Записки предпринимателя

  Все выпуски  

Записки предпринимателя. ...и справедливость для всех?


…и справедливость для всех?

Для начала несколько случаев из жизни.

1. Лет 20 назад. Я — молодой специалист, мелкий банковский клерк с зарплатой 400 долларов. Тогда в них измеряли. Денег хватает только на жилье, еду и нехитрые развлечения. Работа мне нравится, мотивация высокая, я хочу расти, только не знаю как. На прямые вопросы “что мне сделать, чтобы подняли зарплату” ответа нет. Я перешел в другой департамент с повышением зарплаты, это помогло, но ненадолго. Я же знаю, что мои коллеги получают 600-900. К моей работе претензий нет. Что делать?

Я начал регулярно ходить к начальнику и ныть на тему “вот они… а вот я…” Надо сказать, что он сделал для меня много, при реорганизации пробил повышение зарплаты… до 650, при том что я просил 800. Узнав эту цифру, я тут же бросил работать и начал рассылать резюме. Уволился через месяц на зарплату 1500.

Что подвигло меня уйти? Только информация о зарплатах соседей. Причем скрыть ее в России невозможно, у нас слишком сильны неформальные связи. Я посчитал такой расклад несправедливым, только и всего. И именно это заставило меня бросить любимую работу и хороший коллектив.

2. Лет 15 назад. Дела на работе не складываются, условия очень плохие, а увольнение означает переезд в другой город. Я начинаю все чаще и чаще в разговоре с директором употреблять фразу “надоело все… хочу уволиться”. Тот отмалчивается, на мое место нормальных кандидатов не найти.

Вылечил меня коллега. Обложил матом и предложил помощь с переездом и поиском новой работы. То есть очень жестко сказал: либо ты работаешь, либо увольняешься, но ныть перестаешь.

После бессонной ночи в раздумьях я остался. И все проблемы сразу исчезли, ведь это был мой личный выбор. Больше я никогда не плакался начальникам. Спокойно просил повышения, ругался, шантажировал или увольнялся в удобный для себя момент. Но не ныл.

3. Перенесемся в настоящее время. Один мой подчиненный ненавязчиво намекал, что его коллега получает слишком много. Причем говорил очень аргументированно — с обоснованием оборотов, сложности, количества подчиненных, рисков и ответственности. Но поскольку мы оба понимали, что в любой момент можно сказать “не лезь не в свое дело”, это так и осталось фоновым разговором ни о чем. Я просто зарубку в памяти сделал.

4. Проходит полгода и то ли эта зарубка дает себя знать, то ли просто плод созрел. А может ненавязчиво обработали не только меня. Но оргвыводы были сделаны — работнику сильно ужесточили условия работы. Так мы и сказали — получаешь больше таких-то с их уровнем ответственности, изволь напрягаться как они.

Было предложено 2 варианта. Если высокие доходы сохраняются, повышается ответственность, в том числе финансовая. Если работа продолжается в том же режиме, оплата труда уменьшается и из высокой становится нормальной. Он встал на дыбы и начал закатывать скандалы. Причем основным аргументом был не состав работы, а доходы других людей.

Сейчас ему прописано, как говорят эйчары, лечение рынком. То есть в лоб сказано: не нравится — давай расстанемся друзьями.

Что объединяет эти случаи? Стремление к справедливости, как основа мотивации. Когда-то я изучал менеджмент и одним из десятка факторов мотивации была именно справедливость, то есть работник хуже работал, если знал, что кто-то равный (по его субъективному мнению!) получает больше.

Неожиданное подтверждение этому дает техника работы коллекторов. Которые при выбивании долгов давят на чувство вины. Зачем они это делают? Чтобы мотивировать должника вернуть деньги или хотя бы напрячься на эту тему. Как сказал один опытный коллектор, если должник считает долг несправедливым, он мало того, что не будет его отдавать, так еще и готов потратить больше (чем должен!) на защиту от коллекторов.

Казалось бы, стремление к справедливости — признак незрелости, ведь взрослый человек принимает мир таким, каков он есть и выбирает для себя самый выгодный из нескольких вариантов. А нам почему-то как в детстве, хочется отомстить, пусть и ценой большего ущерба себе. И ведь живет это в нас, живет до глубокой старости.


В избранное