Все о трудовом праве

  Все выпуски  

Требование возмещения морального вреда и срок исковой давности.


Здравствуйте, уважаемые подписчики! Сегодняшний выпуск посвящен теме срока исковой давности при требовании возмещения компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением.

Обратившись с иском к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения г. Североуральска о возмещении морального вреда, причиненного незаконным увольнением, истцу Б.Решением Североуральского городского суда на основании статьи 392 ТК РФ и части 2. п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 в удовлетворении иска отказано по причине пропуска истцом срока исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права. Однако судом не было учтено, что, если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом:

Исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;


Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 22 января 2009 года, дело N 33-537/2009

Исковая давность

Поскольку заявленное требование о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, вытекает из нарушений личных неимущественных прав гражданина - права на труд, на него в силу ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется.

Б. обратился в суд с иском к Территориальному отраслевому исполнительному органу государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения г. Североуральска о возмещении морального вреда, причиненного незаконным увольнением. В обоснование заявленных требований Б. пояснял, что приказом Территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения г. Североуральска от 07 апреля 2008 года N 22 он был уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин. Решением Североуральского городского суда Свердловской области от 20 июня 2008 года, оставленным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 05 августа 2008 года без изменения, его увольнение признано незаконным, и он восстановлен на работе. С учетом того, что незаконными действиями ответчика по его увольнению ему причинены моральные и нравственные страдания, он потерял уверенность в завтрашнем дне, лишился заработка, а также был необоснованно обвинен в хищении горюче-смазочных материалов (далее - ГСМ), Б. просил суд компенсировать причиненный незаконным увольнением моральный вред в размере 100 000 руб.

Представитель Б. - Спиридонов Н.В. - поддержал исковые требования, указав, что истец был необоснованно обвинен в хищении ГСМ, употреблении ненормативной лексики, после чего незаконно уволен. После этого он длительное время не мог трудоустроиться, так как при приеме на работу проверялась его характеристика с предыдущего места работы. При этом полагал, что срок исковой давности для обращения в суд с иском о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, пропущен истцом не был, поскольку в данном случае действуют нормы ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающие, что на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ исковая давность не распространяется. Поэтому просил заявленные требования удовлетворить в полном объеме, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Представитель ответчика Территориального отраслевого исполнительного органа государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения г. Североуральска - Д. - оспаривала исковые требования, поясняя, что действительно Б. в период с 15 мая 2006 года по 07 апреля 2008 года состоял в трудовых отношениях с ответчиком - работал водителем. 07 апреля 2008 года он был уволен на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей. Решением Североуральского городского суда Свердловской области от 20 июня 2008 года его увольнение признано незаконным, и Б. восстановлен на работе. При рассмотрении дела по иску Б. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула требование о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, Б. не заявлялось. В настоящее время истцом пропущен срок исковой давности для обращения с такими требованиями в суд. Поэтому на основании п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 просила отказать в иске ввиду пропуска истцом срока исковой давности. Кроме того, указала, что Б. не представлено каких-либо доказательств причинения ему по вине ответчика нравственных страданий, а также доказательств невозможности трудоустроиться.

Решением Североуральского городского суда в удовлетворении иска Б. отказано по причине пропуска истцом срока исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права.

С указанным решением Б. не согласился, обратившись с кассационной жалобой, в которой просил решение суда отменить, его требования удовлетворить. В обоснование жалобы указывал, что суд неверно истолковал и применил нормы материального права, отнеся моральный вред, причиненный незаконным увольнением, к нарушениям имущественных прав, в связи с чем применил срок исковой давности, установленный для трудовых споров о восстановлении на работе - один месяц. В то же время, согласно ст. ст. 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, моральный вред - это нравственные или физические страдания, причиненные гражданину действиями (бездействием), нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие нематериальные блага, к которым относится, в том числе и право на труд.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и постановленное судом решение, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в связи с нарушением норм материального и процессуального права.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Б., суд указал, что в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда. Следовательно, на требования о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, распространяется срок обращения в суд - один месяц, предусмотренный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации по спорам об увольнении.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Б. с 15 мая 2006 года по 07 апреля 2008 года состоял в трудовых отношениях с Территориальным отраслевым исполнительным органом государственной власти Свердловской области Управление социальной защиты населения г. Североуральска, работал в должности водителя. Приказом от 07 апреля 2008 года N 22 с Б. расторгнут трудовой договор в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей (п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации). Решением Североуральского городского суда Свердловской области от 20 июня 2008 года, оставленным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 05 августа 2008 года без изменения, его увольнение признано незаконным, и он восстановлен на работе.

В соответствии с ч. 9 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

При рассмотрении искового заявления Б. о восстановлении на работе истец не заявлял требования о взыскании компенсации морального вреда, причиненного ему незаконным увольнением. С таким иском он обратился после вступления решения суда о восстановлении его на работе в законную силу - 26 сентября 2008 года.

Согласно п. 1 ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06 февраля 2007 года N 6) действительно разъяснено, что в случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда. В то же время, если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу ст. 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В нарушение указанных положений суд пришел к выводу о том, что на требования о компенсации морального вреда, которые являются требованиями неимущественного характера, распространяется срок исковой давности - один месяц, предусмотренный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации для защиты нарушенных трудовых прав. Суд не учел, что в данном случае заявленное требование о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, вытекает из нарушений личных неимущественных прав гражданина - права на труд, и прежде всего оно направлено на сглаживание негативных последствий такого нарушения, а не на защиту самого нарушенного права, поскольку последнее было уже восстановлено решением суда.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия не согласилась с выводом суда об отказе в удовлетворении исковых требований Б. о компенсации морального вреда в связи с пропуском срока исковой давности.

Однако поскольку требования истца о компенсации морального вреда фактически по существу судом не рассматривались, суд ограничился констатацией факта пропуска Б. срока обращения в суд с данным требованием, то есть доводы истца и возражения ответчика, письменные доказательства сторон судом не проверялись, судебная коллегия лишена возможности принять по делу новое решение.

С учетом того, что для правильного разрешения спора необходимо выяснение дополнительных обстоятельств, дело направлено для рассмотрения по существу в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, предложить сторонам представить доказательства в подтверждение своих требований и возражений, оценить все доказательства в совокупности и постановить решение в строгом соответствии с законом.

С уважением, Любовь Зорина

В избранное