Все выпуски  

Кельты, русы, викинги. Таинственный мир Севера. Письма читателей.


Письма читателей.

 

Здравствуйте.
Вы интригующе обмолвились: "Хотя, со временем, появятся штучки и
получше ТВ." А можно подробнее на эту тему.
А про анонимность власти и "выродков" ещё Пушкин в "Борисе" писал.
А вот "Борис" Мусоргского для меня просто потрясающее произведение. Вы смотрели в постановке
Тарковского? А Стругацкие - это... мне трудно словами определить.
Просто я их когда-то "запоем" читала. Сейчас так всё вспомнилось, а
слов нет.
Правда на меня "Град обречённый" большее впечатление произвёл. Может
просто с обстоятельствами совпало. А Вам как?
И ещё можно спросить про интеллектуалов, которых Вы любите читать на
досуге. О чём это они? В смысле "люди воздуха" и Т.Д. И какие аналогии
с Западом?
Сумбурно получилось, извините.
--
С уважением,
 Вика.

 

 

Здравствуйте, Вика. Да, «Град» - это неплохо, хотя я предпочитаю «Сталкера», «Трудно быть богом», «Гадкие лебеди», «Улитку на склоне», и великолепную «Сказку о Тройке». По поводу «людей воздуха» привожу цитату из Александра Неклесса:

«Последние десятилетия прошлого века стали поворотным моментом в динамике правящего слоя, временем его исторической трансформации. Я имею в виду становление крайне эклектичного класса новой, трансграничной элиты — магистров свободных искусств, выпускников престижных и не столь престижных университетов, интеллектуалов, интеллигенции, т.е. людей, управляющих смыслами, целеполаганием общества, образами его будущего, кодексами поведения, информационно-финансовыми потоками, геоэкономическими композициями (а не, скажем, товарными или промышленными элементами практики). Людей, связанных с нематериальным, «воздушным» производством, которые по-своему, иначе, нежели предшествующая им элита «третьего сословия», прочитали понятия свободы, транснациональности, универсализма и культуры.

В ХХ веке, шаг за шагом занимая все более важные, стратегические высоты, данная субкультура становится влиятельной и доминантной. За столетие она проделала впечатляющую эволюцию: от проектирования социальных и инженерных утопий — через создание полифоничной инновационной индустрии, включая как военно-конструкторскую отрасль, так и гуманитарно-политтехнологическую культуру — перешла к тектоническим подвижкам в диапазоне от «революции менеджеров» до социального переустройства планеты, строительства нового общественного/мирового порядка. И произвела при этом на свет поколение энигматичных мутантов: поколение «людей воздуха», включая порождаемые и управляемые ими амбициозные национальные и транснациональные неокорпорации.».

«…претендовавшая на власть поросль имела совершенно нехарактерный для прежней элиты привкус контркультурных движений (ср. парадоксальную на первый взгляд генетическую связь яппи с хиппи). И выраженное пристрастие к свободной — лишенной прежних ограничений — интеллектуальной медиации. А также — к интенсивной, провокативной акции, амбициозному проектированию, масштабному риску» (Александр Неклесса, "Люди Воздуха".).

 

 

Алексей, извините, что к Вам напрямую обращаюсь, но Вы сами привели свой @-Mail.
Я с удовольствием читаю Вашу рассылку. Вы так удачно, на основе художественных произведений, рассказывали об истории разных стран. Вспоминаю рассказ про Чехословакию на основе текстов Кундеры. Но вот Вы упомянули про сегодняшнюю Россию и стало непонятно. Где же Ваш аналитический подход?
1. Что не удалось Марине Литвинович? Не получить по голове? Я не очень понял Вашу иронию в данном случае.
2. Про связи. Вы, наверняка, знаете, что социологи считают высокую значимость личных связей особенностью традиционного общества. При переходе к капитализму значение "ближних" связей падает, "дальних" растет. Советское общество все было основано на связях. Естественно, в постсовестком связи также играли главную роль. Но, извините, Ходорковский был внештатным работником райкома комсомола в Москве. Вы представляете, сколько сотен тысяч людей по всей стране занимали куда более высокие должности и имели куда более серьезные связи? И где они?
Информацию, как и связи, могут иметь многие. А вот использовать правильно - гораздо меньше. "Много званных, да мало призванных".
3. Что стало со связями в нынешней России? Их влияние упало? А кто эти люди, занявшие первые посты в Министерствах, ведомствах, госкорпопациях? С кем они учились, работали? Ходорковский лично, до своего возвышения, не был знаком ни с Ельциным, ни с его окружением. Сейчас такое стало невозможно. Т.е. общество стало куда более традиционным, чем в 90-е годы.
4. Об анонимности власти. В 90-е годы власть была максимально (насколько это возможно для России) открытой. Вы все знали про Ельцина, его фаворитов, министров, помощников, семью. Не один канал, так другой рассказывал Вам про власть то, что она бы хотела оставить в тайне. Какая анонимность? Вам предлагали выбирать сердцем? Так у Вас был и другой выбор. Сегодня его нет. Сегодня Вы про власть знаете то, что Вам показывает один многоголовый госканал (если еще REN-TV не смотреть). Не только то, но и так как показывает. Анонимность власти доведена до предела.
Меня поражает, как Вы замечательно анализируете жизнь ту, давнюю, раннюю, но как только заходит речь про нынешню Россию, что-то у Вас происходит, всякие аналогии исчезают, слышна только ирония по адресу ее критиков. ТВ 90-х - "Лучевые башни". Нынешнее - никаких ассоциаций не вызывает. И история с "выродками" никаких ассоциаций с нынешней Россией не вызывает? Как такое может быть? Не высылают на южные рудники? Бьют по голове в центре Москвы? Значит не считается? А эти интеллектуалы, пишущие стихи и песни для себя и традиционалистсике концепции для страны тоже не вызывают ассоциаций?
Извините еще раз, за беспокойство. Просто интересен такой человеческий феномен.
С ув. Владимир

 

 

 

Здравствуйте, Владимир. Спасибо за заинтересованность материалом выпуска. Я, правда, тоже не понимаю, почему Вы не заметили мою критику нынешней действительности. Ну, может быть, не в выпуске о Стругацких, а в некоторых других статьях.

В таком случае сообщаю, что реальность двухтысячных вызывает у меня не более симпатий, чем реальность девяностых, восьмидесятых или семидесятых. Это – закономерные этапы одного и того же процесса деградации страны. Между данными эпохами нет подлинной исторической прерывности.

И уровень засилья «связей» - то есть блата во все эти годы сохранялся примерно на одном и том же уровне. Разумеется, нельзя сводить все только к ним. Имеются еще такие компоненты успеха, как личные способности человека и его удача («А есть ли у него удача?» - говорили древние викинги, нанимаясь на службу к конунгу J). Понятно, разные партийные и комсомольские номенклатурные работники достигли различных рыночных успехов (и не только в бизнесе). Но то, что все они сохранили свое привилегированное положение – абсолютно точно. Для того и делались перестройка с реформами. Достаточно посмотреть недавно опубликованный список ста самых богатых людей России в “Forbes”.

 

Наше отстойное телевидение я вообще не смотрю (у меня от него голова болит J). Но информацию, слава богу, мы можем черпать из других источников. Информации сейчас очень много – было бы желание ее добывать. И это – едва ли не единственное преимущество наших дней.

Когда же я вспоминаю о ТВ времен Гусинского и Березовского, меня тошнит от всей их оголтелой травли инакомыслящих. А уж что до возможности «свободных выборов» в 1996 году, так даже представители нынешних властей говорят об их фальсификациях: «Мы помним выборы 1996 года, может быть, кто-то из присутствующих в ходе них уже и работал, как между турами вдруг в некоторых регионах сказочным образом поменялись предпочтения, причем самым радикальным образом. Комментировать то, как это произошло, мы с вами не будем: понимаем, как» (из выступления Владислава Суркова перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров ВПП "Единая Россия" 7 февраля 2006 года).

 

Теперь «свободным журналистам» дали по рукам. Но как-то не хочется жалеть эту публику. Тем более что подавляющее большинство их остались на своих местах в СМИ, предав бывших хозяев.

В заключение не могу не удержаться, чтобы не процитировать отрывок из «Священной книги оборотня» Виктора Пелевина:

 

«Пестрая корова! Слышишь, пестрая корова? Я знаю, надо совсем потерять стыд, чтобы снова просить у тебя нефти. Я и не прошу. Мы не заслужили. Я знаю, что ты про нас думаешь. Мол, сколько ни дашь, все равно Хаврошечке не перепадет ни капли, а все сожрут эти кукисы‑юкисы, юксы‑пуксы и прочая саранча, за которой не видно белого света. Ты права, пестрая корова, так оно и будет. Только знаешь что… Мне ведь известно, кто ты такая. Ты — это все, кто жил здесь до нас. Родители, деды, прадеды, и раньше, раньше… Ты — душа всех тех, кто умер с верой в счастье, которое наступит в будущем. И вот оно пришло. Будущее, в котором люди живут не ради чего‑то, а ради самих себя. И знаешь, каково нам глотать пахнущее нефтью сашими и делать вид, что мы не замечаем, как тают под ногами последние льдины? Притворяться, что в этот пункт назначения тысячу лет шел народ, кончающийся нами ? Получается, на самом деле жила только ты, пестрая корова. У тебя было ради кого жить, а у нас нет… У тебя были мы, а у нас нет никого, кроме самих себя. Но сейчас тебе так же плохо, как и нам, потому что ты больше не можешь прорасти для своей Хаврошечки яблоней. Ты можешь только дать позорным волкам нефти, чтобы кукис‑юкис‑юкси‑пукс отстегнул своему лоеру, лоер откинул шефу охраны, шеф охраны откатил парикмахеру, парикмахер повару, повар шоферу, а шофер нанял твою Хаврошечку на час за полтораста баксов… И когда твоя Хаврошечка отоспится после анального секса и отгонит всем своим мусорам и бандитам, вот тогда, может быть, у нее хватит на яблоко, которым ты так хотела для нее стать, пестрая корова…»

 

Ну, конечно, это писалось где-то в 2002 – 2003 гг. Сейчас ситуация несколько другая. Крошечка-Хаврошечка стала считать себя бизнес-леди. Зато кукис-юкису не повезло, и его лоеры теперь яростно борются за демократию и права человека.

 

Алексей Фанталов.

fantalov@mail.ru

 

 

Пролог. Стих о Голубиной книге.

 

Святогор.

Исцеление Ильи Муромца.

Илья Муромец и Соловей-разбойник.

Илья Муромец и смерть Святогора.

Вольх и Микула Селянинович.

Поход Вольха Всеславьевича и его смерть.

Добрыня Никитич и Маринка.

Добрыня Никитич и Змея Лютая.

Женитьба Добрыни Никитича.

Дунай-богатырь и Добрыня.

Женитьба князя Владимира.

Алеша Попович и Тугарин Змеевич.

Добрыня Никитич и жена его.

Михайло Потык и Марья Лебедь белая 1.

Михайло Потык и Марья Лебедь белая 2.

Соловей Будимирович.

Иван Годинович и Кощей.

Илья Муромец и Идолище.

Илья Муромец и сын его.

Камское побоище.

Как не стало богатырей на земле русской.

 


В избранное