Татарская рассылка

  Все выпуски  

Татарская рассылка


Информационный Канал Subscribe.Ru


  © 2003, "Татарская рассылка"

 

 

Татарская рассылка

№ 003    27 августа 2003г
 

 

KADERLE DUSLAR! Дорогие друзья!

С 23 августа на службе Subscribe.Ru начала действовать "Татарская рассылка".

Будем признательны если Вы отправите своим друзьям и знакомым, интересующимся татарской общественной жизнью ссылку на домашнюю страницу рассылки.

http://subscribe.ru/catalog/culture.world.tatarlar

Новости из Татарстана, из татарских общин РФ, ближнего и дальнего
зарубежья. Культурная жизнь, политическое обозрение, выдержки из татарских
СМИ, новости татарского интернета, статьи известных татарских писателей,
политиков, общественных деятелей, журналистов. Исторические очерки.
Приглашаем подписаться всех интересующихся татарской общественной и
культурной жизнью, историей.

Былтыр,
ведущий "Татарской рассылки"


Ислам

Ориентир - Америка
Мусульманская Россия перестает быть татарской

Несмотря на относительную молодость, Валиулла Якупов как-то незаметно стал одной из самых известных и влиятельных фигур казанской мусульманской уммы.

По должности он - первый заместитель муфтия Духовного управления мусульман Татарстана. По роду деятельности отвечает не только за идеологию, но фактически он - "лицо" муфтията. Именно он комментирует прессе все громкие события, связанные с жизнью мусульман.

- Валиуппа хазрат, как получилось, что вы, бывший комсомольский вожак, ушли в ислам, а потом со временем даже выдвинулись на первые роли и стали известным исламским деятелем?
- Что касается веры, то из нее я, возможно, и не выходил. К сожалению, мои родители не читали намаза, но у нас дома проводились коранические меджлисы. Я много размышлял на эти темы, увлекался философией. Еще до горбачевской "оттепели" я пытался ходить в мечеть. Первым, кто со мной заговорил о религии, это Габдулла Галиуллин, который в то время был имамом мечети Марджани. В КХТИ училось много выходцев из Средней Азии, и намазу я научился у таджиков. У меня до сих пор сохранились записи сур Корана с таджикским акцентом. Действительно, во время учебы в институте я был секретарем комсомольской организации факультета, затем заместителем секретаря комсомола вуза. Моя профессиональная религиозная деятельность началась 29 ноября 1990 года, когда меня избрали председателем молодежного центра исламской культуры "Иман". Наверное, это был поворотный момент в моей жизни.

- Все это время вы находитесь в гуще религиозной жизни и, наверное, можете сравнить, как за прошедшее десятилетие изменилось отношение татар к исламу?
- Десять лет назад у нас не было духовенства как такового, кроме нескольких бабаев и недавних выпускников бухарского медресе. Сегодня все иначе. Уже сложилась многочисленная прослойка религиозных деятелей.
Но самое главное - были успешно преодолены барьеры атеистического общества, в котором мы жили 70 лет. Сейчас, согласно опросам, подавляющая часть населения считает себя верующими. Таким образом, положительное отношение к исламу победило. А в первые годы все было иначе: к нам, в центр "Иман", приходили письма от пожилых людей, протестовавших против нашей религиозной деятельности. Даже наша республиканская элита сейчас начала поворачиваться к религии лицом.

- Да, отношение к исламу в Татарстане заметно улучшилось. Но при этом не видно, чтобы большинство людей соблюдало требования веры...
- Сейчас уже почти неприлично быть атеистом, но привычки неверия остались. Люди часто называют себя мусульманами, при этом ничего не меняя в своей духовной жизни. Такое явление можно назвать неоатеизмом. К сожалению, это явление распространяется и среди нашей интеллигенции. Появились люди, которые поднимают вопрос об иджтихаде, реформе ислама, не только для того, чтобы сохранить греховный образ жизни, но и чтобы представляться исламскими авторитетами. Они ищут ислам без намаза, без поста. А нас называют сторонниками "таклида" - "подражания", средневековыми людьми. Конечно, у каждого свое видение, и запретить такие "изыскания" невозможно. Но самая большая опасность в том, что такой образ жизни и мыслей может получить распространение в нашем народе. Если наша несчастная интеллигенция, отравленная алкоголем за семьдесят лет, не вернется в настоящую веру, а будет искать себе выдуманный ислам, это приведет ко второй нашей трагедии после периода советского атеизма.

- Люди, о которых вы говорите, как правило, имеют неплохое светское образование и опираются в своих идеологических построениях на западные разработки. Они ищут некий модерн для тысячелетней религии. А чем может им ответить традиционный ислам?
- Ислам - он или есть, или его нет. Многие начинали реформировать ислам и в итоге уходили из религии. Вспомните, течения ахмадийцев, бахаистов и т.д. Для нас не существует потребности давать какие-то искусственные ответы на вечные вопросы. Наше наследие безупречно, и выбор наших предков - ханафитский ислам. Для нас, татар, ислам настолько близок, что слово "татарин" для нас синоним слова "мусульманин". Меня восхищает чистота татарского ислама. За границей - там новшество на новшестве.
Когда речь заводят о джадидизме, то никто не может обозначить его общую идеологию. Иногда приводят в пример мысли Бигиева о безграничности божественной милости - "о том, что все - верующие и неверующие - войдут в рай", которые распространяют на все движение джадидизма.
Противостояния джадидизма и кадимизма не было. Если бы такое было, то джадидов Галимджана Баруди и Ризаэтдина Фахретдинова кадимистское духовенство не избирало бы муфтиями. Противостояние малых групп - это достаточно распространенное противостояние.
Нам надо закрыть эту страницу.

- Известно, что для татарской молодежи начала XX века проблема заключалась в получении светского образования. Интересно, какие проблемы у мусульманской молодежи начала XXI века?
- В отсутствии преподавательских кадров в религиозных учебных заведениях. И если в Казани и других городах есть возможность как-то решать этот вопрос, то в районах обучение носит больше формальный характер.
Мы хотим, чтобы наши учебные заведения были востребованы не только в России. Ведь татары создали "толерантный ислам", который востребован в Европе, Азии, Северной и Южной Америке. Татарская религиозная система образования не должна ориентироваться на полумонархические, теократические режимы Востока, ориентиром должны стать Европа и Америка.

- Татары создали "толерантный ислам", благодаря чему они долгое время играли роль лидеров в российском исламе. Удержат ли они флаг первенства?
- Сейчас мы катастрофически теряем свои позиции. Если вы уедете из Татарстана и Башкортостана, то с удивлением заметите, что в российских мечетях говорят на русском языке. Да, большинство имамов там пока татары. Но я боюсь, что если не произойдет внутренней национальной мобилизации в религиозном плане, то мы утеряем позиции по всей России. И наше место займут выходцы с Кавказа и Средней Азии. В Сибири в мечетях имамами работают казахи и туркмены. Глупо возмущаться -ведь прихожан-татар там нет... Разве что приходят раз в год татарские дяди, которые потом удивляются, что там по-татарски никто не говорит. В Барнауле работает татарин из Башкортостана, он рассказывает, что все служение ведется на русском языке. Среди сотни ингушей и чеченцев там только один татарин.
В то же время кавказские мусульмане гораздо более активны. Муфтий Дагестана в разговоре со мной упоминал, что в связи с большим выездом дагестанцев за пределы республики они готовят открытие своих медресе в Подмосковье. Свои медресе у них уже существуют в Астрахани. Кавказцы пока не прогнали наших имамов, потому что сами недостаточно владеют русским языком. Боюсь, что скоро мусульманская Россия перестанет быть татарской.

- В последние годы в Татарстане появилось около тысячи мечетей. А во сколько обходится содержание одной мечети в Татарстане?
- Мы проводили специальный подсчет, цифры разнятся как в сельской, так и в городской местности. В связи с подорожанием газа самым дорогим видом коммунальных услуг становится отопление. В среднем содержание одной сельской мечети в год составляет от десяти до двадцати тысяч рублей. Подаяния в деревнях ничтожны, поэтому только село как минимум из 300 дворов может содержать мечеть.
Сегодня ДУМ ставит перед собой задачу отсечь неофициальное духовенство, которое, собирая подаяния на мечети, кормит себя и своих внуков. У нас большой процент неофициальных абыстаев и мулл. Поэтому на меджлисы следует приглашать официальное духовенство, которое деньги несет в мечеть, а не пускает на собственные нужды.

- Вы ярый критик ваххабизма. Разумеется, ваххабит с "Калашниковым" - плохо. Но в зтом направлении ислама есть разные люди. Может быть, стоит рассматривать названное течение как одно из многочисленных мнений, которые только обогащают умму?
- Я был в Азербайджане и общался с интеллигенцией. Азербайджанский народ расколот на две части - шиитскую и суннитскую. Интеллигенция из страха усилить раскол избегает глубоко входить в ислам и не советует это делать народу. Я опасаюсь, что и татары будут расколоты надвое, если влияние ваххабизма среди них будет распространяться...

Арслан МИНВАЛЕЕВ

"Восточный экспресс" №22(123) 23.05.2003г


Татарские диаспоры


ШПРЕЕ НА ВОЛГЕ
Историк из Берлина о новой волне татарской эмиграции

С 33-летним Себастьяном Цвиклински, автором книги "Волга на Шпрее. Татары и башкиры в Берлине", мы встретились в Татарском гуманитарном институте. Общаясь со студентами, молодой ученый легко переходил с татарского языка на русский и наоборот.
Кстати, родился он в Западном Берлине отличие от осси (восточных немцев) русский язык в школе не учил. 12 лет назад в Берлинском свободном университете создали институт тюркологии. Видимо, связано это с наплывом рабочей силы из Турции. Студентов в институте 50 человек, в основном приезжие. Все-таки коренных немцев предмет мало интересует. На татар Себастьян вышел случайно, наткнувшись на источники по истории татаро-башкирской эмиграции в Германию и Берлин. С этого и началось. Стал изучать татарский и башкирский языки, прочел несколько книг Гаяза Исхаки, а Тукая в институте изучают все.
В свободное от науки время Цвиклински преподает в университете в качестве внештатного сотрудника. Работает учителем немецкого языка в высшей народной школе, которая открыта для всех желающих. Контингент - иностранцы, мигранты, в основном турки.
Себастьян приехал в Казань собрать материал для докторской диссертации о жизни и творчестве журналиста Абдрашида Ибрагима, известного тем, что пытался исламизировать местных жителей в Японии.
Гость дал нашей газете интервью.

- Сколько татар в Берлине и в Германии? Кого знаете лично?
- В Берлине 200 - 300 человек, не более. В городе работает татаро-башкирский общественный центр. Именно он будет проводить в сентябре дни Татарстана в Берлине. Недавно в Мюнхене открылся филиал центра.
Из знакомых назову музыковеда Ильдара Харисова, который преподавал татарский язык в Свободном университете и пишет диссертацию в институте музыковедения, и художника Раиса Халилова.

- Вы встречаетесь с потомками татарских эмигрантов?
- Почти нет.

- Они что, полностью ассимилировались?
- Да, и их самое большее 60 человек. Татарские эмигранты, которые оказались в Германии, в основном почти сразу уехали в Турцию. А татары и башкиры, с которыми я общаюсь, приехали в Германию уже в 90-е годы XX века.

- Ваша магистерская диссертация посвящена татарскому легиону. Открыли какие-то интересные факты?
- Я занимался изучением газет и журналов политического центра легиона, выпускавшихся для легионеров. В частности, изучал представления этого центра о немецкой стороне. Но идеологией, которая скрывается за публикациями, я не интересовался.

- Многие татары плохо знают родной язык. В то же время такая проблема есть и у других народов, например, у ирландцев. Может быть, утрата языка - закономерный процесс?
- Это не было для меня таким удивительным фактом, так как я слышал об этом. Считаю это ненормальным. Возможности развивать родную речь здесь есть. Я даже видел, что молодежь стесняется общаться на татарском.

- Ваша специализация - тюркские народы. Не задают вопрос: зачем вам эмигранты? Сильны ли сейчас позиции ультраправых?
- Нет. Такие проблемы были раньше, особенно в Восточной Германии начала 90-х годов, когда восточным немцам приходилось адаптироваться к новой системе. Нельзя сказать, что в Германии по отношению к туркам, а их там три миллиона, царят враждебные чувства. Никаких проблем в связи с моей работой у меня никогда не было.

- А какое отношение к исламу?
- Небольшие трения возникли в связи с событиями 11 сентября. Массмедиа, конечно, поднимали вопрос, как теперь относиться к мусульманам, но такое было во всем мире и в России, насколько я знаю, тоже. В Германии это было временное явление.

- 2002-и был годом России в Германии. Наверное, для большинства немцев он прошел незаметно?
- Боюсь, что вы правы. К сожалению, немногие немцы интересуются Россией. Интереса к Татарстану, конечно, еще меньше. Он немцам почти неизвестен.

- О татарской латинице слышали?
- Да. Я ученый, а для ученого не имеет значения алфавит - надо знать все и читать на всех. А вообще - шрифта не надо бояться.

Рустам ШАКИРОВ

"Восточный экспресс" №22(123) 23.05.2003г


Приглашаем Вас посетить следующие сайты на которых установлена форма подписки на на "Татарскую рассылку" :

Барда районы. Пермь татарлары
- первый сайт Бардымского района и татар Пермской области

Башкортстан татарлары

- сайт татар Башкортостана

Если Вы пожелаете установить на Вашем сайте форму подписки на "Татарскую рассылку" напишите мне письмо, и я вышлю Вам код вставки. После установите формы адрес Вашего сайта будет включаться в рассылку. Кроме этого Вы сможете регулярно рассылать новости о обновлении Вашего сайта, также другие материалы, не нарушающие закон, и не противоречащие тематике рассылки.

Архив "Татарской рассылки"
Домашняя страница "Татарской рассылки"

Буду признателен за помощь в обеспечении "ТР" новыми материалами.

 
 
e-mail ведущего "Татарской рассылки"
© 2003, "Татарская рассылка"

http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное