Из дневника ученика ШСД

  Все выпуски  

Из дневника ученика ШСД


Информационный Канал Subscribe.Ru

 

Сергей В.

Сон.

 

Нет дальше мне надо. Тут едет маршрутка. Я остановил ее и сел. Обычная. Таких у нас по городу много бегает. И вспомнился мне Петрович.

Ехали мы с Петровичем в маршрутке и он про дерево рассказал.

Рассказ Петровича.

 

Деревце.

 

Ранней весной это было. Идем мы в выходной день с женой с прогулки. Чинно так идем под руку. Подходим уже к парадному. А надо сказать перед парадным у нас две березки растет. Большие уже. А тут смотрю, чуть в стороне совсем маленькое деревце растет и к палочкам веревочками привязано. Показываю его жене. А она говорит, что это бабушка с 12 квартиры для внука своего еще березку посадила. Удивился я.

Домой пришли, а я все думаю, зачем бабке деревце то сажать. Хочет для внука воздуха чистого, купила бы кондиционер. Вон реклама говорит, что кондиционер воздух чистый делает. Подумал вот бы каждому по кондиционеру вместо дерева. Деревьев нет, а одни кондиционеры. Только чистить то они чистят, а воздух где взять? Не, - подумал я, а то гроба из досок не сделаешь. Помирать будешь, в кондиционер нужного размера и впихнут и крышкой прикроют.

Не понравилась мне эта картина. Думаю деревья все-таки лучше. Пусть сажает.

А ночью, как легли спать, не спится мне. Вспомнил, как три года назад тоже дело было ранней весной. С другой стороны дома два тополя у нас растут. Вот их той весной и обрезали, только ствол и три большие ветки оставили. То ли с пухом боролись, то ли болезнью какой-то деревянной. Стоят большие такие палки. И днем вроде ничего. А ночью тоже спать легли. - Тссс. Вжик. Бум-бум, крак. Троллейбус на остановке остановился. Остановился то он на остановке, а двери около кровати вроде открыл. Мы первую ночь совсем не спали. Звуки слушали. Привыкли потом. А летом пыль несло. Как утром не вытрешь к вечеру на столе писать можно, а если форточку открыть, то и цветы сажать на столе. Сейчас уже молодые ветки на тополях. Листьев еще нет - весна, а троллейбуса то почти не слышно. Да деревья хорошо.

Посажу и я дерево, что я хуже бабки из 12 квартиры. Пусть и мой чистым воздухом дышит. И если кто другой подышит тоже не жалко. С тем и уснул.

А через 2 дня иду с работы, смотрю улицу расширяют. Ну, расширяют и хорошо. А тут смотрю, зелененькая палочка из земли торчит, прям там, где расширение пойдет. Походил, посмотрел я на нее и думаю, дай, заберу и пусть растет около дома. Как раз с лопатой мусор дворник собирает. Говорю: "Мил человек выкопай мне деревце, хочу возле дома посадить".

- А чего не выкопать. Копнул он с большим комом земли. Куда тебе его?

- Вот в кулек давай, - говорю.

И понес я этот кулек домой. А палочка то об руку трется, как щенок. А я несу кулек осторожно, аж боюсь. Как ребеночка первый раз на руки брал, все боялся и смотрел, то спинка, то ручка. И здесь иду и боюсь.

Пришел наконец-то. Вот жене говорю: " Я тоже деревце посажу. Давай лопату".

Лопаты не оказалось. Так я совком, что мусор собирают, выкопал ямку и посадил эту палочку. И палками обставил. А то у нас люди, какие, ходят под ноги не смотрят. Затопчут и не заметят.

Деревце летом листочки раскрыло.

И вот иду я по двору и слышу, как сзади пацаны говорят: " А этот своему сыну вон то дерево посадил. А мой отец мне не посадил".

И так мне хорошо стало, как мед пахучий и вязкий кто-то наливает.

А один карапуз говорит: " Я сам себе посажу дерево".

Тут и я себе думаю, что я хуже мальца или бабули, сыну, то я посадил, а себе и жене еще нет. Весной еще садить буду, чтоб всем хватило.

*

Тут старик с соседего сиденья добавил.

Рассказ старика.

 

Дерево.

 

Теплый летний вечер. Уже в открытые окна кричит не только музыка, а и голоса телесериалов с рекламой. Реклама уже побеспокоилась, чтобы мы смотрели телевизор подольше. Часовой фильм спокойно смотришь два часа. Спасибо ей. Рекламе конешно. Теперь я телевизор не смотрю пошти. Смотреть кроме нее нечего.

Сижу вот на лавочке во дворе. Сегодня один как-то сижу. Отдыхаю, смотрю. Вон дети в песочке играют, строят шо-то. Ну шо можно построить из этого песка. А они вот строют и дороги и замки. Шо щас строют мне не видно. Далеко потому шо. Да и темнеть начало. Собашники со своими друзьями гулять повыходили. Тихо так разговоры где-то плетуться. Машины стоят уже отдыхают после бега по дорогам.

И тут немножко сзади лавочки, где машина стоит. Крик, да какой крик я вам скажу. Это слушать надо. Это видеть надо. Шо выходит. Одна домашняя собачка присмотрела себе машину и ну ногу поднимать прямо на заднее колесо. И много раз так. Много дней так. А это хозяин машины то ли увидел, то ли следил. Не знаю. И шо. И колесо целое еще. По соли зимой ездят наверное хуже. А тут собачка. Ну пописала, ну каждый вечер. И шо. Это ж надо так кричать, шо телевизоры громче кричать у людей начали. Звук добавили, а то рекламы не слышно. И хозяин собачки к нему присоединился. Один про машину орет, другой про собачку. Минут пять кричат уже. Грязь такая от их слов шо я на скамейке отодвинулся. Досижу, узнаю. Да, какое кино. Ни в каком кино такого не увидишь и не услышишь. Собаки и дворовые и домашние с открытыми ртами сидят. Не видел столько собак с открытыми ртами. Учатся гавкать так видать. А эти, орут как пароходная труба. На родственников перешли.

И тут девочка такая лет пяти аккуратненькая маленькая с бантиками большими идет к ним. С лопатой. Не с большой, с маленькой, шо в песочке игралась. Ну скажите, мне как можно играться в песке и быть такой аккуратной и с бантами. Вот я когда играл: А тут идет так прямо к этому крику. Только один раз голову повернула, когда мальчик мимо к песошнице побежал. И дальше идет. Прямо в эту грязь, шо накричали. Крик пропал. И смотрят эти двое на девочку. Рты открыты. А она говорит им. Из-за крика телевизоров плохо слышно, да я услышал. Вот лопатка, говорит, вам и посадите тут дерево. А то мало деревьев.А то может те собачки, - на дворовых показывает, эту писать под свои кустики не пускают. Вот ей и негде писать. А машину летом дерево от солнца спрячет. А осенью я листики в букет собирать буду...

Осенью сказали посадят. А не посадят так я посажу, а то шо ж это деревьвев ни людям, ни собакам, ни машинам не хватает.

 

*

Такие вот поездки в маршрутках случаются.

А эта маршрутка, хоть и ехала быстро, но мое нетерпение росло быстрее.

Скорее. Что-то внутри холодело и давило. Как бы скорее добраться?

Вот только куда я спешу?

Ну ничего скоро доберусь, тогда пойму.

Маршрутка поехала по набережной вдоль реки. Река сверкала сбоку, то скрываясь, то появляясь опять.

*

 

А на пригорке сидеть хорошо. Небольшой пригорок из юности. Маленькая ложбинка, а дальше - круча. Внизу переливается река, и еще дальше большой луг, переходящий в лес. Здесь мы сидели на траве, любимая. Смотрели на блистающую реку и море зелени. Руки на траве, касались. И все становилось единым: яркое солнце, теплая трава, твоя рука в моей, круча, река, луг, лес. Реку не всю видно. Под кручей река набирала стремительность и пенилась потоком. Второй рукав реки нежно обнимал остров.

И солнце немножко слепит, оставляя на ресницах блики. И от этого лесок становится зеленым в золотом обравмлении.

Пригорок: Ты рассказывашь что-то и мысли не поспевают за твоим рассказом или медленно пытаются впитать окружающую благодать в себя, чтобы наслаждаться рекой, которая сверкает на солнце внутри тебя. Чтобы стрекотание кузнечиков среди зимы пахнуло на тебя летним жаром, и зной растопил корку льда для игривой весенней воды.

 

*

 

Рассказ Сергея

 

Река.

 

Теплая травка нежно касалась капелек на ногах и начинала искриться на солнце золотистыми капельками воды. Я сидел и смотрел на реку, на ее блестящую воду и вспоминал, да нет, не вспоминал, а чувствовал себя тем пацаном на этом же самом берегу и так же сидящим на траве. Да на траве без подстилки или чего-то там еще и джинсы лежали рядом, и футболка, может вот эта пробегавшая, мокрая девчушка забрызгала ее, а может я сам, когда садился и отряхивал руки. Да ладно с ней с футболкой, вот река, как давно я на тебе не был.

И небольшая ты не широкая сейчас смотрю и вижу, как для меня было тяжестью, а потом гордостью, когда я первый раз переплыл тебя, как тяжестью наливались руки вдохи становились чаще и чаще махал руками, чтобы скорее доплыть и ухватиться за корень, одного из этих действительно величавых тополей. Фух доплыл руки, кажется, уже не поднимутся и только пальцы, крепко схватившись, держатся за корень, действительно корень, толщиной с детскую руку, который начинается где-то в земле и уходит в землю, на котором держится это прекрасное дерево. Несколько таких корней создают замысловатые ступеньки наверх, на землю. И обрывчик то небольшой, но тополя с выступающими корнями стоят над ним ровными, обнявшимися друзьями и создают густую тень на той стороне реки. Тень кажется темной, когда заплывешь сюда с яркого солнца, то сначала ничего не видишь, кроме черноты воды и встающих над тобой темных стволов деревьев. Вот выбрался по корням- ступеням на берег и сел на втоптанную такими же пятками землю, сел , обнял колени и смотришь на реку. А этот первый прыжок с кручи, под возгласы таких же "солидных" героев, которые прыгнули первый раз, пять минут назад и теперь кричали что-то из воды, а ты видел только воду, темную воду, такую манящую к себе и думал, а выплыву ли, а над головой шумели листья тополей, то ли успокаивали, то ли подбадривали. Разгон, толчок и брызги от тебя летят во все стороны, вода обжигает, как крапива, и ты выныриваешь, хватая воздух ртом и судорожно молотя руками, а потом так же громко как тебе кричишь что-то следующему, прыгающему за тобой. Да, река.

Так отвлечься, встать пройтись, а то с воспоминаниями и сгореть можно на солнышке. Так ну и куда идти вверх или вниз по реке? Вверх, вверх здесь совсем недалеко, чуть выше по течению плавали с ребятами к тому берегу, там желтые кувшинки открывали свои лепестки навстречу солнышку. Остались ли кувшинки, смотрят ли золотыми глазами в голубое небо, скорее, скорее туда посмотреть. Вон они горят солнышками на блестящей поверхности воды отсюда с этого берега видно, а интересно современные кавалеры, тоже плавают к ним и кричат что-то оттуда своим девушкам и машут руками, зовут их к себе и к кувшинкам? Эх, река, как тепло с тобой, как в детстве.

Так, где тут мои вещи лежат, собирать, и хватит сегодня, погрелся, отвлекся от всех вопросов, теперь можно и возвращаться. Да и никого нет почти на реке, рабочий день. Вон разве что группа молодежи под деревьями в стороне и стайка ребятишек только пришла и раздевается на самом берегу. Да вот так и мы когда-то приходили переплывать эти 30 - 35 метров реки, переступать через себя. А эти интересно переплывать будут или просто поплюхаются около берега? Да, решительно в воду заходят, наверное, поплывут. И вон тот меньше всех поплывет? Правда и я первый раз переплывал реку со старшими ребятами и прыгал с берега с ними же. А эти уже поплыли. Все и этот маленький тоже, в средине стайки плывет, только частит руками, ведь действительно, как стайка. Так средина уже, а он уставать начал зачастил еще больше, но не сдается, плывет и пара ребят постарше отставать начали вместе с ним. Может поддержать хотят, видно, что сами еще правда пловцы не очень, но держаться все вместе. Так еще проплыли, там течение чуть сильнее, снесет, будут приставать в куширях, а вылазить вообще непонятно как. Нет, борются с течением, гребут к тополям, только совсем уже медленно, сейчас там полегче будет, течение сносить перестанет. Так ну еще ребята, ну белобрысенький, ну еще. Вот и тень уже, вот она тут совсем немного до корней осталось. Первые уже отдыхают, уцепившись за корни. Ну, еще ну, хорошо, что у тебя голова белая, в тени отсюда все видно. Уже руки протягивают тебе, чтобы ты схватился. Плыви, плыви, не хватайся, под воду пойдешь, плыви еще, ну еще. Схватился, фух наконец-то, то ли возглас, то ли выдох, то ли это просто в моих ушах. Все причалили. Отпустило. Руки, руки у самого устали как будто это я греб с ними там, и дыхание стало ровнее. Вспотел здесь. Так футболку, которую успел одеть, теперь снимать надо. А мальченки что? А повылазали по корням-ступенькам, сил набираются, сидят под деревьями, наверное, отсюда не видно. Ну, а назад как? Пройдут с километр и по мостику перейдут или вплавь? Так пойду окунусь? А то ведь уже догонять, спасать собирался.

Да хорошо вода и успокаивает, ну чего завелся. Подожду немного и пойду домой. Наверное, обойдут. Так, теперь на берег, подсохнуть и идти, взбираться на кручу. Да, хороший денек. Вот пацаны только не идут с головы. Ну, еще пять минут и все, пошел. Ну что иду? Да все пошел. Нет, держит что-то как магнитом. Ну, еще пять минут.

Ага, вот и первая "бомбочка", прыгнул, выплыл и кричит, что-то радостное, маленький перерыв, вот и следующий прыгает и так, как мы один за другим. Вот поскользнулся, один боком как-то в воду полетел. Да скользко на земле, после того как прошлись туда, а потом обратно бегут и прыгают. Чуть в стороне остальным бежать надо. А где белобрысый? Не видно. Может обойдет. Даже привстал, чтобы виднее было, как прыгают ребята. Высота то три-четыре метра, это мне не высота, а им. Вот и он. Последний, но прыгнул. Прыгнул же. И далеко, хорошо меньше будет плыть до мели. Так вот с пузырьками появилась и белая голова. И в обратный путь. Опять голова из стороны сторону, опять частые взмахи рук. Ничего не видят глаза, только он и река, и чтобы никто не мешал. Ну, быстрее, устал уже, хотя уже за срединой, опять руки медленнее гребут, опять тяжелее все происходит. Уже у меня опять руки свело усталостью смотреть, а ты все плывешь, ну еще, еще. Уже твои товарищи стоят на дне: Вот и ты стать попытался, голова ушла под воду, руки забили чаще. Выплыл, еще, еще несколько раз. Все стоишь. Стоишь стираешь рукой воду с лица и медленно идешь к берегу. Вокруг что-то говорят, смеются. А ты выходишь на берег, ложишься, да нет, падаешь на песок, подгребаешь себе под грудь две кучки горячего песка и молчишь.

Ты замечательная, река. Не увидел только легкий тополиный пух, плывущий по тебе и рыбок, которые пытаются поиграть или покушать его. Отцвели уже тополя.

А ведь урок из детства какой-то не выучил я, что река повторила его и для меня и для этого парнишки, который преодолевал себя. Спасибо тебе, река, спасибо тебе детство.

*

 

А вот и остановка. Выходить мне здесь? Чувствую - здесь.

Вышел, смотрю по сторонам. Дерево какое-то впереди. Подошел, стою рядом.

 

*

Рассказ Димы.

 

Дерево такое высокое и зеленое. Я все хотел узнать чего ворона туда летает. На это дерево. И стал смотреть вижу посидела она, подолбила что-то клювом. Потом взяла в клюв и летит. Прямо ко мне. Я сначала испугался, зажмурился. Потом глаза открываю. А она такая большая рядом совсем И клюв раскрыт, а там что-то кругленькое. Вдруг она это кругленькое из клюва выпускает и летит за ним вниз. Камешек она носит, что-ли? Нет, не камешек. Орех.

Села она около отскочившего ореха на асфальт, голову наклонила и ну его клювом. Раз ударила, два. Ничего. Не поддается орех. Она его опять в клюв. И полетела. Блестит черная голова на солнце, когда вверх поднимается. А оттуда опять орех вниз бросила и за ним. Летит. Орех опять бух об асфальт. Ворона опять его клювом стук, стук. Ничего. Опять орех вверх полетел. И опять вниз. И раскололся. Ворона всего его и выклевала. А я узнал зачем она к тому дереву летала. Это дерево - орех.

 

*

Оно напоминает о чем-то дерево. Оно говорит со мной, только вот о чем. Как бы услышать его? Это знакомое чувство дерево говорит, но молчит, я слышу, но не понимаю. Но потом ведь понял. Понял! И разговор с деревом пошел. Да не с одним деревом, а со многими. Какие это деревья были? Сосны! Точно сосны. Я с ними разговаривал. Просил их о чем-то . Они мне отвечали. Мы разговаривали. А потом я на работу пошел.

 

*

Рассказ Виктора.

 

Цвет.

 

Эта попытка понять полностью завладела мною. Ничего вокруг я не замечал, ни холодной кровати на которой сидел, ни прохладного ветерка, который пробивался через щели в неплотно закрытых дверях. Что в ней привлекло мое внимание? Что-то заставляло вновь и вновь возвращаться назад. Да ехали мы двадцать минут назад по дороге, да навстречу шла она , эта пожилая женщина. Мы проехали, а она прошла. Ну что меня так мучает, чего я не могу понять? Не ехать же назад эти километры, не спрашивать или всматриваться, что меня так заинтересовало. Но что-то ведь было.

Это точно как вчерашний вечер или вернее ночь. Нет, еще чуть раньше.

Ну, хорошо мы живем, все действительно хорошо. И кваритра, и машина, и дача, и семья у меня все в порядке. Жена тоже работает и дочь, правда, сейчас у бабушки, ну у моей мамы то есть. Нет, еще чуть раньше. Да на работе работал, сидел за компьютером, писал программы. Хорошо и программы главное шли, да и сейчас идут тоже. И удовольствие от них получал и сейчас получаю. Только как-то странно это получается. Программу пишу, платят за нее прилично и все хорошо вроде, только потом дописать надо или подправить и опять пишу, а тут еще новые идеи в голову лезут. Как-то потихоньку стал вечерами, ну часов до 2-3 дописываться, ну чтобы успеть. Машину вот купил, говорил жене, что на дачу возить буду, а сам по заказам в основном мотаюсь. Так. Ну-ка, если сейчас январь, сколько раз за прошлый год я семью на дачу завез. Ну. Ну, раз пять, да нет больше, наверное, раз семь. И чего эти подсчеты в голову лезут. А, наверное, все потому что не успевал. Телефон вот мобильный купил , а все не успеваю. Да и пользователям этим пока объяснишь , куча времени уходит. Не есть нормальные, умные все сразу схватывают. А есть , кажется уже трубка к уху прикипела от разговора, а он опять за свое.

Вот программа хорошая и отметили ее тогда в ресторане хорошо, правда жена обиделась, она за рулем была, а я чуток лишнего выпил. Она не сильно любит, когда я пью, а тут больше обычного. И вечером видел, не понравилось, губы поджала и утром промолчала про гулянку. А может, просто не хотела расстраивать с утра. Да и редко я это делаю. Хорошая она у меня, все понимает, только молчать стала чаще. Да и удивил я ее видно вчера. А все, почему ну чувствую, что не успеваю и ведь давно не успеваю. То одно отложил, то другое, потом переношу что-то. Выходные нормальные забыл давно и ночь за полночь все что-то делаю. Прямо круг какой-то. А тут вчера закончил править, и пошла, пошла она ну прямо как в сказке, красиво так заработала. Прямо радость, которой давно не было, нахлынула. Как посмотрю, как работает программка то, так и радуюсь. Ну, чувствую идет. А потом опять как вспомнил, что не доделал. Так вся радость затуманилась как-то что ли или может, поблекла, не знаю уж. А чувство хорошее осталось немного. Дай, думаю, позвоню. Долго я этот звонок откладывал, а тут позвоню, думаю. Радость, получилось, надо поделиться. Сначала конечно, номер маминого телефона набрал, а потом уж на часы смотрел.

Тут в трубке мамин голос: "Алло! Что случилось?!" Конечно за полночь уже. Вот тут оно, наверное, и резануло или может как-то по-другому, не знаю, радость куда-то исчезать стала. Успокоил как мог, а потом случилось что-то говорю: "Мама! Давно я тебя не видел, мы к тебе завтра приедем". Слышу всхлипы, плачет мама, наверное, повернул голову и в дверном проеме спальни жена стоит и тоже всхлипывает. Ну что такого сказал то. Говорил еще что- то в трубку, а краем глаза видел, что жена спать пошла, наверное, сначала думала, что другой женщине звоню.

Потом сидел и думал, ничего ведь вроде не сказал, а все разрыдались. Ну, давно не виделся с мамой, ну месяца четыре может, и не звонил почти, а тут позвонил среди ночи. А жена то чего? И ей захотелось что-то приятное сделать. Вот только что? Давно она говорила, чтобы на дачу съездили, осенью еще говорила, сейчас январь ну и что все равно съездим. Завтра, тьфу уже сегодня, суббота, позвоню, встречу перенесу, а утром съездим, а на обратном пути и к маме заедем, да и дочка порадуется. Ехать от нас ну сорок минут, ну час, а на машине быстрее, а сама за все каникулы даже не позвонила. Ну и в рабочие дни я ее не часто видел. А тут каникулы: А может тоже отвлекать не хочет, мама тоже ведь не звонит почти никогда. Не отвлекает нас от занятости.

А спать пошел уже под утро, жена во сне прижалась, все теплая такая. Утром, да где там утром, день уже был, проснулся , сказал, что хочу на дачу съездить с ней так показалось что опять те девичьи блестки засверкали в глазах, которыми я тогда так восхищался. Перезвонил. Отказался. Поехали.

И вот сижу на кровате, на холодной даче в январе и эта женщина, которую увидел по дороге не дает мне покоя. Так надо отвлечься. А вот и жена входит. Не замерз? Стоп тоже, что-то то же самое. А вот оно цвет щек и яркость, какая- то, без серости и желтизны. Щеки румяные. Понял. И у той, которую встретили, тоже цвет был, цвет:.

Теперь я понял. И калиточка есть. Хоть иногда, хоть раз в неделю, но на воздух на природу из круга, к беззаботности.

Как мы зимой с мальчишками в снежки играли. А как играли. Наверное, сейчас они дети и в снежки то не играют. Не, играют. Вон два дня назад охранник на стоянке рассказывал, пацаны снежкой в мою машину попали, хорошо, что сигнализация не включилась. Играют , играют ребята еще как играют. Так что все хорошо и выход из круга есть.

 

 

 

*

 

 

Но как я сосны тогда понял? Как я их понял?! Не помню.

*

И вспомнилось мне. Как мы во дворе шайбу с друзьями гоняли.

Ворота - из кирпичей. Поле - утрамбованный снег. Только клюшки и шайба - настоящие.

Клюшки, помню, специально мочили и в теплую батарею засовывали, чтобы кончик был загнут. Для лучшего броска. Стоим мы как-то в кругу с ребятами, разговариваем. На клюшки опираемся. Шайбу ботинком пинаем потихоньку. Разговор плавно течет. И я начинаю понимать, что будет говорить следующий. Почти дословно в голове всплывают фразы, которые будут произнесены через минуту.

Слежу так за разговором. И когда очередь доходит до моего соседа, я даю ответ на его непроизнесенный рассказ. Я то уже слышал его внутри. По округленным глазам ребят понимаю, что они не слышали и мое предложение не в тему. Пытаюсь объяснить, что и как. Что он должен был сказать. Только все это не произносилось. И меня не понимают. Чем больше горячусь, тем больше путаюсь: Не получается объяснить.

Впервые тогда я понял, что бывают случаи, когда объяснить не могу, хоть и слова понятные.

*

Стою. Прислонился к ореху. Закрыл глаза.

Тропа впереди переходит в песок. Я красив и высок и на белом коне. Впереди у реки люди машут, кричат. И сверкает вода. Слышаться приветствия. Я гордо восседаю на коне, смотрю вперед. Под копытом коня осыпается песок, мы начинаем спуск к людям и воде.

Я удивляюсь, откуда взялся конь и эти люди, которые меня так приветствуют. И только я удивился - все пропало. Я иду по песку к реке. Сверкает вода. На песке никого. Только я иду и оставляю след за собой. Одна нога, вторая. Еле переставляются. Растет усталость и раздражение. В груди нарастает ком давления. Ведь я только что ехал на коне. Такой красивый. А сейчас иду такой уставший. И тут до меня доходит. Это я сам решил, какой я. И как только удивился и не поверил себе. Тут же стал бессильным. Так когда я настоящий?

И тут река в стиле Высоцкого поет.

 

Когда ты отдыхал от суеты оков,

И небо видел ты не в сети проводов,

И сердца слышал стук, не молотка отбой,

Вот только лишь тогда ты был самим собой!

 

И птиц зимой кормил ты щедрою рукой.

Любимой зажигал ты ночь самим собой.

Когда бежали все, ты говорил: "Постой!"

Вот только лишь тогда ты был самим собой!

 

И вот улыбкой всех ты к сердцу прижимал,

И громко в тишине с природою молчал.

В огонь костра глядел, и думал сам не свой,

Когда последний раз я был самим собой?!

 

Река - это опять я. И опять я иду к себе. Мне становится прохладно и горько. Может, я по кругу хожу? Может это мне все видится в искаженном зеркале?

Ватные ноги, пересохшее горло. Воды. Еле дохожу до берега. Нога цепляется, и я падаю в речную воду. Становится легче. Вода течет сквозь меня. Сквозь голову, охлаждая ее. Омывает тело. Стремится дальше. Течет. Течет по мне и сквозь меня. Становится хорошо. Поднимаю голову, открываю глаза, и вижу, как по течению начинают из меня плыть темными пятнами раздражение и усталость. В груди становится светлее. Отпускает голову. Встаю на ноги, вода доходит до колен. Смотрю на пятна. И понимаю, что эти темные пятна плывут вперед, в мое будущее. Опять тревога, опять беспокойство. Стой. Я замираю сам в себе. Вода течет дальше чистая. Прозрачная, незамутненная. Стою и не понимаю, что мне делать. И тут темные пятна начинают плыть против течения. В прошлое. Как в прошлое? Почему? В моем прошлом станет еще больше темноты и тревог? Стой. Опять замираю. Опять внутри темнота начинает давить. Еще немного держусь. Еще стою. Лицо краснеет, начинает гореть от напряжения. Внутри растет давление. Я омываю лицо прохладной водой. Становится легче и вода остается чистой. Огонь! Вот что мне надо. Огонь, чтобы горело и плавилось внутри то, что мне не нравится. Еще огонь. Вода помогает. Омывает тело. Не дает сгореть. Река, что я тебе сделал хорошего, что ты так мне помогаешь. Нет, не терпеть, а гореть внутри. Какие люди, какой конь? Хорошо, что меня никто не видит. Вот оно. Огонь затихает. Огонь уступает место прохладе. Наваливается усталость. Откуда она? Я же ничего не делал. Просто стоял. И то, что родилось темное внутри, удалось не выпустить. Спасибо тебе вода. Спасибо тебе огонь. Я раскинул руки, и отдал себя на волю волн.

*

Открыл глаза. Отделился от дерева. Мимо проехала машина. Черная красивая.

Вспомнилось, друг рассказывал случай.

 

*

Рассказ знакомого.

 

Переговоры.

 

Он и я это одно и тоже. Только он сидит около водителя, и смотрит вперед через тонированное стекло машины, а я нахожусь внутри него и тоже смотрю иногда в окно, а иногда в него, т. е в себя.

Мысли его часто переплетаются с моими. А мои с его. Мы одно целое. Я не всегда согласен с тем, что делает, он не всегда рад моим мыслям. Но я это он и он это я. Мы одно. Это я.

Это все просто. Сейчас я еду на встречу. Точнее на битву, на поединок. А значит на переговоры.

Почему мы так привыкли принимать переговоры как поединок. Как сражение. Побольше узнать о партнере и поменьше рассказать о себе. Или наоборот? Поменьше раскрыть свои карты и побольше узнать о картах соперника. Поединок двоих. Превращается в поединок миров. Вместо труб и призывов сейчас ритуальная чашечка кофе или чая. Миловидная девушка заходит и спрашивает, что вы будете пить кофе или чай. Ритуал начался. И потом кофе или чаепитие. Взгляд со стороны и битвы то никакой нет. Беседа компаньонов, интересных людей. Так, когда мне будет интересно беседовать с ним без боязни быть подставленным.

Почему-то вспомнилось, как в детстве любил перемешивать рукой кислую капусту. Все кричали запах и воротили нос. А мне приятно было чувствовать ее хруст, ее готовность еще руками. А сейчас. Когда я в последний раз ел, не то, что мял капусту? Уже и не вспомню. Нет, что-то надо с этим делать. Закончу переговоры, куплю капусту, нашинкую с морковкой и:. Может мне именно этого не хватает в жизни?

Так отвлекся, а ну соберись, сейчас ответственные переговоры. Ответственные слышишь. Подумай, вспомни, что главное. Нет, не получается. Так выдохнул, расслабился, вдохнул. Внимание. Главное. Переговоры. Нет опять, что-то в голову лезет.

Странное дело все строят свой мир. Свой собственный. А насколько он совпадает с окружающим миром. С окружающим тебя. Когда-то я любил ходить пешком. Ходить и смотреть. Днем можно почувствовать спиной как тебя провожает взглядом заинтересованный женский пол, особенно если идут вдвоем. С наступлением сумерек женщины быстрее отводят глаза. Боятся, что будет воспринято, как приглашение в постель или согласие. А сейчас заинтересованный взгляд может проводить машину. Все равно за тонированным стеклами ничего не видно. Смотрят на машину, даже если она пустая. Смотрят на машину, а не на меня.

Любил шуршание листьев под ногами осенью, или не запыленную зелень майских трав. А сейчас в том мире, который я строю и поддерживаю, где трава, где опавшие листья. А кондиционер создает микроклимат мира. Вот и получатся, что травой я шуршал давно, разве что когда к машине иду.

Выйти пройтись к ларьку посмотреть, что там продают. Пошуршать листьями, а не купить что-то. Нет, листья мокрые, да и проехали ларек. Так и жизнь проходит мимо. Мы строим свой мир, а настоящий мир остается где-то за стенами. Строим мир и защищаем его всеми силами. Строим и боимся открыть двери, чтобы не нарушить. Те, кто посильнее строят вокруг себя более обеспеченный мир и берут ответственность за других. А кто-то с удовольствием перекладывает свою ответственность.

Интересно куда из моего офисного мирка девается грязная вода, которой моют посуду?:

Так ладно хватит философии. Встреча, переговоры:. Вот что сейчас. Собраться. Подумать. Ручка. Да есть. О, эту ручку мне подарили лет пять или шесть назад, уже не помню. На день рождения. Кто подарил, помню. И что за все эти годы я расписывался ей раз десять всего. "На ответственных документах". Да подумать я каждый день таскаю в кармане кусок металла уже пять лет, что он мне понадобился всего десять раз. Зачем она мне? Нет, традиция, ритуал. Что-то происходит. Выбросить ее что ли, чтобы успокоиться. Подготовка к поединку и без ручки. Да кто же поймет. Это символ моего мирка. Мирка, в котором люди тоже живут, надеюсь счастливо. Устроить в моем мирке праздник? Хорошая мысль. Сегодня пятница. Отпустить всех по домам.

Вот отпустил всех и Вите- водителю сказал, чтобы сразу домой ехал.

Опять меня унесло. И опять куда-то вдаль. А переговоры? Собраться. Нет в таком настроении, какие там переговоры. И цифры не вспомню. А ладно.

Ну, перестану, ну развалится он. Мой мирок. Построю еще лучше. Только как в него солнце поместить и эту начинающую желтеть листву. И улыбку бегущего по улице ребенка. Надо строить другой мой мир.

А может, я просто устал? Отоспаться и с понедельника по новой? Ну, уйдет это жирный заказ, наберу кучу маленьких и вперед! Прорвемся. Пройдем.

И почему уйдет? Я же еще не переговорил. Я же еще не проиграл. Вперед! Я хочу!? А действительно хочу ли я его, этот заказ?

Да, хочу! Но заискивать не хочется.

Вот и приехал. Все. Пора.

Секретарша, наверное, молодая. Куплю ей цветы. Если в моем мирке праздник, то пусть, и она присоединится к нему. Ей еще в ритуале участвовать. Кофе предлагать.

О, порозовела от букета. Давно меня таким взглядом не провожали. Шкурой чувствую.

А пропади оно все пропадом. Кофе? Нет, спасибо ни кофе, ни чая не хочу.

Да мы можем решить Ваши проблемы. И:

Что тут началось. Я рассказывал ему, не себе, а ему, про свои мысли в машине.

Дарил ручку, которая мне оказалась не нужна. Выплеснул себя без остатка, этому седеющему с хитроватой улыбкой человеку. Потом пригласил его не в ресторан, а в пивную, где мы продолжали разговор по душам. Его мир, мой мир. Наш мир.

Утром в понедельник, мне позвонили и пригласили подписать договор.

А этот свой мирок я разрушать не буду. Я вплету в него больше живого.

 

*

Спасибо тебе, незнакомка! За этот подаренный тобой миг. Я не знаю твоего имени, не заметил твоей одежды, какая ты тоже не заметил. Наверное, я невнимательный. Но я заметил главное: твой свет, который лучился в твоей улыбке, радость в больших глазах, цвета молодых листьев каштана, счастье, которым щедро делилась со всеми. Спасибо тебе за то, что ты так прошла, не боясь взглянуть в глаза, легкой походкой прекрасного дня. Спасибо тебе за то, что ты напомнила, что каждый миг прекрасен, и что нужно успеть его увидеть, услышать, почувствовать. Ты за один миг подарила мне меня. Спасибо!!!

*

_____________________________________________________________________

Сергей В. Sergver2001@ukr.net



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное