Все выпуски  

Судья поощряет фальсификации?..



Судья поощряет фальсификации?..
2016-11-07 19:00 ФПМ
Пресс-релиз №: 
72/1805
от: 
07/11/2016

СЕГОДНЯ, 7 НОЯБРЯЧелябинский гарнизонный военный суд рассмотрел жалобу Фонда «Право Матери» в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя-криминалиста военного следственного отдела СК России по Челябинскому гарнизону Федорова А.С. о прекращении уголовного дела в отношении Манаева А. А., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ (служебный подлог) и постановление следователя-криминалиста военного следственного отдела СК России по Челябинскому гарнизону Макарова А.В. от 1 июня 2015 года о прекращении уголовного дела в отношении должностных лиц войсковой части 69806, ВУНЦ ВВС «ВВА» (г. Челябинск) и филиала N 1 ФГУ «354 ОВКГ» Минобороны РФ, а именно: Гостева, Шкребтий, Солопова, Манаева, Скорикова, Брынчиковой, Паксютина, Гордиенко, Строговой, Разиной и Кадреева, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность). Оба постановления касаются истории гибели в армии Евгения Ланцова, делом которого на протяжении уже нескольких лет упорно занимается наш Фонд «Право Матери».

Евгений Ланцов (1989 г.р.) был призван в армию 20 декабря 2010 года, попал служить в в/ч N 69806. На момент призыва он был женат, у него только-только родилась дочь. Через месяц – 21 января 2011 года Евгений умер от гриппа (см. пресс-релиз Фонда «Право Матери» N 71/1804 от 3 ноября 2016 года). Интересы отца погибшего представляла в суде юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова. Она изложила позицию Фонда: версии неоказания качественной медицинской помощи Ланцову на догоспитальном этапе, повлекшего причинение ему вреда здоровью средней тяжести (Ланцов поступил в госпиталь в состоянии здоровья средней тяжести), а также – неисполнение или ненадлежащее исполнение должностными лицами своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов Ланцова на своевременное оказание медицинской помощи – следствием вообще не рассматривались. Юрист Фонда «Право Матери» потребовала признать постановление следователя-криминалиста ВСО СК России по Челябинскому гарнизону старшего лейтенанта Макарова А. В. от 1 июня 2015 года о прекращении уголовного дела Ланцова – необоснованным и обязать устранить допущенные нарушение. Также юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова потребовала признать незаконным и необоснованным постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении прапорщика Манаева.

Прокурор Денис Шамилин и следователь Игорь Гришан возражали. По их мнению, если Ланцов умер от гриппа («грипп – редкий, такая тяжелая разновидность для нашего региона» – сказал прокурор Шамилин), то и смысла дальше расследовать дело нет. А прапорщик Манаев фальсифицировал, по мнению прокурора, не документ, а «всего лишь приложение к Уставу».

Юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова возражала: существует обязательный порядок приобщения к делу документов. Если Ланцов умер от гриппа, это не означает, что в случае данного уголовного дела этот порядок может быть нарушен. Например, экспертам следствие представило документ, не содержащийся в материалах дела (копия медицинской книжки Ланцова), а также документ (книга записи больных в/ч 69806), сфальсифицированный военнослужащими. Не понятно, как следствие вообще расследовало должностное преступление, не определив круг обязанностей должностных лиц (в материалах дела нет соответствующих инструкций). Также юрист Фонда «Право Матери» отметила, что книга выдачи оружия – это тоже «всего лишь приложение к Уставу», что совсем не означает, что любой имеющий к ней доступ может фальсифицировать содержащиеся в ней записи по своему усмотрению.

«Никто Ланцову в помощи в поликлинике ВУНЦ ВВС «ВВА» не отказывал» – заявил прокурор.

В ответ на это юрист Фонда «Право Матери» Татьяна Сладкова заявила, что военнослужащие – свидетели по делу говорят об обратном.

(Из материалов дела, показания одного из свидетелей: «Утром 2 января 2011 года, после завтрака, примерно в 10 часов, ко мне подошли двое военнослужащих и сказали, что плохо себя чувствуют. Одним из военнослужащих был рядовой Ланцов. Последний жаловался на высокую температуру, вид у него был очень болезненный. Я взял книгу записи больных роты молодого пополнения в/части 69806 и повел военнослужащих в медицинский пункт ЧВВАУШ (ВИ). Придя в медпункт, я увидел, что там находится медсестра и дежурный врач. При этом медсестра выразила свое недовольство и сказала, что все равно они никого на лечение класть не будут. Я пояснил, что военнослужащие жалуются на плохое самочувствие и высокую температуру. Медсестра сказала мне, чтобы бойцы сняли бушлаты и по одному зашли в кабинет для того, чтобы им промеряли температуру. Также медсестра добавила, что на лечение они положат только при температуре превышающей 38 градусов. При этом наш разговор происходил при дежурном враче, который не выразил какой-либо заинтересованности в происходящем и в нашем разговоре. Ланцов вышел примерно через 10 минут, и сказал, что ему дали какую-то таблетку и сказали, что если завтра не станет лучше, то ему необходимо будет прийти в медпункт. Со слов Ланцова какой-либо медицинской помощи ему оказано не было. Со вторым военнослужащим произошла аналогичная ситуация»).

Судья Глеб Гальцев, заслушав позиции сторон, изучив материалы дела, после совещания вынес постановление, которым отказал в удовлетворении жалобы Фонда «Право Матери».

...О качестве медицинской помощи в армии ходят самые ужасные разговоры: если солдат заболел, всем на него наплевать – и офицерам, и врачам, помощи не допросишься. И если солдат останется инвалидом или умрет в результате действий/бездействия армейских медиков – никто за это не будет наказан. Такие постановление, как постановление, вынесенное сегодня судьей Челябинского ГВС Гальцевым, собственно, и являются основой для этих разговоров. История гибели в армии Евгения Ланцова – это как раз история о том, как молодой человек день за днем умирал от опасного вируса, получая в качестве медицинской помощи таблетку парацетамола. И все находящиеся вокруг него офицеры и медики считали это нормальным. И даже после его смерти продолжают по-прежнему считать это нормальным. И до тех пор, пока такое качество медицинской помощи призывникам и такое «качество» следствия, будут считаться нормальным, солдаты-срочники будут продолжать погибать, а виновные будут уходить от ответственности, переписывая очередное «приложение к Уставу».

Фонд «Право Матери», разумеется, обжалует сегодняшнее постановление судьи Гальцева. Следите за пресс-релизами Фонда! 

* * *


Вы можете поддержать нашу работу, подписавшись на ежемесячные пожертвования Фонду «Право Матери»: https://vmeste.yandex.ru/mright-hro-org

Мы не берем с самой семьи погибшего солдата ни копейки денег: ни фиксированной платы, ни "процентов от выигрыша" - ничего.



В избранное