Мифы народов мира

  Все выпуски  

Мифы народов мира


Пять прыжков через океан

 


Тема открытия Америки викингами внешне выглядит не слишком актуальной. Все необходимые доказательства имеются – есть остатки поселений викингов на Гренландии, есть остатки поселения на Ньюфаундленде. Все разговоры на тему – дайте нам ещё доказательств или, нет, вы нам докажите, что викинги доплывали до Флориды – связаны с проблемой открытия Америки уже во времена Колумба. Понятно, что информация о всех землях, открытых европейцами, обязана была стекаться в Рим. Тайна исповеди существовала только на словах. Реально каждый священник был обязан доносить обо всем важном своему начальству и сверху получать указания. В нашем случае он был обязан получить указание от начальства приказать мирянину не болтать о существовании земель к западу от Европы. Иначе не получилось бы эффекта неожиданности – поплыл Колумб на запад, и на тебе – Америка! Причем доказательства подобного поведения церкви весьма материальны – на Гренландии раскопаны даже остатки аббатства. Представить себе ситуацию, чтобы церковное начальство аббатства не написало письмецо в Рим, так, мол, и так,  к западу от Гренландии находится большой материк, там растут деревья, а в море отлично ловится треска, просто невозможно. Столь же невероятно, чтобы в это аббатство, существовавшее несколько столетий, не пришло бы ответное письмо следующего содержания – милые подчиненные, благодарим за присланную нам часть церковной десятины, хотим больше, заодно узнайте у паствы, как далеко на юг тянется упомянутая вами земля к западу от острова, можно ли предотвратить бегство мирян на этот материк, если вы увеличите церковный налог в нашу пользу, можно ли обратить жителей западного материка в христианство и обложить налогом и т.д. Речь идет об обычной, деловой переписке, неизбежной при данных обстоятельствах.

Тут надо учесть специфику Средневековья, когда из-за низкой плотности населения власти приходилось больше думать о предотвращении бегства своего населения, чем о попытке полноценного контроля над землями, если контроль был экономически невыгоден. Одно дело, обложить налогом новое население, совсем другое, позволить своему населению бежать на новые земли и потом иметь трудности со сбором налогов и их транспортировкой в виде материальных ценностей в центр метрополии. Большая часть населения Северной Америки не знала металлов и не имела ценных товаров. Лес возить было невыгодно, шкур бобра, лисы или белки в Европе хватало, зерно проще было возделывать в самой Европе и не мучаться с перевозкой. Такие возможности открылись позже с изобретением многомачтовых парусников. Поэтому распространение сведений о некой большой земли, куда можно сбежать от начальства, в то время церкви было невыгодно. Зато способность индейцев постоять за себя и уничтожить мелкие отряды поселенцев делала переселение бессмысленным и очень помогала затуханию слухов о землях за океаном. Вроде, есть земля, но далеко, и осесть там сложно.

Для официальной истории подобная картина невыгодна по очень простой причине. Получается, что вместо открытия Америки перед нами инсценировка. Пусть португальским и испанским морякам пришлось искать более выгодные пути, выводящие к богатым золотом, южным районам, пусть пришлось заново составлять карты и рассчитывать скорость прохождения для новых типов судов, пусть ранние сведения были во многом неточны, но перед нами инсценировка и тщательно продуманное мероприятие. Сперва создаются средства транспорта и войны – каравеллы, затем идет спокойное исследование океанских просторов, только потом дается команда на открытие новых земель заново. Подобный подход слишком хорошо подходит для сторонников теории заговора. Поэтому нам вряд ли придется узнать, были ли после плавания Эрика Рыжего другие экспедиции далеко на юг вдоль берега Америки. Чисто теоретически отсутствие плаваний выглядит нелепо. В двух поселениях викингов на Гренландии в эпоху расцвета жило более восьми тысяч человек. Церковь вполне могла отрядить несколько десятков мужчин для экспедиции. Но мы даже не знаем, кто жил в открытом археологами давным-давно поселении на Ньюфаундленде. Ясно, что это не Эрик Рыжий со спутниками – они поселений не создавали, а все вернулись назад. Защитники Колумба, борясь за своего кумира, занимаются откровенной демагогией. Типичный вопрос – где доказательства, что Эрик Рыжий доплыл до Винланда? Дикий виноград в США растет далеко к югу, мы не верим в путешествие. Это – типичная демагогия, против которой обычный историк бессилен, поскольку он живет на зарплату и зависит от политических игр. Нормальный ответ звучал бы просто – баран, текст читать умеешь? Доплыл до Винланда и вернулся назад, то есть не создавал постоянное поселение. Следов быть не может. Если найдем поселение, значит, там точно был не Эрик Рыжий, а кто-то ещё. Сомневающимся предлагаю обыскать обычную туристическую стоянку и найти все признаки остановки туристов – забытые котелки, туристические топорики, карту с описанием маршрута, короче, все материальные признаки того, что на этом месте побывали туристы, а не местные жители. Если вы эти признаки найдете, то будьте уверены – в этом месте побывали раззявы, которым потом из-за из забывчивости было очень плохо. Соответственно, требующим дополнительных доказательств открытия Эриком Рыжим Винланда, можно задать встречный вопрос – вы сперва докажите, опираясь на письменные источники, что именно этот викинг был жутким раззявой? Но в ответ в подобных случаях принято брызгать слюной, а потом за спиной пускать слух, будто вам нельзя верить, поскольку у вас несносный характер.  Факты просты, мы даже не знаем, кто жил на Ньюфаундленде, и, скорее всего, не узнаем никогда. Соответствующие документы из церковных и прочих архивов, скорее всего, уже давным-давно уничтожены.

Карта маршрута викингов и кое-какие записи в Ирландии заставляют задуматься. Оказывается, ещё до прибытия викингов в Исландию, там проживали ирландские монахи. Первые вопросы понятны – ну, давайте дальше, рассказывайте, как языческие викинги этих монахов резали, сбежал ли кто, и почему они там оказались. На эти вопросы ответов не осталось. Рассмотрим последний вопрос – почему они там оказались. Вопрос отнюдь не прост. Нет более нелепых представлений, будто отшельники обязательно стремились сбежать далеко от обычного населения именно в самую неподходящую для жизни глушь. Не было отшельников в русской тундре или на Шпицбергене. Отшельники всегда норовили поселиться сравнительно недалеко от людей. Да, на отшибе, но именно недалеко и не в самом худшем месте. Тот же Соловецкий монастырь возник на месте рыбного промысла и рядом с поселком рыбаков, откуда монахи потом жителей выгнали, путем грубой зачистки местности от коренного населения. Вполне логично представления, что отшельники не по одиночке плавали через океан в Исландию из Ирландии, а в идеале были просто пассажирами, упросившими моряков прихватить их с собой. А теперь взглянем на карту.

Прямо от берегов Шотландии начинается путь океан через острова. Оркнейские острова находятся в зоне прямой видимости с берега Шотландии. До ближайшего мелкого острова порядка 20 км. То есть, этот прыжок сделать не сложно. Архипелаг тянется километров на сто на север от Шотландии. Следующий архипелаг – Шетландские острова. Он находится чуть больше чем в 50 км от Оркнейских островов. Обратите внимание на названия. Шетландские острова явно указывают на неких шетландцев, по звучанию схоже с шотландцами, а оркнейские на неких орков, то есть диких людей. Ох, не предки викингов жили на этих островах в древности. На северо-запад от Шетландских островов лежат Фарерские острова. И опять, это расстояние отнюдь не велико – по прямой чуть меньше 300 км. И только потом, продолжая двигаться от Фарерских островов, мы попадем в Исландию. Тут расстояние более солидно, но опять-таки, кратчайшее расстояние меньше 400 км. При этом надо учесть, что вспышка вулканической активности – явление заметное. Пепел может подниматься более, чем на 10 км вверх. Но и это мелочь, сам факт наличия островов в океане уже является стимулирующим фактором дальнейших поисков. Раз один архипелаг нашли, то почему нельзя допустить существование другого архипелага? Самое главное – наличие архипелагов позволяет двигаться прыжками, то есть плыть от одной группы островов к другой. Площадь архипелагов облегчает навигацию – труднее промахнуться с курсом, ориентируясь по солнцу и звездам. Каждый архипелаг тянется приблизительно на сто километров. Прибавим сюда возможность заметить архипелаг с моря – более 20 км в хорошую погоду, если не лезть на мачту. В итоге, получим ориентиры, занимающие площадь в десятки тысяч квадратных километров и длиной километров в 140. Исландия, как ориентир, ещё больше. Остров длиной в несколько сот километров. Древние мореплаватели не иголку в стоге сена искали. Понятно, что, когда маршрут знаком, можно напрямик махнуть, но это отдельный вопрос.

Наличие островов позволяет иначе поставить вопрос о дистанции плавания. 300 км открытым морем не в три раза короче, чем 900 км. На острове можно спокойно переждать непогоду, штиль или встречный ветер и дождаться попутного.  И тут картина будет неожиданной. 50 км от Оркнейских до Шетландских островов можно даже на веслах пройти. А под парусом мы получим совсем неожиданные результаты. Обычная скорость под парусом – 8-10 км в час. То есть, за сутки можно пройти 200 км с гаком. Расклад прост – от Шетландских до Фарерских островов меньше двух дней пути, от Фарерских островов до Исландии порядка 2 дней пути. Это, если не лезть на рожон, а сидеть у моря и ждать погоду. Остальное время – движение между островами. Кстати, от Исландии до Гренландии по кратчайшему пути от 400 до 500 км морем. Большинство рассуждений о пути из Европы в Америку опираются на наши современные представления – сел на корабль и поплыл напрямик. Получается очень большое расстояние. В голове возникает невольный страх – очень далеко, можно потерять ощущение пространства и ориентацию по солнцу и звездам, погода обязательно подведет, уж точно проскочим мимо порта и т.д. На самом деле, отдельные отрезки пути куда короче, разведывательный поиск новых земель не должен был длиться при движении в океане больше трех дней, чтобы привести к успеху при правильно выбранном направлении, остальное время должно уйти на движение обратно, при этом никто не мешал успешным путешественникам дождаться в исландской бухте попутного ветра. Рыбы для еды в те времена в прибрежной зоне всегда хватало. Что касается движения по уже знакомому маршруту, до даже чукчи, совершая набеги на Аляску, отнюдь не стремились цепляться за острова, а плыли напрямик те же 300-400 км. Использовали они суда из шкур – каяки и более вместительные лодки, в которые могли сразу поместиться пару десятком человек. Именно так перемещались мужчины вместе с женщинами и детьми. Каяк – лодка индивидуальная.

Теперь разберем вопрос о судах. Даже суда викингов или байдары поморов были вполне доступны технологиям каменного века. Доски тесались из отдельных деревьев топорами, а не распиливались. Конструкция скреплялась рыбьим клеем (варили чешую, пока она не превращалась в клей) и канатиками, сплетенными из волокон можжевельника. Внешне неустойчивые лодки-долбленки часто оснащали привязанными к бокам связками тростника. Конечно, такая конструкция не обладала мореходными качествами полинезийской лодки с балансиром. Но, как показал опыт Тура Хейердала, тростник вполне выдерживает несколько месяцев в воде. То есть, даже примитивные долбленки обладали приличной устойчивостью. Паруса раньше делали не только из парусины. Могли использовать циновки и шкуры. Крупный парусник требует парусину на мачты, а простое судно имеет куда меньший объем парусов и легче избежит опрокидывания из-за высоты мачты и тяжести парусов. В целом, какую конструкцию не выбирай, скорость Кати Сарк не получишь, но и мореходные качества слишком плохими не будут. Что касается судов викингов, то не надо думать, будто только они владели некими эксклюзивными технологиями. Поморы на своих байдарах плавали до Шпицбергена (800 км открытым морем) и в Мангазею (только до Ямала больше 1500 км), причем проскакивали до Ямала за пару недель, а это особый класс. Дождаться хорошей погоды на пару дней не сложно, а две недели попутного ветра редко кому выпадают. Между тем, две недели было нормой! То есть, класс мореплавания поморов вполне позволял им плавать в Гренландию и Америку. Но, ещё раз повторю, даже лодки из шкур животных позволяли достичь Америки, плавая от острова к острову. В том, что ирландские книги сообщают, что они достигли Исландии раньше викингов, и сообщение было налажено, раз туда отправлялись на поселение монахи, нет ничего удивительного.

Теперь вспомним историю Ирландии и Шотландии. Раньше в Шотландии жили пикты. Затем на побережье Шотландии высадились ирландские племена. Сперва они заняли маленький полуостров, а затем всю современную Шотландию и устроили пиктам геноцид. Ясно, что остатки пиктов, не желавшие подчиниться или быть убитыми, должны были попытаться сбежать в Англию или на острова. Как сами понимаете, такие моменты истории явно обостряют желание найти новые земли и сбежать от захватчиков. В свою очередь у захватчиков в такие моменты обостряется жажда погони. Всё-таки, человек – большая ценность, его можно догнать, поймать, обратить в раба и использовать в домашнем хозяйстве или продать за границу в обмен на деньги и разные товары. Так что, не надо удивляться, что Шетландские острова – вариация названия Шетландских островов, то есть туда сбежала часть пиктов, а за ними, в жажде обогащения поплыли ирландцы, чьи потомки потом стали известны под именем шотландцев.

Непонимающим элементарную логику предлагаю вспомнить историю Курильских островов. Когда туда стали прибывать русские промышленники, они нашли пустые острова, хотя остатки поселений айнов на островах явно свидетельствуют об их былой заселенности. Объяснение может быть одно – Курильские острова близко подходят к Японии. До ближайшего острова от Хоккайдо порядка трех миль. Японцы, наверняка, плавали на эти острова за живым товаром, а острова некуда бежать. Другое дело Сахалин – территория большая, есть куда скрыться. Поплавали японцы на Сахалин и бросили – всех айнов в рабство обратить мороки много, а по лесам бегать опасно, подстерегут, устроят засаду, убьют часть японцев, сразу бизнес невыгодным окажется. Сами же острова японцам не были нужны – земли, рыбы и леса у себя хватало, климат плохой, совсем не подходит для выращивания риса. Хотя логика претензий японцев на острова понятна – всё это наше, поскольку мы всех местных жителей поубивали или в рабство обратили, а вы, русские гаденыши, прибыли с ружьями, вас в рабство было обращать невыгодно, всё-таки, пуля не стрела, самурайские доспехи на раз прошибает. Таких пустых островов в человеческой истории хватает. Вроде, давным-давно их должны были открыть и заселить, а жителей нет, их или уничтожили, или никто не стал селиться из-за опасности чужих набегов.

Получается, что острова, включая Исландию, скорее всего, должны были открыть ещё пикты или, по меньшей мере, проделать большую часть пути. Но, об этом мы ничего не знаем, поскольку ирландские книги нам ничего об этом не говорят. Они нам только сообщают, что ирландцы на островах, включая Исландию, были и жили. Логика понятна, когда один народ уничтожает почти полностью другой народ, всегда есть два желания. Первый – объяснить это как великую победу. Второй – умолчать и объявить своей исконной землей. С Россией понятно, мы все знаем, что на территории Архангельской области жили угро-финны, конкретно, племена, родственные коми. Это связано с тем, что коми не вырезали. Они или слились с русскими, или остались жить по соседству. Поэтому там даже четкие предания сохранились – скажем, в районе Архангельска дрались, выше по течению там-то и там-то сразу наладили мирные отношения. С ирландцами и с ирландскими племенами, которые потом смешались с остатками местного населения, тоже понятно. Острова заняли, до Исландии добрались, а были ли там пикты, и что с ними завоеватели делали, заносить в анналы не хотелось. Более поздним завоевателям датчанам или викингам тоже не захотелось объяснять, что они сделали с местными пиктами (если они дожили до новой волны завоевателей) и ирландцами. Мол, пришли на пустой берег, всё ничьё, всё стало наше. Надо понять, что скандинавы – цивилизованная нация, а, значит, может врать бесстыдно и без устали.
История викингов проста – везде, где можно, они вели себя хуже царских отрядов, собирающих ясак с туземцев Сибири и с поморских поселенцев. Те хоть просто грабили, а эти ещё работорговлей прибавлялись. Официальная же история Исландии выглядит просто. Некие граждане поссорились с конунгом и поплыли в Исландию. Пришли на пустынный берег, огляделись, земли-то бедные, глубоко вздохнули и решили – лучше нищая свобода, чем жизнь под властью самодура-конунга. Конечно, они в те времена могли на более приятные земли, например, в Англию, в зону датского права сбежать, но как-то не захотели в тепле жить. Наша история заселения Севера поморами куда логичнее. Сели в лодки, приплыли, посмотрели и решили – выгодное дельце, у местных туземцев можно купить соболя и песцов, можно самим промыслы организовать, а на полученные меха и моржовые клыки всё необходимое для жизни купить. За ними власть рванула, с другого бока, с юга Сибири, через Тобольск добралась, нагрянула прямо на голову и начала казну за чужой счет полнить. Но викинги просто рыцари нищеты и свободы. А селились-то они на очень выгодном месте. Об этом исландские саги не говорят.

Исландия до массового заселения явно была несколько другой. Во-первых, речки изобиловали красной рыбой. Этой красной рыбы (семги) сейчас в Дании, Англии и Швеции почти нет. Более того, в Норвегии она сохранилась, и вылов её контролируется, но раньше-то контроля не было. Причем, известно, почему она сохранилась – из-за русских. Новгородцы отстояли Кольский полуостров от норвежцев, устроив им хороший погром в начале 14-го века. Норвежцы даже письмо в Рим писали, требуя устроить крестовый поход в Белое море. Зато Исландия уже давно уловами семги и экспортом красной икры похвастаться не может – выловили. Во-вторых, Исландия, особенно, её северный берег – идеальное место для лежбища моржей. Клыки моржей – очень выгодный товар в Средневековье. Клык моржа прочнее слоновьей кости. Где моржи? Нет моржей. Берег есть, рыбы в прибрежной зоне много, льды Северного Ледовитого зимой весьма близко подходят к острову. При схожих условиях в Гренландии остались моржи, между Чукоткой и Камчаткой попадаются, а в Исландии их нет. Получается, что исландцы популяцию моржей просто выбили. Причем, я отлично знаю, насколько быстро такие дела делаются. Скажем, знакомый браконьер из Приморья рассказывал, как он красную рыбу из речки за пару сезонов почти всю выловил и только потом срочно сократил деятельность, уже не до торговли рыбой стало, не остановишься – сам рыбу и икру есть не будешь. И вы думаете, что ирландцы и викинги хотели упустить эту возможность обогащения? Карта движения викингов показывает, что сперва викинги оседлали путь на Исландию. Очень выгодное местечко, чтобы пограбить добытчиков, плывущих с товаром из Исландии. Только потом началось заселение собственно Исландии. Моржовый клык и красная рыба в речках давала товар, который компенсировал для поселенцев нехватку крупных деревьев для лодок и домов и плохой климат, мешавший получать хорошие урожаи от земли. При этом не надо думать, глядя на зеленые лужайки вокруг домов современных исландцев, что они ничего не могли на земле выращивать. Треска и семга – отличные удобрения, в них много фосфора. Умершей после метания икры красной рыбой потомки поморов и сегодня на Чукотке удобряют огороды. Вполне приличные урожаи картошки получаются. Так что и предки современных исландцев в кое-каких местах могли сажать репу или ячмень в небольших количествах, пока не стало очевидно, что треску выгоднее продать или обменять на ячмень.

Итак, приблизительно в 930 году викинги начали занимать Исландию. Остатки ирландцев были обращены в рабство или сбежали в Ирландию и Шотландию в обход Фарерских и прочих островов. И тут у нас возникает другой вопрос. Собственно, почему мы должны считать ирландцев или пиктов первыми поселенцами в Исландии, если эта территория находится от Гренландии не дальше, чем Гренландия от Америки, а в Америку эскимосы плавали часто напрямик, покрывая расстояния, превосходящие путь от Гренландии до Исландии? Не могли ли ирландцы сбежать от викингов из Исландии в Америку через Гренландию? Увы, здесь ответ весьма печален. Не могли, поскольку гордые викинги лишаться не только права на открытие «пустой» Исландии, но и приоритета находчивости в открытии Америки. Ведь небезызвестный Эрик Рыжий, преступник, искавший места для поселения, где его не настигла бы смертная казнь, вместе с командой из таких же «добрых» молодцев поплыл из Гренландии в Ньюфаундленд и далее напрямик. Признайтесь, очень сложное решение, если до этого не существовали контакты с эскимосами или другими знатоками морских путей, которые отлично знали о существовании Америки. Сами подумайте, плывете вы на северо-запад, натыкаетесь на огромный остров и плывете вдоль берега на юг, доходите до южной оконечности, берег резко поворачивает на северо-запад, а вы не идете вдоль берега (это чревато зимовкой во льдах), а решительно плывете на юго-запад, доходите до Ньюфаундленда и далее движетесь на юг. Извините, господин первооткрыватель, вы эскимосский за день выучили или просто на месте карту с туземцами чертили?

Вернемся к русской схеме освоения Севера. Вольных поселенцев гнали в путь следующие причины – наличие товара, позволяющего получать в обмен на него с родины необходимые товары, которые они сами не производили, или наличие навыков, позволявших производить всё необходимое. В последнем случае выбирались для поселения южные места Сибири. Русские поселенцы в более южных районах налаживали земледелие, выплавку железа, производство тканей, посуды и т.д. В более северных районах компенсировали трудности с налаживанием нормальной хозяйственной жизни за счет экспортно-импортных операций. Викинги явно не обладали возможностями русских поселенцев. Они знали кузнечное дело, то есть, могли обрабатывать готовый металл, но не могли сами плавить железо. Основные центры выплавки железа в Европе находились южнее. Большинство «скандинавских» мечей явно славянского происхождения, причем больше половины произведено в районе Чехии. Конечно, ещё более развито было производство металла в районах Средиземного моря, но это опять импорт для скандинавов. В те времена ещё не было огнестрельного оружия, поэтому индейцы с луками и копьями легко могли уничтожить поселения викингов в южных местах – там больше населения, легче собрать крупный отряд для борьбы с пришельцами. Наконец, те товары, которые викинги могли предложить туземцам, они сами покупали, то есть они стоили очень дорого для самих викингов.

Вывод очень простой и очевидный – викингам не было смысла пытаться заселить Америку. Долго и эффективно воевать с индейцами они не могли, товара для торговли по сходной цене у них не было, везти через Атлантику зерно и обычную треску на продажу невыгодно. Зато Гренландия из-за обилия моржей для промысла клыков была весьма выгодным местечком для поселения с целью быстрого обогащения. Причем, рассказывать источник дохода тоже не было смысла, чтобы конкуренты не понаехали. Откуда клыки? – Добыл на Севере. – Что врешь? Я сам с севера Норвегии плыву, а тебя не видел. – Ну, на Фарерах? – Врешь, там ещё ирландцы всех моржей выбили. – Чего пристал? С Исландии. – Ну, ладно, хоть так похоже на правду. Сроки открытия Гренландии и далее Америки удивительно совпадают со сроками, необходимыми для резкого сокращения промысла моржа в Исландии. 70 лет не могли викинги проплыть три дня пути до Гренландии, а проплыл преступник, которого вышвырнули с острова за его преступления в других местах, и который имел все основания сообщить об открытии, поскольку очень хотел таким образом заработать прощение за преступления.
Дальнейшее развитие событий отлично укладывается в схему промысла моржового клыка. Вольные поселенцы Исландии превратились в обычных нищих крестьян. Об их существовании, якобы, забыли на два века. При этом «забытые» крестьяне явно поддерживали контакты с Европой, поскольку христианство они и поселенцы в Гренландии всё-таки приняли. Только в начале 13-го века норвежский король послал эскадру и шустро обратил забытых крестьян в подданных, а в Гренландию, якобы, заплывать не стал, хотя там возникли сразу два больших поселения. Видимо, он по соглашению с католической церковью не имел права накладывать лапу на промыслы моржового клыка. Зато эти «отъявленные» язычники, потерянное поколение, как-то успело проникнуться верой в пользу христианства и разрешило построить на своей территории аббатство. Смешно? Ясное дело, что торговля никогда не прерывалась. Только за счет этой торговли поселения в Гренландии получали необходимые товары, включая оружие, необходимое для защиты от эскимосов и грабежа их. Ведь уничтожение моржей подрывало их главный источник питания. Более того, колонии могли добыть необходимый для строительства судов лес только в Америке и в Европе. В Гренландии с лесом плохо, даже в Исландии, где есть березовые рощицы, лес слишком плохой. Сами лодки отнюдь не долговечны. 15 лет – нормальный срок эксплуатации деревянного, морского судна. Конечно, можно сперва лес вымачивать в соленой воде, можно ладьи вытаскивать на берег для просушки, но любом случае даже 30 лет особо бережной эксплуатации – рекорд. История же промысла у берегов Гренландии и существования поселений насчитывает больше четырех веков. Понятно, что без торговли столько продержаться невозможно.

Тут мы сталкиваемся с очередной ложью. Если есть торговля, есть аббатство, то не надо считать, что остальное население было постоянным. Никто не мешал вернуться обратно в Европу с нажитым добром. Просто не полагалось особо говорить, откуда прибыл. Постоянное население явно менялось с течением времени. Сперва мы имеем рост поселений. Затем население убывает. Где-то в 1450-1455 гг. жизнь в поселениях заканчивается. Некоторые историки пытаются объяснить этот эффект Малым ледниковым периодом. Поселения викингов стали вырождаться, люди болеть рахитом, вымирать, а затем наступил конец. Короче, не дотянули до открытия Америки Колумбом всего-то меньше полувека. Иначе, храбрый Колумб мог бы знать о существовании Америки, а его команда не нервничала бы в ходе плавания. Между тем, фактор Малого ледникового периода существует до сих пор и даже неплохо себя чувствует. У местных эскимосов существует предание о том, как они вырезали последних викингов. Сели в судно, замаскировали его под осколок айсберга, незаметно подплыли, когда атаковали, уже было поздно. Логика событий понятна. 8 тысяч человек в момента расцвета поселений – огромная сила, которая могла контролировать почти всю Гренландию, бить моржа и облагать местных жителей данью. Но ряд территорий эскимосов викинги не могли достать – это земли к западу от Гренландии. Льды мешают регулярному плаванию, много островов, короче, местечко, откуда можно было получить подкрепление. Зато количество моржей при активном промысле должно было сокращаться. Из Ньюфаундленда индейцы довольно быстро викингов вышвырнули. Дополнительная база снабжения Гренландии лесом и зерном прекратила своё существование. Начался отток добытчиков в Исландию и дальше в Европу, соотношение сил изменилось в пользу эскимосов, да и грабеж привел их к простому выводу, известному до этого всей Европе: хороший викинг – мертвый викинг. Плавания в обход юга острова на западный берег Гренландии всё чаще стали заканчиваться полным разгромом. Карательные экспедиции проваливались. Приходилось бить моржей ближе к поселениям. Добыча стала падать ещё интенсивнее. Пошла цепная реакция, которую скандинавы стыдливо именуют Малым ледниковым периодом.

В этом принципиальная разница с поселениями поморов на Таймыре, которые смешались с местным населением, или с поселениями на Чукотке, где вспыхивали серьезные столкновения с коряками, пока коряков не выгнали чукчи, и потом с чукчами. Русские поселенцы наладили с рядом племен (нганасаны, ванцы и т.д.) хорошие отношения. Это видно по деревням, где дома ванцев и русских стоят рядом, а само хозяйство стало меньше разрушать сырьевую базу местности. Население прежде всего занято ловлей рыбы и добычей пушных зверей. Попытки же царской власти наладить сбор ясака в тундре сплошь и рядом проваливались. Отряды стрельцов или терпели поражение, или возвращались с награбленным добром, но регулярное обложение ясаком во многих районах Севера не удавалось наладить. И то, даже при таком подходе, военные столкновения происходили достаточно часто. Не надо думать, что северные туземцы очень мирные. Многое зависит от конкретного племени. Войны племен раньше были обычным явлением. Уже упоминалось, что чукчи уполовинили территорию обитания коряков. Сами же коряки отняли земли, которые потом заняли русские, у нганасан, которые смешались с русскими, приняли христианство и активно помогали царской администрации, поскольку мстили корякам за агрессию. Якуты втерлись в доверие к царской администрации и здорово оттеснили эвенков с их исконных мест обитания. Нет ничего удивительного, что викингов в конце концов частично вышвырнули с Гренландии, а частично уничтожили.

Кое-какие вопросы по поводу регулярных плаваний викингов в Америку и Гренландию и долгого существования их поселений в Гренландии остаются. Во первых, нет никаких оснований считать именно викингов некими культуртреггерами для ацтеков, майя или инков. Всё-таки они были представителями цивилизации железного века, зависимыми от культурных достижений собственной цивилизации. Вот кельты в лице пиктов или ирландцев были действительно независимыми. Им надо было бежать от скандинавов, а не пытаться поддерживать связи с Европой. Их путь домой оказался отрезан. Ирландцы заняли земли пиктов. Викинги в какой-то момент не только блокировали путь из Исландии в Шотландию, но и путь в Ирландию.  У этих племен были меньше связи с Европой, то есть они были вынуждены больше использовать каменных и бронзовых орудий. И, конечно, они из-за викингов уже не имели возможности и потребности активно добывать моржовую кость и торговать с Европой. Вот у них как раз была самая прямая мотивация не обращать внимание на богатства Севера, а сделать ставку на Юг и попытаться наладить максимально хорошие, без грабежа отношения с местным населением и слиться с ним. Поэтому видеть в каждом предании индейцев отголоски контактов именно с викингами нет оснований. Другое дело, что нынешние жители Исландии или Фарерских островов сделали всё возможное, что объявить себя первопоселенцами. Не уверен, что они будут рады археологическим исследованиям не в нужном для себя направлении. Есть и другой вопрос. Раз на территории Гренландии существовали церкви и аббатство, то священнослужители отнюдь не обязаны были плавать через океан только на ладьях викингов. В 13-15 вв. Ганзейский союз, фактически, контролировал Скандинавию. Торговые суда плавали в Норвегию. То есть, разведочные экспедиции по северному пути в Америку могли быть организованы на разных судах и из разных мест – Ганза, Англия, Голландия и т.д. Наибольшая вероятность – Ганза, поскольку вместе с Норвегией, Исландия и Гренландия автоматически попадали в зону их торговли. Тем более, с 13-го века Исландия официально подчиняется Норвегии. Другое дело, что могли эти экспедиции сообщить в Рим – население золота не имеет или имеет мало, способно уничтожить маленькую экспедицию в случае конфликта, да, есть острова, которые можно заселить, но там нет природных богатств (Карибские острова действительно бедны рудами), а строить большие колонии себе дороже, каждая колония за океаном обернется потерей налогоплательщиков в Европе, перевозка ценностей дорога из-за длины пути.

Для «открытия» Америки католической церкви нужно было решиться на целый проект. Создать суда, обдумать идею плантационного хозяйства для производства культур, которые не растут в Европе или растут плохо – сахарный тростник, кофе, пряности. Наконец, подумать, как исключить конкуренцию мусульман – запереть проход в Гибралтар, завоевав Гренаду и районы Танжера. И, конечно, наладить путь в Индию, откуда можно завести на жаркие Карибы семена диковинных культур. Самая главная проблема – туземцы, точнее, их неприемлемое для любой власти представление, что лучше быть свободным, чем зависимым. Все эти возможности возникли только позже. Только в конце 15-го века в Европе создали идеальные вооружения для навязывания народам, незнающим производство качественных железных доспехов, своего господства. Латы вместо кольчуги позволяли избежать синяков и переломов костей от попадания стрел и ударов копий. Аркебузы и пушки позволяли защитить от нападения даже очень малочисленные гарнизоны укреплений. Маневренная каравелла могла уничтожить в открытом океане любое крупное судно того времени. Совершенно неслучайно, что «открытие» Америки совпало с началом операции против Гренады – форпоста мусульман. То есть, Испания стремилась запереть Гибралтарский пролив от мусульманской конкуренции, даже не дождавшись «славной» вести о Великом открытии, обосновывающем саму потребность в войне. Что Колумб «откроет» было ясно, важнее, чтобы мусульмане не расчухались и не осознали важность контроля над проливом. Война длилась целых восемь лет. Формальным поводом был отказ Гренады платить дань Испанскому королю. Реально, все войны за контроль над Гибралтаром, включая войну португальцев с Марокко, стоили во много раз больше, чем все расходы на поиски Индии через Африку, открытие и создание первых поселений в Америке.
Да, некоторые бизнес-проекты стоили огромных денег и большой крови. Эти бизнес-проекты часто потом оформлялись под географические открытия, частную удаль и т.д. Само заселение викингами Фарерских островов, Исландии, Гренландии и плавания к Ньюфаундленду и дальше тоже были для их участников своеобразным бизнес-проектом. Конечно, это не сравнить с открытием Америки Испанией. История не всеевропейского, а скорее регионального масштаба. Но длилась эта эпопея долго и скрывали эту эпопею от большинства населения Европы весьма тщательно. Похоже, документы, действительно, уничтожены, и всей правды нам не узнать никогда. Однако, многое вычисляется без особых усилий.

 

Copyright: Алексей Богословский, 2010
Источник статьи http://proza.ru/2010/01/19/1314

 


В избранное