Все выпуски  

вып. #3841 *Святое в обыденном* / 18-24/VI/19 (вт-пн)


Реклама внизу и вверху письма не имеет отношения к рассылке (она вставляется службой, доставляющей рассылку подписчикам).    Будьте внимательны!

Отправлено: 23-Jun-2019 14:30

=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

 

 

Христос воскрес!

* 10 июня 2019 г. ст.ст., воскресенье 1-е по Пятидесятнице.
  День Всех святых.
  литургические чтения: Евр.11:33-12:2;
                        Мф.10:32-33,37-38; 19:27-30.

 

 

                            С праздником!

 

 

о празднике см.:
 +++ свящ. Яков Кротов:
праздник всех, почивших в Боге, христиан
             
           messia.ru/rasylka/007/1865.htm (+ссылки)
 +++ "Землю соделавшие подобной небесам добродетелей сиянием" (+ссылки)
 +++ прот. Сергий Булгаков. Святость Церкви
 +++ СВЯТОЙ в СББ

 

к еванг. чтению см.:
 +++ преподобный Макарий Египетский: *путь восхождения к святости*
      (1, +ссылки) (2)
 +++ свящ. Яков Кротов:
     
Отношение ко греху или отношение ко Христу
 +++ он же: Без Бога мы любим разрушительно
 +++ Н.Л. Трауберг: Христианин – не спасаемый, а спасающий
                 messia.ru/rasylka/009/2427.htm (+ссылки)
 +++ прот. Андрей Дудченко: святой народ, Божье владение

 

 

> Давайте спросим себя — какая разница между религиозным фильмом и фильмом христианским. Быть может, это лучше всего уяснит значение слова «религиозный». Большинство людей, не раздумывая, сказало бы, что это одно и то же. На самом деле разница есть, и весьма важная. Христианский фильм — это фильм, в котором выражена христианская оценка ситуаций, христианский взгляд на личностные отношения, христианское понимание цели и смысла жизни. Религиозный же фильм — это фильм, посвященный определенной области знания или деятельности. Он может быть на библейскую, или квазибиблейскую тему, или на тему о монахинях, о Лурде, о религиозных движениях или религиозном опыте. Поэтому в христианском фильме может не быть ничего специфически «религиозного», а религиозный фильм может, как мы знаем, быть тошнотворным и абсолютно не христианским.

> «Религиозное» в том смысле, в каком мы говорим о «религиозных орденах», {В английском языке, как и во многих других, слово «religious» часто употребляется в значении «монашеский»: religious order — монашеский орден, religious life — монашеская жизнь. – Прим. переводчика.} является антитезой «мирскому». В этом смысле «религиозное» составляет особую сферу жизни, которая противопоставляется «мирскому»; в широком же, не специальном смысле «религиозное» включает в себя всё, что происходит вокруг алтаря — буквально или образно говоря. Это некая частная область деятельности или жизненного опыта, в которую человек может «удалиться», «уйти», — область со своей особенной психологией и социологией. «Религиозное возрождение» означает расцвет этой сферы опыта и деятельности, а ее сокращение и упадок называются процессом секуляризации. И, как нетрудно понять, все церкви проявляют естественную заинтересованность в первом и оплакивают второе.

> Вот это-то положение Бонхёффер и поставил под вопрос. Значит ли это, будто он не хотел, чтобы люди ходили в церковь или молились? Конечно, нет. {В этом пункте мысль Бонхёффера нельзя понять без учета его предыдущих работ, особенно «Жизни сообща» (англ. изд. — Bonhoeffer D. Life together. London, 1954). Впрочем, ответа на этот вопрос нет в сочинениях его раннего периода, посвященных благочестию. Скорее, как Мартин Э. Марти сказал в своем введении к статье Р.Х. Фуллера (Fuller R.H. Liturgy and devotion // The place of Bonhoeffer / Ed. by Marty M.E. London, 1963. P. 167–196), эти две стадии надо рассматривать в полярной и диалектической взаимосвязи: «Церковь вдыхает и выдыхает».} В противном случае он не стал бы и спрашивать о месте богослужения и молитвы при отсутствии религии. Потому что тогда ме́ста им, разумеется, не было бы. Так как же мы ответим на его вопрос? Давайте попробуем разобраться, причем в таком порядке, в каком вопрос был поставлен: сначала с богослужением — общественной молитвой, литургией, культом, а потом и с личной молитвой, включая личную набожность, благочестие и «духовную жизнь».

> Когда речь идет о литургии и богослужении, первое, что приходит в голову, — это то, что они по самой сути своей связаны с освященным зданием, со «священным», а не с «обыденным», c «религией», а не с «повседневной жизнью». Они принадлежат к той области жизни — вернее, они и составляют ту область, — которая рассчитана на «людей религиозного типа», на тех, кто «любит такие вещи» или «что-то в этом находит». В глазах большинства людей, богослужение и посещение церкви имеют значение только лишь как выражение интереса к религии, иначе они бессмысленны.

> Но ведь таинство, составляющее сердцевину христианского богослужения, явно отрицает такой подход, потому что оно утверждает «запредельное» в гуще нашей жизни, святое <в> обыденном. В Святом Причастии именно обычное, общее, становится носителем безусловного, ибо Христос познаётся в преломлении и разделении хлеба. {Ср.: Лк. 24:35. – Прим. переводчика.} Святое Приобщение — это общение, это жизнь общины в святыне, в глубине, на том уровне, когда мы соединены уже не просто в человеческом товариществе, а «во Христе», не просто в любви, но в Любви, когда мы едины с основой и опорой всего нашего бытия. По крайней мере таким должно быть Приобщение, Причастие. Но слишком часто оно вовсе не становится тем местом, где обычное и общее указует на запредельное, лежащее в его глубине, на трансцендентное в нём, с ним и под ним. {Ср. нижеследующую цитату из одного приходского журнала, выходящего в моем диоцезе: «Христиане сегодня удаляются от мира, посещая службу Святого Причастия. Так повелел нам наш Господь. В течение 1961 года причастие принималось 12 526 раз, что более чем на 500 раз превышает показатели прошлого года».} Причастие перестает быть святой трапезой, а становится некой религиозной службой, в которой мы, повернувшись спиной к общему и к общине, в порыве индивидуалистического благочестия собираемся «приобщиться» к «потустороннему Богу». Суть этого религиозного извращения в том, что сфера богослужения становится неким сакральным царством, в которое надо удалиться из мира, чтобы «быть с Богом», — даже если это делается лишь затем, чтобы, получив силу, вернуться в мир. {Пожалуй, здесь важно отметить, что в дискуссиях за и против «религии» очень много зависит просто от определений. Вообще-то я готов согласиться с Тиллихом, который говорит: «Религия — это не особая функция духовной жизни человека, но измерение глубины во всех ее функциях». Он полагает, что «более узкий и привычный смысл этого слова» получился в результате отчуждения, порожденного в нас грехом (см.: Tillich P. Theology of culture. N.Y. 1956. P. 5–6; ср.: Tillich P. The protestant era, P. 65 f.). Но здесь я беру слово «религия» в общеупотребительном смысле, чтобы критика Бонхёффера была более понятна.} При таком подходе всё нерелигиозное (другими словами, «жизнь») относится к профанному; последнее, строго говоря, обозначает всё, находящееся вне «fanum'a», т.е. святилища. Святое место, где мы встречаем Христа, не находится, как в притче об овцах и козлищах, в кругу обычных жизненных отношений: оно лежит внутри круга «религиозного», из которого участник богослужения затем исходит, чтобы нести любовь Христову в «секулярный мир». Богослужение, литургия не являются при таком понимании встречей со святым в обыкновенном. Святое — это как раз то, что необыкновенно, что можно вынести из храма для освящения повседневности. Сфера «религиозного» составляет святое святых. Мы возвращаемся к иудейской священнической концепции соотношения священного и мирского, которая была разрушена Воплощением, когда Бог всё объявил святым, а завеса в Храме, отгораживающая святилище, раздралась сверху донизу. {Ср.: Мф. 27:51. – Прим. переводчика.}

> В христианском же понимании святое есть «глубина» обычного, «секулярное» — не безбожная секция жизни, но мир (Божий мир, за который Христос умер), оторванный и отчужденный от своей истинной глубины. Целью богослужения не является уход от секулярного в область религии, или тем более бегство от «мира сего» в «мир иной», но достижение открытости для встречи со Христом в обыденном, встречи, которая дает силу преодолевать поверхностность и отчужденность обыденной жизни. Функция богослужения — сделать нас более чувствительными к глубинам жизни; сосредоточить, обострить, углубить наши отношения к миру и другим людям, вывести эти отношения за пределы непосредственной заинтересованности (личного расположения, выгоды, служебной ответственности и т.д.) к всеобъемлющему участию; очистить и исправить нашу любовь в свете любви Христа, чтобы, обретая в Нём благодать и силу, мы были примиренной общиной, несущей примирение миру. Всё, что достигает этой цели или содействует ее достижению, является христианским богослужением. Всё, что не ведет к указанной цели, не есть христианское богослужение, будь оно хоть трижды «религиозным». Всё это, как я уже указывал, находит свое средоточие в литургии, а она образует ядро всего христианского богослужения. Для христиан литургия (кстати, само это слово заимствовано не из культового, а из мирского употребления: оно означает «общественное действие») — не «религиозный» ритуал, но возвещение, утверждение, принятие и почитание святого в обыкновенном, с ним и под ним. Хлеб и вино, стоящие в центре священнодействия и составляющие его основу, есть только примеры всех остальных обыкновенных вещей и средоточие всех остальных обычных отношений. Святое Причащение возвещает Церкви и миру, что присутствие Христа среди Его народа связано с правильным восприятием обычной действительности, с правильным отношением к ближнему, потому что только в этих отношениях и через них Христос присутствует как в Церкви, так и вне ее. Священнодействие Церкви возвещает эту истину в символе и в силе. Моделью, заложенной в литургии, формируется вся христианская жизнь. Богослужение должно открывать ту истину, что запредельное находится посреди нашей жизни «между человеком и человеком». Вот почему Книга молитв {Главная богослужебная книга Англиканской церкви, примерно соответствующая нашим служебнику и молитвослову. – Прим. переводчика.} предписывает, что евхаристический хлеб должен быть таким, «какой обыкновенно употребляется в пищу»; вот почему глубочайшие проникновения в смысл «Трапезы Господней» озарили многих наших современников не подле кивотов и алтарей, а у их домашних очагов; вот почему литургическое возрождение имеет своим выражением возврат алтаря в центр храма и совершение Евхаристии всеми людьми, собранными вокруг стола. {}

[ Дж.А.Т.Робинсон. Перевод свящ. Николая Балашова.
Из кн. "Быть честным перед Богом", М., 1993; стр. 61-64 ]

 

/продолжение этого текста в этой рассылке: Религиозные переживания в христианской упаковке/

 

 +++ Дитрих Бонхёффер. Святые (в кн. Nachfolge / "Хождение вслед"")
 +++ Оливье Клеман: святость — это способность любить, истинно любить

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –  в письме или на страничках в соцсетях. Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 -----------------------------------------------------------------
|        Буду благодарен за материальную поддержку проекта.       |
|           Как это можно сделать, описано на странице            |
|                   www.messia.ru/pomoch.htm.                     |
 -----------------------------------------------------------------

 

 

 

--

 Да благословит вас Распятый за нас и Воскресший!

 

редактор-составитель рассылки  

Александр Поляков, священник      mailto:mjtap@ya.ru             

                         (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

 

 

---------------------------------------------

Иисус сказал:
 "Как счастливы те, что бедны ради Господа!
    Царство Небес – для них.
  Как счастливы те, что скорбят!
   Бог их утешит.
  Как счастливы кроткие!
   Бог им отдаст во владение землю.
  Как счастливы те, что жаждут исполнения воли Господней!
   Жажду их Бог утолит.
  Как счастливы милосердные!
   И к ним будет Бог милосерд.
  Как счастливы те, у кого чистое сердце!
   Они Бога увидят.
  Как счастливы те, что добиваются мира!
   Бог назовет их Своими сынами.
  Как счастливы те, кого гонят за исполнение воли Господней!
   Царство Небес – для них.
  Будьте же счастливы,
   когда вас оскорбляют, преследуют и клевещут на вас,
   обливая вас грязью из-за Меня!
  Радуйтесь и ликуйте! Велика ваша награда на небесах!
   Так гнали пророков, которые жили до вас". (Мф.5:3-13/+/)

* * *

Иисус сказал:
 "Вы знаете, что было сказано: 'Не нарушай супружескую верность!'
  А Я говорю вам:
  даже тот, кто взглянул на женщину с похотью,
  согрешил, нарушив мысленно верность.
  Если твой правый глаз тебя вводит в грех,
  вырви его и отбрось!
  Для тебя будет лучше,
  если часть твоего тела погибнет,
  а не всё твое тело бросят в геенну.
    И если правая рука твоя вводит тебя в грех,
    отруби ее и отбрось!
    Для тебя будет лучше,
    если часть твоего тела погибнет,
    а не всё твое тело будет в геенне". (Мф.5:27-30/***/)

* * *

Иисус сказал:
 "...вы знаете, что предкам вашим было сказано:
  'Не давай ложных клятв,
   но исполняй то, в чём поклялся перед Господом!'
  А Я говорю вам: / не клянись вовсе!
  Ни небом, ведь оно престол Бога;
   ни землей, ведь на ней покоятся ноги Его;
   ни Иерусалимом, ведь он город Великого Царя;
  ни головой своей не клянись –
   ведь не можешь ты даже волос один
   сделать белым или черным.
  Пусть слово твое будет 'да', если да, / и 'нет', если нет.
  А всё, что сверх этого, – от Сатаны.
  Вы знаете, что было сказано: / 'Око за око и зуб за зуб'.
  А Я говорю вам: / не мсти тому, кто причинил тебе зло.
  Если ударят тебя по правой щеке, подставь и левую.
  Если кто-то рубашку хочет у тебя отсудить, пусть забирает и плащ.
  Если тебя принуждают сопровождать кого-то версту, пройди с ним две.
  Тому, кто просит, дай
   и от того, кто хочет занять у тебя, не отворачивайся".
 (Мф.5:33-41/**/)

* * *

Иисус сказал:
 "Итак, не твердите озабоченно:
   'Что нам есть?', 'Что нам пить?', 'Во что одеться?' –
    это главная забота язычников.
  А ваш Небесный Отец знает,
   что вам всё это нужно.
  Стремитесь прежде всего к Царству Бога
   и к исполненью того, что Он велит,
    а всё остальное Он даст вам в придачу.
  Так не заботьтесь о завтрашнем дне!
   Завтра само о себе позаботится.
    Каждому дню своих довольно тревог". (Мф.6:31-34/*/)

* * *

Иисус сказал:
 "Берегитесь лжепророков,
         которые приходят к вам в овечьей шкуре:
            под ней они хищные волки.
  Вы узна́ете их по плодам их дел.
         Разве собирают с терновника виноград,
            а с колючек инжир?
  Так вот, хорошее дерево приносит хорошие плоды,
            а дерево с гнилью – плохие плоды.
  Хорошее дерево не приносит плохих плодов,
            а дерево с гнилью – хороших плодов.
  Всякое дерево, не приносящее хороших плодов,
            срубают и бросают в огонь.
  Итак, по плодам их дел вы узна́ете их.
  Не всякий, кто говорит Мне: 'Господь! Господь!' –
            войдет в Царство Небес,
         а только тот, кто исполняет
             то, что велит Мой Небесный Отец". (Мф.7:15-21/*/)

              *********************************************

/+/ – из чтения вторника.
/*/
- из ев. чтения понедельника.

/**/ - чтение пятницы.
/***/ – из чтения четверга.

В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется перевод В.Н.Кузнецовой messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm.

 

Выпуск в архиве –> messia.ru/rasylka/019/3841.htm

 

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

       Архив рассылки + подписка  –>   messia.ru/rasylka/#0

 

Следить за новыми выпусками рассылки и другими материалами сайта можно
в нашем канале в Телеграме (messiaru)

 

странички сайта ХП: »вКонтакте« / facebook

 

 

********************* Сайт "Христианское просвещение" -> messia.ru


В избранное