Мировая мифология.

  Все выпуски  

Мировая мифология.


vertumn
bohemicus
17 июня, 17:31

  Идея этого поста пришла мне в голову ещё в прошлом месяце. Я сидел за столиком на террасе замка Мельник с бокалом пино нуар местного производства и обозревал окрестности. Мельник возвышается на холме при слиянии Влтавы и Лабы. За рекой до горизонта простираются разноцветные поля. По правую руку видна гора Ржип. Это чешский национальный символ. Если верить легенде, когда-то давно с вершины этой горы праотец Чех объявил: "Здесь будет наша страна". 
                                                                                                                                                                                                    
  Я наслаждался пейзажем и размышлял о том, какую роль играет старинная аристократия в современном демократическом обществе. А также о том, что Европа родилась из духа каталонской присяги. Мельник подходит для подобных раздумий как нельзя лучше. В его названии отсутствует унылое слово "государственный". Здесь мир всё ещё в порядке, и замок остаётся тем, чем он призван быть - феодальным гнездом. Мельник является основной резиденцией своего владельца - депутата Европейского парламента и рыцаря Мальтийского ордена князя Йиржи Яна Лобковица.                




            
                        
                                                  Замок и город Мельник с высоты ангельского полёта

    Аристократия - отнюдь не самая многочисленная, не самая богатая и не самая влиятельная часть современной элиты. Но это самая выразительная её часть, это элита par exellence, если мне будет позволено так выразиться.  Род более аристократический, чем Лобковицы, трудно было бы найти в целой Европе. В иx жилах течёт кровь наиславнейших семейств континента, включая полдюжины королевских династий - Люксембургов, Ягеллонов, Гогенцоллернов, Ольденбургов, Веттинов, Виттельсбахов, Валленштейнов, Мендоза Манрике де Лара, Медичи, Бурбонов, Шварценбергов, Габсбургов.

          

  Род Лобковицев существовал уже в те времена, когда землю населяли драконы, единороги и василиски. Поэтому никого не должно удивлять, что в винных погребах замка Мельник можно увидеть чучело грифона.  

 Hыне cтаринный род разделён на несколько ветвей. В ходе реституции семейство получило в общей сложности 16 замков, один пражский дворец, несколько тысяч гектаров земли, ряд промышленных предприятий и собрание произведений искусства, бесспорно считающееся лучшей семейной коллекцией в Богемии.  

   

  Слева направо: бывший министр обороны Чехии князь Михал Лобковиц, депутат Европарламента князь Йиржи Лобковиц, депутат чешского парламента князь Ярослав Лобковиц (герцог Роудницкий).   


         

    Слева: министр иностранных дел Чехии князь Карел Шварценберг вручает гражданину США и ректору одного из немецких университетов князю Микулашу Лобковицу награду Gratias agit за укрепление международной репутации Чехии (2011 г.). Справа: папа Бенедикт XVI предоставляет аудиенцию епископу оравско-опавскому монсеньору Франтишеку Вацлаву Лобковицу (2005 г.) 

   Князь Йиржи возглавляет мельницкую ветвь, не самую богатую из ветвей Лобковицев. Oн родился в Женеве и первым браком был женат на швейцарской предпринимательнице Беттине Энге (после развода она сохранила фамилию Лобковицова). Мельницкие винодельческие бренды разделены между бывшими супругами. Бренд Lobkowicz Vinařství Mělník принадлежит Беттине, а бренд Zámek Melník & Vinné sklepy Jirího Lobkowicze  - Йиржи.

  Пивной бренд Lobkowicz тоже не является его собственностью (он принадлежит роудницкой ветви рода). И даже гора Ржип, на которую открывается столь великолепный вид из замка Мельник, не принадлежит Йиржи. Ей владеет глава роудницкой ветви  Лобковицев гpажданин США князь Мартин... Простите, я забыл, что у американцев не бывает титулов. Горой Ржип владеет мистер Мартин Лобковиц.

                     

   Князь (или, если угодно, мистер) Мартин Лобковиц выставил чешский национальный символ гору Ржип на продажу за 23 миллиона Kč. Это чуть меньше одного миллиона €. Площадь продаваемого участка - около 70 гектаров. Если гора заинтересовала вас, и вы располагаете свободным миллионом евро, связаться с князем можно... впрочем, если вы располагаете миллионом евро, то лучше меня знаете, как можно связаться с князем. 

 
  Относительная бедность не помешала князю Йиржи объявить о намерении  в течение ближайших пятнадцати лет благоустроить свои владения, построив для трёх тысяч состоятельных покупателей городок из восьмисот домов  с соответствующей инфраструктурой (магазины, кино, гольфовое поле, пристань для яхт и т.д.). Проект оценивается в восемь миллиардов крон, и его реализация является предметом дебатов князя с жителями двух издревле стоящих на его земле деревень (жители помнят, что в 20-х годах двоюродный дед нынешнего князя построил для них футбольное поле). 

  Самое живое участие в планах князя принимает его матушка Сюзанна, урождёная графиня Сечени. Да, она из тех самых Сечени. Возможно, Вы слышали об основателе Венгерского Национального музея и Венгерской Национальной библиотеки Ференце Сечени. Или о реформаторе Иштване Сечени, имя которого носит знаменитый будапештский Цепной мост. Но даже если вы никогда не интересовались венгерской историей, то по крайней мере о купальнях Сечени должны были слышать. Это самые крупные и самые знаменитые купальни в Европе. Так вот из этих Сечени и происходит графиня Сюзанна. Увы, её фотографий я в Сети не нашёл. Слышал лишь, что это энергичная восьмидесятилетняя дама, предпочитающая ходить в бейсболке.

            

  Купальни Сечени в Будапеште. Я буду признателен знатокам дел венгерских, если они сообщат мне, в чьей собственности находится этот замечательный объект. В Богемии мне доводилось слышать, что владелицей купален Сечени является графиня Сюзанна Сечени, мать князя Йиржи Лобковица. Однако подтверждения этой информации я не нашёл, а обращаться к источникам, написанным на языке, на котором Сечени пишется как Széchényi, не рискнул.        

   Наверное, у читателей уже возникли два вопроса. Первый из них очевиден, в последние месяцы он занимает многих ЖЖ-истов: отличаются ли в чём-нибудь представители элиты от простых смертных? Второй не так очевиден, но тоже должен возникнуть: как богемцы, народ, известный склонностью к политической левизне и общим демократизмом мышления, воспринимают существование  в своей стране старой аристократии, ведущей вполне феодальный образ жизни посреди республики?  

   Ответ на первый вопрос прост. Пока я наслаждался пино-нуар и мельницким пейзажем, ув. schegloff написал пост  Диктаторы, население, корпорации, документы, свобода , делающий дальнейшие дискуссии о элитах излишними.

  Дело не в людях, дело в корпорациях. Как люди, Лобковицы ничем не превосходят своё окружение. Они не умнее, не мужественнее, не благороднее, не красивее любого среднестатистического чешского семейства. При коммунистах, когда значение аристократии было сведено к нулю, никто из них никак себя не проявил.

  В биографии Йиржи Лобковица был десятилетний период, когда он с родителями жил в обычной квартире панельнoгo домa в Женеве. Чтобы дать Йиржи образование, его мать (из тех самых Сечени) была вынуждена ходить на работу.

  Согласно старой внутрисемейной договорённости, только одному из Лобковицев принадлежит титул герцога Роудницкого. В наши дни его носит Ярослав, глава кржимицкой ветви рода. Это самая знатная линия семейства, восxодящая к императору Карлу IV. Для наглядности я даже приведу генеалогическое древо Ярослава http://www.pozitivni-noviny.cz/IMAGES/rodokmeny/rodokmen-Lobkowicz1.jpg  По крайней мере часть местных монархистов считает Ярослава законным претендентом на вакантный богемский трон. Знаете, кем он был при прошлом режиме? Мастером по ремонту телевизоров.

  И это ещё не худшая судьбa для богемскогo аристократa, оставшегoся в коммунистической Чехословакии. Среди графов Кинских были люди, которым не удалось получить образования, и они работали кто шахтёром, кто официантом. При этом  одна из вовремя покинувших страну княжон Кинских заняла лихтенштейнский трон.

        
                 

   Слева: родившийся в Бостоне князь Уильям Лобковиц перед портретом своего деда, крупного политического деятеля Первой Чехословацкой республики Максимилиана Лобковица. Справа: родившийся в Женеве князь Йиржи Ян Лобковиц с портретом своего двоюродного деда, известного автогонщика Йиржи Кристиана Лобковица. Это тот самый Йиржи Кристиан, который создал футбольное поле для мельницких пейзан и подбросил легендарному мошеннику "Гарри" Йeлинеку идею Продать Карлштейн американским туристам. Йиржи Кристиан разбился на автогонках в Берлине в 1932 году.

  Но клан такого масштаба, как Лобковицы, сам по себе является корпорацией. И как только ситуация изменилась, они снова собрались в клан и начали действовать по законам корпорации. 

  Аристократия должна быть морально безупречной, и Лобковицы демонстрируют безупречность. В 2003 году Ярослав Лобковиц сбил на машине одну пани на пльзеньской улице (в итоге у ней была сломана рука). Князь немедленно обратился к парламенту республики с просьбой лишить его депутатской неприкосновенности и дать возможность предстать перед судом. Процесс длился два года, и герцог Роудницкий был полностью оправдан - оказалось, что у него не было шансов избежать столкновения с выбежавшей на дорогу женщиной.

  Аристократия должна быть патриотичной, и Лобковицы, вернувшиеся из эмиграции со своей англо-венгро-немецкой кровью и франко-швейцарско-американскими жёнами, подчёркивают, что они всегда чувствовали себя чехами. Извиняясь за несовеpшенное произношение чешских слов, они не забывают лишний раз сказать, что их род - единственный в стране, сохранивший со средних веков семейный девиз на чешском языке.

  Аристократия должна быть проста и близка к народу, поэтому если вы проведёте в Мельнике достаточно долгое время, рано или поздно увидите во дворе замка князя Йиржи с коляской. Естественно, он прогуливается с годовалым сыном без охраны (о рождении наследника мельницких Лобковицев некоторые газеты Чешской республики писали так, как в монархиях пишут о рождении крон-принца).

  Аристократия должна показывать народу счастливых Золушек, и Лобковицы делают это. Йиржи оставил дочь швейцарского банкира Беттину ради оперной певицы Зденки Белас, художественного директора мельницкого музыкального фестиваля и уроженки пролетарского города Устье-над-Лабой (бывший Ауссиг-он-дер-Эльбе). Для чешского бульвара отношения в треугольнике Йиржи-Беттина-Зденка стали примерно тем же, чем является частная жизнь некоторых членов Виндзорского дома для британской прессы.
  
       

   Свадьба Зденки Белас и Йиржи Лобковицa. 16.06.12. Золушка из Устье-над-Лабой получила право на титул принцесса (Чешский титул kníže переводится на английский как prince).

  Шеглов абсолютно прав: корпорация действительно делает всё для своего выживания. Европа - это место, где корпорации научились выживать перед лицом власти. Бросить власти вызов умеют и на Востоке, но там это всегда бунт, мятеж, нарушение миропорядка, а на Западе разговор с властью на равных стал фундаментом цивилизации.

  Когда-то давно каталонские аристократы приносили своим монархам присягу: “Nós, que valem tant com vós per separat, i junts més que vós, us investim sobirà i us jurem lleialtat per tal que ens protegiu, defenseu i treballeu pel nostre progrés, i si no, no”. Тут я должен выразить свою признательность ув. antoin'у. Различные источники предлагают различные варианты перевода этих слов. Вариант Антуана кажется мне наиболее изящным http://antoin.livejournal.com/869631.html:

  «Мы, равные тебе, клянёмся признавать тебя, равного нам, своим королём и правителем, при условии, что ты будешь соблюдать все наши свободы и законы; но если нет, нет»

    Вот из этого si no, no, и выросла Западная цивилизация. Эти слова говорили на Западе аристократы монархам, горожане - аристократам, третье сословие - двум первым, вольнодумцы - ортодоксам, женщины - мужчинам. И тем обретали суверенитет.

  Семнадцать лет назад, когда мы только приехали в эту страну с билетом в одну сторону, одна пожилая пани, за умеренную плату помогавшая нашей семье решить необходимые формальности, сказала нам перед первым визитом в полицию: "Держитесь суверенно. С ними нужно вести себя суверенно". Помню, я тогда подумал, что мне понравится жить в стране, граждане которой считают: с властью нужно разговаривать суверенно. И что в русском языке остро недостаёт традиции использования слова суверенитет применительно к личности.

  Я всё думал, что же можно добавить к посту Щеглова. Наконец, в прошедшую пятницу я направился в Лобковицкий дворец на Пражском Граде. Там уже лет пять на постоянной основе выставлена коллекция "Лобковицкие сокровища". Некоторые считают лобковицкую экспозицию лучшим музеем страны. К стыду своему, я был там впервые. У Лобковицев действительно есть на что посмотреть - Веласкес, Каналетто, Брейгель Старший, Кранах, оригинальные партитуры Бетховена.

              

  Лобковицкий дворец на Пражском Граде. Есть ещё Лобковицкий дворец на Малой Стране, в котором сейчас располагается немецкое посольство, но малостранский дворец не принадлежит Лобковицам - в 20-е годы гонщик Йиржи Кристиан Лобковиц продал его, чтобы купить себе несколько бугатти.

  В Лобковицком дворце я понял, чем завершу пост, начало которого пришло мне в голову в замке Мельник. Щеглов не упомянул культуру. Корпорации не только знают задокументированную историю и поддерживают свою социальную память, но и создают культурные коды. Некоторые вещи прописаны в европейских культурных кодах в качестве идеалов, другие присутствуют в них как табу.

   Например, определения "благородный" и "подлый", некогда обозначавшие социальный статус человека, давно превратились в характеристики его личных качеств. Покушение на чужую собственность воспринимается европейцами как  зло. Покушение на чьи-либо права - тоже. Тирания - как абсолютное зло. Всё это производные борьбы корпораций за выживание.

  Поэтому вопрос "любят ли чехи свою аристократию?" не имеет смысла. Разумеется, не любят. Некоторые из них могут даже порассуждать о своей аверсии к знати. Но они на своём опыте научились:  eсли лишить суверенности элиты, в грязь окажутся втоптаны все. Eсли у аристократов  отнимут иx замки, у простых людей в любой момент отберут вообще всё, вплоть до жизни. Советский сценарий существования: "только песня остаётся с человеком". Впрочем, было даже хуже - коммунисты пытались отобрать у людей и песни. 

    Приватизация вызвала в Чехии очень много недовольства, нареканий и возражений. Но я не припоминаю, чтобы кто-нибудь здесь всерьёз возражал против реституции. Люди не любят аристократию. Но они ценят свои права и свой суверенитет, поэтому признают за аристократией её права.


               

 Из лобковицких сокровищ, выставленных в Лобковицком дворце, слева направо: оригинал партитуры Героической симфонии Бетховена (сначала Бетховен планировал посвятить произведение Наполеону, но разочаровался в корсиканце и посвятил симфонию своему меценату князю Лобковицу, в котором не разочаровался); "Портрет инфанты Маргариты Испанской", приписываемый Веласкесу; бюст дамы с этрусской улыбкой, обнаруженный Лобковицами в одном из своих дворцов в 30-х годах ХХ века и считающийся творением чешских мастеров XIV века  (даму договорились считать св. Урсулой).    

  Аристократы - это всего лишь те, чьи предки чуть раньше других добились суверенитета. Или, как заметил в своё время ув. galkovsky

  "Сами аристократы всерьёз, "для себя" никогда аристократами себя не считают. Это тип существования образованных людей в обществе почти всеобщей неграмотности. Или, если взглянуть с другой стороны, интеллигенция это неопытная аристократия, интеллектуалы в первом поколении. И правильное поведение интеллигента это не рвать на аристократе дворянский маскхалат, а взять книжечку и "списать слова". http://galkovsky.livejournal.com/3907.html

   О том, что в Богемии интеллигенция это прекрасно понимает, я писал в посте Интеллигенция как аристократия.   Но в принципе это неплохо понимают и простые люди. Кто-то из чешских аристократов-эмигрантов рассказывал, что однажды в самом конце коммунистической эры поехал на родину в качестве туриста. Как раз начиналась бархатная революция. В Праге демонстранты дрались с полицией и было ещё не вполне ясно, чем всё закончится. На границе пограничник взял паспорт и прочёл фамилию владельца (хоть убейте, не могу вспомнить, что же это была за фамилия - Лобковиц? Шварценберг? Кинский? Чернин? Коловрат? Что-то в этом роде). Пограничник взял под козырёк и сказал: "Добро пожаловать домой, Ваше Сиятельство".

      
 

   P.S. Этот пост провисел уже более суток, когда я наконец вспомнил детали истории, произошедшей на границе. Эмигранта, ехавшего на родину после сорока лет отсутствия, звали Йиндржих Коловрат-Краковский, a пограничник встретил его фразой: "Приветствую пана графа!". Дело было в сентябре 1989 года. До падения коммунистического режима оставалось два месяца.



В избранное