Татарская рассылка

  Все выпуски  

Татарская рассылка


Информационный Канал Subscribe.Ru

  © 2003, "Татарская рассылка"

 

 

Татарская рассылка

№ 011   5 сентября 2003г
 
Новости: 30 августа в Берлине открылись Дни татарской культуры. О этом событии Вы можете прочитать на http://www.geocities.com/kharissov/tatarmk.html ( на татарском языке)

В Казани 500 учителей татарского языка могут стать безработными
. - статья Рафиса Джамдихана в электронной газете Intertat.ru (на татарском языке)

"Татарская рассылка" с 3 сентября службой subscribe.ru переведена в серебряную категорию ! Теперь нашу рассылку можно увидеть в основном каталоге subscribe.ru. Это очень радостное событие для меня, и я постараюсь сделать рассылку еще интересней.

Культура

ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ЛЮБИМЦЕМ ПРЕЗИДЕНТА?
Уроки под кроватью не прошли даром для Рината Валеева

Наталья Титова

В 28 лет он возглавил Госансамбль песни и танца РТ. Многие скептически отнеслись к этому назначению - слишком глубоким был кризис, в котором оказался коллектив. По силам ли молодому человеку задать колею большой машине?

В разговоре с Ринатом ВАЛЕЕВЫМ мы попытались узнать подробности о нынешней жизни ансамбля и его руководителя.
- Вы четвертый год работаете в ансамбле. Ощущаете результаты?
- Оглядываясь назад, даже удивляюсь, сколько удалось сделать и с творческой стороны, и с репертуарной. Навели порядок с транспортом, обзавелись сценической аппаратурой. А главное - сохранился сам ансамбль. Ведь по всей России прошло огромное сокращение в коллективах подобного рода. В большинстве есть только хореографические группы, а хоровые распущены из-за нехватки финансирования. На 95 процентов поменялись исполнительские кадры, но творческий дух ансамбля, которому более шестидесяти лет, при этом сохранился. Огромное колесо, которое когда-то остановилось, снова покатилось, набирая обороты. Сдвинуть с места эту махину было самым тяжелым. Сейчас актуальный вопрос - социальный. Людям надо обеспечить нормальные условия жизни. А у нас нет даже общежития.
- Чем обновляете репертуар?
- В последнее время мы обратились к фольклору разных этнических групп татар, проживающих за пределами Татарстана, и за счет него расширяем репертуар.
- У татар нет традиции хорового пения, а вашему коллективу приходится эти традиции прививать на новый для них подвой.
- Несмотря на то, что татарские хоровые традиции действительно очень молоды, это стало находкой коллектива. Ансамбль сразу приобрел свой колорит. Сейчас наша задача заключается в том, чтобы национальное хоровое искусство получило серьезное осмысление и профессиональную базу. Поэтому весной мы собирали у себя руководителей народных хоровых коллективов республики и педагогов консерватории для обсуждения имеющихся проблем.
- Можно выделить круг общих проблем для этих коллективов?
- Самым проблематичным является недостаток композиторов, которые бы писали специально для них или занимались аранжировками народных мелодий. Я верю, что татарская музыка может жить не только в одноголосной форме. Проблема в том, чтобы в многоголосии передать "мон". Скажем, знаменитую песню "Ай, былбылым" пели многие знаменитые певцы, но, на мой взгляд, ни одно исполнение не задевает душу так, как хоровая обработка Азгара Абдуллина.
- Что более всего заботит вас при создании новой программы?
- На международных фестивалях, куда съезжаются со всех уголков мира, особенно важно сохранить свое лицо. Я не противник авангардных решений, но только если они будут сопредельны с татарским менталитетом, мировоззрением и религией.
- Как организована ваша гастрольная деятельность?
- У нас нет менеджеров, которые занимались бы организацией гастролей, скажем, за границей. Поэтому пока все получается довольно спонтанно - то правительственный заказ, то сами организуем какую-нибудь поездку. Тем не менее наш ансамбль востребован настолько, что это иногда даже бьет по системе репетиций. Уже в первые годы моей работы нам удалось два года подряд съездить на большие и длительные гастроли на Карфагенский фестиваль во Франции и Пиренейский фестиваль на юге Европы. Сейчас многие спрашивают, почему наш ансамбль не выступает по деревням? И даже министр культуры на одной из коллегий высказал такой упрек.
- Так почему?
- Ансамбль песни и танца - это семьдесят человек. Многие ли клубы в деревнях и районных центрах могут похвастаться сценой, на которой может разместиться такой коллектив? К тому же во время выступления ансамбля за сценой находится целое производство - пятнадцать смен костюмов за представление. А зачастую в деревенских клубах нет ни одной гримерки. Такие поездки дорого обходятся и становятся очень нерентабельными, если семьдесят артистов выступают перед аудиторией в сто пятьдесят человек. Люди в деревнях действительно скучают по возможности общения с исполнителями народной песней. Но есть более компактные коллективы, которые могли бы постоянно утолять зрительский голод сельских жителей.
- Что более всего вас волнует сейчас как художественного руководителя?
- Мне пришлось сейчас сфокусироваться на вопросах качества работы ансамбля. В последние годы коллектив сильно обновился и помолодел. Для нашего ансамбля возрастной ценз артистов очень важен, потому что в первую очередь, это связано с качеством исполнения. Молодые артисты должны не только влиться в текущий репертуар, но и освоить программы золотого фонда, который мы обязаны сохранять.
- Как вы относитесь к татарской эстраде?
- Скажу честно: я ее в последнее время слушать не могу. Если убрать текст, то эти песни ничем не отличаются от западных. На эстраде преобладает безликая штамповка. В какой-то момент во мне это вызывало почти отчаяние. Даже стал подумывать, может быть, это я отстаю от реальности? Процесс идет независимо от желания слушателя. Когда по телевидению крутят только те клипы, которые оплачены, независимо от их качества, способностей исполнителя, ценности песен, волей-неволей происходит промывка мозгов зрителя и слушателя. Телевидение зарабатывает, а у наших детей формируется соответствующий вкус, взгляд на мир, иногда противоестественный национальной ментальности. Какой уж тут "мон".
- Кто должен заботиться о качестве - исполнители, цензура?
- Думаю, что это упущение государства.
- Значит, все-таки цензура?
- Но должна же вестись профессиональная работа в этом направлении государственными органами культуры... Что же будет с нашими детьми?
- Вы не скучаете по собственной творческой деятельности?
- Если вдруг получается так, что нет времени позаниматься, то кажется, будто не поел. Я ведь вообще не помню себя без инструмента.
- Когда же он оказался в ваших руках?
- Я восьмой ребенок в семье. Отца своего не помню, он рано умер. Все пятеро братьев играли на гармошке, да и сестры поигрывали. А я был последний, и от меня гармошку прятали, чтобы не сломал. Когда она все-таки попадала мне в руки, я тащил ее под кровать, чтобы не заметили. Там и научился.
- Воспитание было суровым?
- Меня, как младшего, все очень любили, но в деревенских условиях работа не щадит даже младших. Работа в поле, на сенокосе, на картошке и свекле, палящее солнце - знаю все это не понаслышке.
- Вы в этом году совершили первый хадж.
- Сбылась моя мечта. Сложности, с которыми пришлось столкнуться, заставили меня мыслить по-другому. Я понял, что если человек духовно развит, он способен преодолеть любые трудности и соблазны. В хадже я получил заряд на будущее - и для творчества тоже. Когда оказываешься в трехмиллионной толпе, где никто тебя специально не толкает, а, наоборот, стараются помочь, если оступишься, в этой ауре доброты и понимания неизбежно меняешься в лучшую сторону.
- Что вы ощутили, когда президент назначил вас на столь ответственный пост?
- Словами это вряд ли передашь. Первый шок от вопроса "почему именно я?" сменился чувством ответственности за оказанное доверие. Тут вступили в силу другие критерии отношения к делу. Если бы я оказался на этом посту просто в силу своих амбиций, то, наверно, уже пятнадцать раз уволился бы. А потом помог опыт, который я приобрел в качестве руководителя оркестра народных инструментов НКЦ "Казань" - коллектива, который я сам собрал.
- Многие называют вас любимцем президента...
- Я тоже об этом слышал. Думаю, каждый человек своими делами потенциально может добиться признания президента. Сложнее это отношение к себе поддерживать. Когда я с Минтимером Шариповичем встречался с глазу на глаз, разговаривая об ансамбле, его перспективах, меня поразило, как он разбирается в вопросах культуры. Думаю, даже среди чиновников, непосредственно занимающихся этими вопросами, далеко не все могут так точно понять душу артистов и степень важности их работы.
- У президента есть любимая песня?
- Думаю, что у него много любимых песен. Я слышал, как он поет, и очень удивился, как он брал очень высокие ноты. Поэтому определил его голос - очень приятный тенор.
- Как же вас из Горьковской области занесло в Казань?
- Судьба. Я даже во сне видел, что приеду в Казань. Хотя тогда и не знал, что такое Казань.
- Как же во сне вы определили, что это именно Казань?
- Мне об этом говорили. И сон этот снился несколько раз.
- Действительно - судьба.

"Восточный экспресс"


ТЕАТРАЛЬНЫЙ КАТАРСИС
Новый взгляд на сцену из Америки

Арслан МИНВАЛЕЕВ

Полгода провела Мадина Зайнуллина в архивах Казани в поисках истоков татарского театра. На днях она покинула столицу Татарстана и направилась на малую родину - в город Джамбул на юг Казахстана.
Оттуда Мадина отправится в США, гражданкой которой она является. Во время учебы в КазГУ в Алма-Ате на факультете русской филологии она познакомилась со своим будущим супругом-американцем, который стажировался там же на кафедре истории. Во время учебы в университете в Винсконсине ее ментором стал исследователь истории Золотой Орды Юлай Шамильоглу, татарин по происхождению. Сейчас Мадина аспирантка в городе Нарбар (штат Мичиган).
С Зайнуллиной встретился корреспондент "ВЭ".
- Мадина, почему вы решили заняться именно театром?
- Социально-политическая история в исторической науке всегда была на главных ролях, а история культуры ходила на правах падчерицы. Я увлеклась работами французского культуролога Пьера Нура. Он занимается проблемой памяти Франции конца XIX - начала XX века и в качестве своих главных источников (он их называет "место, где живет память") использует картины, фотографии. Одним словом, все, что может быть репрезентацией исторических идей. Я посчитала, что татарский театр также может стать подобным неординарным источником. Возьмем те же пьесы, ведь они рассказывают о многом из жизни народа. Например, пьеса Гаяза Исхаки "Зулейха". Там описывается история крещеных татар, их судьба в России, которая является метафорой судьбы всех татар России. Это потеря культуры, языка и даже собственных имен.
- Почему дореволюционный татарский театр обрушивался с критикой на своего основного зрителя - средний класс?
- Подобная ситуация была и в русском обществе. Вспомните театр Немировича-Данченко. В России буржуазная мораль традиционно отторгалась интеллектуалами. Если на Западе идеалы бюргера стали всеобщими, то у нас существовала своего рода высшая материя. Эталоном была дворянская культура. Несмотря на то, что у татар дворянства как класса не существовало, культура купцов для них также не была идеалом. На вопрос, на кого ориентировались татары, еще предстоит найти ответ.
- Оппозиция буржуазии сказалась как-то на самоокупаемости театра?
- В советской литературе активно проповедовалось, что до революции актеры влачили нищенское существование. Но когда читаешь заметки в газетах того времени, где говорится, что драматургу преподносились дорогие подарки, например часы с бриллиантами, то понимаешь, что они были далеки от нищеты.
Когда читаешь периодику, то перед тобой предстают живые люди. Там были конкуренция, междусобойчики и даже ненависть. А в советское время у татарских артистов появились идеальные биографии, где все шероховатости были сглажены. Жизнь превратилась в анкеты о социальном происхождении.
С другой стороны, в советское время татарский театр получил иной статус: вместо бродячих трупп появился государственный академический театр.
- В чем различие между татар-схим театром начала ХХ века и начала нынешнего?
- В начале XX века театр был местом, куда татарская интеллигенция, купцы, приказчики приходили учиться хорошему тону. А в самом театре происходило прикосновение к западной, русской культуре. Последнее вызывало живую дискуссию, которая не закончилась до сих пор. Кем же нам быть? Должны ли мы стать европейцами? Если да, то как мы сможем сохранить свою культуру? В драматургии, с одной стороны, постоянные нотки русофилии, с другой - стыд за тех, кто становится слишком европейским.
Театр сегодня - это островок, где зритель и актеры соприкасаются с национальным наследием, которое столько лет отторгалось. Они видят живую пульсацию культуры и на сцене, и в зале. Я разговаривала с молодежью, которая ходит в театр. Одна девушка ответила, что это для нее катарсис. Здесь она духовно очищается.

"Восточный экспресс"


Приглашаем Вас посетить следующие сайты на которых установлена форма подписки на на "Татарскую рассылку" :

Барда районы. Пермь татарлары
- первый сайт Бардымского района и татар Пермской области

Башкортстан татарлары

- сайт татар Башкортостана

Вы можете установить на Вашем сайте форму подписки на "Татарскую рассылку", напишите мне письмо, и я вышлю Вам код вставки. После установите формы адрес Вашего сайта будет включаться в рассылку.

Архив "Татарской рассылки"
Домашняя страница "Татарской рассылки"
Буду признателен если Вы отправите своим друзьям и знакомым, интересующимся татарской общественной жизнью ссылку на домашнюю страницу рассылки.

Уважаемые читатели "Татарской рассылки"! Вы можете написать мне о своих замечаниях и предложениях. Постараюсь их учесть в следующих выпусках рассылки.
Буду признателен за помощь в обеспечении "ТР" новыми материалами. Вы также можете обратиться к другим подписчикам, с удовольствием предоставлю такую возможность. На 5 сентября на "Татарскую рассылку" подписалось 33 человека. Нас уже много :)) Зур рэхмэт!

Былтыр, tatar-bashkort@narod.ru

 
e-mail ведущего "Татарской рассылки"
© 2003, "Татарская рассылка"



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное