"Театральный вестник"

  Все выпуски  

"Театральный вестник" 4


Наказание Дождем

Есть в Ростовской области такой город – Новошахтинск. В советское время был центром добычи угля, а в середине 90-х шахты начали закрываться. Но – есть в этом городе свой настоящий театр! Сначала это был Народный театр, который в 1996 году получил статус муниципального, а в 2003 – профессионального. Театр живет активной творческой жизнью и даже проводит международные театральные фестивали. В мае этого года состоится уже третий, называется он «Поговорим о любви…».

«Утиная охота» – самая загадочная пьеса Вампилова. Михаил Сопов давно думал об этой пьесе, но смог прикоснуться к ней, лишь пройдя режиссерскую переподготовку в высшей школе сценического искусства (Театральной школе Константина Райкина). А до этого окончил Ростовский государственный университет и Ростовскую государственную консерваторию имени С.В. Рахманинова.

Михаил сыграл в театре уже более 50 ролей, написал музыку к полутора десяткам спектаклей (сказывается консерваторское образование), поставил четыре спектакля для детей. Ему посчастливилось родиться в театральной семье, где мама – художественный руководитель театра, а папа – главный художник. Недаром маленький Миша впервые вышел на сцену в шесть лет.

Режиссерскую манеру Михаила Сопова отличает тщательность психологической разработки каждой роли, каждой сцены. Актеры разыгрывают все ситуации пьесы так, что им веришь. Создается иллюзия «подсматривания в замочную скважину». Зритель узнает в перипетиях пьесы жизнь своих соседей и знакомых. В зале то раздается смех, то зритель тихо улыбается. Слышны порой комментарии наиболее простодушных: «Молодец! Правильно!»

Дождь, как в пьесе, так и в спектакле, льет все время, кроме наплывов-воспоминаний. По всей сцене развешаны ажурные, прозрачные шторки (художник-постановщик Юрий Сопов). То на них проецируются падающие дождевые капли, то актеры сдвигают-раздвигают эти шторки, обустраивая для себя место действия. Смена картин происходит мгновенно – сами актеры вывозят и выносят мебель, раскладывают реквизит.

Режиссер вводит в спектакль и сны Зилова. По сцене, как тени, перемещаются под зонтами персонажи, кто-то стреляет в Зилова из ружья. Но не попадает, как он не попадает в уток. Или снящиеся персонажи разбрасывают пух и перья.

Каждый год Зилов (артист Вадим Шишкин) ждет сентября, чтобы поехать в отпуск на утиную охоту. Он говорит, что только на охоте чувствует себя свободным. Говорит. А на самом деле 11 месяцев в году живет так, как будто бы он абсолютно свободен от всех обязательств: этических, производственных, родственных, любовных…

Жизнь его путается между женой, бывшей любовницей, нынешней «невестой». По сути, он всех предает – Галину (артистка Александра Сопова), Веру (артистка Алеся Потириди), Ирину (артистка Ольга Сопова). Пренебрежительно относится к своему товарищу Кузакову (артист Артем Иванов). Устраивает подлог на работе, подставляя своего друга Саяпина (артист Александр Скулков), жена которого Валерия (артистка Оксана Второва) гасит реакцию их начальника Кушака (артист Анатолий Матешов).

Каждый год отец зовет Зилова приехать в отпуск, попрощаться. Зилов не едет к больному отцу много лет. Когда же отец умирает, Зилов свято верит, что выполнит свой долг и поедет на похороны. Но закрутилась жизнь и…

Зилов врет, выкручивается, играет в жизни. Несколько раз на сцене сбоку появляется ярко освещенный квадратный проем. Этот проем напоминает туннель, который, как говорят, всем нам суждено пройти после смерти. Зачем Зилов так всматривается в него? Что хочет увидеть, почувствовать, понять о себе? На фоне темной сцены видны лишь этот проем и светлый костюм Зилова. Однажды загорается очень большой квадрат позади него. Что это, предупреждение?

Каждый сентябрь Зилов ездит на охоту, но пока не попал ни в одну утку. Так убьет или нет Зилов хоть одну на своей охоте? Как учит его Официант (артист Константин Ленденев), напарник по охоте: «Живые они для того, кто мажет. А кто попадает, для того они уже мертвые».

Режиссер обозначает жанр спектакля как трагикомедия. Конечно, трагического много. Зилов сделал себя никчемным, пустым человеком. Недаром после ссоры с друзьями он получает от них похоронный венок. И недаром он пытается застрелиться. Будучи физически живым, он как будто умер для нормальной жизни.

Как в жизни, комедия плотно сплетается с трагедией. Например, прекрасно выстроенная сцена танцев на новоселье Зилова (хореограф Татьяна Климова) вызывает бурную реакцию веселья в зале. Но, когда видишь, как танцует сам Зилов, как будто он марионетка и его дергают за ниточки, то становится безумно жаль человека, разрушившего свою жизнь.

В программке обозначен эпиграф к спектаклю – текст Зилова из первого варианта финала «Утиной охоты». «Все. Потоп, ковчег… Все для того, чтобы начинать сначала. Ты знаешь, мне это подходит. (Поднялся, подошел к окну.) Пусть льет сорок дней. Я не против».

Как Бог наслал на людей потоп в наказание за грехи, так и льющийся весь спектакль дождь может смыть грязь с жизни Зилова. Смоет ли? Надежда, что смоет. Недаром мы видим двух светлых юных персонажей, пронизывающих весь спектакль, как ноту надежды.

Алексей Климашевский.

Фото Эльхана Алекперова


В избранное