Татарская рассылка

  Все выпуски  

Татарская рассылка


Информационный Канал Subscribe.Ru

  © 2003, "Татарская рассылка"

 

 

Татарская рассылка

№ 020   14 сентября 2003г
 
Появилась возможность обсуждения материалов рассылки. Для этого я открыл новый "Татарский форум".


письмо в "Татарскую рассылку":
Ассалом Алейкум, Былтыр!
Подписался недавно на Вашу рассылку, давно хотелось найти группу людей объединенных вопросами которые Вы затрагиваете. Мне 39 лет. живу в Ташкенте, в принципе всё нормально, но из-за детей хотим переехать в Татарстан, чтобы нормально росли, не чувствовали себя людьми некоренной национальности. Не давно узнал, что Казахстан имеет государственную программу по возвращению казахов, которые волей-неволей оказались за пределами Республики. Ведь таких людей много, и большей частью это довольно грамотные, деловые люди.
Так вот, давайте поднимать эту тему, пора чтобы и Татарстан начал делать таки же шаги. Например, в Казахстане оказывают материальную помощь для приобретения жилья, пусть скромного, но это большое подспорье для людей которые перебираются на новое место жительства (ориентировочно я слышал около 4 000 у.е.). Ведь во всех развитых государствах заинтересованы в притоке умных толковых людей, которые умеют и хотят работать на благо Республики.
С уважением,
Ильяс
PS: Если Вы знаете, о чём то подобном, пожалуйста дайте ссылки...


Кадерле дуслар! если Вы сможете предоставить информацию для татар желающих в Татарстан, прошу написать либо мне ведущему "ТР", либо на форуме


Предлагаю прочитать два материала о Президенте Республики Татарстан.

Минтимер ШАЙМИЕВ

СВОБОДА НАЧИНАЕТСЯ С ПРОСТЫХ ВЕЩЕЙ

Рафаэль ХАКИМОВ

Татарский народ имел свою государственность с Х в. и всегда мечтал о ее восстановлении. Такой шанс был в 1918 - 20 гг. Попытка не совсем удалась. Другой шанс представился в годы перестройки. Многое зависело от лидера, способного выплыть на гребне политических страстей. Вместе со свободой демократия породила и конфликты, прокатившиеся по всей стране. Минтимер Шаймиев был востребован временем. Он пришел не как готовый политик, воспитанный в стенах университета, он жил и учился у своего времени.
Для Шаймиева суверенитет - это судьба. Для кого-то суверенитет был всего лишь конъюнктурой, временным неудобством, а для республики это стало способом обретения достоинства. Как можно было волю многонационального народа отменить решением Конституционного суда? Что выше в этом мире - решения политизированных судей или воля целого народа?! Россия - страна парадоксов. Быть политическим лидером в этой стране - большое искусство.
Один из лучших американских экспертов по конфликтам из Гарвардского университета в начале 90-х гг. предсказал, что в Татарстане неизбежно этно-конфессиональное столкновение. Русские и татары, православные и мусульмане, разные стереотипы и обиды, сложная история, не совпадающие интересы, он не видел выхода в столь разделенном обществе. В его практике не было исключений. Но оно появилось, и американцы назвали этот феномен "Моделью Татарстана". А для Шаймиева это живые люди, чьи интересы он воспринял сердцем, душой. Для него "модель" - это Декларация 1990 г., референдум 1992 г., Конституция РТ, противостояние с Москвой, когда его обещали привезти в столицу в железной клетке, затем тяжкие переговоры, из которых он вышел на коне, заставив центр говорить уважительно с Казанью.
Мы счастливо избежали участи Чечни и Боснии. Мне трудно представить, кто бы другой смог справиться с этой ситуацией. Мы сегодня имеем такой опыт, который еще надо поискать в мире, особенно после 11 сентября. Это наша гордость и достояние.
Фантастическая выдержка, умение слушать абсолютно любого, не повышать голоса, загнать раздражение так далеко, что даже дома жена не заметит, прислушиваться к любому более или менее здравому мнению, интересоваться всем и вся, считать, что в республике все тебя касается! Он может остановить кортеж машин на любой улице, зайти в магазин и спросить у пенсионерок, как они сводят концы с концами, без телекамер и дурацкого PR.
Из газеты в газету кочуют мифы, к которым он сам относится довольно терпимо и прохладно. Один из них: Шаймиев - коммунист. Это настолько не соответствует реалиям, что даже скучно опровергать. Однажды в Нью-Йорке мы посетили "Эксимбанк" США, где шел разговор с его директором. Через полчаса тот воскликнул: "Шаймиев, Вы настоящий капиталист".
Другой миф: Шаймиев установил авторитарный режим. Еще никто не привел ни одного примера, но миф гуляет по газетам. Видимо, кому-то это нужно. У нас пока нет выборности глав администрации, так ведь она породила в России такую анархию, от которой не спасает даже "вертикаль власти". Страна откатилась на задворки мировой экономики. Куда дальше? Элементарный порядок и авторитарность - разные вещи.
Шаймиева в СМИ не критикует только ленивый. Но за все эти годы с его стороны не было даже намека на недовольство каким-то журналистом. Он не просто открытый для прессы человек, но вряд ли во всей России есть другой пример столь уважительной, скрупулезной, без тени давления работы с прессой. В чем тогда авторитарность? Любой ему в лицо может сказать свое мнение, возразить, включая тех, кто ему подчинен непосредственно.
Один из лидеров оппозиции на мой вопрос, в чем наша авторитарность, заявил, что мы не поддерживаем их, поэтому они слабые. Не знаю, как комментировать слабую оппозицию.
Он собирает вокруг себя профессионалов, он их уважает. Чубайса ненавидели все, он мало что хорошего сделал республике, чтобы не сказать наоборот. Мы приватизацию провели не по Чубайсу, в РАО ЕС так и не вошли, но Шаймиев неизменно его уважает как профессионала и даже открыто защищал перед Ельциным. Сам ходил к Президенту РФ и просил оставить Чубайса на работе вице-премьером. И тот оставил, на первый раз.
Наш президент многое делал не так, как хотел центр. Приватизация в России стала законной формой ограбления народа. Шаймиев разработал свой вариант, чтобы собственность не оказалась в руках кучки "олигархов". Благодаря этому он сохранил целые отрасли республики, имеющие общероссийское значение, он сохранил контроль над экономикой. В результате Татарстан вырвался на самые передовые позиции по экономическим показателям в стране, обогнав многие "рыночные регионы".
Он любит повторять, что он хозяйственник, а не политик. По большому счету он серьезный политик, у которого не просто газетный, а реальный авторитет. Многие "звезды" появились и исчезли с российской политической арены. Он бессменный лидер среди глав республик и регионов. Он неизменно остается в большой политике, в которой себя не стремится выставлять напоказ. Его влияние на самом деле гораздо выше, чем кажется по сводкам новостей. Но на политику он больше смотрит глазами хозяйственника, убежденный, что она должна приносить дивиденды республике, как, впрочем, и международная деятельность, в которой он преуспел, но сохранил чисто прагматический подход. Иногда приходится только удивляться, на какие приглашения первых лиц ведущих стран мира он дает отказ только потому, что не видит конкретных результатов поездки. Временами бывает даже обидно.
Он - человек от земли. Он ее боготворит. Он живет ее жизнью. Для нас, городских жителей, хорошая погода, когда солнце и тепло, плохая - дождь и холодно. Для него хорошая погода, когда хорошо земле. Он дышит одним дыханьем с землей. А когда задыхается земля, он задыхается вместе с ней физически. Он порождение этой земли, и трудно представить себе человека более преданного земле и понимающего ее. У него своя философия земли. Это - колос, как смысл, суть, символ жизни. О колосе он может рассказывать не уставая и не может насладиться образом колоса. Земля - это люди, владеющие ей и лелеющие ее. Лучшие нравственные ценности порождены деревней и не только в Татарстане или России, но и во всех странах. Наконец, земля - это обустроенная территория. Если твоя территория не обустроена, тогда что такое государство? Ничто.
Есть абстрактные права человека, записанные в законах, а есть реальная свобода. В нищей стране бедные и обездоленные не могут быть свободными. Когда тебе надо с утра бегать к колодцу за водой или топить дом дровами, то ты становишься рабом холода. Когда в доме газ и вода и все удобства, то преобразуется все: человек, его дети, вид дома, архитектура, даже скотина во дворе. Свобода начинается с простых вещей, и эти права человека никакими судами не отвоюешь. Для этого нужно всю республику газифицировать. Кто еще в России смог реализовать такой проект? Никто. Кто переселил такое количество отчаявшихся трущобников в новые кварталы? Никто. Шаймиев это сделал, несмотря на протесты российской прокуратуры, требовавшей остановить строительство.
А на очереди - сеть волоконно-оптической связи - путь в будущее. Ни один школьник, даже в самой отдаленной деревне не должен чувствовать себя обделенным. Если молодежь в полной мере начнет пользоваться плодами мировой цивилизации через Интернет, тогда она станет поистине свободной. Эту программу информатизации республики Шаймиев взял под свой патронаж, потому что народ, который выпадает из Интернета, выпадает из истории.
Уже хотя бы за это он может называться великим политическим деятелем современности.


ВСЕМ БАБАЯМ БАБАЙ

Лев ОВРУЦКИЙ

Минтимер Шаймиев набрал политический вес благодаря выдвинутой и пылко отстаиваемой им концепции новых федеративных отношений. Неожиданное признание, которое получила так называемая "модель Татарстана", естественным образом сообщилось ее творцу, интерпретатору и реализатору. Хотя к настоящему времени модель эта утратила обаяние новизны, настойчивость и упорство Шаймиева (качества, редкие среди представителей современного истеблишмента) позволяют ему поддерживать статус "тяжеловеса".
Конечно, он сделал много для того, чтобы усилить раздражение и подозрения, которые традиционно в наших широтах вызывает само понятие "федерализм". Однако, как бы то ни было, набор имеющихся альтернатив весьма ограничен и по сути сводится к дилемме: либо Россия будет федеративной, либо ей не быть демократической. Вот почему мне думается, что при всех преувеличениях и бестактностях, в которых его можно обвинить, историческая правота на его стороне.
Оттяжки дурного свойства, которые он использовал, дабы сдержать процесс приведения в соответствие федерального и республиканского законодательств, имели и позитивный смысл. Благодаря им удалось сохранить пусть немногое, но весьма ценное (как ценна закваска для хлеба), что заслуживает сохранения и развития. Совсем не обязательно, чтобы расцвет федеративных отношений пришелся именно на президентство Шаймиева, как бы долго оно ни длилось, но политик тем и отличается от политикана, что работает на перспективу и, по гамбургскому счету, на историю. Когда он говорит: "С достигнутого уровня свободы мы не уйдем", то, несмотря на семантическую неловкость этого оборота, всякий ощущает, что в нем сокрыта страсть, вызывающая уважение.
Безусловно, Шаймиев - демократ, но лишь в том смысле, что он не сибарит, не барин и не сноб. Его демократизм идет от деревни и земли, с которыми он кровно связан, но они же не дают ему возвыситься до либерализма, где права человека и гражданина - высшая ценность. Он любит власть, но пользуется ею осмотрительно, словно рачительный хозяин, догадывающийся, что ресурсы, оказавшиеся в его распоряжении, не бесконечны.
Похоже, его подход к проблемам демократии остался в рамках "социализма с ленинским лицом": он внимателен к людям, если они, в общем и целом, разделяют его точку зрению, и с трудом выносит оппозицию, коли это не оппозиция Его Величества. Подобно императору Вильгельму II, ему ведомы лишь две партии - та, что за него, и та, что против него, и потому всякое принципиальное несогласие воспринимается им как личный вызов.
"Власть земли", как выразился бы Глеб Успенский, придает его демократизму явственный оттенок патриархальности. Безусловно, он любит свой народ, но любит, как отец непутевого сына, и оттого опасается доверить ему свободу выбора. "Мы еще не созрели", - этот довод звучит в ответ на все требования относительно демократизации Татарстана. Что и говорить, довод тем более несокрушимый, что он ни на чем, кроме шаймиевской интуиции, не основан.
Поучительно проследить, как с упорством, достойным лучшего применения, он отвергает разделение властей. В 95-м, отдавая дань веяниям времени, он уверяет, что вскоре будет принят закон, исключающий совмещение депутатства с государственной службой. В 99-м поражается, отчего главам администрации следует запретить избираться в Госсовет - ведь они такие же граждане, как все. В 2002-м он этот запрет включает в новую Конституцию. В 2003-м он настаивает на расширении депутатского корпуса с 50 до 100 человек и отказывается от принципа профессионального парламента. Ясно, что таким образом он рассчитывает сохранить за собой контроль над госсоветовским большинством и тем самым минимизировать издержки, связанные, как ему кажется, с разделением ветвей власти. При этом его не смущает, что для реализации этого плана придется вносить поправки в Конституцию, хотя ранее, когда нужно было двигаться навстречу федеральному законодательству, он не раз подчеркивал, что из трепета и благоговения не смеет прикоснуться к Основному Закону республики, которому присягал.
Экономическая политика Шаймиева чаще всего сводится к косметической коррекции курса, выработанного Москвой. Он не раз выражал свою симпатию правым, но при этом всегда акцентировал то обстоятельство, что время их идей еще не пришло. Он не возражает против рыночных реформ - правда, при условии, что они не помешают государственному регулированию. Дитя советского времени и отчасти заложник своего обкомовского прошлого, он более верит в правительственный дирижизм, нежели в то, что Адам Смит называл "невидимой рукой конкуренции".
Скорее стратег, чем тактик, в отличие от Бориса Ельцина, который в ближнем политическом бою находил даже какое-то упоение, он в минуты острого кризиса способен растеряться. Хотя Шаймиев часто повторяет: "Как мы не раз говорили...", трудно со всей определенностью сказать, наделен ли он даром предвидения и способностью генерировать оригинальные идеи. Однако он способен их улавливать и развивать, что не так уж мало для политика, который считается прагматиком.
Он обладает талантом коммуникатора, и от него исходит обаяние власти, которым он умело пользуется. Заметно, что с каждым годом он все чаще и остроумнее шутит, однако никогда не прибегает к самоиронии и не позволяет подшучивать над собой; первое указывает на внутреннюю свободу, второе - на ее пределы.
Человек Азии по происхождению и воспитанию и человек Европы по образу жизни и устремлениям, он восприимчив к лести, но в то же время удерживается от того, чтобы решительно предпочесть фимиам тривиальной смеси кислорода и азота, которой дышат обыкновенные люди. О нем пишут апологетические книги, слагают стихи, ему придумывают родословные, прямиком ведущие к героям древности - как и все, что финансируется из бюджета, это делается бездарно. Недавно один мальчик, несомненно, подученный взрослыми, выразился в том смысле, что не каждому дано право видеть и слышать президента. У Шаймиева достаточно вкуса, чтобы отличить невинное заблуждение от отвратительной гиперболы, но он никоим образом не дал понять, что последняя ему неприятна.
Он, по крайней мере публично, не реагирует на упреки в авторитарности, хотя они ему наверняка доставляют огорчение, как всякому, кто думает о роли, которую ему отведут будущие историки. Разумеется, люди, способные конкурировать с Шаймиевым, в республике имеются: впрочем, все они находятся в его же окружении, и пока ничто не указывает на желание "темных лошадок" покинуть президентскую конюшню.
Сам он без ложной скромности как-то заметил: "Во многих регионах, как только начинаются выборы, сразу из ближайшего окружения губернаторов выдвигаются конкуренты. Это - индикатор, что лидера нет. Поэтому сам факт, что в Татарстане никто из моего окружения не возражает (против его выдвижения на третий срок - Л. О.), говорит о многом". И впрямь, о многом, хотя и против воли человека, обронившего это замечание.
Несмотря на возраст и обусловленный им консерватизм, Шаймиев меняется, как эволюционирует и созданный им режим. Например, 10 лет назад российская Конституция казалась ему настолько непригодной, что служила целью, оправдывающей применение против нее любых средств, самым слабым из коих являлись двусмысленности и умолчание. Ныне же этот документ признается вполне подходящим, а руководство республики причисляется к "принципиальным сторонникам Конституции РФ".
Лет пять назад я писал: "Уверен, что ему будет поставлен памятник, как человеку, который сделал для татар то же, что Бен-Гурион для евреев, - он вернул им самоуважение". Как бы ни сложилась его карьера, вряд ли появятся основания для отказа от данной оценки, однако это не означает, что он не подаст еще множество поводов для язвительной критики.


Краткая биография Минтимера Шаймиева

Минтимер Шарипович Шаймиев родился 20 января 1937 года в деревне Аняково нынешнего Актанышского района в семье потомственных крестьян.
Образование высшее техническое, в 1959 году окончил Казанский сельскохозяйственный институт.
С 1959 года работал сначала инженером, потом главным инженером Муслюмовской ремонтно-технической станции. В 25 лет был назначен управляющим Мензелинским районным объединением "Сельхозтехника".
В 1967 году перешел на партийно-административную работу, сначала инструктором, затем заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом Татарского обкома КПСС.
Министр мелиорации и водного хозяйства ТАССР (1969-1983), первый заместитель Председателя Совета Министров Татарской АССР (1983), секретарь обкома КПСС (1983-1985), Председатель Совета Министров ТАССР (1985-1989), первый секретарь Татарского обкома КПСС (1989-1990), Председатель Верховного Совета ТАССР (1990-1991), Президент Республики Татарстан (1991-1996, 1986-2001). Член Совета Федерации Федерального Собрания РФ: (1994-2001). На выборах 25 марта 2002 г. вновь был избран Президентом Республики Татарстан.
Член Государственного совета Российской Федерации.
Почетный член Президиума международного парламента Всемирной конфедерации рыцарей, работающих под эгидой ООН.
Академик Академии технологических наук Российской Федерации.
Почетный академик Международной академии информатизации.
Почетный профессор Московского государственного института международных отношений МИД РФ.
Женат. Имеет двух сыновей.

"Русский Курьер" №10 (89) 12 сентября 2003 г.


Приглашаем Вас посетить следующие сайты на которых установлена форма подписки на на "Татарскую рассылку" :
Барда районы. Пермь татарлары - первый сайт Бардымского района и татар Пермской области
Башкортстан татарлары
- сайт татар Башкортостана
"Кардэшлек" - Ассоциация учащихся из Республики Татарстан в Российском Университете дружбы народов

Вы можете установить на Вашем сайте форму подписки на "Татарскую рассылку", напишите мне письмо, и я вышлю Вам код вставки. После установите формы адрес Вашего сайта будет включаться в рассылку.

Архив "Татарской рассылки"
Домашняя страница "Татарской рассылки"
Буду признателен если Вы отправите своим друзьям и знакомым, интересующимся татарской общественной жизнью ссылку на домашнюю страницу рассылки.

Уважаемые читатели "Татарской рассылки"! Вы можете написать мне о своих замечаниях и предложениях. Постараюсь их учесть в следующих выпусках рассылки.
Буду признателен за помощь в обеспечении "ТР" новыми материалами. Вы также можете обратиться к другим подписчикам, с удовольствием предоставлю такую возможность.

На 14 сентября на "Татарскую рассылку" подписалось 289 человек. Нас уже много. Зур рэхмэт Сезгэ! Zur rähmät Sezgä duslar!

Былтыр, tatar-bashkort@narod.ru

 
© 2003, "Татарская рассылка"



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное