Все выпуски  

вып. #4194 *Повествования о Страстях Иисуса: литературный обзор и деконструкция* 22/VI/22 (ср)


Реклама внизу и вверху письма не имеет отношения к рассылке (она вставляется службой, доставляющей рассылку подписчикам). Будьте внимательны!

Отправлено: 22-Jun-2022 10:22

=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

   

 

Милость и мир да будут с вами полной мерой –
через познание Бога и Иисуса, Господа нашего!
(2Пет.1:2)

 

 

 

 

 

 

> Методологические проблемы

> Постпозитивистская {Постпозитивизм – общее название для нескольких школ философии науки, объединённых критическим отношением к эпистемологическим учениям, которые обосновывали получение объективного знания из опыта. – П.р.р.} историческая критика при анализе древних текстов обращается к современным критическим методам – с целью понять, какую функцию выполняли эти тексты в то время, когда они только возникли. Поскольку бо́льшая часть библейских текстов связана с историческими событиями (их функция – об этих событиях рассказать), отправной точкой для любой нашей работы с ними становится понимание фактов.

> В том, что касается критических методов, ключевую роль по-прежнему играет критерий несходства{}: подлинны те речения, которые не удается вывести ни из идей иудаизма, ни из раннего христианства. Этот подход подвергается справедливой критике, ведь если бы Иисус высказывал лишь оригинальные и совершенно новые идеи, окружающим было бы очень трудно его понять, а нам – счесть его реальным живым человеком. Однако важнейшие мысли и деяния личности действительно уникальны и нетипичны. И в «Исследовании Иисуса» мы также должны начинать с уникального – и лишь затем спрашивать о том, какие части оставшихся свидетельств совместимы с уникальными и образуют вместе с ними целостную картину.

> Критерий достоверности, особенно продвигаемый Гердом Тайсеном{}, <на первый взгляд> кажется альтернативной версией критерия несходства, однако по сути являет собой полную его противоположность. Воссоздание жизни и идей любого человека из прошлого должно сочетаться с миром, в котором он жил. В нашем случае это означает, что мы должны уметь объяснить, в каком смысле деяния и слова́ (лексические коды, метафоры) Иисуса были уникальны для его современников. «Достоверность» в данном случае означает, что и типичные черты, и даже черты уникальные можно распознать, лишь поместив их в изначальный контекст и сопоставив с окружающей обстановкой.

 

> Литературный обзор и деконструкция
{Деконструкция – понятие современной философии, означающее понимание посредством разрушения стереотипа или включения в новый контекст. – П.р.р.}

> С литературоведческой точки зрения рассказ о Страстях Иисусовых – кульминация всех канонических Евангелий{}. Несмотря на все свои великие деяния, Иисус «предан» в руки врагов и умирает как распятый Мессия или Царь Иудейский. И, как это ни парадоксально, распятие можно понять как его инаугурацию и <коронацию>.

> Попытки разложить историю Страстей на составные части и воссоздать тот процесс, посредством которого она развивалась в известные нам версии – их четыре, или пять, если добавить Евангелие Петра {Один из новозаветных апокрифов. Текст был утрачен, его фрагмент был найден в 1886 году при раскопказ в Ахмиме (Египет). В сб. "Иисус. Все мировые исследования" ему посвящена гл. в ст. Крэйга Эванса "Иисус и неканонические писания". – П.р.р.}, – имеют для «Исследования Иисуса» косвенное, но немаловажное значение. Несколько десятилетий тому назад авторы ряда важных исследований, посвященных евангельским историям Страстей, высказывали сомнение в существовании более древнего рассказа о Страстях, возникшего еще прежде Евангелия от Марка{}. И более того, в древнейшем пласте преданий об Иисусе мы находим несколько независимых текстовых единиц, наделенных самостоятельным смыслом, – но всё же вскоре они начинают сочетаться друг с другом, и Марк первым сводит их в общий литературный «каркас». Однако существование письменного ядра рассказа о Страстях, возникшего еще до посланий апостола Павла, по мнению некоторых современных ученых{}, вполне вероятно{}. Что же касается Евангелия Петра, возможно, оно сохранило ценные детали древних преданий, однако в целом оно – и в том числе слова́ на кресте – несомненно, появилось позднее. И его самый очевидный поздний элемент в нём – это представленная в форме рассказа история о воскресении, которая в христианской литературе I в. отсутствует.{}

> Согласно 1Кор 11:23, во времена апостола Павла предания об установлении Вечери Господней и о предательстве Иисуса были связаны друг с другом в один цикл. Должно быть, предательство, что вполне логично, связывалось с арестом и допросом. История распятия – семантически отдельная текстуальная единица, и даже исторически она вполне могла быть независимым преданием,{} ядром позднейшего рассказа о Страстях. Мы видим здесь сюжетные единицы, известные апостолу Павлу – скорее всего, благодаря устной традиции, – как группа текстов, повествующих о последних днях Иисуса{}. Марк придал им письменную форму; Лука и Матфей позаимствовали их у Марка, а возможно, знали о них и из каких-то иных письменных источников.{} О письменном характере рассказа о предательстве Иуды можно судить по тому, что в Евангелии от Марка (Мк 14:10) Иуда назван одним из двенадцати апостолов – для читателей Марка (см.: Мк 3:19) информация излишняя. С этой группой историй Марк сочетал историю об отречении Петра, которую рассказывает поразительным образом: отречение Петра противопоставлено исповеданию и пророческим словам Иисуса в Мк 14:62. Литературное значение этого повествования для современного литературоведения раскрыл Эрих Ауэрбах в своей книге «Мимесис»{}.

> Мы не знаем, где и как сложились отдельные части рассказа о Страстях – установление Тайной Вечери, Гефсимания, предательство и арест, допрос, отречение Петра, распятие, {Авторы Евангелий также добавляли в свои повествования отрывки народных устных преданий – скажем, сон жены Пилата (Мф 27:19).} – и можем прийти лишь к самым общим выводам о связи повествований о Страстях у синоптиков и Иоанна. Вполне возможно, что Иоанн читал рассказ Марка, добавил к нему сведения из собственных источников и дал всему в целом совершенно новую интерпретацию в свете собственного богословия.

[ Петр Покорны. Пер. Наталии Холмогоровой. Из ст. "Смерть Иисуса на Кресте: литературно-критические, богословские и исторические замечания"
оп. в сб. "Иисус. Все мировые исследования" ]

 

 

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –
в письме или на страничках сайта в соцсетях.
Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 

 

Вы можете материально поддержать проект "Христианское просвещение", разово или или подписавшись на регулярные донаты. Как это можно сделать, описано на странице
www.messia.ru/pomoch.htm.
Новое: прокомментировать или обсудить этот выпуск в соцсетях:
fb / tg / vk

 

 

--

 Да благословит вас Иисус Христос!

 

редактор-составитель рассылки  

Александр Поляков, священник      mailto:mjtap@ya.ru
                  (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

[Другие способы связи: Телеграм; Whatsapp: alrpol; Скайп: alr_pol;
мессенджер Фейсбука; личное сообщение в Vk; личное сообщение в Твиттере]

 

 

---------------------------------------------

*И не за то, что Авраам исполнял требования Закона, Бог дал ему обещание,
 что он и его потомки будут владеть миром,
 а за его веру, благодаря которой он был оправдан.
 Если бы это обещание касалось только тех, кто исполняет Закон,
 тщетна была бы вера и ничего бы не значило обещание.
 Потому что Закон несет возмездие;
 где нет Закона, там нет и его нарушения.
 Вот почему обещание это — за веру,
 чтобы оно было даром Бога,
 чтобы было непреложным для всех потомков Авраама —
 не только тех, кто подчиняется Закону,
 но и тех, кто верит верой Авраама.
 Он всем нам отец, как сказано в Писании:
 "Я сделал тебя отцом множества народов".
 Он отец перед лицом Бога, которому он поверил, —
 Бога, возвращающего мертвых к жизни
 и приводящего несуществующее из небытия к бытию.
 И Авраам с надеждой — хотя не было никакой надежды —
 поверил и стал отцом множества народов, по словам Писания:
 "Столь многочисленно будет твое потомство..."
 И вера его не ослабела,
 хотя он понимал, что тело его почти мертво,
 раз ему сто лет, и что утроба Сарры давно омертвела.
 Но он не усомнился, а поверил обещанию Бога,
 и исполнился силой благодаря вере и вознес хвалу Богу,
 уверенный, что Бог в силах сделать то, что обещал.
 Вот почему веру эту Бог признал за праведность.
 Эти слова Писания "признал за праведность"
 относятся не только к нему, но и к нам.
 И наша вера будет признана за праведность —
 вера в Того, кто поднял Иисуса, Господа нашего, из мертвых.
 Он был предан смерти за наши грехи
 и был воскрешен, чтобы мы получили от Бога оправдание.* (Рим.4:13-25/&/)

* * *

Иисус сказал:
 'Не всякий, кто говорит Мне: "Господь! Господь!" —
  войдет в Царство Небес,
  а только тот, кто исполняет
  то, что велит Мой Небесный Отец.
  Многие будут говорить Мне в тот День:
  "Господь! Господь!
  Разве не во имя Твое мы проповедовали?
  Разве не именем Твоим изгоняли бесов?
  Разве не именем Твоим совершали множество чудес?"
  Но Я им тогда отвечу:
  "Я никогда вас не знал.
  Уходите от Меня, творящие зло!"'. (Мф.7:21-23/&/)

*********************************************

/&/ чтения вторника.

В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется перевод В.Н.Кузнецовой messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm.

 

 

 

Выпуск в архиве –> messia.ru/rasylka/022/4194.htm

 

Поделиться:
[эта возможность доступна только при просмотре выпуска на сайте]

 

       Архив рассылки + подписка  –>   messia.ru/rasylka/#0

 

Следить за новыми выпусками рассылки и другими материалами сайта можно
в нашем канале в Телеграме (messiaru)
(теперь там можно и комментировать!)

 

странички сайта ХП: »вКонтакте« / facebook

 

 

************ Сайт "Христианское просвещение" -> messia.ru

  

В избранное