Все выпуски  

Кельты, русы, викинги. Таинственный мир Севера. Бритты 3.


Бритты 3.

 

"Князь Севера навел ужас по всей земле" (Моисей Кагантакваци").

 

 

...Но это вызвало войну с римскими фракциями, давно уже с неодобрением взиравшими на расширение самого северного государства Ойкумены. Особенно ярились Юлии, сами-то обломавшие зубы о галльскую Северную Италию. Однако наиболее сильны среди римлян в этой кампании оказались Бруты, занявшие весь Балканский полуостров с его богатейшими городами.

Очень важно бывает определить момент наиболее выгодного вступления в войну. Или момент вступления в войну потенциального противника.

Известна коллизия Первой Мировой. Высшее воено-политическое руководство германской империи знало, что им придется вести войну на два фронта - против Франции и России. в связи с этим, начальник Генерального штаба Шлиффен разработал гениальную стратегию блицкрига. Шлиффен предполагал вначале разгромить Францию, которая, по объективным причинам мобилизовывалась гораздо быстрее России.

Но, для того, чтобы быстро разгромить тогда еще весьма воинственных французов, немцам необходимо было сосредоточить на западном фронте основную часть своих войск, положившись на Востоке на австро-венгерские войска и ограниченные германские силы. То есть предполагалось, что Пруссия (где у большинства немецких генералов имелись родовые поместья) временно будет занята русскими войсками.

Более того, на самом западном фронте Шлиффен замыслил резкую асимметрию - правое крыло немцев составляло львиную долю всех их сил. Оно должно было наступать через нейтральные Бельгию и Голландию и, в то время как слабое левое крыло удерживало от французов Эльзас (или слегка отходило), обойти Париж и, через Центральную Францию ударить французам в спину.

Думаю, не стоит здесь подробно рассказывать, как политические ошибки окружения кайзера и военные ошибки преемника умершего Шлиффена Мольтке Младшего привели к невыполнению плана. Стоит лишь сказать, что некоторый шанс выиграть Первую Мировую войну, и стать доминирующей державой мира Германия имела только в случае абсолютной решительности и готовности поставить на карту все (во Вторую Мировую войну, кстати, Германия, по-видимому, шансов почти не имела.). Половинчатость и погоня за сиюминутной тактической выгодой оказались губительны.

Так вот, одним из просчетов немцев в обеих войнах было их непонимание истинной роли Англии. Они полагали, что с этой близкой в культурном и языковом отношении страной можно договориться, в то время как с чужой Россией - нет. В реальности дело обстояло с точностью до наоборот. Британия всегда была верна своему государственному инстинкту - не допускать на европейском континенте чьей-либо гегемонии (будь то Франция Франциска 1, Испания Филиппа 2, Франция Людовика 14 и Наполеона, Германия кайзера и Гитлера, СССР Сталина).

Возвращаясь к нашей теме, скажем, что немцы оба раза не смогли правильно просчитать момент вступления Англии в войну против них. Провал немецкого блицкрига 1914 года означал начало войны на истощение. А в такой борьбе Британская империя, с ее 400 млн населения и колоссальными материальными ресурсами представляла собой весьма весомую гирю на чаше весов.

В какой-то степени, в отношении римлян повторилась ситуация начала кампании с галлами и иберами. Собираясь захватить сципионовскую Сардинию, (необходимую в качестве трамплина для захвата Сицилии, в то время как последняя важна для покорения Южной Италии - мягкого подбрюшья римлян) наши галлы отправили флотилию с укомплектованной армией под руководством пятизвездочного генерала к берегам острова. Но объявлять войну формально союзным римлянам не очень торопились (да бы сохранять свободу рук как можно дольше). Вскоре, действительно, дополнительные силы понадобились в Северной Италии против галлов, которые неосмотрительно вывели из Медиоланиума большую часть войск. Находившая неполалеку бриттская армия моментально блокировала город, не допуская возвращения в него неприятеля.

Медиоланиум был взят, но теперь необходимо было максимально быстро захватить всю галльскую Северную италию (раз уж мы ввязались здесь в борьбу). Поэтому нам и понадобились новые войска (и не только возвращенный десант, но и армии, пришедшие из Центральной Европы.

Акция прошла успешно, галлы отсались только в Нуманции (Иберийский полуостров) и более не докучали нам. Однако данный успех вызвал нападение Юлиев и войну со всеми римлянами. Плохо развивавшиеся в данной кампании Юлии были сокрушены, но о Рим и Капую, с их кучей войск мы решили пока не разбивать лоб, предпочтя давно планировавшуюся операцию с захватом Сардинии, Сицилии и Южной Италии. В связи со всей вышеизложенной последовательностью событий, осталось непонятным, было ли предпочтительнее сразу атаковать острова (не отзывая первый десант против галлов) или сделать так, как я сделал.

Тем не менее, кампания за бриттов оказалась едва ли не самой успешной из всех. Венцом ее явилось сокрушение мощи римских Брутов на Балканском полуострове. Оно было проведено в лучших традициях древнекитайских стратегов.

Бритты заняли город Билазора (отнятый у даков), находящийся в районе горного прохода, отделявшего наши территории от владений Брутов. Последние, располагавшие богатейшими балканскими мегаполисами и не испытывавшие недостатка ни в солдатах, ни в средствах, сосредоточили здесь главную часть своих сил. Тем не менее, действовали они нерешительно, в частности, зачем-то построили против города форт, а потом оставили его пустым.

Я-то не догадался основать здесь форт, но зато догадался вовремя занять его, блокировав путь в свои центральноевропейские владения. Бритты начали яростно атаковать укрепления, но за ним находилась моя полностью укомплектованная хорошо прокачанными юнитами армия, под руководством многозвездочного зам. лидера фракции Кадор. А, так как место было узкое, римляне не в состоянии были атаковать одновременно всеми силами, и делали это поочередно отдельными отрядами. Что, учитывая полководческие преимущества Кадора приводило врагов лишь к их постоянным поражениям, и все большей прокачанности бриттских солдат (напомню, что все сражения в кампаниях я провожу на автобое).

Затем я отводил потрепанную армию в находящуюся рядом Билазору, переобучал и пополнял ее, и возвращал обратно, отшвыривая очередную римскую армию, осаждавшую форт.

Бруты попытались было двинуть армию в обход форта к самой Билазоре. Но сил, выделенных ими для этой цели, оказалось явно недостаточно (всего один стек) - так что Фермопил не получилось. Вовремя подошедший к городу Кадор дал отпор сокрушительный.

В качестве иллюстраций - скрины из "Rome. Total war".

 

Да, а тем временем, мы захватили города Брутов Кротон и Тарент, и одну высвободившуюся армию (руководимую самим лидером фракции), перебросили из Южной Италии под балканский город Аполлонию.

Затем последовали точечные удары, подобно движениям скальпеля хирурга рассекавшие оборону противника. Шпионы выясняют, в каких городах у Брутов мало войск, и внедряются в них. Флот моментально перебрасывает туда армии, которые берут город в осаду, а на следующий ход - успешно штурмуют его. Впрочем, в 30% - 40% случаев шпионы сами открывают ворота, так что штурм осуществляется уже до подхода вражеских подкреплений на этом же ходу (и противник остается с предлинным носом). На войне главное - стремительность действий, достигнутая за счет пустоты сознания.

Для полного разгрома могущественнейшей в свете фракции Брутов нам понадобилось перебросить на Балканы всего лишь четыре армии (не считая, конечно, тех юнитов, что я клепал на месте, в захваченных городах). После чего оказалось, что реально противостоять Дому бриттов уже некому, и завоевание Ойкумены - лишь вопрос времени.

К 216 году до н.э. (за пятьдесят четыре года!) мы выиграли около 230 сражений, проиграв около 30. Все они проведены на уровне "вери хард", в автоматическом режиме (то есть, компьютер сам решал. кто победитель). Эффект достигнут отчасти благодаря тому, что я старался не давать противнику сражения, если не был уверен в победе.

Обычные мечники крупным планом. Это галльские (пардон), но у бриттов точно такие же.

 

Алексей Фанталов.

Кельтская мифология.

Германская мифология.


В избранное