Новости Искусства@ARTINFO

  Все выпуски  

Новости Искусства@ARTINFO http://www.iCKYCCTBO.ru


Новости Искусства@ARTINFO
http://www.iCKYCCTBO.ru
в Сети, в Мире, в России, в Москве, в Питере, Веб навигатор (музеи, ярмарки, фестивали, периодика etc), периодика, фото и аудио репортажи,  "Theory is Sexy"  с Александром Соколовым, "АРТФон с Оксаной Саркисян", Арт-Лондон с Еленой Зайцевой, Венские заметки Лены Лапшиной, репортажи Михаила Молочникова из Берлина, SUPREMUS Zurich, "АРТикуляция" с Дмитрием Барабановым, Московский дневник Михаила Сидлина и другие специальные авторские проекты>
Выпускающий редактор - Юрий Пластинин


2.11.2007
N 212:

<<Строгий вердикт. Оксана Саркисян о выставке «Соц-арт. Политическое искусство в России» в парижской галерее «Мезон Руж» 21 октября 2007 - 20 января 2008.
Пока рейтинг «Целующихся милиционеров» Синих Носов стремительно приближался к отмеченному всенародной любовью шедевру Саврасова «Грачи прилетели», за демократические свободы проголосовал и рынок. Все произведения, официально не допущенные репрезентировать Россию в Париже на государственном уровне, были немедленно куплены в частных галереях на ярмарке современного искусства FIAC <здесь>

<<6 октября 2007 года открывается выставка номинантов Премии Кандинского 2007.
7 - 27 ноября 2007 года в центре современного искусства «ВИНЗАВОД» (4-й Сыромятнический переулок, дом 1, стр. 6) в выставочных залах: «Белого вина» и «Красного вина» .
Номинация «Художник года»:  AES+F, Аввакумов Юрий, Альберт Юрий, Врубель Дмитрий и Тимофеева Виктория, Гор Чахал, Гутов Дмитрий, Дубоссарский и Виноградов, Звездочетова Лариса, Кирцова Елена, Копачев Виталий, Кулик Олег, Латышев Константин, Литвин Антон, Мамедов Рауф, Нахова Ирина, Овчинников Николай, Осмоловский Анатолий, Первов Георгий, Политов Алексей и Белова Марина, Савко Александр, Смирнов_сайгон_Сергей, Сумнина Мария, Туманова (Белкина) Екатерина, Флоренские Ольга и Александр, Шабельников Юрий.
Номинация «Молодой художник года»: Белявская Екатерина, Борлаков Башир, Гаврилова Екатерина и Жуков Петр, Гарикович Алексей, Голощапов Петр, Громова Владлена, Дурягин Олег, Мачулина Диана, Степанов Алексей, Урываев Сергей и Степанов Алексей, Ющенко Григорий. Номинация «Проект года Медиа-Арт»: Булдаков Алексей и Быстров Петр, Донцов Филипп, Кулик Олег, Литвин Антон, Логутов Владимир, Мамышев-Монро, ПРОВМЫЗА, Фрейденберг Виктор, Черникова Марина, Чернышев Аристарх>

<<Ежедневно пополняемая информация о важнейших событиях на мировой, московской, российской, питерской, берлинской арт сцене <здесь>


1. Строгий вердикт. Оксана Саркисян о выставке «Соц-арт. Политическое искусство в России» в парижской галерее «Мезон Руж» 21 октября 2007 - 20 января 2008. (в онлайн версии 25 иллюстраций).

По-французски «Мезон руж» означает «красный дом», что создает элегантную интригу для выставки, в основе которой политическое искусство СССР, деконструирующее символы и образы советской пропаганды.  Выставка стала новой репликой кураторского проекта Андрея Ерофеева, демонстрировавшегося во время 2ой московской биеннале в Третьяковской галерее. Но по сравнению с московским вариантом, экспортный вариант экспозиции претерпел значительные изменения. Во- первых выставка была расширена. Специально подготовленные для ее приема залы «Мезон руж» позволили Андрею Ерофееву представить большее число произведений, чем было в Третьяковке и, развернув экспозицию, сделать ее более продуманной и убедительной.  Кроме того, на выставке так же были представлены произведения из частных  собраний как отечественных, так и западных. Если в Москве экспозицию начинал проект Виталия Комара и Александра Меламида, от их мавзолея Ленина  лучеобразно рассматривалась в перспективе вся экспозиция, и это явно подчеркивало  роль художников-основоположников, то в парижском варианте экспозиции их двойной портрет в виде вождей скромно начинал галерею портретов художников соц-артистов.
Счастливой для выставки оказалось и необычное пространство «Мезон руж», которое представляет собой остекленный внутренний двор в городской застройке. В центре необычной постройки расположен небольшой открытый дворик. В этом дворике и разместилась известная инсталляция Ильи Кабакова «Красный павильон». Таким образом, получилась как бы смысловая «матрешка»: красный дом в Красном доме повествует изнутри, с изнанки о жизни в красной стране.
Важным штрихом, определившем лицо парижской выставки, стала выставленная в витрине фонда «Мезон руж», выходящей на бульвар фотодокументация акции Анатолия Осмоловского и группы «ЭТИ» «Против всех» - развернутый в 1991 году на трибуне мавзолея лозунг.
Этот акцент появился в результате той напряженной ситуации, в которой делалась выставка – выступление министра культуры Соколова, задержка на таможне произведений искусства, все это способствовало драматическому накалу страстей и ощущению противостояния возможно не вполне четко определенным, но сопротивляющимся осуществлению выставки силам. Так, во всяком случае, казалось на кануне ее открытия.
Строгий вердикт, вынесенный министром культуры выставке «Соц-арт. Политическое искусство России»  обеспечил пристальное внимание отечественной и зарубежной прессы к выставке. В результате, ее освящение в масс медиа  было намного эффективнее, чем самая прекрасно продуманная, безупречно организованная и хорошо финансируемая рекламная кампания. Правда, некоторые считают, что это случайное везение, обеспечившее необходимый актуальный контекст для демонстрации политического искусства России в Париже, всего лишь побочный эффект начавшейся предвыборной кампании. Другие склонны усматривать в этом жесте продолжение традиции государственного перформансизма.
Начало ему было положено Хрущевым на выставке «30 лет МОСХа», после которой лаконичная характеристика художников генсеком как «Пидарасы» вошла в анналы критической литературы по искусству. Так же важную роль сыграли неизвестные  гэбэшниками, пригнавшие на пустырь в Беляево, замасированное, но эффективное оружие подавления – будльдозеры, в результате чего событие и получило свое название «Бульдозерная выставка». Власть в России больше чем власть, она постоянно стремиться стать искусством и высказаться непосредственно на территории искусства. Она не слишком заботиться о возможности художественного высказывания, о создании соответствующих институций искусства, позволяющих ему выполнять свои общественные функции, нет. Власть сама высказывается на территории искусства и если уж искать истоке этой практики власти, то безусловна он обнаруживается в 30х, когда партией и правительством были сформулированы принципы соцреализма, в результате чего власть стала единственным художником СССР.
И в этот раз высказывание министра культуры Соколова стало частью выставки «Соц арт. Политическое искусство России», тем необходимым недостающим пятым элементом, который оживил ситуацию и придал формалинному музейному искусству соц арта  актуальное звучание. И действительно, неожиданное заявление министра, как  камертон  задало точный политический резонанс музейной выставке, призванной презентировать во Франции современное российское искусство.   Ведь выставкой Третьяковская галерея, впервые представившая за рубежом свою коллекцию современного искусства официально открывала год России во Франции.
Не будем останавливаться на увертюре, лихо сыгранной СМИ  совместно с министром культуры, об этом и так уже много сказано и написано. Отметим лишь, что таким странным образом начавшийся год России во Франции, несомненно, понравился и французам, умеющим ценить не только искусство, но и вкус политической свободы. 
Французские газеты, в частности «Либерасьен», печатали на своих разворотах целующихся в березках милиционеров. Пока рейтинг «Целующихся милиционеров» Синих Носов стремительно приближался к отмеченному всенародной любовью шедевру Саврасова «Грачи прилетели», за демократические свободы проголосовал и рынок. Все произведения, официально не допущенные репрезентировать Россию в Париже на государственном уровне, были немедленно куплены в частных галереях на ярмарке современного искусства FIAC.  
Главными мне все же кажутся  не внешние коммерческий и рекламный эффекты, а та  актуальность в социо-политическом пространстве, та острота  политического высказывания, которые обнаружились в потенциале проекта.
Соц арт –  побочный продукт идеологической пропаганды и тоталитарного строя, как политический проект утратил актуальность еще во времена перестройки.  С распадом СССР  уникальное художественное направление, придуманное Комаром и Меламидом, было перемещено в тишину музейных залов и заняло свое почетное место в истории искусства. Возможно именно невозможность в сегодняшнем мире соц арта, построенного на ироническом прочтении соцреалистической символики, делает его таким привлекательным для современного западного зрителя, не имевшего опыта жизни в идеологизированном тоталитарном государстве.
Противостояние двух систем капитализма и социализма – безвозвратно ушедшая эпоха, которая  в силу  этого приобретает романтический ареол. Утопический проект 20 века воплотился в построении социализма на территории 1/6 части суши (России). Действительно, альтер эго капитализма, социализм был той воплощенной утопией, которая придавала уверенности бунтарям 60х-70х годов, да и предыдущему поколению интеллектуалов. Художники соц арта разумеется не разделяли позиции последних относительно социализма. Данный художникам-нонконформистам в ощущениях вариант социализма, их столкновения и борьба с советской властью не позволяли им найти точки пересечения с западными художниками политического активизма.
Даже посетивший в конце 60х Москву Жан Поль Сартр, с целью объединения с советскими оппозиционными власти интеллектуалами, обратился лишь к Солженицину, и этот его очередной вариант интернациональной солидарности не был понят последним. Соц арт в те годы еще не возник,  поэтому мы можем только строить версии встречи Сартра с художниками соц артистами.  Кажется, точкой пересечения мог бы оказаться специфический экзистенциональный проект, характерный для художников соц-арта, которые  с маниакальностью венского акционизма пытались растворить в коллективном советском мифе свою индивидуальность. Изготовляя котлеты из газеты «Правда» и героически употребляя это блюдо внутрь, рисуя портреты собственные, своих жен и детей в соответствии со стандартами социалистического канона, подписывая своим именем безличные советские лозунги (Комар и Меламид), или наоборот, облекая в лозунг утреннее предложение жены выпить чашечку чая (Косолапов), художники соц-артисты несомненно проводили потрясающий эксперимент на границе между личным и общественным, который вполне мог бы заинтересовать Сартра.
Именно эта линия и стала стержнем начала экспозиции Андрея Ерофеева. Продолжая развивать свою старую излюбленную концепцию о безумных двойниках, пересмешниках и  масках, скрывающих истинное лицо, он  начал экспозицию с галереи ироничных портретов художников, расположившихся в длинном коридоре напротив забора, представляющего часть инсталляции Ильи Кабакова «Красный дом». 
Надо отметить, что в полку соц артистов в последнее время прибывает. Вот Кабаков с недавнего времени описывается посредством соцартиской концепции. Отказавшийся присоединяться к течению соц арта в свое время Эрик Булатов смерился с определением его творчества через соц арт. Действительно, во времена оные, то есть исторические, то есть легендарные 70е, соц арт был направлением искусства, одним из новых «измов», придуманных Комаром и Меламидом, стремившихся (безуспешно) собрать отряд последователей. Сегодня соц арт перерос амбиции своих отцов-основателей и стал термином, определяющем не течение, а механизмы манипуляции советскими символами и образами, то есть получил всеобъемлющее значение принципа высказывания, особого языка, а язык, как известно, не может быть основан отдельными личностями, являясь спонтанным творчеством самого языка.
Собственно искусство соц арта достаточно условно сопоставимо с практиками политического художественного активизма. Целый раздел выставки, представляющий обращение к советскому стилю в постсоветском пространстве, куда входят произведения Валерия Кошлякова, ранние работы Дубосарского и Виноградова, неоакадемистов и молодых художников нулевых годов, демонстрировал, как соцреалистические символы  постепенно становятся частью постмодернистского высказывания, теряя свою политическую остроту.  И только запрещенные властями произведения Синих носов и группы ПГ показали, что у соц арта есть продолжение в современном актуальном российском контексте. Это создало параллель с таким западным  явлением, как искусство политического активизма 60х годов и нашего времени (второй волны политического активизма).  
Прямую аналогию между этими двумя явлениями провести затруднительно, так как политический активизм, основанный в первую очередь на протесте социальном, трудно представить в подполье. Напротив, этот открытый провоцирующий общественные устои протест всегда находил поддержку институций современного искусства, в отличие от гонимого соц арта, который возник как эзоповский язык группы единомышленников, как тайный код общения небольшой группы людей. Описывая реалии социальной жизни соц арт не призывал к переустройству общества и «не требовал невозможного», как формулировали свои лозунги активисты 60х, наоборот, он находил невозможное, в смысле абсурдное, в реальности.  
Выставка  «Соц-арт. Политическое искусство России»  предоставляет  возможность проследить это невозможно-абсурдное в развитии традиции от советского времени (брежневской эпохи) до наших дней. Ядро выставки составляют  «абсурдные объекты» (так называется целый раздел выставки, хотя и остальные представленные произведения вполне можно назвать абсурдными) мэтров отечественного искусства, таких  как основоположники соц-арта Комар и Меламид, Александр Косолапов, Леонид Соков, Борис Орлов, Вячеслав Лебедев. За ними следовали инсталляции Константина Звездочетова времен перестройки. Свастики, звезды и полумесяцы Дианы Мачулиной, выращенные из овощей, говорили о новых реалиях социальной жизни – биополитики. Бомжи Георгия Острецова, расположившиеся рядом с баром, во время вернисажа полностью растворились в многочисленной вернисажной публике.
Постсоветское политическое искусство, которое на выставке представляли среди прочих Синие Носы и ПГ, как раз и была той частью выставки, которая подверглась цензуре. Убрав все ироничные частушки молодых художников, цензура оставила исключительно произведения мэтров, в начале 90х проводивших свои ироничные предвыборные кампании: Олег Кулик – выдвигал себя депутатом от партии животных, а Мироненко кажется прямо метил в президенты.
На вернисаже Дмитрий Врубель вспоминал, что в 90х и работа Мироненко так же подверглась цензуре и была снята (дело происходило на выставке «Российский миф» в одном из выставочных залов Москвы – уточнить информацию в процессе написания статьи я не смогла и приношу свои извинения, если исказила название выставки). Тогда все художники, проявляя невиданную  в наше время солидарность, сняли свои работы и сами закрыли выставку. 
Однако в Париже история развивалась иначе: видео работы, заменившие маски-шоу Синих носов и видео ПГ, были привезены на выставку самими художниками, приглашенными фондом «Мезон руж», что позволило сохранить выставочную концепцию Андрея Ерофеева и избежать зияющих провалов экспозиции. Перед самым открытием выставки, дирекция фонда «Мезон руж»  повесила огромный постер легендарной «Троицы» Синих носов. Правда, экспозиции сильно не хватало целующихся милиционеров (целый раздел выставки, посвященный такой социальной практике как поцелуи, в котором демонстрировались произведения Дмитрия Врубеля «Господи помоги мне выжить в этой смертной любви», Ивана Разумова «Поцелуй украдкой», рисунки Бориса Орлова с целующимися социальными типажами и «Лолиты» Бахчаяна, сильно проигрывала без милиционеров).
Как событие художественной жизни Парижа выставка «Соц арт. Политическое искусство России» состоялось. Этому способствовал и авторитет фонда «Мезон руж», миссия которого демонстрировать широкой публике частные коллекции (работа с музеем – их первый опыт), и шумиха в СМИ, но в первую очередь сама выставка. Получающий из фонда информацию Андрей Ерофеев, сказал, что в прессе выставка соц арта названа одним из интереснейших событий сезона наравне с выставкой Курбэ, открывшейся в то же время в Гранд Пале. Это сравнение кажется несколько непонятным из Москвы. Ведь выставка Курбэ представляла творчество художника в необычном ракурсе, демонстрируя произведения мало известные, и практически отсутствующие в альбомах, каталогах и музейных экспозициях – речь о его серии охотничьих натюрмортов, напоминающих работы Игоря Макаревича, но выполненных без постмодернистской иронии. Таким образом, кажется, что устроители выставки Курбэ стремились обнаружить грань между гениальностью и безумием, до которого от первого, как известно, один шаг. Как эта выставка перекликается с выставкой соц арта – одним французам известно.

Еще больше нового и интересного в ЕЖЕДневных Новостях Искусства@ARTINFO - http://www.iCKYCCTBO.ru
Пополнение 3-4 раза в день.

Юрий Пластинин


В избранное