Темные Века Средневековья

  Все выпуски  

Темные Века Средневековья


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru

Темные Века Средневековья -  DMA land

Марк Красс и парфяне - битва при Каррах, 53 год до Р.Х.


Данный текст не является ни описанием событий Темного Средневековья, ни творением его свидетелей. Однако, вопрос этот вызвал бурную полемику в игровом мире ДМА, и посему мы сочли не только возможным, но и необходимым опубликовать его.

 
Похоже, этот вопрос вызвал повышенный интерес. Кто такие эти парфяне, всадники, разгромившие непобедимые римские легионы? И как это могло случиться? Задержимся на  этой битве, тем более, что она знаменует начало перехода от эпохи тяжелой пехота к эпохе тяжелой кавалерии.  Имеющиеся у меня источники все сходятся к Плутарху, "Сравнительным Жизнеописаниям". Плутарх достаточно объемен,  а сканера у меня нет; поэтому предшествующие и последующие события я изложу кратко, а описание самой битвы  при Каррах дам в наиболее кратком пересказе полковника Вяземского..

 
       Итак, 53 год до Р.Х., римский император (в смысле -  полководец) Марк Красс, известный своим богатством, триумвир первого триумвирата (то есть коллега в этом  благородном деле Гая Юлия Цезаря и Гнея Помпея), проконсул Сирии с правом войны и мира, вторгается на территорию  Парфянского царства, которое занимает территорию нынешних Ирака и Ирана. Вторжению предшествовала подготовка - походы  54 года до Р.Х., стратегическая разведка, обработаны жители эллинистических городков Месопотамии,  заключен союз с армянским царем, который обязуется также выступить против парфян. Армия Красса движется по  кратчайшему пути к Селевкии - столице парфянской Месопотамии. Путь лежит через пустыню; на полпути римлян  встречает парфянское войско. 

      Полковник М. Вяземский, "Контрнаступление парфян против  римского полководца Красса", статья опубликована в журнале "Военная мысль", N3, стр. 79-85 (1947) - цитируется  по сборнику материалов "История Военного Искусства", ВоенИздат, Москва, 1951:

      "Против римлян Сурена выслал передовой отряд, состоявший из  тяжело вооруженной конницы. Главные силы Сурены были построены на значительной глубине. Его конница была  вооружена тяжелыми копьями, одета в сверкающие латы и шлемы. Кони также были защищены латами из меди и железа. Бой начался действиями передового отряда Сурены. Тяжелая  конница парфян атаковала передовые части римлян, но не могла пробить их боевой порядок. Плотное каре римлян  выдержало первый удар парфянской конницы и заставило ее отойти. Убедившись, что фронтальная атака не дает  результатов, Сурена рассыпал левый передовой отряд и охватил всадниками римское каре.

       Со своей стороны Красс сделал попытку атаковать парфян,  двинув вперед когорты легко вооруженных. Но не успели они пробежать и сотни шагов, как парфянские всадники стали  поражать их множеством стрел. Атака захлебнулась. Понеся большие потери, легко вооруженные когорты Красса  бежали, укрывшись в рядах тяжелой пехоты. Между тем парфяне, охватывая кольцом боевой порядок римлян, осыпали  их тысячами стрел и наносили им большой урон. Стрелы падали в плотные строи римлян, и каждая находила себе  жертву. При каждой попытке римлян вступать в бой, атаковать, парфянские всадники отходили и с хода продолжали  выпускать стрелы по наступающим. Положение римлян становилось тяжелым. Они несли неоправданные потери.  Неприятель же был неуловим, применяя совершенно неизведанную и непонятную для римлян тактику… Безвыходность положения заставила Красса предпринять  активные действия. Он решил с частью сил произвести вылазку из своего оборонительного боевого порядка и нанести  фланговый удар по боевому порядку парфян. Выполнение этой задачи Красс поручил своему сыну Публию. К  этому же времени к полю битвы подтянулись все силы римлян.

       Отряд Публия в составе 1300 всадников, 500 лучников и 8  когорт тяжело вооруженной пехоты обходным путем подошел к расположению парфян и стремительно атаковал их.  Парфяне не приняли боя и отступили врассыпную. Публий со своей галльской конницей бросился преследовать  отступающего противника; не отставая от конницы, бежала и римская пехота. Красс, наблюдая эту картину, был уверен,  что Публий одержал победу.

       Однако отступление парфян было только тактическим маневром.  Увлекшись преследованием, отряд Публия оторвался от своих главных сил, и неожиданно в глубине расположения  противника оказался перед лицом главных сил парфян, за боевые порядки которых отошли их передовые части. Против  галльской легко вооруженной конницы Публия парфяне выставили плотный боевой порядок конных латников,  вооруженных тяжелыми пиками и щитами. Римляне были вынуждены остановиться, чтобы привести себя в порядок. Легкая конница  парфянских лучников, ранее врассыпную отходившая, окружила со всех сторон отряд Публия, осыпая его множеством  стрел. Приведя свои силы в порядок, Публий со своей конницей бросился в атаку. Парфяне, будучи лучше  вооруженными, отбили эту атаку, нанеся римлянам тяжелые  потери и вынудив их отойти. Послав донесение отцу, Публий  сосредоточил свой отряд на одном из холмов, решив перейти к обороне до подхода главных сил. Римляне приняли строй,  рассчитанный для обороны против конницы. В центре этого строя были поставлены кони, солдаты же сомкнулись щитами в  каре. Холм для такого строя был неудачной позицией. Воины на холме располагались уступами и не были защищены от  стрел и нападения. Парфяне окружили холм обороняющихся, перешли в атаку и в жестоком бою уничтожили  весь отряд.

       Между тем перед главными силами Красса атака парфян  ослабла. Красс решил перейти в наступление, чтобы оказать помощь Публию. Но в это время подошли главные силы Сурены.  В передних рядах парфяне несли насаженную на копье голову Публия. Потеря сына и его отряда была чувствительным  ударом для Красса. Положение римлян становилось безнадежным. Сурена до конца дня продолжал активные  действия, нанося римлянам большие потери стрельбой из луков и частыми атаками тяжело вооруженной конницы. С  наступлением темноты парфяне отошли (ночью они не воевали). На военном совете римлян было решено под покровом ночи  отойти, бросив раненых, и укрыться в ближайшем городе Карры, находившемся в 25-30 км от поля боя. Парфяне осадили  Карры, где укрылись остатки войск Красса. В дальнейшем римляне вырвались из осажденного города и,  преследуемые парфянами, отдельными отрядами пробивались в Сирию, стремясь уйти с равнины на север в горы, которые  могли служить защитой от парфянской конницы. В ходе отступления 11 мая 53 г. (до Р.Х.) у крепости Синнака Красс  погиб…"

       Что можно добавить (и исправить), пользуясь Плутархом  ("Никий и Красс")? Довольно многое. Красс выступил в поход, имея семь легионов и четыре тысячи конницы; все его  силы, таким образом, можно оценить в 32 тысячи тяжеловооруженных пехотинцев, чуть менее четырех тысяч  легковооруженных и четыре тысячи конных - всего до 40 тысяч человек. Против армии Красса парфяне двинули  относительно небольшой вспомогательный отряд под командованием родственника царя Сурены (современное  произношение этого имени - Сурен); основное же войско парфян в это время воевало против союзников римлян - армян.  Основную и единственную вооруженную силу парфян (по крайней мере, отряда Сурены) составляли всадники. По  свидетельству Плутарха, армия Сурены состояла лишь из тысячи тяжеловооруженных всадников; остальные же были  легковооруженные (полковник Вяземский полагает, что все всадники Сурены были тяжеловооруженными). Полная  численность армии Сурены составляла не менее 10 тысяч. Таким образом, римляне имели большой численный перевес. 

      Армяне, союзники Красса, советовали ему идти из Сирии в  Месопотамию через Армению. В этом случае войско Красса получало значительные стратегические преимущества:  совместные действия с союзником; изобилие воды и съестных припасов в богатой сельскохозяйственной местности; и, что  немаловажно, гористая местность обеспечила бы Красса от атак конницы. Однако Красс не доверял союзнику (и  справедливо, как показали дальнейшие события), и решил идти в поход самостоятельно. Советники Красса предлагали  двигаться к Селевкии вдоль берега Евфрата, что также обеспечило бы войско и водой, и прикрытием от обходов  конницы. Однако Красс принимает решение максимально быстро двигаться к своей цели - через пустыню. Тем самым он  провоцировал столкновение с парфянским войском. Однако парфяне отходили, не принимая бой. Утомленное  пустыней войско Красса уже начинало роптать, когда наконец разведчики сообщили о том, что впереди ожидает  парфянское войско. Красс так рвался атаковать и разбить врага, что даже не дал солдатам времени на полноценный  отдых: армия Красса двинулась в бой, не закончив обед. Опасаясь обходов со стороны кавалерии парфян Красс построил  свое войско не в обычную для римских легионов линию (две или три линии когорт), а в каре, причем разделил  кавалерию (4 тысячи всадников) на отдельные отряды, каждый из которых придал когортам, чтобы защищать последние  от атак кавалерии. Противостоящее войско парфян показалось римлянам малочисленным (что и неудивительно: их  было в четыре раза меньше); Сурена приказал своим конным латникам прикрыть доспехи кожей, и появление  тяжеловооруженных всадников было для римлян неприятным сюрпризом. "…сбросили с доспехов покровы и предстали перед  неприятелем пламени подобные - сами в шлемах и латах из маргианской, ослепительно сверкавшей стали, кони же их в  латах медных и железных". Судя по рассказу Плутарха, парфяне немедленно попытались прямым копейным  ударом опрокинуть римские легионы; у них ничего не вышло. Тогда тяжелая кавалерия отошла, предоставив конным  лучникам расстреливать малоподвижное, сбившееся в кучу римское войско. Плутарх отмечает огромную силу удара  парфянских стрел, выпускавшихся из больших луков (к этому мы еще вернемся): "…ломая оружие и пронзая все  защитные покровы - жесткие и мягкие - одинаково". При себе войско Сурены имело огромный запас стрел (тысяча верблюдов,  навьюченных стрелами, по словам Плутарха). 

       Тактика римлян, похоже, стала для парфян такой же  неожиданностью, как для римлян - тактика парфян. Можно предположить, что выделение настолько небольшого отряда  кавалерии против римского пешего войска, а также лихая первая кавалерийская атака парфян, объясняются характерным  пренебрежением кавалеристов к пехотинцам, тем более на равнинной местности. Когда римский легион успешно  отразил прямую атаку, тяжелые кавалеристы Сурены отошли и долгое время не решались повторять атаку.

       Так, далеко зарвавшегося младшего Красса парфяне не  торопились атаковать врукопашную: они лишь преградили ему путь строем "броненосных всадников", а конные лучники  продолжали обстреливать оторвавшийся от главных сил отряд со всех сторон. Пехота Красса-младшего (более 6500 человек)  была настолько деморализована, что отказалась идти в атаку на конных латников, и Публий Красс пошел в  самоубийственную атаку с 1300 легких кавалеристов (вооружены дротиками и без доспехов, по Плутарху) на 1000 тяжелых. В  этой атаке римская кавалерия лишилась лошадей, а с ними лишился шансов на спасение весь отряд Публия Красса.  Успех в уничтожении отколовшегося отряда римлян ободрил  парфян, и они с новой энергией атаковали главные силы римлян. Хочу отметить одну любопытную фразу  Плутарха: "Прислужники и оруженосцы, разъезжая вдоль  флангов, стали пускать стрелы, а передовые бойцы, действуя копьями,  стеснили римлян на малом пространстве…" Обратите внимание - "прислужники и оруженосцы"! фраза, которую можно было бы  ожидать скорее при описании какого-нибудь сражения европейского средневековья. В книге "История Древнего  Мира", "Наука", М., 1989, мы обнаруживаем любопытную фразу: "Еще недавно социальную структуру Аршакидской  державы (Парфянское царство) некоторые исследователи уверенно определяли как феодальную…" Далее сообщается,  что "Общая картина, которая сейчас только смутно вырисовывается, оказывается намного сложнее…" Значит, все- таки, рыцари? Феодалы с системой вассальной зависимости, закованные в латы и ездящие на защищенных  броней конях, которых в бою обслуживают около десятка "прислужников и оруженосцев"?

       Добавлю к этому изложению фрагмент из книги С.П.  Толстова "Древний Хорезм" (изд-во МГУ, Москва, 1948),  который опубликован в том же сборнике материалов по Истории  Военного Искусства: "Воины одеты в перетянутую золотым поясом, покрывающую все  тело пластинчатую броню, полы которой спускаются до щиколоток; пластинчатой броней покрыт весь корпус коня.  На головах у всадников округло-конические шлемы, увенчанные  высокими столбообразными, закругленными сверху шишаками. Очелья шлемов посредине спускаются вниз на лоб  треугольным выступом. Шлемы имеют назатыльники, видимо сделанные из кольчужной сетки. Щиты небольшие, круглые… Мечи длинные, прямые, с крестообразным эфесом. Некоторые  воины вооружены палицами с шаровидным навершьем; навершье тяжелое, фигурное. Палицы, видимо, метательные… Знамя с тремя треугольными фестонами и туги-бунчуки на  длинных пиках и длинные, слегка изогнутые трубы-рога дополняют характеристику материальной части снаряжения  хорезмийских войск. Воины сидят на седлах с высокими луками, приспособленными для тяжело вооруженных всадников. Чрезвычайно характерно стрелковое вооружение, которое мы  видим у всех всадников, кроме вождя, - твердые колчаны в виде песочных часов, закрытые сверху крышками,  висящие справа, и мягкие чулкообразные налучья, рассчитанные на хранение спущенного лука - у левого бедра,  под ножнами меча…

       …совершенно не типично для древнего Ирана, в войске  которого преобладала легко вооруженная пехота и легкая конница, сочетавшаяся с боевыми колесницами. Тяжелая  конница характерна в первую очередь для массагетов, где ее впервые отмечает Геродот. Характерно, что впоследствии из того же Приаралья она  распространяется вместе с сармато-аланами в Восточную Европу, а в I в. до н.э. ее впервые широко применяют против  римлян парфяне в бою против Красса, где главную роль в парфянском войске играла тяжелая сакаравакская  конница Сурены, правителя Сакастана (Сеистан), одетая в броню, сделанную мервскими оружейниками… Остановимся теперь на вопросе о возникновении входящего в  комплекс оружия среднеазиатского катафрактария стрелкового вооружения…
 
       Наиболее вероятным является его выведение из древнего типа  вооружения оседлых среднеазиатских народов, включая и интересующих нас хорасмиев, которые сражались по  преимуществу в качестве лучников, вооруженных простыми тростниковыми луками. Сложный лук, столь характерный для  скифских племен, был этим народностям назнаком…" Конечно, читая этот текст, следует делать поправку на то,  что автор явно старается притянуть за уши победу парфян над Крассом к древним обитателям советской Средней  Азии (это не вполне очевидно по приведенным отрывкам; но надо видеть полный текст). Описание оружия относится,  очевидно, к какому-то рисунку более позднего происхождения; на это указывает хотя бы та самая высокая  лука. Однако для нас интересен сам факт совмещения тяжелого защитного вооружения всадника с мощным метательным  оружием. Такое совмещение мы вновь увидим лишь в XII веке - у монголов, причем у них оно выйдет на новый,  более высокий уровень. Описываемые С.П. Толстовым воины имеют простой прямой лук; возможно, усиленный  костяными накладками, но его размеры не могут превышать полутора метров. При стрельбе с коня практически невозможно  обращаться с более длинным луком. Скифский сложный лук, помимо разнообразных накладок, имел еще и выгнутые в  обратную сторону концы лука. Этот обратный изгиб позволял значительно увеличить как дальность полета стрелы,  так и ее пробивные способности. Для прямого лука добиться сравнимой мощности удается только применением  луков в рост человека и даже больше - знаменитый большой лук английских лучников при Креси и Пуатье. Сообщаемая  Плутархом огромная мощность луков парфян - "ломая оружие"! - заставляет предположить, что парфяне  пользовались все же скифскими сложными луками: прямой лук разумной для всадника длины вряд ли способен дать такую  мощность. 

       Второй момент, заставляющий сомневаться в соответствии  этого описания реальным парфянским конникам - как раз совмещение мощного защитного доспеха и лука со стрелами.  Плутарх, на котором основываются позднейшие исследователи, прямо указывает на разделение парфянской  конницы на латников и лучников, и если первые не участвуют в огневом бое, то вторые не принимают рукопашного  боя. Так что описание С.П. Толстова, все-таки, вряд ли относится к нашим парфянам. Но одну любопытную деталь мы  у него все же подсмотрим - это вымпела на каждой пике. Чем не европейские рыцари, каждый в своих цветах и со  своим гербом?!

     К чему я клоню? А все к тому же. Не феодализм порождает  тяжелую кавалерию; напротив, необходимость в тяжелой кавалерии порождает феодализм. Конечно, присутствует масса  других причин, которые требуют того же решения; более того, главной причиной все равно является  недостаточное товарное обращение - натуральное хозяйство,  как это любят называть марксисты. Однако необходимость  выставлять на поле боя всадников в тяжелом вооружении при слабости налоговой базы заставляет правителей предоставлять  этим всадникам возможность самим изыскивать средства, выделяя им некоторую территорию населенную  некоторым населением. Тяжелая кавалерия, но не рыцари-феодалы? Немного вы найдете такой. Византийские  кирасиры-катафрактарии, пока Византии хватало денег на их содержание. Княжеские и королевские дружины. Рыцарские  ордена, когда земля является "совместной" собственностью членов ордена. Найдете еще? Поделитесь.
 



  www.werd.h1.ru

Валерия Уэрд (Valerya Werd)



 
Рассылка 'Темные Века Средневековья' DMA - Стратегическая online игра Записки Ветерана

List Banner 
                                                          Exchange lite

http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Поиск

В избранное