Все выпуски  

В этом выпуске еще одна, окончательная, цитата из книги Киреева Г.В. «Россия – Китай. Неизвестные страницы пограничных переговоров» посвященная вопросу установления границ.



КИТАЙ И РОССИЯ,
взаимоотношения и история

No 101

В ЭТОМ ВЫПУСКЕ:

  1. От автора
  2. Дополнительные материалы. История взаимоотношений до 1851 г.

 

 

ОТ АВТОРА

В этом выпуске еще одна, окончательная, цитата из книги Киреева Г.В. «Россия – Китай. Неизвестные страницы пограничных переговоров» посвященная вопросу установления границ.  Автор участник переговоров по установлению границы РФ (до этого СССР) и КНР до 2001 г. – интересны его материалы по разграничению по реке Аргунь и островов под Хабаровском – они отличаются от «принятого» разделения в 2004 г. Возможно поэтому автор и задержал публикацию своих мемуаров. Книга издана к сожалению очень малым тиражом – 700 экз.

 

В следующем выпуске фрагмент небольшого обсуждения по этому периоду, на котором мы временно и закончим рассмотрение истории до 1851 г.

 

 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ. ИСТОРИЯ ДО 1851 г.

Киреев Г.В. Россия – Китай. Неизвестные страницы пограничных переговоров. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2006. – 416 с. ISBN 5-8243-0389-4

СТАНОВЛЕНИЕ ГРАНИЦЫ

[...]

Исторически сложившаяся

[...]

Совпадение интересов России и Китая создавало благоприятную обстановку и для переговоров о границе. Они начались еще в 1855 году, но тогда успеха не принесли. В начале 1857 года эта миссия была поручена адмиралу Е.В. Путятину, однако и она по вине цинов закончилась неудачей. В конце 1857 года китайцы были уведомлены, что продолжение переговоров об уточнении границы вдоль Амура и Уссури и о плавании по этим рекам поручено генерал-губернатору Восточной Сибири Н.Н. Муравьеву.

Переговоры Н.Н. Муравьева с уполномоченным пинского императора И Шанем проходили в китайском городке Айгунь - на правом берегу Амура (в районе современного города Хэйхэ) с 10 по 16 мая 1858 года и завершились подписанием русско-китайского Айгуньского договора, делимитировавшего границу России с Китаем по Амуру.

По этому договору (ст. 1) левый берег Амура от реки Аргунь до морского устья Амура объявлялся владением России, а правый берег до устья реки Уссури - владением Китая. Земли от Уссури до моря, т.е. вся территория нынешнего Приморского края, впредь до разграничения объявлялись «общим владением» Российского и Цинского государств. Важным было и положение о том, что по рекам Амур, Сунгари и Уссури могли плавать только суда России и Китая. В статье 2 в общем плане говорилось о дозволении взаимной торговли проживавшим по этим рекам подданным обоих государств.

Любопытен и такой факт: в преамбуле Айгуньского договора было предусмотрено, что он заключен для «охранения от иностранцев». В этом смысле его можно скорее считать союзническим документом, направленным против посягательств третьих стран на район Амура, но отнюдь не «неравноправным» договором, каким его стала считать современная китайская историография. В дипломатических целях эта политическая сторона Айгуньского договора тщательно скрывалась обоими правительствами. В русских публикациях из преамбулы опускались упомянутые слова, в китайских — опускалась вся преамбула.

По Айгуньскому договору России были возвращены не все земли, которых она лишилась в Нерчинске. Статья 2 Нерчинского договора, отдававшая маньчжурам правый берег Аргуни, осталась без изменений. Пересмотр границы в соответствии с Айгуньским договором по политической ситуации резко отличался от условий, существовавших в период нерчинских переговоров. Если Нерчинский договор был подписан ФА. Головиным под давлением военной силы со стороны Китая, то при подготовке Айгуньского договора такого давления со стороны России не было. Его подписание было заслугой русской дипломатии, использовавшей благоприятные для нее условия того периода. Позиция китайского правительства при заключении Айгуньского договора объяснялась, в частности, стремлением Пекина сохранить нормальные отношения с Россией и не провоцировать ее к объединению с англо-французскими интервентами, начавшими в то время вторжение в Китай. В начале июня 1858 года указом китайского императора «новая граница между Китаем и Россией, по согласованию генерал-адьютанта Муравьева с главнокомандующим Хэйлунцзян-округа И Шанем», была утверждена, хотя в следующем, 1859 году со стороны Китая была предпринята попытка аннулировать ратификацию Айгуньского договора.

Заключение Айгуньского договора, неудачи Пекина в войне с Англией и Францией изменили ситуацию на переговорах, которые продолжал вести Е.В. Путятин в Тяньцзине, куда он переехал после неудачных переговоров 1857 года. 1 июня 1858 года в этом городе был подписан Трактат о дружбе и торговле - об условиях политических взаимоотношений России с Китаем. 12(24) апреля 1859 года в Пекине стороны обменялись ратификационными документами.

По Тяньцзиньскому договору в вопросах торговли, назначения консулов в «открытые порты» и т.п. Россия получила те же условия, которые содержались в ранее, До 1858 года, заключенных Китаем с западными странами соглашениях. На Россию был распространен режим наибольшего благоприятствования.

В Тяньцзиньский договор была включена специальная, «пограничная» статья 9. Она обязывала оба правительства без отлагательства исследовать на местах неопределенные участки границ между Россией и Китаем и заключить соглашение о граничной черте. Подобное соглашение должно было явиться дополнительной статьей к Тяньцзиньскому договору. При этом в статье 9 подчеркивалось: «По назначении границ сделаны будут подробное описание и карты смежных пространств, которые и послужат обоим правительствам на будущее время бесспорными документами о границе» (выделено мной. - Г.К.).

Для переговоров с китайским правительством по вопросам, оставшимся не решенными миссией Е.В. Путятина, и прежде всего об установлении границы по реке Уссури и далее к морю, российское правительство в марте 1859 года направило в Пекин генерал-майора Н.П. Игнатьева. Начальный период деятельности его миссии был безрезультатным. Ободренные достигнутым в начале 1860 года успехом в борьбе с англо-французскими войсками, который на деле оказался кратковременным, цинские представители заявляли генералу, что Китай готов даже воевать с русскими, чтобы не допустить «посягательства на маньчжурскую землю». В мае 1860 года по указанию из Петербурга Н.П. Игнатьев сделал цинам «последнее предложение» о разграничении восточных областей. Получив неудовлетворительный ответ,  он выехал из Пекина, заявив, что генерал-губернатор Восточной Сибири не замедлит принять меры к выполнению Айгуньского договора, т.е. обеспечит присутствие русских в Уссурийском крае для осуществления «совместного владения» им. Покидая Пекин, Н.П. Игнатьев рассчитывал, что цинское правительство обратится к нему за посредничеством в случае успеха союзных войск.

В августе 1860 года Англия и Франция возобновили военные действия против Китая, заняли Тяньцзинь и, разрушая все на своем пути, двинулись к Пекину, подойдя в начале октября к городу. Цинский император покинул столицу. Н.П. Игнатьев активно пытался повлиять на представителей Англии и Франции, советуя их войскам не занимать Пекин, не настаивать на переносе столицы Китая в Нанкин, прекратить грабежи и насилия. Эта дальновидная позиция российского посланника не осталась незамеченной цинской верхушкой. 4 октября Н.П. Игнатьев возвратился в Пекин, и уже на следующий день Временный Верховный Совет и брат императора Гун Цинван предложили ему выступить в роли посредника в переговорах между китайским правительством, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой. Н.П. Игнатьев дал положительный ответ, но поставил непременным условием подтвердить ратификацию Айгуньского договора и провести разграничение в Уссурийском крае. Китайцы согласились. По настоянию Н.П. Игнатьева союзники отказались от штурма Пекина и отвели войска от города, несколько сократили контрибуцию. С помощью имевшегося в его распоряжении немногочисленного казачьего конвоя Н.П. Игнатьев приложил немало усилий для предотвращения разграбления англо-французскими войсками китайских дворцов и храмов, в частности, пекинской ламаистской кумирни, что произвело исключительно благоприятное впечатление на китайцев, особенно на монголов.

Посредничество Н.П. Игнатьева увенчалось успехом и позволило ему получить определенное влияние на цинское правительство, особенно в плане продолжения переговоров по пограничным вопросам, и прежде всего по территориальному размежеванию в Приморье.

Для этого уже была подготовлена солидная основа. В своем распоряжении Н.П. Игнатьев имел карты, присланные ему Н.И. Муравьевым, и «Карту государственной границы от слияния рек Шилки и Аргуни до моря» (масштаб 25 верст в английском дюйме), составленную во исполнение положений Тяньцзиньского договора топографической экспедицией во главе с подполковником К.Ф. Будогоским,  который доставил ее в Пекин еще 12 июля 1859 года. Она была наиболее точной на тот период.

После получения карты К.Ф. Будогоского Н.П. Игнатьев предложил цинам Совместно рассмотреть ее, но встретил отказ, что противоречило статье 9 Тяньцзиньского трактата. В то же время в ответе цинов от 20 июля 1859 года содержалось важное признание окончательной, а не временной, передачи России левого берега Амура: «Наш великий государь дал пустые земли по левому берегу Амура... для жилья бесприютному(!) народу».

7 октября 1860 года Н.П. Игнатьев в письме к Гун Цинвану предложил «без промедления» назначить уполномоченных для завершения русско-китайских переговоров. 14 октября князь Гун сообщил Н.П. Игнатьеву фамилии уполномоченных «для личных совещаний» с российским посланником. Переговоры начались 15 октября и проходили почти ежедневно. При обсуждении важных вопросов принимал участие Н.П. Игнатьев. Переговоры шли медленно. Цины всячески уклонялись от обсуждения проекта договора, представленного Н.П. Игнатьевым, под предлогом незнания местности в районе восточной границы. Однако, согласившись наконец с проектом договора, цинские представители вдруг дали понять, будто Гун Цинван «недостаточно уполномочен» на подписание договора.

Учитывая это заявление, Н.П. Игнатьев потребовал предварительного одобрения проекта договора указом богдыхана, чтобы не повторилась история с ратификацией Айгуньского договора. 23 октября Гун Цинван запросил текст согласованного проекта для представления его богдыхану. 27 октября 1860 года последовал указ богдыхана, одобрявший проект договора. В указе говорилось: «Повелеваем исполнить то, что в сем договоре постановлено». «Затем, - отмечалось в заключение, — назначить день для подписания договора и приложения к нему печатей и, таким образом, на взаимном доверии упрочить дружбу. Быть по сему». Таким образом, договор был ратифицирован китайской стороной до его подписания. Переговоры продолжались еще несколько дней.

Церемония заключения договора состоялась 2 ноября 1860 года. Было оформлено два основных экземпляра договора на русском языке и два экземпляра перевода на китайский язык. До подписания договора Н.П. Игнатьев и Гун Цинван подписали (без приложения печатей) Протокол размена Пекинского договора, в котором упоминалось об указе богдыхана. Как отмечал впоследствии Н.П. Игнатьев, Протокол был составлен и подписан по его просьбе из предосторожности, чтобы «китайцы не могли потом отказаться от указа и сказать, что князь Гун подписал договор по ошибке или по принуждению» (как это было после заключения Айгуньского договора).

Следует оговориться, что в отношении южной оконечности дальневосточной границы в текстах Пекинского договора на русском и китайском языках было допущено существенное разночтение: согласно тексту на русском языке границей определялся водораздельный хребет, лежащий между рекой Хуньчунь и морем, а согласно тексту на китайском языке границей являлась река Хуньчунь. На карте граница была обозначена по водоразделу. Трудно с точностью установить, когда было обнаружено это разночтение, но вероятнее всего, при первых встречах русских и цинских пограничных комиссаров в июне 1861 года. При демаркации границы на этом участке русские сознательно не воспользовались разночтением, и граница была проведена, как предписывали и текст Пекинского договора на русском языке, и карта, т.е. по водоразделу.

При подписании Пекинского договора уполномоченные цинского правительства торжественно признали и подтвердили Айгуньский договор, от исполнения которого они делали попытки отказаться. (То, что Айгуньский договор остался в силе, было подтверждено также Санкт-Петербургским договором об Илийском крае в Туркестане и о торговле в Западном Китае от 12 февраля 1881 года.)

Пекинский договор установил восточную часть границы России с Китаем почти на всем ее протяжении — от слияния Шилки и Аргуни, т.е. от начала реки Амур до реки Туманная. Статья 1 определяла, что граница пойдет вниз по течению реки Амур до ее слияния с рекой Уссури. Земли по левому берегу Амура объявлялись принадлежащими России, по правому - до устья реки Уссури -Китаю. Далее от устья реки Уссури граница определялась по рекам Уссури и Сунгача. Земли по правому берегу этих рек объявлялись принадлежащими России, по левому - Китаю. Затем граница шла по озеру Ханка к устью реки Тур, от устья этой реки по горному хребту к устью реки Хубту (нынешнее ее русское название - Гранитная), а отсюда - по горам до реки Туманная. Земли к востоку от этой линии объявлялись принадлежащими России, к западу - Китаю.

Во исполнение статьи 9 Тяньцзиньского договора статья 1 утверждала также карту, на которой граничная линия, «для большей ясности, обозначена красной чертою» и направление ее показано буквами русского алфавита от А до У.

Об этой карте, составленной К.Ф. Будогоским, стоит сказать особо. На переговорах цинские представители не хотели ее принимать, поскольку-де «не понимали ее». При заключении Пекинского договора Н.П. Игнатьев подписал карту и без подписи Гун Цинвана передал ее последнему «в специально изготовленной еще в Иркутске серебряной трубке с чеканными гербами русских губерний» (по словам Н.П. Игнатьева, в последнюю минуту князь Гун решительно отказался подписать карту, сославшись на то, что не понимает ее). Гун Цинван принял карту, обещав представить ее самому богдыхану. В последующем в одном из писем Н.П. Игнатьеву он писал о выполнении своего обещания. В письме не говорилось, однако, ни об одобрении богдыханом карты, ни о несогласии с нею. Бытует мнение, что, предвидя именно такое отношение цинов к карте, Н.П. Игнатьев включил в статью 1 Пекинского договора упомянутое положение об утверждении карты.

Красная черта на карте, обозначающая границу, была проведена скорее всего самим Н.П. Игнатьевым ближе к правому берегу Амура. Он вывел линию через правый рукав Амура - протоку Казакевичева на Уссури, где она следовала по левому, китайскому берегу, доведя ее до притока Уссури реки Мурены (Мулинхэ). Затем -вследствие неизученности местности, которую следовало уточнить особой комиссии, — линия прерывалась и далее возобновлялась у верховьев реки Хубту, доходя до реки Туманная. Карта оказалась с «окном».

Таким образом, можно сказать, что так называемые «окна» на карте — в наше время несогласованные участки границы в районе островов на Амуре у Хабаровска и острова Большой на Аргуни - не являются «современным» изобретением. «Окно» возникло в картографической практике становления российско-китайской границы еще в 1860 году, хотя причины появления всех этих «окон» весьма отличались друг от друга. К тому же «окно» 1860 года было закрыто на карте уже в 1861 году.

В соответствии с Пекинским договором в апреле 1861 года для постановки пограничных знаков в устье реки Уссури должны были собраться «доверенные лица (комиссары) обоих правительств».

Российское правительство назначило пограничными комиссарами губернатора Приморской области П.В. Казакевича и полковника К.Ф. Будогоского. Весьма примечательна инструкция министра иностранных дел России A.M. Горчакова, данная П.В. Казакевичу 28 февраля 1861 года: «Не замедлять излишнею настойчивостью в деле меньшей важности успешного и по возможности скорейшего окончания главного дела». Хорошие слова! Китайская сторона назначила пограничными комиссарами сановника Чэн Ци и Цин Чуня - военного губернатора провинции Гирин.

Первая встреча русских и цинских комиссаров состоялась 6 июня 1861 года, но не в устье реки Уссури, а - по предложению китайцев - у озера Ханка. Она длилась 3 часа, и к концу ее стороны пришли к соглашению о необходимости составления описания границы, согласно которому должна быть проведена недостающая граничная черта на карте. Но когда вопрос об описании границы по озеру Ханка был решен, цинские комиссары вдруг заявили, что не имеют права наносить на карту какие-либо новые линии и знаки.

После жарких и длительных 7-часовых споров, после заверений российских комиссаров (в ответ на вопросы китайцев), что поведут границу не по реке Хуньчунь, как следовало из китайского текста Пекинского договора, а согласно карте - по водоразделу, цинские комиссары 11 июня согласились нанести красной краской недостающую черту на карте. 12 июня на обоих экземплярах «подробной» карты (приложенной к Пекинскому договору) была нанесена недостающая красная граничная черта. «Окно» было закрыто.

16 июня состоялось подписание с приложением печатей двух экземпляров «подробной» карты и четырех экземпляров «частных» карт - от Уссури до моря. «Частные» карты русские предложили делать не в масштабе 25 верст в одном дюйме, а в масштабе 5 верст в одном дюйме. Но китайцы не согласились, поскольку, по их словам, карта, которую видел император, и новые карты должны быть одного масштаба, и в итоге «подробная» карта и «частные» карты оказались составленными в одном масштабе - двадцатипятиверстном. Одновременно были утверждены и разменены четыре экземпляра «Описания государственной границы между империями: Российской и Даицинской от р. Уссури до моря, составленного на основании 1-й и 3-й статей Пекинского дополнительного трактата, заключенного в 1860 году 2 ноября».

В тот же день полномочные комиссары двух государств подписали и разменяли Протокол о размене картами и описаниями границы в Уссурийском крае (так называемый Ханкайский протокол 1861 года).

В Протоколе подчеркивается, что он «будет составлять дополнительную статью к Пекинскому договору и вместе со следующими к оной приложениями, а именно: подробной картою и описанием границы, должен быть наблюдаем на вечные времена ненарушимо, как бы включенный слово в слово в самый договор». Это лишний раз подтверждает тот факт, что переданная китайцам при подписании Пекинского договора карта была официально утверждена, хотя и с опозданием, обеими сторонами.

Демаркация границы на местности на участке к югу от озера Ханка продолжалась после утверждения комиссией разграничительных актов. Работы закончились осенью 1861 года: от реки Туманная до устья Уссури были поставлены деревянные столбы-литеры от «Т» на берегу Туманной до «Е» на левом «твердом» берегу Уссури и сделано подробное описание границы. По Амуру, по договоренности сторон, знаки не ставились. Как предписал Пекинский договор 1860 года, закрепленная на местности договорная линия границы «навеки не должна быть изменяема».

Заключение Айгуньского и Пекинского договоров не явилось ущемлением суверенитета Цинской империи в Приамурье и Приморье, ибо она фактически почти не осуществляла своего суверенитета на отторгнутых у России по Нерчинскому договору территориях. Переданные России по Айгуньскому и Пекинскому договорам территории Приамурья не могут рассматриваться как вновь приобретенные. Договоры лишь восстановили права России на Приамурье.

Ни один договор, заключенный между Россией и Цинской империей, не признавал Приморье принадлежащим Китаю. По Нерчинскому договору территория Приморья не была разграничена, а по Айгуньскому -оставалась в совместном владении России и Китая. Она была почти не заселена и не связана с Китаем. Фактически Цинская империя уступила русским то, чем не владела сама. В этом плане символично одно из положений Пекинского договора: если бы в вышеизложенных местах оказались поселения китайских подданных, то русское правительство обязуется оставить их на тех же местах и дозволить по-прежнему заниматься рыбными и звериными промыслами. Другими словами, были ли там поселения китайских подданных, маньчжуры не знали и не могли сказать о них что-то определенное. Русским властям представлялось обнаружить китайских поданных в этих местах, если бы они там оказались.

Не приходится говорить о значении Пекинского договора для политического, экономического и военного развития Приамурья и Приморья. Цинская империя ничего на сделала для их экономического развития. Более того, уничтожив во второй половине XVII века русские города и селения в Приамурье, она тем самым надолго задержала его развитие. За 170 с лишним лет маньчжуры и китайцы построили на Амуре, на его правом берегу всего один городок - Айгунь (1684 год). Маньчжуры и китайцы начали селиться в небольшом количестве на левом берегу Амура лишь в конце XVIII, а в Приморье — лишь с первой половины XIX века.

Политика России на Дальнем Востоке резко отличалась от политики Цинской империи. Сразу же после возвращения утраченных земель начинается активное их освоение. Вдоль Амура и Уссури возникали поселения и города. Строились железные дороги. Было организовано судоходство, начата добыча ископаемых. Все это дало толчок развитию региона в промышленном и сельскохозяйственном отношениях, что вызвало и переселение китайцев в Приамурье и Приморье на временные заработки.

Договорами установленная

Пекинский дополнительный договор 1860 года явился важнейшим документом в российско-китайских отношениях в XIX веке. Пекинским договором фактически завершается территориальное сближение и разграничение между Россией и Китаем на Дальнем Востоке. Российско-китайская граница была определена:

-" от маяка № 58 Тарбаган-Дах (будущая точка стыка государственных границ России, Китая и Монголии) до маяка№ 63, Абагайту-сопки - на основании статьи 3 Кяхтинского трактата 1728 года;

- от маяка № 63, Абагайту-сопки до слияния рек Шилки и Аргуни - на основании статьи 2 Нерчинского договора 1689 года;

- от слияния рек Шилки и Аргуни до реки Туманная (в XXI веке на этой реке определена точка стыка государственных границ России, Китая и КНДР) - на основании статьи 1 Айгуньского договора 1858 года и статьи 1 Пекинского дополнительного договора 1860 года.

Не на всем протяжении российско-китайская граница будет демаркирована, так и не будет в двустороннем плане определена государственная принадлежность островов на Амуре и Уссури. В прохождение линии границы на отдельных участках обе стороны будут вносить изменения или уточнения, нашедшие отражение, например, в Ново-Киевских протоколах 1886 года и Цицикарском

договорном акте 1911 года. Многие неясные моменты требовали своего решения, но оно было найдено лишь к концу XX века. Тем не менее в принципиальном плане договорная граница, закрепленная двусторонними, порой в чем-то несовершенными международно-правовыми документами ведет свой отсчет с 1860 года. И на основе договорных документов, ее зафиксировавших, будут вестись переговоры и заключаться соглашения в XX веке.

Уточнение границы

В начале 80-х годов XIX века на участке границы в Приморье происходят события, вызвавшие необходимость для российской и китайской сторон вновь заняться решением пограничных проблем.

В 1882 году цинское правительство через пограничных чиновников ставит вопрос о своих претензиях на часть побережья залива Посьет. Цель — овладеть левым берегом реки Туманная от погранзнака литера «Т» до устья реки и тем самым получить для Китая выход к морю и отрезать Россию от Кореи. Ветшают и разрушаются от времени деревянные пограничные знаки, установленные в Приморье при демаркации границы в 1861 году. На этой почве между местными властями возникали споры о местонахождении знаков и о прохождении линии границы. К тому же, как выяснилось в ходе проверки границы в 1886 году, «на разменной в 1861 году карте красная черта в некоторых местах проведена недостаточно внимательно». Все это диктовало необходимость вернуться к вопросу о прохождении границы на южном ее участке.

В 1883-1884 годах смешанные комиссии провели описание границы, подготовив ее уточнение и редемаркацию. 22 июня 1886 года в урочище Ново-Киевском собрались специально назначенные уполномоченные двух государств и подписали «Протокол о проверке пограничных знаков на государственной границе между Россией и Китаем, установленной на основании Пекинского уточнения и с учетом изменений в местоположении главного русла реки Аргунь, происшедших со времени заключения Нерчинского договора.

Цицикарский акт, как и Ново-Киевские и Хабаровский протоколы, стал составной частью той договорной основы русско-китайского размежевания - Нерчинский договор, Кяхтинский трактат, Айгуньский, Тяньцзинский и Пекинский дополнительный договоры, в соответствии с которыми, как говорилось выше, была в принципиальном плане определена договорная граница между Россией и Китаем. Специалисты насчитывают около 35-договорных актов, имеющих отношение к установлению прохождения русско-китайской границы, большинство из которых заключено во второй половине XIX - начале XX века. Практически образовалась единая цепь договоров, где отдельные звенья тесно связаны друг с другом.

Таким образом, к 20-м годам XX века русско-китайская граница исторически сложилась как итог сложных процессов территориального сближения и территориального разграничения двух государств. В заявлении советского правительства от 13 июня 1969 года отмечалось, что сложившаяся много поколений тому назад и существующая ныне граница между Советским Союзом и Китаем отражала и отражает фактическое заселение народами двух государств земель вдоль естественных горных и речных рубежей. На всем протяжении, говорилось в заявлении, эта граница юридически оформлена определенно и ясно договорами, протоколами и другими договорными документами. Недостатки, существовавшие в договорных документах либо допущенные при демаркации и редемаркации границы, тем не менее не давали оснований сомневаться в договорно-правовой основе границы между Россией и Китаем. Граница — это живой организм, и, будучи таковым, он по тем или иным причинам - объективным или субъективным - подвержен изменениям, которые влекут за собой необходимость уточнения прохождения линии границы.

 

 

 

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Автор

Андрей Куминов

Эл. почта

askuminov-china@yahoo.com

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1.  Автор оставляет за собой право использовать полученные письма для публикации, с указанием информации об отправителе, приведенной в конце письма (без эл. почты), если явно не указано иное.
2.  Материалы подготовлены на основе книги автора рассылки, все права защищены (C). Куминов А.С. "Китай - надвигается война?" - СПб.: 100Аж, 2005 - 352 с. ISBN 5-9900513-2-8
Все права на материалы, опубликованные в рассылке, принадлежат А.С. Куминову, если не указан иной автор.
3.  Цитаты (фрагменты и выдержки) из публикаций других авторов даются с информационно-научной целью и могут рассматриваться как безвозмездная реклама этих работ, при несогласии с этим авторов и правообладателей, публикация цитат из их работ будет прекращена.
4. Рассылка осуществляется при поддержке клуба Дальневосточников. На сайте клуба открыт форум для обсуждения материалов рассылки.


В избранное