Мифы народов мира

  Все выпуски  

Мифы народов мира


Балтские мифы.

 

 

Балтийская мифологическая традиция, обнаруживающая значительное сходство со славянской, сохранилась в двух вариантах: древнерус­ском и латышско-литовском. Для нас больший интерес представляет последний, ибо он, дошедший через фольклорные предания и песни, содер­жит красивые художественные образы и сюжеты.

Верховным богом древних латышей и литовцев являлся Диевас /"бог"/. В прусской традиции он известен под эпитетом Окопирмс /"самый первый"/. Диевас персонифицирует сияющее небо. Он творит мир и дает начало богам и людям, но затем "уходит на покой", подо­бно верховным духам многих мифологий.

Родственные связи и история происхождения большинства мифологических персонажей, как и в случае со славянской традицией, про­слеживаются недостаточно хорошо. Все же известно, что у Диеваса есть сыновья, божественные близнецы, воплощающие плодородие и врачевание. С их символикой связаны парные изображения конских голов на коньках крыш и прялках.

В народных песнях рассказывается, как сыновья Диеваса ставят клети, ладят из серебра мосты, вьют вожжи из бурной воды, охотятся на серебряных куропаток и золотых соловьев, варят пиво в изукрашенных чанах. Божественные близнецы подглядывают, как дочери Солнца причесываются в золотом орешнике и влюбляются в них. Сыновья Диеваса зажи­гают два огня на море, катают дев в яблоневой лодке, по суше едут на двух конях.

Эти образы, несомненно, родственные индийским Ашвинам   /близ­нецам, всадникам, хранителям меда и священной сомы/ иногда сливаются в единое божество под названием Усиньш, покровителя пчеловодства и лошадей /для защиты ульев от эпидемий на ограде пасеки вешались конские черепа/.

Известна также дочь небесного бога Диеваса - Лайма /"Счастье"/, богиня судьбы. Она покровительствует девушкам, выбирая: им женихов, охраняет роды, предсказывает будущее. Сидя на высокой горе в серебря­ном кресле, Лайма вместе с Деклой и Картой прядут нить судьбы, /на­подобие греческих мойр/.

Небесные светила - Солнце /Сауле/ и Месяц /Менесс/ образуют супружескую пару и имеют дочерей звезд. В латышских песнях расска­зывается, как дочери Солнца ездят на колесницах, нося т шелковые пла­тья и венцы из золота, серебра и алмазов, на пальцах -колечки, которые сковал кузнец Телявель, на ногах золотые башмачки. Они сгребают сено серебряными граблями, мелют на ручных мельницах, ткут кушаки, сажа­ют розы. Само Солнце днем едет по небу на золотых конях, ночью пере­саживается в золотую лодку.

В качестве наиболее мощного и активного божества в балтий­ской мифологии выступает Перкунас /"гром", "гроза"/; Близко стоя к славянскому Перуну, он восходит к обще европейскому об- , разу громовержца и олицетворяет мужество, успех, дождь, гром, небесный огонь. Перкунаса представляли гневным мужем средних лет, с рыжей или черной бородой, едущим по небу на огненной колеснице, за­пряженной парой коней красной и белой масти. На нем белые и черные одежды, в одной руке   козел на веревке, в другой рог или топор.

Свиту громовержца составляют сполохи-души павших воинов и Вейопатис /господин ветра/, изображавшийся в виде человека с двумя разнонаправленными лицами, раскрытыми ртами, крыльями на плечах, пету­хом на голове. В одной руке бог ветра держал рыбу, в другой боченок. По-видимому, образ Вейопатиса являлся развитием индийского Ваю.

Помощником Перкунаса был и небесный кузнец Кальвис /или Телявель/ подобно карело-финскому Ильмаринену выковывавший небесный свод.  Антиподом и главным противником громовержца является бог загробного мира Велс /Велняс/. Противостояние Перуна и Велеса известно и в славянской мифологии, о нем мы говорили выше. Здесь же, важно выяснить именно балтийские стороны данного образа.

Латышско-литовский Велс, возможно соответствует древнепрусскому Патолсу /Пеколсу/. Он связан с корнями деревьев, с водой "глаз его - окно в болоте"/. Велс возводит в воде плотины или каменные мосты. Наряду с этим, бог нижнего мира, наделенный мудростью, покровительствует музыке и танцам. Он может появляться среди людей в облике нее­стественно сильного ребенка и вступать в состязание с пастухами, бросая диск. Дети, которые рождаются у Велса от земных женщин, также очень сильны и носят у себя на животе лук со стрелами.

К культу загробного мира относится и поверье о велях - душах умерших, чья пора отмечалась в октябре. В это время в банях, овинах и жилых помещениях для них устраивались угощения. Душами умерших пра­вит Матерь велей /сравните славянское представление о навьях или ирландский Самайн/.

Обязанность проводника в загробный мир у древних балтов выполнял Совий - легендарный основатель традиции трупосожжения. Души умерших ожидала, тем не менее, грозная опасность. Им надо было преодо­леть высокую гору. Сорвавшихся пожирал дракон Визунас. Поэтому после сожжения покойника, при его прахе захоранивали когти рыси и медведя.

 

Алексей Фанталов.

 

Эддические мифы 4. Яблоки вечной молодости, любовь Фрейра, сокровища карликов.

 

Три аса, Один, Локи и Хенир отправились в путь. Шли они через горы и пустыни, и случилось, что у них было нечего есть. Спустившись в одну долину, видят они стадо быков, и выбрав себе одного быка, со­бирались зажарить мясо между раскаленными камнями. Когда же, подумав, что верно еда их уже готова, они разгребают костер, то видят: не изжарилось мясо ...   Они глянули наверх: сидит там орел, и не маленький.

И сказал орел: «Если дадите мне бычьего мяса досыта, тогда оно изжарится». Они согласились. Тут орел слетает с дерева, садится у костра и тотчас принимается за бычьи окорока и лопатки. Тогда раз­гневался Локи и, схватив большую палку, замахнулся что есть силы и ударил орла. Орел от удара встрепенулся и взлетел.

Локи генетически близок ир­ландскому Брикрену и особенно осетинскому Сырдону. Вообще же этот тип широко распространен в мифологии. К. Юнг характеризует его, как "тень" - бессознательную, дочеловеческую часть психики

И тут палка пристала к спине орла, а руки у Локи к другому концу палки. Орел летит на такой высоте, что Локи задевает ногами камни, осыпи и деревья. Кажется ему, вот, вот оторвутся от плеч его руки. Он вопит и молит орла о пощаде. Но тот отвечает, что не бывать Локи на свободе, если он не даст ему клятвы выманить из Асгарда Идунн с ее яблоками ...

В условленный час Локи заманивает Идунн из Асгарда в лес… Тут прилетает великий Тьяцци в обличье орла и, схватив Идунн, уно­сится с нею в Страну великанов, к своему жилищу.

Асам же пришлось плохо, как исчезла Идунн, тотчас поседели они и постарели ... Тут схватили Локи и повели на тинг и грозили ему смертью или пытками. И, струсив, он сказал, что готов отправиться за Идунн в Стану Великанов, если Фрейя одолжит ему свое соколиное оперение ... и в один прекрасный день появляется в доме у великана Тьяцци. Тот уплыл на лодке в море, а Идунн оставалась дома одна. Локи превратил ее в орех и, взяв в когти, полетел во весь дух. Вернувшись домой, Тьяцци хватился Идунн. Он надевает свое орлиное оперенье и летит в погоне за Локи - только ветер в крыльях свистит. Асы же, завидев, что летит сокол с орехом, а вслед за ним орел, вышли за стены Асгарда и вынесли ворох стружек. Сокол, лишь только влетел в город, камнем упал у городских стен. Тогда асы развели в стружках огонь. Орел уже не мог остановиться, упустив сокола. Огонь вспыхнул у него в перьях и прервал его полет ...

Скади же, дочь великана Тьяцци, надела свой шлем и кольчугу и с оружием пошла в Асгард, мстить за отца. Асы, однако, предложили ей мировую и пообещали выкуп. Первым делом, пусть она выбирает себе му­жа, среди асов, но выбирает по ногам, ничего больше не видя. Она увидела ноги одного из них, замечетельной красоты и молвила: "Вот, кого я выбираю; едва ли что некрасиво у Бальдра!". А был то Ньерд из Ноатуна"

... Однажды Фрейр, воссев на престол Хлидскьяльв, озирал все миры. Бросив взор на север, он увидел в одной усадьбе большой и красивый дом. А к дому шла женщина, и лишь подняла она руки и стала отпирать двери, разлилось сияние от ее рук по небесам и морям   и во всех мирах посветлело.

История о женщине со светящимися руками и солнечном герое Сослане имеется в нартовском эпосе осетинов.

И так отплатилась ему великая гордыня, обуявшая его на священном престоле: пошел он прочь полный печали ... Тогда Ньерд велел позвать к себе Скирнира "сияющий", слугу Фрейра, и велел ему пойти и доби­ться речей от Фрейра и спросить, на кого он так прогневался, что и слова ни с кем не молвит.

Скирнир идти согласился ... И сказал ему Фрейр в ответ, что видел он одну прекрасную деву и так по ней кручинится, что не жить ему, если он ее не добудет. "А теперь поезжай и просватай ее мне, да привези сюда, будет на то воля отца или ее нет". Тогда отвечает Скирнир, что он готов ехать с получением, но пусть только Фреир отдаст ему свой добрый меч ... Вот поехал Скирнир и просватал ему ту де­вушку и заручился ее словом ...

Вот почему Фрейр был безоружным, когда он схватился с Бели и убил его оленьим рогом.

Локи, сын Лаувейи отрезал у Сив все волосы. Проведав о том, Тор поймал Локи и переломал бы ему кости, если бы тот не поклялся добиться от черных альвов, чтобы они сделали для Сив волосы из золота, которые росли бы, как настоящие. Вслед за тем, Локи отправляется к карликам, которых называют сыновьями Ивальди, и они сделали такие волосы и корабль Скидбладнир "сложенный из тон­ких досочек", и еше копье Одину, что зовется Гунгнир. И тогда Локи поспорил с карлом по имени Брокк, что брат того карла, Эйтри "ядовитый" не сделает трех таких сокровищ, чтобы сравнялись с этими ...

И тогда карлик и Локи принесли сокровища, асы сели на свои судейские троны и все должно было решиться по приговору Одина, Тора и Фрейла. Тогда Локи отдал Одину копье Гунгнир, Тору - волосы для Сив, а Фрейру - корабль Скидбладнир. И он объяснил, в чем суть тех сокровищ: копье летит, не зная преграды; волосы, стоит приложить их к голо­ве Сив, тотчас прирастут, а кораблю Скидбладниру, куда бы ни лежал его путь, всегда будет попутный ветер, лишь поднимут на нем парус, и мож­но свернуть этот корабль как простой платок и положить, если надо себе в кошель.

Тогда Брокк достал свои сокровища. Он отдал Одину кольцо, говоря, что каждую девятую ночь капают из него по восьми колец та­кого же веса. Фрейру отдал он вепря, говоря, что тот может бежать по водам и по воздуху, ночью и днем, быстрее любого коня, и ночью и в самой Стране Тьмы будет ему светло: так светятся у него щетины. А потом он отдал Тору молот, говоря, что им можно бить, с какою он за­хочет силой и по любой цели, и никогда не откажет молот, и куда бы он его ни бросил, он никогда не промахнется. И как бы далеко ни залетел молот, он всегда вернется Тору в руку ...

Приговор богов гласил, что молот - лучшее из всех сокровищ и надежная защита от инеистых великанов. И они рассудили, что карлик выиграл заклад ...

 

(Продолжение следует).

 

Алексей Фанталов.

 

Б.Р.Виппер. Введение в историческое изучение искусства

II. Скульптура (окончание).

 

Процесс превращения круглой статуи в рельеф происходит в архаическом греческом искусстве на основе своеобразного компромисса, который особенно наглядно можно наблюдать в метопах храма в Селинунте, изображающих подвиги Геракла и Персея. На одной метопе изображена колесница, запряженная четверкой лошадей, причем, в отличие от барельефа, где движение всегда идет мимо зрителя, здесь четверка движется прямо на зрителя. Но так как глубина ящика недостаточна для того, чтобы вместить все тело лошади, то художник довольствуется передней половиной тела лошади, которую он приставляет прямо r задней стенке метопы. На другом рельефе, изображающем борьбу Геракла с кекропами, фигуры, как круглые статуи, отделились от фона, но их объемы сильно сплющены спереди, и к тому же если их торсы и головы изображены в фас, то ноги обращены в профиль к зрителю.

Таким образом, можно утверждать, что развитие греческого рельефа идет как бы с двух концов -- со стороны плоского силуэта и со стороны круглой статуи, причем эти две крайности окончательно сходятся вместе на рубеже архаического и классического периодов.

Два крупнейших "изобретения" содействуют формированию классического стиля в рельефе. Одно из них это изображение человеческой фигуры в три четверти поворота -- прием, ранее неизвестный ни египетским, ни греческим скульпторам и как бы объединяющий контраст профиля и фаса. Второе изобретение, которое сами греки приписывали живописцу Кимону из Клеон, -- это ракурс, или оптическое, сокращение предмета в пространстве. Оба приемапринадлежат к величайшим достижениям в истории изобразительного искусства,

  • * Стела -- продолговатая каменная плита, сужающаяся кверху и заканчивающаяся волютой или пальметкой; на ней обычно изображен умерший. знаменуя собой решающий шаг в завоевании объема и пространства в изображении на плоскости и содействуя как формированию высокого" рельефа (горельефа), так и развитию живописи (отметим уже здесь, что изобретение ракурса, несомненно, способствовало замене черно-фигурной вазовой живописи более прогрессивной -- краснофигурной).

Классический рельеф занимает в известной мере промежуточное" положение между скульптурой и живописью. По материалам и технике, по значению для него осязательного восприятия рельеф принадлежит скульптуре. Вместе с тем он имеет родство с живописью", поскольку связан с плоскостью, со стеной, склонен к рассказу, к многофигурной композиции, к развертыванию движения мимо зрителя" Однако было бы ошибкой считать рельеф некоей комбинацией, смесью скульптурных и живописных элементов: рельеф не есть ни наполовину срезанная скульптура, ни живопись, превращенная в реальные тела. Рельеф представляет собой совершенно самостоятельное искусство со своими принципами и своей, в высокой степени своеобразной концепцией пространства. Для того чтобы ясно представить себе своеобразие рельефа, надо посмотреть на рельеф сбоку. Тогда становится видно, что рельеф -- это не обычный скульптурный объем и не живописная плоскость, а перевоплощенный, деформированный, сплющенный объем, одновременно и реальность и мнимость, некая воображаемая арена действия, зажатая между двумя плоскостями. Именно отношением к этим двум основным плоскостям и отличаются главные виды, типы и стили рельефа.

Один тип рельефа может быть назван строгим, или классическим. Он был создан и получил широкое распространение в Древней Греции, и к нему охотно возвращаются в период, когда художники культивируют контур, силуэт и в борьбе со всякими элементами живописности стремятся к чистой пластической форме (все эпохи так называемых классицизмов). Главным теоретиком и пропагандистом этого типа рельефа является скульптор рубежа XIX --XX веков Гильдебранд.

Для классического рельефа характерно, что он изображает обыкновенно только человека (изредка немногие предметы, активно участвующие в действии) и стремится соблюдать чистоту и неприкосновенность передней и задней плоскостей. Задняя плоскость является в таком рельефе абстрактным фоном, который, так сказать, не участвует в изображении и представляет собой гладкую свободную плоскость. Передняя же, мнимая плоскость рельефа подчеркнута, во-первых, тем, что фигуры изображены в одном плане, двигаются мимо зрителя и, во-вторых, что все выпуклые части фигур сосредоточены на передней плоскости рельефа. Кроме того, мастера классического рельефа стремятся выдержать головы всех фигур на одной высоте и по возможности избегнуть свободного пространства над их головами. Даже в тех случаях, когда фигуры находятся в разных положениях, например одни сидят, другие стоят (сравним надгробный рельеф Гегесо), греческий скульптор старается сохранить принцип так называемой исокефалии (равноголовья) и выдержать головы на одном уровне.

На совершенно противоположных принципах основан другой тип рельефа, обычно называемый свободным, или "живописным". Мы встречаем его и в Греции в эпоху эллинизма, и в Италии эпохи Ренессанса и барокко, и в более позднее время.

Сущность "живописного" рельефа заключается в отрицании плоскости фона, ее уничтожении, или в иллюзии глубокого пространства, или в слиянии фигур с фоном в оптическое целое. Поэтому "живописный" рельеф менее, чем классический, годится для украшения стены. В эпоху Ренессанса его обычно применяли для украшения легких ажурных конструкций (кафедр, табернаклей) или для маскировки пролетов (двери флорентийского баптистерия). "Живописный" рельеф не связан с нормами исокефалии, с соблюдением единства передней плоскости, его мастера охотно изображают пейзаж или архитектуру в фоне, широко применяют всякого рода ракурсы и пересечения.

В свою очередь, следует различать два основных вида "живописного" рельефа.

1. Фигуры теснятся одна над другой, закрывают весь фон до верхней рамы, создавая впечатление, что почва поднимается отвесно (наиболее ярким примером являются римские саркофаги, рельефы на кафедрах Никколо и Джованни Пизано, "Битва кентавров" Микеланджело и другие. Главная стилистическая задача этого типа рельефа -- создать динамическую композицию, с бурным ритмом движения, прорезанную глубокими тенями и яркими бликами.

2. Характеризуется, прежде всего, глубиной перспективно расширяющегося пространства и пейзажным или архитектурным "раскрытием" фона, а также постепенным сокращением вышины рельефа от круглых фигур переднего плана до чуть заметной вибрации формы в глубине. Первые образцы такого типа "живописного" рельефа мы встречаем уже в искусстве эллинизма, позднее он возрождается в творчестве мастеров раннего Возрождения -- Гиберти и Донателло. Последнему принадлежит создание особой разновидности "живописного" рельефа -- так называемого rilievo schiacciato, необычайно воздушного типа рельефа, в котором художник орудует тончайшими градациями поверхности.

Наряду с этими двумя, так сказать, нормальными, традиционными типами рельефа изредка встречается своеобразный третий тип, который можно было бы назвать несколько парадоксально -- "обратным" типом рельефа. Наибольшее распространение он получил в китайской скульптуре и особенно в древнехристианском искусстве.

Здесь художник начинает разработку рельефа как бы не с передней, а с задней плоскости и разворачивает композицию задом наперед. В китайском рельефе движение фигур идет из глубины, навстречу зрителю. В древнехристианской скульптуре фигуры как бы теряют почву под ногами, а фон превращается в абстрактную плоскость, перед которой фигуры без всякой опоры витают в безвоздушном пространстве (саркофаг Елены IV века н. э.). Постепенно эта своеобразная композиция рельефа задом наперед развивается в последовательное обратное восприятие пространства. Примерами могут служить так называемые консульские диптихи -- двухстворчатые рельефы из слоновой кости, которые вырезывали в честь римских или византийских консулов. Обычно на консульских диптихах дано изображение цирка. В глубине, в ложе, сидит консул со своей свитой, на переднем плане -- ристалища. Размеры фигур уменьшаются задом наперед. Художник как бы помещает себя на место главного героя и его глазами смотрит на изображенное событие. Восприятие окружающего пространства как бы сквозь психику героя созвучно мировоззрению древнехристианского художника, который стремится передать не столько конкретные формы реального мира, сколько его символический смысл. В заключение нашего анализа проблем рельефа следует отметить, что рельеф классического типа не нуждается в особом обрамлении. Обычно такой рельеф довольствуется легко профилированной базой для фигур, границы композиции здесь определяются снизу этой базой, сверху -- принципом исокефалии. Напротив, "живописный" рельеф нуждается в специфическом обрамлении, которое отделяло бы иллюзию от реальности и направляло взгляд зрителя в глубину. Рама еще больше подчеркивает родство живописного рельефа с картиной.

К сожалению, в наши дни большинство скульпторов, в силу тех или иных причин, отошли от повествовательных задач скульптуры и утратили связь с техническими и стилистическими проблемами рельефа.

 

 

Мои друзья (партнеры), занимающиеся обучением живописи,

Попросили меня об одолжении протестировать их новую Страницу Видеокурса.

Об этом Видеокурсе я уже Вам рассказывал и Вы наверняка видели предыдущую версию страницы.

Я сказал им, что мое мнение будет явно субъективным и предложил выставить эту страницу на суд моих подписчиков, то есть Вас. Ребята подхватили эту идею и предложили в качестве благодарности за отзыв Новый видеоурок живописи.

Что нужно сделать:

Посмотреть новую версию страницы

И написать свое мнение:

Как по ощущениям, лучше или хуже текстовой версии.

Хорошо ли закачивается видео?

Может у Вас будут еще какие замечания.

В обмен - Видеоурок. Но видеоурок не простой.

То что Вы увидите - Гарантирую - Вам понравится, но может выбить Вас из колеи - возможно, сразу Вы не сможете это повторить. И в этом вся Прелесть. То что Вы увидите - нужно будет пропустить через себя. Почувствовать. Ощутить.

Ну да ладно! Можно много рассказывать, но давайте ближе к делу.

Свое мнение отправлять вот на ЭТОТ адрес:

info@artsecrets.ru

Если Вы попробуете послать отзыв ответом на это письмо, то мои друзья его не получат.

Второй Момент. Они будут отправлять ссылку не с сервиса рассылок, а персонально каждому с адреса: iinfo@artsecrets.ru

Заранее спасибо за Вашу поддержку!

И творческих успехов.

Напоминаю адрес: info@artsecrets.ru

 


В избранное