Все выпуски  

Кельты, русы, викинги. Таинственный мир Севера. 'Служу кайзеру' 2.


"Служу кайзеру" 2.

 

«Император отвечает лишь перед Богом и законом».

Фридрих I Барбаросса.

 

В качестве иллюстраций - скрины из "Medieval II. Total War"..

 

Итак, в альтернативном варианте, мои немцы вынуждены вести войну со всем игровым миром, забрав инициативу в свои руки. Для исторической Германии это было обычным делом (вспомним борьбу императоров с папством в средние века, Семилетнюю войну и т.д.).

Но, для того, чтобы развить в себе способности к стратегическому типу мышления методом игр, стоит перепробовать массу разнообразных кампаний, причем некоторые – по нескольким вариантам. Так и хороший политтехнолог – это человек, проведший десятки избирательных кампаний своих клиентов, а не одну (пускай и успешную).

И в рассматриваемой первой версии мы старались не создавать себе лишних врагов. И, почти до самого конца оставались любимцами папского престола (двое пап вышли из числа немецких кардиналов, а еще два – были избраны при немецком участии).

«Римский папа считает, что Германия – оплот истинной веры».

Тут ведь как? Если уверен, что противник непременно нападет, можешь атаковать его первым. Но тогда перед окружающими предстанешь агрессором. С другой стороны, иногда одной лишь демонстрацией силы можно приостановить нападение (и сохранить видимость дружбы).

Если же ты и сам хочешь воевать – подготовься к конфликту, дабы моментально перейти в наступление (как говорили у нас в тридцатые: «будем сражаться с агрессором на его территории» J).

Вот этим фундаментальным вопросом (умением чувствовать ситуацию) много занималась китайская философия (в отличие от европейской, интересовавшейся проблемами устройства мира, или индийской, сосредоточенной на религиозном спасении души). Посмотрите (хоть в Интернет) что говорили даосы Лао Цзы, Чжуан Цзы; или стратеги типа Сунь Цзы, У Цзы… А базой для них служил знаменитый И Цзин.

Запад учит нас минимизировать риски и максимизировать прибыли. Китай – как можно дольше сохранять максимальную степень свободы (возможность выбора). А война – это уже сделанный выбор.

 

Итак, мы потеряли Италию - города Флоренцию и Болонью (центр юриспруденции средневековой Империи). Правда, у нашего кайзера Генриха сохранились замки на островах Сардиния и Корсика. За них можно было не беспокоиться, ибо компьютерный противник отчего-то крайне редко высаживает морские десанты.

Потенциально эти острова представляют идеальный плацдарм для будущего вторжения в Италию с целью отмстить вероломных неаполитанцам или миланцам. Но для этого следует выстроить там мощную инфраструктуру, накопить солдат, построить корабли… А для этого необходимы время и деньги.

А с деньгами у нас не то чтобы очень… В игре можно нанять особый вид агентов – купцов. Говорят, что удачно раскрутившийся купец приносит ежегодный доход, сопоставимый со всем совокупным доходом государства…

Похоже на правду. Однако, нормальный доход от эксплуатации природных ресурсов у такого агента мизерен. Успешным он делается лишь в том случае, если успешно подминает чужих торговцев, забирая себе их бизнес. У нас такого не получилось.

К тому же, приходится воевать на северо-западе с датчанами, на востоке – с поляками, на юге – с Миланским герцогством и Венецианской республикой.

Был один критический момент, когда венецианцы подошли к Праге. Однако в их тылу нам, при помощи дерзкого налета, удалось вернуть захваченный Венецией Инсбрукский замок (Тирольские горы). Тогда дож предложил Германии стать его протекторатом. Не знаю, зачем это ему было нужно (вопрос престижа?), но мы, как люди негордые, согласились (за 2800 флоринов). Вскоре Империя помирилась и с Миланом (за ту же сумму).

Напомню, что исторические германские императоры совершали свои походы в Италию не только ради погони за призрачной тенью Империи. Дело в том, что могущественные германские герцоги воспринимали короля как своего владыку лишь при условии его коронации в Риме.

Впрочем, наши шпионы показывали, что север Италии превратился в сплошную бойню. Там шла войны всех против всех. Вначале резко усилились Неаполь и Венеция, схлестнувшись друг с другом. Неаполь имел неосторожность напасть на Папское государство, в результате папа объявил крестовый поход с целью отвоевания Рима. Затем Венгрия атаковала венецианцев (тем самым, потенциальная угроза нашим границам с ее стороны миновала). Дружба с Венгрией была скреплена династическим браком.

Шпионы – это вообще моя слабость. Трудно представить, что когда-то я жалел деньги на их наем. Мало того, что правильно расставленные агенты просвечивают все необходимое пространство на предмет военных ресурсов противника (что крайне помогает в определении целей и маршрутов войск на стратегической карте). Так они еще и способны открывать ворота вражеских ворот и крепостей (что помогает навязывать противнику непосильный для него темп). «Я, глаза и уши рейха…» - заводил обычно шпион свою лебединую песнь перед его заброской в тыл противника.

Итак, Священная империя продолжала войну на два фронта - с Данией и Польшей. «Мой вам совет – сдавайтесь лучше сразу» - елейным голосом советовал нам датский король. Как говорят в нашей доблестной армии старослужащие молодым бойцам: «Лучше, ребята, сразу вешайтесь».

 

Общая немецкая стратегия нацелилась на истощение противника. Неприятельские города подвергались ограблению и разрушению инфраструктуры, полученные средства шли на наем солдат и развитие городов Внутренней Германии.

Дела наши медленно поправлялись, однако кайзеры периодически делали мелкие ошибки, поэтому Гамбург, Торунь, Галичь, Вильнюс по несколько раз переходили из рук в руки.

Перелом в игре был достигнут внезапно. Три почти полных стека датских войск направились в сторону северной Германии. Это была серьезная угроза для нас.

1244 год.

Тогда, в обход датчан, мы направили имперскую армию в принадлежавшие Дании (в текущей игровой реальности) Нидерланды.

Там находился город Антверпен – последнее владение датчан (Скандинавию мы уже захватили ранее благодаря удачной десантной операции).

При этом у датского монарха было четыре полных стека (порядка восьмидесяти юнитов). Как ему удавалось содержать их за счет единственного города – загадка. Впрочем, шпионы донесли, что жители несчастного Антверпена на грани восстания.

Игра устроена таким образом, что сколько бы ни было у фракции сил, с потерей всех городов они превращаются в никчемных мятежников. Поэтому, целесообразно не устраивать лобового столкновения без крайней необходимости, а совершать глубокие рейды к беззащитным центрам противника.

1260 год.

Это, правда, противоречит идее Карла Клаузевица о необходимости физического истребления вражеских армий. Но вот организовали европейцы первую мировую войну по теориям прусского стратега – и что вышло? Нет, здесь нам ближе Сунь Цзы и «стратегия непрямых действий».

Но две большие датские армии, проспав вторжение, ринулись вдогонку. Поняв, что мы не успеем взять Антверпен до их подхода (а после – и подавно), я отрядил нового кайзера Фрица с отрядом личной охраны послужить приманкой датчанам. Те потратили время на его преследование (при этом, героический Фриц не пострадал!), а лучший полководец Империи тем временем стремительным штурмом захватив Антверпен. Дания была завоевана, ее нацеленные в нас кулаки бессильно опустились. На следующем ходу был завоеван и ничейный Брюгге.

Правда, увы, сие привело к безнадежному ухудшению отношений с папским престолом. Любое решение имеет свою оборотную сторону.

К этому времени резко усилилась Англия, заняв большую часть французских земель. В районе Кана (Нормандия), Парижа и Реймса, они сосредоточили четыре армии, и, воспользовавшись папским отлучением немцев, внезапно атаковали их в районе крепости Мец (а числились в союзниках!).

И тут, Священная империя показала великолепный образчик блицкрига. Она располагала на западном фронте меньшими силами (три войска). Что при лобовом столкновении по максимально трудному игровому уровню (в автоматическом режиме) привело бы к неминуемому поражению и постепенной сдаче позиций. Для компьютерного противника прямое столкновение наиболее предпочтительно.

Поэтому, черные германские армии, уклонившись от боя, рванули в глубокий прорыв от Меца к Парижу, а от Брюгге – к Кану. Туда были предварительно внедрены прокачанные шпионы. Кан взят и разграблен, на следующем ходу такая же участь постигла Анже и Ренн на полуострове Бретань.

1264 год.

 

1268 год.

«Идти врозь, бить вместе» - золотое правило стратегии. Второе очевидно - для успешного сражения необходимо сосредоточить на ключевом участке численное превосходство (ибо, если не уверен в победе, лучше не давать битву). А первое? Если войска изначально собраны в один кулак, многие наши территории останутся неприкрытыми, туда может вторгнуться враг. Тогда твое успешное наступление обернется пирровой победой в тылу. Кроме того, двигаясь отдельными колоннами, ты быстрее захватываешь ресурсы противника. А вот в решающем сражении необходимо собрать все армии воедино (это немалое искусство).

Под Реймсом и Парижем мы потерпели поражение. Однако полученные во взятых городах ресурсы позволили в кратчайшие сроки создать новые армии и взять англичан измором. Успеху поспособствовало и то, что когда Англия напала на Империю, сами англичане были атакованы Шотландией.

Маленькая, но гордая Шотландия поняла, что у нее появился шанс, когда половина английских войск оказалась скованной на материке, и открыла второй фронт. Для нас же это означало, что английский король не сможет перебросить против Германии дополнительные силы.

Вскоре, на континенте не осталось ни одного красного мундира. Кайзер Фриц начал готовить армию возмездия, призванную высадиться на сам туманный остров.

Кроме того, шпионы обнаружили крайнее ослабление Франции и Милана. У обеих игровых фракций оставалось всего по два города со слабыми гарнизонами.

Без объявления войны, две армии имперцев прошли через миланские территории с севера, атаковав оба миланских поселения. Оба были взяты за один ход штурмом, без всякой осады (благодаря внедренным шпионам, а также применению артиллерии). Полевые войска итальянцев не успели прийти на помощь, и превратились в серых мятежников.

Затем настала очередь Франции. Тем временем, с востока возвращалась ее армия из Крестового похода против Иерусалима (для французов он был неудачен, и город взяли венгры, крайне усилившиеся в текущей игровой реальности). Эта армия, лишенная полководца, хаотически перемещалась по территории южной Германии, внушая опасение добропорядочным бюргерам.

Поэтому, необходимо было закончить и эту войну в один ход, не дав возможности крестоносцам открыть военные действия. Двумя колоннами имперцы подошли к обеим французскими крепостям. В одной из них вообще не было гарнизона, против другой хорошо послужила артиллерия.

Дела на второстепенном восточном фронте также шли успешно, и завоевание Польши было не за горами.

Так, после долгого и изнурительного противостояния, Священная римская империя германской нации внезапно превратилась в гегемона Европы. Так нередко бывает в истории – к могуществу идешь долго, а приходит оно подчас внезапно, как оно пришло к инкам после победы под стенами столицы Куско над вторгнувшимся племенем чанков.

Впереди – десантная операция в Англию и Италию (которая крайне истощена вследствие жестокой междоусобной войны и вполне созрела для завоевания). Но данное развитие сюжета уже не представляет интерес. Полная победа – лишь вопрос времени (так, на рубеже третьего – четвертого веков до нашей эры китайское царство Цинь одержало решающие победы над соперниками, хотя на полное завоевание Поднебесной циньцам понадобилось еще лет восемьдесят).

 

 

Алексей Фанталов.

 

«Если б я был султан...» 1.

«Если б я был султан...» 2.

«Если б я был султан...» 3.

 


В избранное