Все выпуски  

Модная культура от Алексея Фанталова.


Голубенький супчик.
[info]bohemicus
6 января, 14:54

   Тема этого поста никоим образом не касается деятельности компании СУП, а его название не содержит намёков на чью-либо сексуальную ориентацию.   Выражение голубенький супчик я позаимствовал из пьесы Курта Воннегута "С днём рождения, Ванда Джун!", о которой уже рассказывал месяца три или четыре назад. Там есть сцена, где Гарольд Райaн говорит:

  "Дни былого величия Америки прошли. Она наглоталась голубенького супчика. Индейский наркотик. Нас с Лузлифом в джунглях потчевали им насильно. Наешься его, и кажется, что весь мир погрузился в туман медового цвета с лиловыми разводами. Начинаешь смеяться, петь и разговаривать с птицами. Однажды Лузлиф наступил на таракана длиной в шесть дюймов, и мы плакали, как дети. Мы устроили по нему поминки, которые длились пять дней - по таракану! Я пел "Боже, смилуйся". Можешь себе такое представить? Где я, чёрт побери, только слова взял? Нам всё время хотелось голубенького супчика. Никогда не переставать есть голубенький супчик. Всё время быть в медовом тумане с лиловыми разводами".

  Эти слова написаны в 1970 году, когда тема наркотиков была новой и модной. И вложены в уста человека, проведшего в джунглях 8 лет. Он уехал из одной страны, а вернулся в другую. Герой пропустил 60-е, годы создания наркокультуры, сексуальной революции, аффирмативных актов и прочих левых триумфов. Вернувшись, он счёл, что его родина наглоталась голубенького супчика.

  Однако Америка есть Америка. При Джонсоне наглоталась, при Рейгане выплюнула. Это один из великих принципов западного мироустройства - когда левые что-нибудь разломают, всегда есть шанс, что правые починят сломанное.

  Хуже сложилась ситуация в СССР, стране, построенной исключительно на левых принципах. Правых у нас истребили так радикально, что общество просто забыло, кто же это такие.
 

   Недавно у меня произошла дискуссия с одним френдом, касавшаяся побудительных мотивов большевиков, а также степени их собственной веры в пропагандировавшуюся их учением ахинею. Как это обычно бывает в любой дискуссии, каждый остался при своём мнении. Мой френд считает, что большевики верили собственной пропаганде. Просто нормальному человеку трудно представить, что кто-то способен в это верить. Я же убеждён, что неверие в собственную идеологию - общее свойство руководства любого левого революционного движения в мире.

  Конечно, чужая душа потёмки, и в таких предположениях всегда можно ошибиться. Но ведь можно посмотреть и на самих революционеров, на их происхождение, на их частную жизнь. Кое-что прояснится.

  К примеру, Кубу захватили братья Кастро. Дети богатых испанцев, переехавших на остров после покупки там плантаций. Яхту "Гранма", десантом с которой началась кубинская революция, равно как и вооружение для участников экспедиции, братья Кастро приобрели за свои деньги. Для этого они продали семейное гнездо в Испании, за которое получили около 1 миллиона долларов. Полновесных долларов пятидесятых лет. Это была частная война. Совершенно конкистадорское мероприятие. "Коммунистами" братья Кастро стали уже после захвата власти. Впрочем, последнее общеизвестно.

  Сложнее разобраться с красными кхмерами, захватившими Камбоджу и принесшими ей столько бедствий. Состав руководства красных кхмеров известен лишь приблизительно. Имён у этих людей не было, только номера - "товарищ номер один", "товарищ номер два" и т.п. Судя по тому, что всё-таки известно, пронумерованные товарищи учились во французских университетах. Полжизни провели в парижских кафе, читая Сартра и Камю. Потом приехали в свою страну и сказали, что все должны жить в деревнях, а сограждан, знавших французский, принялись забивать мотыгами. В крошечной стране они истребили миллионы людей. Весь мир до сих пор не может понять - зачем?

  Большевики были не так прозрачны, как братья Kастро, но и не так таинственны, как красные кхмеры.

  О них существует необъятная пиар-литература нескольких взаимоисключaющих направлений. Но на мой взгляд, самые надёжные и объективные источники о них - это протоколы об изъятии имущества при аресте подозреваемого, которые они составляли, занявшись после захвата власти взаимоистреблением (вариант Ягоды и других). В некоторых случаях люди умерли при невыясненных обстоятельствах (вариант Свердлова), и тогда их наследие тоже описывалось. По этим протоколам видно, какими интересами люди жили на самом деле, а не в пиар-картинках.

  Это совершенно стандартные описи - 347 золотых изделий, 18 шуб, паспорта 9 государств, наган, страпон и пакетик кокаина. Переизбыток рыжья объясняется местной спецификой - свои представления о прекрасном люди получили в юности в провинциальных борделях. А вот наган, страпон и кокаин представляют собой саму суть революционной идеи. Всё остальное в ней - голубенький супчик.

  Поэтому, кстати, западные общества с такой лёгкостью элиминировали революционную угрозу. Революционерам просто сделали предложение: "Ребята, мы разрешим страпон и кокаин, а вы за это откажетесь от нагана". Ребята с радостью согласились, и с тех пор вместо страшных революционных боевиков мы повсеместно видим невиннейших социал-демократов, социалистов и левых либералов. Они борются за права животных и ни в кого не пуляют из нагана.

  Причины и механизмы трансформации левой идеи остались непоняты для многих внешних наблюдателей, включая советских. Увидев повсеместно распространившиеся страпон и кокаин, наблюдатели в очередной раз заговорили об упадке Запада и начали ждать его гибели. Фаза интенсивного ожидания длится уже лет сорок и может продлиться ещё четыреста, если наблюдатели не образумятся. В действительности западные общества достигли невиданной устойчивости. Согласившись на мелкие неудобства, они предотвратили крупные неприятности. 

  Есть однако и такoй специфический вариант развития, как СССР-РФ. Первые тридацать пять лет существования этого государства ознаменовались террором в духе красных кхмеров. Когда власти убедились, что возможности сопротивления подданныx исчерпаны, они отказaлись от террора и перешли к  массированномy кормлению населения голубеньким супчиком. Любая левая идеология и есть голубенький супчик.

  Именно во времена всеобщего пребывания в медовом тумане с лиловыми разводами - 50-е, 60-е, 70-е годы - была сформирована советская интеллигенция. Она так и не поняла, что голубеньким супчиком была не только официальная советская идеология, но и её подпольная антисовестская сестра. И вся советская культура. Да и вся советская действительность.

  Выросшие в медовом тумане люди, попав в реальность, начали творить невероятные вещи. Пока страна напоминала концлагерь, всё можно было списать на охрану. Но как только людей выпустили на волю, оказалось, что они не имеют никакого представления о мире, в котором живут. Сограждане добровольно принялись голосовать за Жириновского, лечиться у Кашпировского и давать деньги в рост Мавроди.

  Наверное, тогда это было неизбежно. Но дальше настала парадоксальная ситуация. Простые люди, не обременённые мэмами советской культуры  и комплексами советской интеллигенции, стали учиться на своих ошибках довольно быстро. И научились очень многому (те, кто выжил). В 1990 СССР был страной дураков очень наивной страной. В 2000 году РФ была страной людей очень побитых жизнью, но многое понявших и потому поумневших. К 2010 она стала страной нормальных людей. Но её интеллигенция до самого последнего времени оставалась по преимуществу советской. Это невероятно, но образованный класс так подсел в советское время на голубенький супчик, что стал удерживать себя в медовом тумане сам, когда его к этому уже никто не принуждал.

  Восточная Европа не относится к крупнейшим интеллектуальным центрам человечества. Тем не менее, у местной интеллигенции хватило ума затоптать в асфальт местные структуры госбезопасности и перебить хребет местной партноменклатуре. Сама же интеллигенция стала безраздельной властительницей дум, а в некоторых случаях обрела и власть и капиталы.

  Что сделала в это же время советская интеллигенция?

  Hичего.

  Она осталась в медовом тумане с лиловыми разводами.

  Даже в 2009 году я натыкался в ЖЖ на посты, в которых братья Стругацкие провозглашались нравственными ориентирами. Комментаторы восхищались авторами постов. Ощущение было, что на дворе не 2009, а 1989 (а то и 1979) год. Люди просто не понимали, что в эпоху супермаркетов фантастика - это развлекательная литература, авторов которой можно ценить за мастерство и даже за какие-то идеи, но нравственный ориентир?

  Мне их диалоги напоминали одну сцену у Довлатова, в которой двa ополоумевших от водки советских офицерa с жаром спорят в вагоне-ресторане, повторяя нa все лады одни и те же фразы: "Главное - это система координат" - "Нет, главное - это внутренний стержень! - "Важнее всего определить систему координат" - "Лишь бы сохранить внутренний стержень" - и так до бесконечности.
 
  Люди всю жизнь прозанимались поиском нравственных ориентиров, систем координат и внутренних стержней. Когда нужно было взять власть и навести в стране порядок. Они умудрились остаться в медововом тумане даже после того, как их обобрали и выставили на посмешище. Самое невероятное - им было там уютно. Почти до самого 2010 года.

  Но тут действие голубенького супчика начало понемногу выветриваться.

  Началось с сериала "Школа". Ничего особенного в нём нет. Дёргающаяся камера, любительская игра и полуматерные диалоги - невелико искусство. Но нет в нём и голубенького супчика. Просто школа, без советских фантазий о мудром Тихонове из "Доживём до понедельника". Думаю, году в 1983 или 1984 я вполне мог бы снять в точности такой же сериал в своей собственной школе. Без сценария, без разработки мизансцен, без заучивания текстов. Просто установив в своей школе несколько скрытых камер и смонтировав то, что они заснимут. Отличались бы только костюмы и сленг. В сериале есть один персонаж - учительница по прозвищу Харя, которую дети на спор доводят до слёз. Мы на спор доводили до слёз биологичку по прозвищу Кочерыжка. Между Кочерыжкой и Харей есть даже определённое внешнее сходство.

 При этом снявшая "Школу" Валерия Гай Германика - режиссёр абсолютно конъюнктурный. Достаточно взглянуть на её тщательно продуманный имидж Очень Плохой Девочки и псевдоним, который абсолютно невозможно спутать ни с одним другим.  Происходит она из семьи не просто советской, а ультрасоветской - номенклатурно-богемной, то есть конъюнктурной по определению. И как человек, чутко улавливающий коньюктуру, Гай Германика поняла, что голубенький супчик больше никому не интересен.

  Этим и объясняется преувеличенная реакция на "Школу" некоторых ЖЖ-истов (и не только ЖЖ-истов). Они увидели, что подросло поколение, равнодушное к голубому супчику. Из творчества Германики, помимо "Школы", я знаком с фильмом "Все умрут, а я останусь". Он завершается фразой главной героини, обращённой к своим родителям: "Мама, папа, идите на х..." Нонкомформисты всегда снимают нечто подобное. Но Германика не нонкомформистка. Она конъюнктурщица.

  Тревога советской интеллигенции нарастала весь год. И закончилась истерикой после митинга на Манежной площади. Сам митинг был таким же полулюбительским, как сериал Германики. Лозунги невнятные, цели неопределённые, последствий никаких. Но это было несоветское по духу мероприятие. Советские пришли в ужас.

 Есть виды, которые не размножаются в неволе. Советские не размножаются на воле. В условиях даже относительной свободы они не воспроизвелись. На горизонте показалось первое несоветское поколение. Оно ещё не пришло, а именно наметилось на горизонте. Но его контуры уже вырисовываются.

  Я обещал написать, как оцениваю итоги прошедшего года. Вот, написал. Итог один - в 2010 закончился очередной акт невероятно длинной советской драмы, и начался другой. Таких актов будет ещё несколько.

  В конце придут русские.

  С Рождеством вас, братья и сёстры!


В избранное