Все выпуски  

Кельты, русы, викинги. Таинственный мир Севера. 'Обитаемый остров' и проблема власти/знания.


"Обитаемый остров" и проблема власти/знания.

 

Повесть Аркадия и Бориса Стругацких «Обитаемый остров» напоминает более ранний роман Станислава Лемма «Эдем» (кстати, названия «роман», «повесть» - вполне условны в фантастике). Здесь обыгрывается идея анонимности власти. В «Эдеме» события происходят на некоей планете, где в свое время проводились масштабные генетические эксперименты над местным человечеством (в благих целях улучшения породы). Правда, термин «человечество» не совсем применим к этим существам, поскольку они, скорее, кентавры (причем представляющие симбиоз двух существ – большого четвероногого, безмозглого, и маленького – разумного, вырастающего у первого из спины).

Эти эксперименты окончились биологической катастрофой и местные власти, дабы уйти от ответственности, попросту засекретили свое существование. То есть, граждане живут и работают, направляемые отчасти некими телепатическими импульсами. А те, кто начинают задумываться об источнике оных импульсов – скоренько куда-то исчезают.

Вообще Станислав Лем терпеть не мог социализм (в свое время он подвергся легкой дискриминации при поступлении в львовский вуз из-за социального происхождения) и многие его фантастические произведения представляют критику всевозможных попыток «осчастливить человечество». Но он не был бы великим писателем, если бы ограничился только этим. Да и само «осчастливливание» может происходить очень разными способами.

А идея «анонимности власти» является кошмаром в ряде футурологических произведений, живописующих «ужасы грядущего глобального общества». И в принципе – не так уж недостижима.

Аниглобалисты сейчас любят поговорить об опасности власти корпораций. А эти корпорации сами являются инструментом в руках закрытых аристократических клубов, контролирующих информацию и финансы. Государственный аппарат, де, таким сверхэлитам не нужен, а роль силовых структур исполняют элитные спецслужбы, внедренные в ткани обычных полицейских органов.

Возможно, образ анонимной власти включен Стругацкими в «Обитаемый остров» под влиянием белее раннего «Эдема» (который они, без сомнения, хорошо знали). Но этот образ у советских писателей выведен достаточно оригинально.

Планета Саракш весьма похожа на землю. Правда, здесь всего один громадный материк (этакая Пангея), а в другом полушарии – крупный архипелаг (ну прямо как в некоторых вариантах игры Сида Мейера «Цивилизация»).

На Саракше также случилась катастрофа – ядерная война, во время которой особенно пострадали юг и центр материка. Остатки элит, выползая из хаоса, сумели восстановить здесь власть в виде некоего тоталитарного общества, в то время как на севере сохранились две меньшие по размеру буржуазные республики.

Так вот, эти элиты посчитали за благо засекретить свое существование, хотя и не в такой степени, как было сделано в мире Лема. Обитатели Саракша по крайней мере знают, что ими управляют «Неизвестные Отцы». Так что во время обязательных гимнов гвардейцы поют «Нас в бой ведут Неизвестные Отцы!».

Да, а друг к другу Отцы обращаются исключительно по кличкам: «Головастик», «Чайник» «Странник» и пр., хотя большинство из них, в то же время имеют вполне конкретные должности (так, Генеральный прокурор, к примеру, называется «Умником»).

Но высшая группа Отцов именуется особо – как бы по «родственным» отношениям: «Папа», «Деверь», «Шурин», «Тесть» и «Зять». Однако никакого реального родства между ними не существует, и состав группы обновляется, ибо между «отцами» идет скрытая борьба «бульдогов под ковром» как в сталинском Политбюро или ЦК, и, время от времени, проигравшего выносят ногами вперед.

Нормально, в общем. Жизнь.

Но это не все. В «Острове» присутствует еще одна, весьма оригинальная идея. Дело в том, что через всю страну, только лишь оправляющуюся от разрушительных последствий ядерной войны, тянут линию «лучевых башен» (которые стоят чрезвычайно дорого). Населению объясняют, что башни необходимы для защиты от агрессии фашистской Островной империи, постоянно засылающей свои подводные лодки из другого полушария. Однако это ложь.

На самом деле, излучение башен создает и обеспечивает некое психическое поле, поддерживающее психику граждан в постоянном напряжении, удобном для манипулирования. Когда раза два в день башни врубают на всю катушку, у большинства жителей наступает патриотический экстаз.

А меньшинство испытывает жуткие головные боли, которые невозможно скрыть. Этих называют «выродками», арестовывают и отправляют «для перевоспитания» на совсем уж радиоактивный юг, где они должны заниматься всяческим разминированием.

Но что еще интереснее, так это то, что все «Неизвестные Отцы» также являются замаскированными «выродками». И управляют они отчасти потому, что свободны от психических манипуляций (расплачиваясь за это физическими муками).

Только этим выродкам посчастливилось оказаться у власти. И они же отдают приказы вылавливать своих собратьев-неудачников (борьба с потенциальными конкурентами).

 

Ну что тут скажешь… Сильная вещь. Здесь что ни образ – то аналогия. Известный политолог Сергей Кургинян даже ставил «Остров» в своем «Театре на досках».

Вообще-то писали свою книгу Стругацкие во времена реального социализма. Но «Остров» устремлен в будущее. Про идею анонимности власти уже говорили. «Лучевые башни» уже имеют аналог в нашем мире – вспоминается телевидение девяностых. Со всеми его «голосуй, а то проиграешь!» и пр., когда реальные доходы большей части населения упали в несколько раз, страна съежилась как шагреневая кожа, произошла чудовищная культурно-моральная деградация общества, а «интеллигентные люди» без конца «выбирали сердцем» (а надо бы – головой).

Хотя, со временем, появятся штучки и получше ТВ.

Но еще круче тема «выродков». Вот у нас, по аналогии с Западом, некоторые вполне серьезные интеллектуалы, которых я очень люблю читать на досуге, пишут о «людях воздуха», «человеке-предприятие», «четвертом сословии» и пр., грядущих на смену власти буржуазии и чиновников. Может, и грядут, конечно…

Проблема в том, что эти интеллектуалы связывают приход «четвертого сословия» с «экономикой знания». Типа – не деньги решают, а информация.

Однако, при всем моем уважении, сие представляется неубедительным. Возьмем для примера какого-нибудь олигарха – да хоть того же Михаила Ходорковского.

На первый взгляд мы увидим, что вроде бы концепция «власти знания» находит здесь подтверждение, потому что у Ходорковского, никакого стартового капитала не было. Ибо вначале карьеры Михаил Борисович был не мифическим «подпольным миллионером» (о которых в перестройку нам все уши прожужжали) а вполне реальным комсомольским активистом.

Следовательно, скажут нам, он располагал ценной информацией о готовящихся партийных решениях по экономике, «смене генеральной линии» и пр., что и позволило продвинутому молодому человеку развернуть свой «интеллектуальный бизнес».

Но дело в том, что М.Б. Ходорковский и другие капитализировали, по сути, не мифические «знания» а вполне реальные связи. То есть, как иногда любят говорить – они «были назначены олигархами» (а теперь кое-кого с этих должностей сняли – как не оправдавших высокое доверие). Связи, это, конечно, отчасти тоже «информация» - но совсем особого рода.

Вот теперь, когда сторонники опального Ходорковского лишились большей части финансовых и властных активов – им бы и продемонстрировать свою хваленую «власть знания». И что? «Политтехнолог» Марина Литвинович пытается организовать протестные акции в Москве посредством «Живого Журнала» - и с треском проваливается. Потому что реально действовать в Интернет – это тяжелая проза жизни J и способность годами работать «на пустоту». А господа из «Юкоса» к такому не привыкли.

Все что у них осталось – это связи. Внутри собственной системы тусовок и с внешним миром (западным). На том и стоим.

 

Алексей Фанталов.

fantalov@mail.ru

 

Кельтская мифология.

Тексты по истории, мифологии и культуре Ирландии.

Германская мифология.

Тексты по истории, мифологии и культуре Скандинавии.

Славянская и балтская мифологии


В избранное