Все выпуски  

Скурлатов В.И. Философско-политический дневник


Республика Беларусь на пути к «экономике знания». 1

 

В газете «Беларусь сегодня» началась публикация размышлений Валерий Цепкало о тенденциях развития современного мира и о применимости передового мирового опыта к нынешней белорусской ситуации. Напомню, что Валерий Вильямович Цепкало стал известен своей книгой «Беларусь: путем дракона», изданной в 1994 году – в тот год, когда на президентских выборах верх взял Александр Григорьевич Лукашенко. Молодой и энергичный белорусский лидер взял ещё более молодого автора в свою команду, назначил Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Беларусь в США и своим помощником, а затем направил на ответственнейший участок – на развитие белорусского хайтека, на применение в белорусских условиях тех рецептов прорыва в постиндустриальное «общество знания», которые привели к успеху ряд ранее мало чем примечательных стран.

Валерий Вильямович Цепкало ведёт в республике многообразную деятельность и является директором уникального Парка Высоких Технологий. Белорусский биографический портал сообщает об этом энергичном деятеле-инноваторе следующую информацию:



«ЭКС-Чрезвычайный и полномочный посол Республики Беларусь в Соединенных Штатах Америки
ЭКС-ПЕРВЫЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Родился 22.02.1965 в г. Гродно. После окончания школы в 1982 г. поступил в Белорусский технологический институт в г. Минске. 1984 - 1986 гг. - служба в Советской армии 1986 - 1991 гг. - учеба в Московском государственном институте международных отношений. 1990 - 1991 гг. - работал в посольстве СССР в Финляндии После окончания МГИМО до 1992 г. учился в аспирантуре МГИМО и преподавал на кафедре Государственного права и управления зарубежных стран.
8 августа 1994 г. указом Президента №31 назначен первым заместителем Министра иностранных дел Республики Беларусь. с мая 1997 г. по февраль 2002 г. -- Чрезвычайный и полномочный посол Республики Беларусь в Соединенных Штатах Америки 16 июля 2002 г. распоряжением президента назначен помощником президента Республики Беларусь и присвоен первый класс служащего государственного аппарата.
В настоящее время - руководитель проекта создания Парка высоких технологий, Помощник Президента Республики Беларусь по информатизации. 14 февраля 2005 г. назначен помощником Президента Республики Беларусь – полномочным представителем Президента Республики Беларусь в Национальном собрании и освобожден от должности помощника президента. 7 октября 2005 г. назначен директором администрации Парка высоких технологий и освобожден от должности помощника Президента Республики Беларусь – полномочного представителя Президента Республики Беларусь в Национальном собрании Республики Беларусь.
Сохранены права и обязанности помощника Президента Республики Беларусь.
Юрист, политолог. Владеет английским и финским языками.
Занимался историей и философией религии, написал ряд статей по отечественному и европейскому национализму и национал-нигилизму; выступал с лекциями и докладами по проблемам геополитики и современных международных отношений, по актуальным вопросам неоконсерватизма; занимался разработкой сценариев глобализации межнациональных конфликтов в Евразии; изучал западноевропейские (Германия, Италия, Испания) и азиатские (Япония, Тайвань, Гонконг, Южная Корея, Сингапур) концепции экономических реформ».

Он также является автором первопроходческо-правоверной книги «Код бессмертия», переведенной на английский язык и изданной в США и Великобритании.

Первая статья цикла «На пути к «экономике знаний»» гласит (Беларусь сегодня / Советская Белоруссия, Минск, 15 октября 2008 года, № 194 /23094/):

«Сейчас, на фоне экономического кризиса, особую актуальность приобретают проблемы экономической стратегии. Первые уроки разразившейся биржевой бури свидетельствуют, что «капиталистическое» увлечение фондовым рынком, явно гипертрофированная роль банков, «игры» с акциями - процесс, отнюдь не гарантирующий от потрясений. Экономика, построенная на приоритетах реального сектора, то бишь не на разного рода финансовых спекуляциях, а на устойчивой работе производств, гораздо более защищена от всяких неожиданностей. Для Беларуси это наблюдение особенно важно. Но логика развития такова, что достигнутые позитивные результаты требуют постоянного совершенствования. Где лежат пути экономического прогресса? Об этом размышляет директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

Отставшие навсегда?

На протяжении XVIII, XIX и практически всего XX века деление народов на «вечно богатых» и «вечно бедных», на передовых и «отставших навсегда» стало привычным и само собой разумеющимся представлением. Даже дипломаты в Организации Объединенных Наций по отношению к наименее развитым странам применяли особый термин — «слабаки».

Но вдруг буквально на наших глазах, сломав устойчивые убеждения в выдающихся способностях одних и обреченных на вечную отсталость других, ряд стран совершил невероятный экономический рывок. Благодаря правильно выбранному курсу они сумели менее чем за жизнь одного поколения из разряда стран «третьего мира» вырваться в «первый», удивив своими успехами развитые страны и вызвав зависть тех, кто продолжал оставаться в числе отстающих.

Первым поразил всех Сингапур. Маленький болотистый островок с населением около 4 миллионов человек и с территорией чуть меньше города Киева был изгнан из Малайской Федерации в 1965 году и оказался вынужден импортировать даже пресную воду и строительный песок. Через 30 — 40 лет по уровню доходов на душу населения Сингапур превзошел США, и на сегодняшний день его валовой национальный продукт почти в 1,3 раза превышает ВНП богатой природными ресурсами 50–миллионной Украины.

Сорок лет назад на месте нынешних сингапурских небоскребов бродили коровы. Город был застроен деревянными лачугами без канализации. Он утопал в мусоре и был наполнен зловонием гниющих объедков.

Видя успех соседнего Сингапура, этим же путем пошла Малайзия, которая стремительным экономическим ростом продемонстрировала всему миру, что мусульмане также могут быть в техническом плане способными и изобретательными.

Впоследствии еще нескольким странам буквально на наших глазах удалось совершить впечатляющий рывок. Так, еще в начале 90–х годов прошлого века к финнам с высокомерием относились все скандинавы — шведы, норвежцы, датчане. Да и русские по старой привычке называли их не иначе как «чухонцы». Но буквально за десяток лет Финляндии удалось по уровню человеческого развития занять первое место в Европе и разделить первую строчку в этом рейтинге в мире с Сингапуром.

Такое же чудо совершила католическая Ирландия, еще в 80–е годы считавшаяся чуть ли не «больным человеком» Европы и подтверждающая правильность соответствующих выводов Макса Вебера, считавшего, скажем, протестантов более динамичными, чем католиков. Современной инфраструктуры не было. Сырья и энергоресурсов тоже. В 1989 году, в канун экономических преобразований, эту страну, имеющую население чуть более 4 миллионов человек, покинули около 45 тысяч молодых людей. И если бы в то время кто–то заявил, что вскоре Ирландия станет богаче Франции или Германии, его посчитали бы умственно нездоровым.

Продемонстрировали выдающиеся успехи Корея и Тайвань.

Мужество — это не только готовность идти в бой в отстаивании высших ценностей. Мужество — это еще и осмысленная решимость ставить под вопрос истинность установленных правил и принятых убеждений.

Ли Куан Ю, основатель современного Сингапура, первый посрамил выводы ученых, увязывающих уровень экономического развития с некими национальными, религиозными или культурными особенностями. Вопреки распространенному в то время мнению он показал, что китайский этнос не состарился и не разложился, а способен вернуть себе тот динамизм, который был ему присущ и тысячи лет назад.

Но он сделал даже больше. Своим успешным примером он устыдил сторонников теории наследственности и генетической предрасположенности к бедности, глупости или пьянству. Имея в Сингапуре неграмотных бедных аборигенов–малайцев и завезенных для работы в порту нищих китайских и индийских мигрантов, которые оказались не в состоянии реализовать себя на своей исторической родине, он показал, что божественная искра есть в каждом человеке, каким бы забитым, отсталым или ленивым он ни казался.

В течение одного поколения, всего за 30 лет, он превратил этот сброд в интеллектуальную нацию банкиров, финансистов, ученых — биологов и химиков. Эти люди создали самую престижную и эффективную авиакомпанию мира Singapore Airlines — предмет зависти всех развитых стран мира. Они построили лучший в мире аэропорт, в котором, не выходя за территорию во время транзитной остановки, можно выспаться, принять сауну, поплавать в бассейне, сходить в спортзал... В результате услугами аэропорта этого города–государства ежегодно пользуются около 37 миллионов пассажиров, что сравнимо с аэропортами Франкфурта, Лондона и Парижа.

Именно выдающийся пример этого маленького острова воодушевил Дэн Сяопина на проведение реформ и создание современного Китая.

Доктор Махатхир бин Мохамад, лидер Малайзии, выведя свою страну в разряд наиболее преуспевающих государств мира, вопреки устоявшемуся мнению доказал, что мусульмане–малайцы, а не только протестанты — европейцы и американцы могут быть изобретательны, предприимчивы, находчивы и способны конкурировать на самых высокотехнологичных и престижных сегментах мирового рынка.

Нет народов, больше или меньше других заслуживающих процветания и благодати. Нет религии, больше или меньше способствующей экономическому росту. Есть законы экономики, которые одинаковы для любого, пусть даже самого отсталого, общества.

Поэтому для нас особый интерес представляют те рецепты, те «экономические трюки», которые позволили ряду стран мира не только догнать, но, как того когда–то хотел советский лидер Н.С.Хрущев, и перегнать самые развитые страны мира, в том числе и США.

Идеология развития

Несколько лет назад в Беларуси прошел семинар с участием Президента А.Лукашенко, посвященный формированию идеологии белорусского государства. Выступающие пытались вычленить некую стержневую линию и нащупать краеугольный камень новой, как сейчас принято выражаться, идеологической парадигмы. Устраивающей всех формулировки не выработано до сих пор.

Что можно было бы сказать по этой теме? Вряд ли идеология сводится к одному, даже самому продуманному определению. Она должна выражать мироощущение народа, которое не так просто сформулировать, хотя при этом подсознательно более–менее понятно, о чем идет речь. В фокусе этого мироощущения мерцает некая идея, способная воодушевить народ и поднять его на выполнение каких–то задач.

Поиск национальной идеологии — вещь чрезвычайно важная. Ее наличие способно мобилизовать людей, раскрыть их возможности и таланты, придать им целеустремленность и обрести веру в себя. И наоборот. Ее отсутствие так или иначе деморализующе действует на население, которое скорее впадает в депрессию, безразличие, спячку.

Сформулировать что–то «мессианское» и сопоставимое, например, с американским «манифестом судьбы» или немецким «Германия — превыше всего» — естественно, было бы неблагоразумно. Идеи социальной революции и полного равенства — «кто был никем, тот станет всем» — также перестали воодушевлять людей. И это естественно. Идеологии, как и люди, меняются. На смену одним представлениям обязательно приходят другие.

Этнические идеи — навязывание верховенства политических, экономических, культурных и языковых позиций своей «титульной» нации по сравнению с другими, доминирующие в идеологиях стран Балтии, для интернациональной по мироощущению Беларуси также не могли сгодиться.

Безусловным виделось лишь одно: идеология белорусского государства должна вбирать в себя как историческое прошлое, в том числе и советское, так и потребности в ускоренном экономическом развитии, основанном на раскрытии инициативы и творчества людей. На первый взгляд совместить это невозможно...

Кто жил в советское время, хорошо помнит, как на партийных съездах принимались пятилетние планы экономического развития и эти планы доводились до всего народного хозяйства. Помимо пятилетних планов, были еще и планы годовые. Рост экономики на 7 процентов, рост производительности труда на 6 процентов, повышение общей культуры населения на 4 процента. За их выполнение руководители разных уровней должны были нести серьезную ответственность. Естественно, персональную.

Для рыночной экономики развитых стран Запада постановка подобных задач представлялась по меньшей мере неоправданной. Ведь любой бизнесмен мечтает об успехе, развитии и процветании своего дела. Указания же обеспечить требуемые темпы роста воспринимались бы как неуместные попытки вмешательства в хозяйственную деятельность корпорации.

Ни BMW, ни Volkswagen, ни Pfizer, ни Microsoft не решились бы размещать свои предприятия в стране, где до них бы «доводились» какие–то показатели. Тем более что рост объемов производимой продукции зачастую не является основной стратегией компании. Гораздо важнее бывает фокусироваться на качестве продукции, эффективности производства, создании более высокой добавленной стоимости товара за счет увеличения его интеллектуальной составляющей.

Но эти мнения и подходы, вполне оправданные для рыночной экономики, не кажутся обязательными для экономики, основанной на государственной собственности. Доводимые сверху планы требовали от руководителей следовать определенной экономической линии: осуществлять необходимые объемы инвестирования, устанавливать сроки амортизации оборудования, обеспечивать эффективную загруженность конвейерных лент.

Поэтому цифры сверху доводились не только в Советском Союзе. К подобной практике прибегали социалистические страны Центральной и Восточной Европы и Азии — Китай, Вьетнам, Лаос, Кампучия, Северная Корея. И эти требования выполнялись. Другое дело, что их реализация порой принимала комический оттенок.

Коммунистическая партия Китая приняла решение в течение 3 лет превзойти по объему производства металла и СССР, и США. Как и требовалось, Китай действительно формально как бы вышел по этому показателю на первое место в мире. Однако вся выплавленная сталь в основном представляла собой негодный лом и обычно не могла быть использована даже для производства строительной арматуры. А требование опережающего роста экспорта над импортом привело к тому, что предприятия перестали закупать новое оборудование, пытаясь выжать максимум из морально и физически устаревших станков.

Да и сам Советский Союз из–за всевозможных статистических трюков, которые должны были доказывать неуклонный рост объемов производства, постепенно превращался в жертву самообмана. В западных экономиках корпорации ведут борьбу между собой за качество, рентабельность, низкие затраты и другие показатели. В СССР же главенствовал один показатель — рост объемов производства, и страна продолжала наращивать количество производимых тракторов, грузовых автомобилей, самолетов и прочей техники, которая на поверку часто оказывалась неконкурентоспособной на мировом рынке.

Между тем на наших глазах и неожиданно для многих ряд ранее экономически слаборазвитых стран Юго–Восточной Азии поставил перед собой чрезвычайно амбициозные задачи и принял рассчитанные на определенный срок программы развития. Сингапур, Малайзия, Тайвань и Южная Корея смогли сформулировать яркие, свежие идеи, позволившие воодушевить население на выполнение принятых планов экономического прорыва. Эти страны за их стремительные темпы роста стали называть «азиатскими тиграми». Вскоре КНР и затем Социалистическая Республика Вьетнам тоже перешли на схожий путь модернизации».

Первые отклики на этот материал в Интернете на сайте газеты:

10:02:38 15.10.2008 от Винта
Молодец Цепкало! А то в последнее время складывается впечатление, что наши чиновники не способны на струйку свежей мысли, а только на повторение известных и далеко не лучших задов. Намек сквозь призму советских воспоминаний на нынешнюю экономическую политику, стремление все и вся распланировать, довести, а потом спросить жесточайшим образом - и смел, и актуален. Может быть, об искаженной экономической политике стоит заговорить наконец и правительству?

11:33:04 15.10.2008 Света
С интересом буду ждать продолжения, спасибо за статью.

/Продолжение следует/

В избранное