подняться по лестнице. Я назвал эту работу «Трибуна Ленинца».
Другая работа была посвящена и Татлину и Мухиной, хотя все начиналось конечно с Мухиной. Ее скульптура Рабочий и Колхозница, внутри которой находиться замечательная каркасная конструкция. Уже тогда шли разговоры, что ее нужно куда-то передвигать, что она в плохом состоянии и тема ремонта появилась сама по себе и возникла конструкция, которая похожа на строительные леса, и одновременно она похожа на памятник третьего интернационала Татлина. Получилась одна прозрачная конструкция в другой прозрачной конструкции и глаз может вычитать и складывать, кому что нравиться. Плюс ко всему получилось, что внутри соцреализма находиться вполне конструктивистская вещь, а в этой работе получилось, что сам соцреализм теперь находиться внутри конструктивизма.
Следующая работа из этой серии –  «Трибуна спортсмена – парламентария». Спуск я здесь сделал в виде трамплина. Как раз 1991 год, депутатов еще не было, но уже возникли думские дебаты, люди сидели на прудах и слушали радио. Мне показалось, что спорт, политика иногда близко сходятся. Я представил, что такая трибуна может быть для коллективных выступлений.
Вышка для прыжков в воду.  Человек, который учиться прыгать в воду, бьется сильно о воду. Чтобы избежать болезненного эффекта при обучении прыжкам в воду,  вышку просто нужно поместить в воду. Специальные пояса со свинцом предполагаются. Так, чтобы прыгая можно было погружаться, делать кульбиты. Эта история была спровоцирована человеком, которого никто не знает. Это изобретатель Гороховский, репрессированный в последствии, он занимался парашютами и много есть его патентов, связанных с парашютным делом. Он же проектировал для парков культуры и отдыха  какие-то инсталляции. Не знаю, были ли они построены, но они на мой взгляд замечательны.  Вот, например, аэродинамическая труба в парке. Решетка, под ней авиационный мотор с пропеллером. Человек входит, его крепят к парашюту, включают мотор, и человек вылетает как пробка шампанского со штанами полными от страха. По-своему абсурдная вещь.
Работа «Летающий пролетарий», посвящена Маяковскому, у которого есть аналогичная поэма. Речь в ней шла о борьбе «наших» с капиталистами. Вся война шла в воздухе, и «наши», соответственно, побеждали. Я представил, что такое перетягивание каната могло возникнуть и в ограниченной специально сконструированной модели. Это две вертикальные фермы. Между ними – байдарка. 6 мест с одной стороны , 6 – с другой. У каждого кресла есть рычаг, как на инвалидных колясках. Дух соревнования заставляет подниматься байдарку вверх. Соревнование должно было начинаться на земле, возможно с вылетом и отлетом.
Соответственно, Временные монументы осуществлялись в Русском музее, на выставке Москва-Берлин. В русском музее места было много. На Москве –Берлин мало. Так что выставку одну и ту же делали и на 400 метров и на 4 тыс. метров». 

Аввакумов об архитектурной модели Малевича 27 года.

В слиянии конструктивизма, супрематизма и соцреализма рождается нечто новое, современное структуралистское произведение на грани архитектурного чертежа и художественного объекта.  Пристальное внимание и особое тонкое понимание проблем конструктивизма и супрематизма позволили Юрию Аввакумову в прямом смысле прикоснуться к святая святых русского авангарда, к супрематической архитектурной модели 27 года Малевича.
«Она была куплена Третьяковкой и в 28 году ее благополучно уронили. Ну поскольку времена поменялись, хранилась она не очень хорошо.  Масса мелких деталей, они все в конце концов и отвалились. Сохранилось три кусочка и 60 деталей.
Я получил предложение от музея Гуггенхайма эту колону реконструировать. В Третьяковке были свои представления о реконструкции моделей. Они думали, что я соберу старую и туда приклею новые кусочки. Но я решил, что это было бы неправильно, вообще и для меня лично не правильно убивать старую вещь. Поэтому я предложил им два варианта. Один –   собрать имеющиеся кусочки на колоне Малевича. Второй -  сделать реконструкцию. В Третьяковке их сейчас экспонируют парой, но для меня этим работа не закончилась. Мне удалось по ходу познакомиться с некоторыми документами. Письмо Малевича к Клюну включало следующее завещание: всем художникам мира, всем кто меня знает завещаю похоронить меня в Барвихе, а на могиле поставить ту колонку, которая храниться в Третьяковской галерее, и с нее Юпитер смотреть. И вот я понял, что это завещание обращено и ко мне. Я стал искать телескоп, который можно поставить на эту вышку.  Естественно определились размеры этой вышки – сечение общего столба должны быть где-то 3 на 3 метра. Автоматом общая высота получилась 36 метров, но телескоп никак не ложился. Во-первых, Юпитер не так далеко, его можно смотреть в бинокль, во-вторых, телескоп это не подзорная труба, то есть это просто труба. Может, подошел бы радио телескоп, но они напоминают тарелки НТВ, что тоже, на мой взгляд, не очень подходило. И вот я нашел гравюру 18 века, телескоп Яна Гевелиуса, жителя Гданьска, то есть поляка, как и Малевич. Он проектировал телескопы. Воздушный телескоп представлял собой окуляр на мачте, которая управлялась настоящими матросами. Был у него и укороченный вариант для своей мастерской… По-моему получилось довольно хорошо. Они настолько разные, что не начинают работать как одна скульптура и начинают работать как крест. Плюс ко всему, человек, прицепившись к корзинке, может подняться к окуляру и, зависнув на высоте 12 этажного дома, может посмотреть туда, куда смотрел Малевич».

Песнь о Лестницах в исполнении Ю. Аввакумова.

Лекция, сопровождающаяся показом слайдов, часто без визуальной параллели, превращается в песню. Желающие могут проверить это сами.
«Если из лестницы строить баррикады, то средство коммуникации становится средством дискоммуникации.  
Прототипы лестниц: Зороастрийское кладбище где-то в Азии. Покойника выносили на кладбище на лестнице, а после захоронения лестницу ставили вверх (возможно это лестница в небо). Второй прототип – единственная постройка великого русского архитектора Леонидова - лестница в Кисловодске. 
Лестница из нотных станов.
Динамичная башня из плоских лестниц.
Бесконечная лестница создается при помощи конструкции из двух зеркал, между которых по мнению китайцев возникает бесконечность».  

Несчастнейшее из искусств .

<<Проблемы сохранения памятников архитектуры   громко прозвучали благодаря целому ряду событий, организованных усилиями Натальи Душкиной. 17 апреля во всех трех залах Музея архитектуры открылись выставки. В рамках международного проекта «Сохранение архитектуры ХХ века и Всемирное наследие» в Аптекарском приказе открылась выставка «Репрессированная архитектура»  о сохранении архитектурного авангарда в России и Германии.  Большинство представленных на выставке построек поставлено на государственную охрану. Но сегодня ни для кого не секрет, что «неугодные» быстро развивающемуся городу объекты быстро приходят в негодность, горят, как например Манеж или множество других, менее известных построек. Архитектурным памятникам в наше время везет намного меньше, чем памятникам других искусств. И поэтому накануне Международного Дня Памятника на открытии выставок в Музее Архитектуры, его директор Давид Саркисян, призывал к ламентации:
«Демонстрация вон там. У нас тут ламентация. Мы плачем. Мы кричим как Золя: «Я протестую». Все что нам остается только крикнуть».
День памятника международное арх сообщество, съехавшееся на конференцию «Heritage at Risk. Сохранение архитектуры ХХ века и Всемирное наследие»  в Москву,  отметило принятием «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века» в ДК Зуева.
«У кого есть замечания, пожалуйста, высказывайтесь. Ее разрабатывал наш домашний научный комитет, и потом она была согласована с  ICOMOS.
Предложение:
Вторая страница 2ой абзац. «К необходимости финансирования программ по реставрации», я бы добавил: финансирование так же по исследованию, консервации и реставрации. И в 1ом абзаце на второй странице я добавил «публикацию просветительских программ».
Я думаю, мы согласимся с этим предложением? Нет возражений? Принято.
Предложение профессора Семенова В. Н:
Я бы добавил в 1ом абзаце 2ой страницы «совершенствование системы сбора и хранения фактографической и другой документации»…
-Тоже разумное предложение. Какие еще предложения?
Давайте примем декларацию (непродолжительные аплодисменты)
Предложение подготовить список из 20ти памятников
Это очень хорошее предложение, но его надо сформулировать в жанре документа, который мы утверждаем.
Теперь давайте примем всё вместе.
Если бы где-нибудь в конце написать, что мы обращаем внимание на катастрофическое положение таких-то выдающихся произведений авангарда и перечислить их. Думаю 8-10 памятников.
Предложение упомянуть 3 шедевра, которые находятся в угрожающем состоянии. Так и написать.
Дом Русакова, дом Мельникова, дом Николаева, дом Гинзбурга, и я бы еще Каучук добавил, в очень плохом состоянии.
Станции московского метрополитена так же предлагается включить в список».
Решено включить станцию Маяковская, которая и так была закрыта недавно на капитальный ремонт. Возможно, это предоставит правительству Москвы возможность хоть как то отчитаться перед авторитетной профессиональной аудиторией и показать, что ситуация сдвинулась с мертвой точки.
«Первая часть декларации обращена к мировому сообществу в целом, последняя – правительству Москвы. Больше половины памятников русского авангарда находится за приделами Москвы и России. Будет ли здесь отмечена эта ситуация?
- Пожалуйста, вставьте, нет проблем, но последний абзац справедливо обращается к правительству Москвы, так как наша конференция происходит в Москве. Я предлагаю оставить 6 объектов, по которым можно отследить изменение ситуации и требовать срочных мер. Я еще раз прошу поднять руки тех, кто за то, чтобы принять эту декларацию с поправками. Все за? Декларация принята с одним голосом против.
- Во-первых, вся декларация написана бездарным русским языком и весь документ надо переписать так же потому, что он весь неточный. Самое сложное – совмещение позиции властей и профессионального мнения.
То, что сказал А.П. разумно, как всегда, но мы все же в первый день принимаем этот документ, потому что многие должны будут уехать. Предлагаю А.П. написать резолюцию в конце третьего дня. Возможно, этот документ будет важнее, так как в нем будут учтены все выступления.
(непродолжительные аплодисменты).

Лорд от архитектуры.

<<Лорд конечно не принц, но весьма близко. По мнению Иосифа Марковича, лорды на дороге не валяются.
Иосиф Маркович:
«17 лет я работал в НИИ архитектуре,  1974-1991… Представляешь? Я там познакомился с Бродским, Уткиным, Андреем Боковым. Гнедовский был моим начальником, ныне председатель союза архитекторов. А потому мне было интересно поразмыслить по поводу того, что такое современная архитектура и попытаться ее представить как современное искусство. Я подумал, что лорды на дороге не валяются. Он невероятно харизматическая фигура. Я с многими выдающимися людьми был знаком, но лорд Фостер все же…Это был самый ответственный и сложный момент в моей творческой биографии. Это не отмороженные художники. Нужно же было себя поставить, в этой роли себя увидеть. Это очень сложно. Поверь мне».
Мне лично на Нормана  Фостера  http://www.normanfoster.ru/ взглянуть не довелось. На лекцию, которую он читал на винзаводе, я не попала. Но думаю многие были очарованы Фостером, не только Иосиф Маркович. Около тысячи человек собралось на лекции, многие специально ради этого события приехали в Москву.  О выступлении лорда мне рассказала Ира Горлова:
«Он интересно все рассказывал. Когда он уходил в другую сторону и говорил о развитии городов, я переставала понимать его английский, но когда он рассказывал о своих проектах это очень  интересно, у него очень интересное мышление. Он показывал, например, какую-нибудь фитюлечку, а потом из нее вырастала, например, целая библиотека в Берлине. Очень красиво. Он видимо очень хороший преподаватель. Народу было несколько тысяч, когда мы вошли, у меня шок был. 
Он очень много показывал проектов, компьютерные программы, как выстраивалась оболочка, для студентов это очень полезно. А для нас очень любопытно. Хотя когда он показал проект реконструкции Новой Голландии в Питере, хотелось свистеть, хотя конечно это не он виноват. Все проекты уничтожают это место, его особую атмосферу. Как бы не был хорош проект, все равно ты понимаешь, что не будет такого замечательного места. Они же ему предлагают включить внутрь большого комплекса существующие памятники, и все это в капсулу погрузить. Это будет внутренняя экспозиция Новой Голландии, а не место в городе». 

Заложник архитектуры по собственному желанию.

<<Если проекты Нормана Фостера – пример монументальной уникальной архитектуры, то лекция «Текст как архитектура. Архитектура как текст» профессора из Нидерландов Ильи Зангелиса в ГЦСИ рассматривала архитектуру как научную дисциплину, одну из общественных наук, напрямую связанную с социологией, геополитикой, экологией.
Илья Зангелис:
«Хотелось бы порассуждать, какие направления могут стать главенствующими в будущем, о тех проблемах, которые нас ждут в мире, замыкающемся сам в себе. Даже если мы не будем сейчас рассматривать социальные проблемы глобализации, проблемы истощения ресурсов, приватизации земли и рост населения. Как известно в России еще много свободного места, но  у вас есть такие соседи как Китай – нетрудно представить себе последствия такого соседства. Нетрудно представить себе угрожающие утопические сценарии. Буквально ближайшее поколение увидит Землю, сплошь застроенную частным жильем среднего класса, которые избегают общественных зон.
Сегодня, когда город становиться концлагерем  импортированной рабочей силы. Когда не останется разницы между загородным и городским жильем. Экологический кризис. Просто несколько смертельных для человечества факторов. Раньше или позже человечеству придется реорганизоваться, если оно намерено выжить. Я уверен, меры будут приняты, непонятно, правда, как. Если мир не пересмотрит своих священных коров, вроде приватизации земли. Необходимость принятия мер распространяется и на архитектуру, в одной из первых очередей. Коллективизация и увеличение плотности в критических точках становиться жизненно важна. 
Черты, которые характеризуют наши дни: буржуазное стремление  избежать общественного, стремление к частному, собственному, пренебрежение своими общественными функциями.   
Можно предвидеть возвращение авангарда. Снова вспомнят об идеях Малевича, когда минималистские объекты появятся по всей Земле просто, чтобы сохранить пространство. Мы хотим вычленить сущность этого нейтрального архитектурного языка. Нам стоит перестать бояться большого, масштабного, поскольку вещи будут расти. Это не ново, это проповедовал Карбюзье. Это неизбежно».

Отсутствующая граница .

<<Вполне риторический вопрос: чем искусство отличается от архитектуры, я задала Кириллу Ассу, который реализуется и как архитектор и как художник. Камертон любого искусства – решение личных проблем автора посредством искусства. Это одинаково точно определяет, где искусство, а где не искусство в любой области. Кирилл Асс:
«То, чем я занимаюсь, является искусством в любом случае. Я не очень улавливаю тему. Любое искусство является ответом на внутренние вопросы художника. Классические три пункта архитектуры Прочноть-польза-красота это лишь еще одно измерение задает.  Зашел разговор о Фостере:
«Фостер – такая же транснациональная корпорация как Кока-кола. Малинин написал, что появление Фостера в России вызовет подъем  современной архитектуры в России. Это что-то наподобие заявления, что приезд Майкла Джексона в Россию вызовет подъем электронной музыки в России. Ну, такая фигура очень хорошая, очень хороший бренд.
Вопрос:  Архитектурный опыт привносит что- то в искусство? Творчество художников, которые одновременно архитекторы, чем-то отличается? Можно выделить Аввакумова, Бродского. Ты, Костя Ларин, Леша Добров – все отличаются глобальными идеями и проектами.
Кирилл: «О реализации или о постановки вопроса идет речь? Для архитектора возможно искусство представляется свободным пространством?
Я считаю, что все, что архитектор ни делает, он считает архитектурой. У меня такое ощущение возникло после АРХ Москвы. Я позвал пацанов, чего-то сделать, они все сделали. Сделали архитектурные высказывания, которые непосредственно к архитектуре отношения не имели. Но они выводили четкие концепции, обосновывая связь с архитектурой. Когда часто произносишь такие слова как «архитектура», «искусство», они замыливаются как-то. Я не очень понимаю вопрос. Это, наверное, беда художников местных, что здесь никто ничего большого не делает. Получается, что это недостаток размаха. По-моему КД с перебежками в лесу это очень точный архитектурный проект.
Формально я бы не разносил искусство и архитектуру.
Все время происходит решение личных проблем. Вот Фостер не решает личных проблем уже давно. В архитектуре тоже есть деление на искусство и на неискусство. Личная проблема находит отклик у зрителя, тогда это искусство.
Я вспомнила Моцарта «К Элизе» и поняла, что музыка тоже близка архитектуре и искусству, в смысле решения личных проблем.


<<Венские заметки Лены Лапшиной #2. Бурная неделя времени ViennAfair и вопрос о спорности её успеха.

<<Венский апрель был ознаменован второй попыткой венской арт-ярмарки ViennAfair, которая, несмотря на свою стабильную коммерческую несостоятельность, уже представляет собой немаловажное интернациональное событие для австрийской столицы. Новый директор Edek Bartz (сменивший Gabriela Gantenbein, а также логотип ярмарки) продолжил развитие направления ViennAfair в качестве посредника между странами западной и восточной Европы (или вест- и ост-блоками или странами былого коммунизма…). Конечно-же прежде всего это отразилось на презентации галерей именно тех стран, которые представляют повышенный финансовый интерес нескольких крупных австрийских фирм, активно "поддержавших" их участие в ярмарке. Россия к данным фаворитам очевидно не относится. Кроме московских Айдан и Стелла Вену посетила галерея Арка из Владивостока.
Вторая ViennAfair отличилась относительно большим количеством стендов некоммерческих организаций (к сожалению ничего кроме информации не показывающих) и тесной планировкой зала с непрерывающимися "улочками", галерями напоминающими более измайловские стенды (ориентация на большее количество менее дорогих работ), а также массовым сокращением персональных шоу. Как всегда остроумный проект "Кухонного Супрематизма" Синих Носов  так-же как и их видео "Бильярд" к сожалению затерялся в переполненном объектами стенде галереи Knoll. Галерея Арка показала свежую серию Оли Киселёвой "Where are you?".
Немецкая U7 представила серию живописи Марины Напрушкиной счастливого советского реализма с крупноформатными семейными застольями в "хрущовках" и как положено с книжными шкафами и хрусталями в "стенках".  

В общем и целом потрясающих проектов или интересно оформленных пространств не было замечено как впрoчем и коммерческого успеха. В Австрии просто нет художественного рынка, практически отсутствуют коллекторы, люди у которых нет денег не покупают искусство, а те у которых они имеются поступают аналогичным образом. Несмотря на это существует достаточно плотная сеть профессиональных галерей современного искусства на которых держится ViennAfair. И если оставить в стороне статистику посетителей и продаж можно ещё раз подтвердить важность данного мероприятия для города с проходящими параллельно приёмами, приездами, отъездами, тусовками, контактами и т.д.

Именно ко времени открытия ViennAfair попала премьера моего монументального проекта "trance_siberia", созданного специально для MAK Nite и курируемого Andreasом Kristofом. Задним числом можно с уверенностью утверждать, что эсперимент показа multi-screening фильма "trance_siberia" - на протяжении всего вечера поддерживаемый live-soundом группы Nuclear Los из Новосибирска - удался. Електро-музыка и девять часов видео материала (триптих из выстроенных в 16-метровый ряд проекций) в высоком с обходными галереями зале МАКа, временно переместившегося на транс-сибирскую магистраль, с входным тамбуром (входом в зал), последующими окнами вагона с мелькающими ландшафтами (двусторонними рядами DVDs/ TVs) и наконец большой проекцией в зрительном зале, заполненном поездными сиденьями и спальными полками. Мы проехали под мерное покачивание более двух тысяч км с постоянным преодолением ландшафтов и остановок, разговоров и опасных разборок, застолий и пьянок, голых мужиков и городских танцев, засонья и мечтаний, встреч и расставаний. В общем серию всех тех типичных trance_siberian состояний, которыми заполняется полупьяное время освоения бесконечных транс-сибирских пространств российских провинций по обе стороны Евразийской границы.
И зрители не только выдержали беcпрерывную трехчасовую трёхпроекционную акцию (как известно фильмы и видео трудно привлекают внимание дольше чем на несколько минут), но ещё и были настроены на бурные аплодисменты после окончания премьеры! Спасибо им всем безымянным за это обратно, а также самоотверженным DJ-машинистам из Nuclear Los, которые после такого вечера не сломались и через день сопровождали новый фильм "Gagarin Party", сделанный для мероприятия в Kunstraum Niederösterreich и каким-то образом (скорее всего своей крутизной) связанный с первом полётом в космос… Spacy "Gagarin Party" несмотря на свою камерную одно-проекционность также удалась и все присутствующие повеселились на славу.  

После затихания заполненной интернациональными тусовками недели и последующего столь необходимого длительного отсыпа в стенах моего венского Газголдера - в качестве эксперта иного вида roadmovie - я была приглашена в Tanzquartier Wien на премьеру "The Global Soul - The Buddha Project", обрабатывающей тему состояния путешествия и движения. Tanzquartier Wien занимается развитием современного танца, но делает это в таком широком диапазоне, что задевает все пограничные виды искусства. Серии проектов кооперирующих с искусствоведами и художниками сменяются теоретиками урбанизма и диджеями, кино и театром и т.д.. На сей раз серию, состоящую из бесед, лекций, перформансов и презентаций разработал режиссёр из Сингапура Ong Keng Sen. Премьера постановки "The Global Soul" завершает его серию "Urban Fetishes". Несмотря на патетическое название Ong Keng Sen неназойливо реализует путешествие как таковое, его причины, цели и безцельности. Пять персонажей представляют "Global Soul" в форме вечно одиноких и в себя обращенных прохожих, постоянно осваивающих абстрактное пространство повседневности. Каждый продолжает свой собственный путь. Коммуникация и социум отсутствуют в этом космосе движущегося в никуда одиночества и периодически прерывается маргинальными вступлениями. Всё действие вращается вокруг "Станции Мир" с крыльями пандуса и лестниц ведущих к возвышенной платформе - цели, катарсису, кратковременному смыслу существования - к которой стремится каждый персонаж отдельно (некое подобие игры детства "царь горы") и с индивидуальностью мировосприятия полностью исключающим совместное путешествие. Технически практически совершенное представление "The Global Soul - The Buddha Project": танец Sophiatou Kossoko, монолог Charlotte Engelkes, сцена, звук, свет, мультимедия, а таже порядочная доля необходимого для западного зрителя формализма.  

Lena Lapschina 


<<Конференция ИСКУССТВО И ОБРАЗОВАНИЕ. Образовательные аспекты издательской деятельности в области современного искусства 19-20 May 2006 в ЦДХ, Москва.

Конференция «Образование и современное искусство. Образовательные аспекты издательской деятельности в области современного искусства».

Инициатор и организатор конференции Издательская программа «Интерроса».

ОБРАЩЕНИЕ К УЧАСТНИКАМ. 

Уже сейчас можно говорить, что в российской арт-системе наблюдается нехватка художников, кураторов, искусствоведов в области современного искусства. Для появления такого рода профессионалов необходима современная образовательная система, включающая серьезную теоретическую подготовку.

Российское образование в области искусства предлагает, в основном, нереформированные каноны преподавания, доставшиеся в наследство от прежних эпох. В области современного искусства существуют только немногочисленные частные инициативы – Институт проблем современного искусства в Москве и ПРО АРТЕ в Санкт-Петербурге.

Многосторонняя компетенция, необходимая современному художнику, существенно повышает значение его теоретической подготовки. Проблема формирования принципов современного образования является важной темой не только и не столько в российском контексте. Она широко обсуждается в международных СМИ, а также становится объектом творчества и рефлексии художников и кураторов.

В надежде получить представление о подходах к этой проблеме в других странах, организаторы пригласили на конференцию кураторов крупнейших интернациональных выставок современного искусства documenta 12 и Manifesta 6, избравших тему образования лейтмотивом своих проектов.

Высокие ожидания, связанные с современным искусством и его образовательной ролью в обществе, ставят принципиальный вопрос о том, какой компетенцией должны обладать художник, куратор, критик, теоретик актуального искусства.

Важным аспектом российского образования в области современного искусства должна стать издательская программа, способная обеспечить специалистов необходимой учебной и профессиональной литературой. 

Участники конференции: 

Екатерина Андреева, специалист по отечественному и западному искусству ХХ века, доктор философских наук, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник ГРМ, автор первого опубликованного на русском языке цикла лекций об истории и теории искусства второй половины ХХ века (Все и Ничто: Символические фигуры в искусстве второй половины ХХ века. СПб., 2004). Один из авторов и член редколлегии «Новейшей истории отечественного кино 1986–2000. В семи томах» (СПб., 2001–2005). В 2006 году в издательстве «Азбука» в серии «Новая история искусства» готовится к выходу книга Екатерины Андреевой «Постмодернизм. Искусство второй половины ХХ века». В настоящее время работает над сборником по истории ленинградского нонконформизма «Лгать только правду. Материалы к биографии Тимура Новикова (1958–2002)».

Иосиф Бакштейн, куратор-координатор Первой Московской биеннале, заместитель генерального директора ГМВЦ РОСИЗО, директор Института проблем современного искусства (Москва), 1999 – куратор российского павильона на 48-й Венецианской биеннале, 2002 – куратор российской экспозиции на 25-й Биеннале в Сан-Паулу.

Людмила Бредихина, художественный критик, куратор, специалист в области гендерных исследований. Закончила филологический факультет МГУ.  С 1990 по 1994 год руководила издательской деятельностью галереи «Риджина». Автор-составитель антологии «Гендерная теория и искусство» (М., РОССПЕН, 2006), каталогов «Введение в конфигуративность» (М., 1991), «Риджина 1990–1992», «О. Кулик. Пустой квадрат», Oleg Kulik. Art Animal (Ikon, 2001).
Автор многочисленных статей и рецензий о современном изобразительном искусстве и гендерных проблемах.
Соавтор Олега Кулика в проекте «Зоофрения» (1994–2004). 

Антон Видокль, куратор биеннале Manifesta 6 (2006), художник, родился в Москве, живет в Нью-Йорке. Его работы выставлялись на таких выставках как Венецианская биеннале, Биеннале в Дакаре, биеннале в Лодзи; а также в Tate Modern, Лондон; Moderna Galerija, Любляна; Musee d'art Modern de la Ville de Paris; Museo Carrillo Gil, Мехико; UCLA Hammer, LA; ICA, Бостон; Haus Der Kunst, Мюнхен; P.S.1, Нью-Йорк;
Антон Видокль – основатель и директор e-flux, опубликовал online такие проекты как Next Documenta Should Be Curated By An Artist, Do it, Utopia Station poster project. 

Екатерина Дёготь, кандидат искусствоведения, критик и куратор, живет в Москве. Работала старшим научным сотрудником в ГТГ, колумнистом в газете «Коммерсант», куратором ЦДХ. Преподавала в Европейском университете в Санкт-Петербурге, в Институте современного искусства в Москве, была приглашенным профессором в университетах США и Европы. Куратор и со-куратор таких выставок как «Память тела: нижнее белье в советскую эпоху» (Музей городской истории, Санкт-Петербург), «Москва-Берлин 1950–2000» (Martin-Gropius Bau в Берлине, Исторический музей в Москве, 2003–2004), «Советский идеализм» (Mузей валлонского искусства, Льеж, 2005), «Комедия: Смешная сторона движущегося образа» (ЦДХ, 2005). Автор книг «Террористический натурализм» (1998), «Русское искусство 20-го века» (2000), «Московский концептуализм» (совместно с В. Захаровым, 2005). 

Елена Коловская, исполнительный директор Института ПРО АРТЕ, Санкт-Петербург. С 1993 года работала в Петербургском отделении Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) директором программ по культуре и искусству, в 1999 году учредила некоммерческую организацию – Петербургский фонд культуры и искусства «Институт ПРО АРТЕ», в 2000 году – возглавила партнерский проект «Международная учебная программа по менеджменту в культуре», в 2002 году основала «Учебные курсы по культурной журналистике». Куратор выставочных проектов, в т. ч. выставки «Билл Виола и Ширин Нешат в Государственном Эрмитаже» в 2003 году. Автор статей об организациях культуры, редактор изданий по современной культуре и искусству. Стипендиат Фонда Эйзенхауэра (2001), член Международного совета Фонда Эйзенхауэра. Участник и эксперт Зальцбургских семинаров (2002, 2003). Член CIMAM – Международного комитета музеев и коллекций современного искусства и других международных организаций. 

Красимира Лукичева, кандидат искусствоведения, зав. кафедрой всеобщей истории искусств, зам. декана факультета истории искусства РГГУ, член АИС и AICA, член Ученого совета Музея Востока и Музея декоративно-прикладного и народного искусства. Работы по искусству XIX–XX веков, по теории и методологии искусства, в том числе о теоретических подходах Гринберга и И.-А. Буа к изучению кубизма, об онтологии искусства и виртуальной реальности Интернета, о невербальных способах смыслообразования в искусстве XX века, о трансформации роли художника во второй половине XX века. В первом полугодии 2006 года должны выйти работы о «новой истории искусства» (о методологическом повороте истории искусства в конце XX века), о Майкле Фриде как теоретике современного искусства. 

Оля Лялина, в 1993 году закончила факультет журналистики МГУ (кафедра литературно-художественной критики и публицистики). В начале 90-х писала о параллельном кино и постсоветском кинематографе. Одна из основателей клуба СИНЕ ФАНТОМ (1995). Со второй половины 90-х занимается интернет-искусством. Net artist, animated GIF model, автор Первой Настоящей Сетевой Галереи и Последнего Настоящего Сетевого Музея, сетевой критик и куратор. С 1999 года профессор Академии коммуникативного дизайна (Штутгарт, Германия). 

Виктор Мизиано, кандидат искусствоведения, окончил отделение истории и теории искусства исторического факультета МГУ им. Ломоносова (1980). С 1980 по 1990 год – научный сотрудник Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина; с 1993 года – главный редактор «Художественного журнала» (Москва); с 2003 года – главный редактор «Manifesta Journal» (Амстердам). Автор многочисленных статей по проблемам теории и практики современного искусства. Автор, составитель и редактор нескольких книг. 

Анатолий Осмоловский, художник, теоретик, рассматривает художественный процесс в широком контексте политических, социальных и эстетических категорий. Член редакционного совета «Художественного журнала», главный редактор журнала «Радек». Автор многочисленных публикаций в России и за рубежом. Участник Венецианской биеннале 1993 и 2003 годов.  

Айдан Салахова, в 1987 году закончила Московский государственный институт им. Сурикова. В 1992 году основала «Айдан-галерею». С 2002 года – преподаватель Московского государственного института им. Сурикова. Член-корреспондент Российской академии художеств. С 2005 года член Общественной Палаты РФ. 

Александр Соколов, художник, арт-критик, куратор конференции «Образование и современное искусство». Проекты: NMS AG (Акционерное общество Новая Московская Школа),1990–1994; MOSA e.V. (Музей анонимного общества), 1991–1999; Steinernes Gesicht (Каменное лицо), 1993–1994; FUSIONworldwide, журнал-паразит и веб-проект www.fusion.ok-centrum.at, 1999–2000. 
Работы выставлялись в NGBK, Берлин; Musee de la Post, Париж; Akademie der Kuenste, Берлин; Kuenstlerhaus Bethanien, Берлин; Werkleitz Biennale, Германия; OK Centrum Linz; Kunstpalast Duesseldorf.  
Публикации в российской и зарубежной прессе: ХЖ, Артхроника, Проект Россия, Коммерсантъ, Итоги, Эксперт, Штаб-квартира; Frankfurter Allgemeine Zeitung, Sueddeutsche Zeitung, Der Spiegel, Tageszeitung, Tagesspiegel, Neue Bildende Kunst, BE (Германия), OON, Eikon (Австрия) Nu:, Siksi (Швеция), Flash Art International. 
Кураторские проекты: Jenseits der Mauer, Galerie der Humboldt-Universitaet, Berlin, 1995; Pop/Art, Зверевский центр современного искусства, Москва, 2002; Анна Ермолаева, L-галерея, Москва, 2003; Berlin Retour, Гёте-институт, Москва, 2003; Ирина Корина, Гёте-институт, Москва, 2003; Hope-Stop, Зверевский центр современного искусства, Москва, 2006. 

Николаус Шафхаузен, директор и главный куратор Центра современного искусства Witte de With в Роттердаме. Широко известен как куратор, лектор и консультант в области современного искусства. С 1999 года был директором Кунстферайна во Франкфурте. С 2005 года директор и основатель инициативы «Европейский Кунстхалле» в Кельне. Его интерес к роли художника как недобровольного репрезентанта собственной культурной идентичности послужил основанием таких выставок как «Populism» (2005, Stedelijk Museum Amsterdam) и «Adorno – the possibility of the impossible» (2003, Frankfurter Kunstverein).

Георг Шёлльхаммер, главный редактор издательского проекта documenta 12.
Родился в 1958 году, издатель, автор и куратор. Живет и работает в Вене. С 1995-го главный редактор и со-основатель венского журнала springerin, посвященного теории и критике современного искусства и культуры. В 1988–1994 годах – редактор изобразительного искусства еженедельной газеты Der Standard. С 1992 по 1998-й – приглашенный профессор по теории современного искусства в Университете искусства и индустриального дизайна в г. Линц. Многочисленные публикации, выставки и проекты в области современного искусства и архитектуры. Руководит инициативой по поддержке проектов современного искусства в Центральной Европе tranzit.at. В последнее время курировал выставку «Play Sofia» (Кунстхалле Вена, 2005) и проекты «Akademie Ostwest» (Вена, 2004) и «Local Modernities: Architecture on the Margins of the Soviet Union» (Франкфурт, Берлин).  

ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ.

19 мая 2006 года. 

12.00–14.00
Вступительная часть: О конференции
Образование как институт современного общества.

Виктор Мизиано: Навстречу новому Просвещению. 
В сегодняшнем художественном контексте обращение к образовательным задачам подразумевает не столько передачу профессионального опыта, сколько естественную форму творческой реализации. Сегодня в «художественной академии» не столько профессор учит студента, сколько молодые студенты учат учителя. 

Георг Шёлльхаммер: Журнал documenta 12.
В течение года documenta 12 откроет диалог с порядка 70 журналами, газетами и online media со всего мира. Будет создан network с целью обсуждения тем, имеющих актуальное значение для documenta 12 (и не только).
Эти дискуссии будут развиваться в трех направлениях: современность как античность, subjectification и образование, с особым вниманием к локальным контекстам.  

15.00–18.00
Различные подходы к образованию в области искусства.

Екатерина Дёготь: Cлушая визуальное: образование как альтернативная модель искусства.
Почему «образование» есть самый актуальный лозунг в сфере визуальных искусств и отменяет ли он предыдущие надежды на «коммуникацию»? 

Антон Видокль: Европейская биеннале Manifesta 6. Новая форма – школа современного искусства.

Иосиф Бакштейн: Новые образовательные стратегии в области современного искусства. 

Айдан Салахова: Опыт преподавания в Московском государственном институте им. Сурикова. 

Елена Коловская: Об образовательной программе для молодых художников в Институте ПРО АРТЕ, которая действует с 2000 года.
Учебный курс рассчитан на два года и состоит из лекций по истории и теории искусства 20 века, мастер-классов российских и зарубежных художников и тренингов в мультимедийной лаборатории Института ПРО АРТЕ. 

20 мая 2006 года

12.00–15.00 
Аспекты теоретического образования. 

Красимира Лукичева: Болонский процесс и возможности изучения и репрезентации современного искусства в вузах. 
Формирование современного образовательного пространства двумя во многом противоречащими друг другу факторами – Государственными образовательными стандартами и вхождением российской образовательной системы в болонский процесс.

Николаус Шафхаузен: Не существует специфической целевой аудитории. 
Идеи специфической, хорошо образованной и информированной публики больше не существует. Сегодня мы имеем дело с множеством различного сорта аудиторий, обладающим, в частности, своими специфическими ожиданиями. Публика преимущественно не имеет уверенности в себе.
Это означает, что мы должны постоянно спрашивать себя: какая публика чувствует себя репрезентированной тем, что мы делаем, когда программируем арт-институцию? Одним из ключевых вопросов будет: кого мы хотим иметь нашей аудиторией?  

Екатерина Андреева: Мультидисциплинарный метод в теории и истории искусства ХХ века: два примера (из 2004 года в 1933-й). 
Сообщение посвящено краткому анализу двух историй искусства ХХ века: книге Х. Фостера, Р. Краусс, И.-А. Буа и Б. Бухлоха «Искусство с 1900 года. Модернизм. Антимодернизм. Постмодернизм» (Thames & Hudson, 2004) и «Синтетической истории искусств» И. И. Иоффе (Л., 1933). 

Оля Лялина: Новые Медиа как область образования, а не как поле деятельности.

Людмила Бредихина: Презентация антологии «Гендерная теория и искусство» под редакцией Л. Бредихиной и К. Дипвел. 

16.00–17.30 
Круглый стол: Различные подходы к формированию издательской программы по поддержке образования в области современного искусства.  

Александр Соколов (модератор)
Людмила Бредихина
Екатерина Дёготь
Красимира Лукичева
Оля Лялина
Анатолий Осмоловский
Михаил Сидлин
Александр Соколов
Куратор конференции «Искусство и образование»
Asoko_ov@atom.ru  


Все авторские рубрики в иллюстрированной версии смотрите на сайте>

Еще больше нового и интересного в ЕЖЕДневных Новостях Искусства@ARTINFO - http://www.iCKYCCTBO.ru
Пополнение 3-4 раза в день.

Юрий Пластинин
Дмитрий Барабанов
Оксана Саркисян
Лена Лапшина
Александр Соколов
Андрей Ковалев
Андрей Великанов
Сергей Тетерин  


В избранное