Генеалогия, история семьи

  Все выпуски  

Генеалогия, история семьи Убиенный воин (исследование истории одного памятника).


Юлия Григорьева - архивное исследованиеБеленый известью, безликий каменный обелиск, установленный на пустыре возле котельной, где-то позади здания детского сада. Букетик искусственных цветов на каменном выступе. Видно, что за памятником ухаживают, но ни таблички, ни имени, ни каких-либо дат на нем нет. Вокруг памятника – бурьян, какие-то железки, рядом - куча угля… Таким выглядел памятник в сентябре 2011 года, в одну из первых моих поездок в с.Жиндо для поиска информации о предках - жиндинских крестьянах Елизовых. 

Одно из ярких моих детских воспоминаний - высокая, почти черная от старости деревянная церковь в окружении таких же старых лиственниц. К сожалению, церковь в с. Жиндо к 2011 году уже была снесена, но неподалеку от ее бывшего месторасположения мы с Л.Николаевой и обнаружили этот памятник.
«Кто установил тут памятник? Когда? В связи с какими событиями?» - с такими расспросами мы обратились к вышедшему в это время из котельной работнику. Все, что мы смогли узнать с его слов – лишь то, что это памятник неизвестным партизанам.

Не удовлетворившись таким ответом, попыталась разыскать информацию в Краевой библиотеке им. А.С.Пушкина в Чите. я обнаружила небольшую заметку, напечатанную в районной газете «Знамя Труда» 6 августа 1968 года, где на стр.3 в рубрике «Летопись Красночикойского района», посвященную этим событиям. 

«1921год: В селе Жиндо белогвардейцами был замучен партизан Василий Николаевич Карбышев. В 1956 году здесь ему поставлен памятник (решение сессии Жиндинского сельсовета).
На запрос моей сестры Лилии о памятнике осенью 2012 года из Администрации МР Красночикойский пришел письменный ответ, информация в котором разительно отличалась от той, что указана в газетной заметке: «На территории сельского поселения имеется памятник Карбушеву Григорию Матвеевичу. За данным памятником ухаживают учащиеся Жиндойской школы. Даты рождения и смерти не известны. Известно немногое, что это был партизан. Партизаны сражались, отстаивая села Жиндо, Жиндокон, Читкан. В Жиндо была таможня, склад с оружием. Бой был жестоким, в этом бою погибло трое партизан. Из близлежащих сел родственники увозили тела домой и хоронили. А Карбушев Г.М., по словам пожилых людей, был уроженец города Петровск – Забайкальский. Поэтому он был захоронен в селе Жиндо.»

История приобретала черты настоящего детектива. Так кому же верить? В двух источниках различны не только имена и отчества, но и год смерти партизана. Совпадает только фамилия и место его захоронения. 
Чтобы узнать настоящее имя героя, время и место его рождения и жительства, дату и обстоятельства смерти, я обратилась к документам Государственного архива Забайкальского края. В результате поисков были составлены родословные росписи всех Карбышевых, проживавших в Читкане в период с 1774 по 1922г. 
Итак, что известно о Карбышевых?

Карбушевы (именно так в 18 веке писалась фамилия Карбышевых) принадлежали к числу старейших жителей Урлукской волости. Самые ранние сведения о двух крестьянах Карбушевых относятся к 70-м годам 18-го века. Известны их имена – Симеон и Петр Васильев сын Карбушевы. Из документов Четвертой ревизии населения 1782 года видно, что в это время Петр Васильев сын Карбушев жил в деревне Доложиной, а Симеон мог проживать в деревне Грехневой, при этом отчество его нигде не указано.

Более ранние документы – Ревизские сказки 1763 года, хранящиеся в РГАДА (г. Москва) позволяют предположить, что Симеон и Петр были братьями и в наши края прикочевали из Селенгинска: «Грехнёвой деревни из Кяхтинской повторной ревизии…положен в оклад по г. Селенгинску из крестьян Пётр Васильев сын Карбышев, по первой ревизии было 2 года, сбежал в (1)763 году. У него братья написаны в минувшей ревизии: Филип, умер в (1)747 г., Семён, 13 лет. У них отец Василёк, по первой ревизии 50 лет, умер в (1)748 году».
К 1817 году оба - и Петр и Симеон переселились на жительство в деревню Читканскую, относящуюся к приходу казачьей Жиндинской Трехсвятительской церкви. 
К 1834 году, согласно восьмой ревизии населения, Симеон Карбушев уже умер, но у него остались два сына – Симеон же и Иаков. Сыновья, как и отец, состояли в сословии казенных крестьян, платили подушную подать и были приписаны к деревне Читканской. 
По сведениям девятой переписи населения, проведенной в 1850 году, у Иакова Карбушева, было 5 сыновей – Стефан, Иоанн, Андрей, Мисаил и Михаил, а так же дочь девица Наталия. Именно в это время происходит трансформация их фамилии и все чаще в метрических документах встречаются записи, где фамилия указана как «Карбышев».

Два сына Якова - Иоанн и Андрей были отданы в рекруты, причем оба после более чем 20летней службы вернулись в родную деревню, где и дожили до глубокой, по меркам того времени, старости: оба умерли в 1885 году, Иоанн в возрасте 70 лет, а Андрей - возрасте 65 лет, но Андрей был бездетным, а вот остальные сыновья – Иоанн, Стефан, Мисаил и Михаил были довольно плодовиты, а их жены исправно рожали – и четвертое поколение Карбышевых по этой линии насчитывает уже 20 мужчин.
Но нас из всех вышеперечисленных сыновей интересует один -отставной солдат Иоанн Яковлев Карбышев и его потомки.
Вернувшись с военной службы, Иоанн Яковлев Карбышев женился поздно- в возрасте около 40 лет, около 1854 года. Известны трое детей - дочь Параскева (род. 1858), сыновья Матфей (род. 1861г) и Кассиан (род. 1864). 
Его сын - Матфей Иоаннов, или, говоря современным языком, Матвей Иванович Карбышев всю свою жизнь прожил в Читкане, состоял в сословии государственных крестьян. К сожалению, сведения о Матвее Ивановиче пока неполные, так как работа над метрическими книгами 20 века еще не завершена, но по уже имеющимся записям видно, что у Матвея Ивановича и его жены Матрены Диомидовны было как минимум четверо детей – дочь Серафима, умершая в младенчестве, сын Григорий, родившийся, по старому стилю 20 ноября 1892 года и сыновья Карп и Федор, так же умершие в детстве. Вероятно, детей было значительно больше, так как женщины в то время рожали каждые 1,5-2 года, но и детская смертность была чудовищно большой, поэтому из 15-20 родившихся в каждой семье детей до репродуктивного возраста доживала едва ли половина. 

Стоит отметить, что генеалогическое древо Карбышевых было весьма разветвленным: в деревне Читкан в 1890-х годах было три Матвея Карбышева: Матвей Феофанович, Матвей Леонович и Матвей Иванович Карбышевы. Но только у Матвея Ивановича Карбышева был сын по имени Григорий.
Обращаясь к вышеупомянутой газетной заметке, решила проверить версию о том, что партизана могли звать Василий Николаевич, и обнаружила, что в интересующий нас период – конец XIX- нач. XX века в Читкане было два Николая Карбышева, но ни у одного из них не было сына по имени Василий. Кроме того, в метрической книге Жиндинской Трехсвятительской церкви за 1920-1922г, отлично сохранившейся, отсутствует запись об отпевании Василия Николаевича Карбышева.
Но в той же книге за 1920 год, в части третьей «О умерших», найдена запись за №7: «01 февраля 1920 года умер, 07 февраля 1920 года отпет гражданин Читканского селения Григорий Матвеевич Карбышев, возраст - 30 лет. Причина смерти - убиенный воин. Таинство отпевания совершал иеромонах Чикойского Иоанно-Предтеченского монастыря Гавриил. Похоронен в Жиндинской церковной ограде.» 
Таким образом, можно предполагать, что единственным пока известным представителем клана Карбышевых, который может быть тем самым партизаном, является Григорий Матвеевич Карбышев, 20.11.1892 года рождения (по ст. стилю). 
Таким образом, метрическая запись поясняет, что, во-первых, обелиск был установлен именно в этом месте не просто в знак памяти о погибшем партизане Г.М. Карбышеве, а являлся надгробным памятником, возможно даже, установленным по прошествии некоторого времени после погребения. Во-вторых, достоверно установлена и документально подтверждена дата его гибели – 1 февраля 1920 года (по старому стилю). В – третьих, становятся известными место его жительства – деревня Читкан и примерный возраст погибшего партизана – 30 лет, а это значит, что он родился около 1890 года. А в-четвертых, указывает на факт его гибели в бою.

Местные старожилы помнят, что за зданием церкви находился маленький погост, ныне уничтоженный. На нем были похоронены несколько священников, служивших в разные годы в Жиндинской церкви и члены их семей – это подтверждается и архивными документами. О погосте напоминает и каменное надгробие, до сих пор лежащее за забором детского сада, метрах в 30 от памятника Карбышеву. Надпись на камне почти стерта временем, однако ее еще можно прочесть: «На этом месте погребено тело рабы Агриппины Ивановой жены иерея Григория Малышева скончалась 27 марта 1875 года от роду 38 лет». Случайно или нет расположение памятника красному партизану на церковном погосте?

Новые знания рождают новые загадки и вопросы. В официальном ответе, со ссылкой на воспоминания местных жителей, говорится, что погибший партизан был родом из Петровского Завода. 
А метрическая запись однозначно гласит о том, что погибший партизан был жителем Читкана. Но если это так, почему родственники не забрали его тело для похорон? Ведь в Читкане к тому времени насчитывалось более 40 семей Карбышевых, и все они, в той или иной степени приходились друг другу родственниками! И почему красный партизан был погребен в церковной ограде? По традиции, в церковной ограде хоронили только священников и священнослужителей причта (дьяконов, иереев), монахов, либо богатых купцов, много жертвовавших на церковь, иногда - церковных старост или Георгиевских кавалеров, но не простых крестьян.

Вот что пишет А.Сурис в книге «Красный террор в годы гражданской войны» «Многие церкви по месяцам стояли закрытыми, имущество из них расхищалось, священники почти все побывали под арестом в подвалах….. Запрещены были церковные браки, запрещены и погребения казаков, панихиды по ним. Отвергая церковные обряды, большевики в то же время принуждали священников совершать торжественные погребальные службы по убитым красноармейцам, которых и хоронили в церковной ограде». 
Интересно, что в метрических книгах за 1920-1922 годы содержится несколько записей о погибших в боях или умерших от ран, полученных на войне, местных жителях. Но все они похоронены на сельских кладбищах в тех селах, которых жили. Могли сельские власти в лице комитета бедноты или командование партизанского отряда, в составе которого воевал Г.М. Карбышев, убедить родственников не забирать тело, мотивируя тем, что он будет погребен как герой, на почетном месте, с установкой памятника? Могли ли при этом принудить совсем старенького и сильно пьющего иеромонаха Гавриила, временно исполнявшего обязанности приходского священника в отсутствие местного священника Иоанна Ерженина согласиться с тем, что захоронение будет произведено в церковной ограде? Думается, что могли. 

В подтверждение этого предположения говорит то, что запись «похоронен в Жиндинской церковной ограде» совершена, по-видимому, позже заполнения этой графы служителем церкви - поверх уже совершенной через всю графу записи, с более сильным нажимом, размашистым, рваным почерком. Да и то, что между датой гибели и датой погребения прошло 6 дней, и то, что использован термин «похоронен», а не обычный для священнослужителей термин «погребен» - все это дает повод к дальнейшим раздумьям.
Есть и еще один документ, касающийся этой семьи - самый поздний по времени, о котором необходимо рассказать - Сельскохозяйственная перепись 1923года Прибайкальской губернии Троицкосавского уезда Жиндинской волости селения Читкан. В похозяйственных карточках этой переписи содержатся сведения о всех домохозяйствах с указанием имен, отчеств, фамилий, возраста членов семьи, степени родства хозяину, величине земельного надела, количестве скота, наличии дома и хозяйственных построек, а так же сельхозинвентаря у каждого хозяина.
Вот что сообщает карточка №38: «Карбышев Матвей Иванович - подданство СССР, национальность великоросс, крестьянин, приписной, старожил, хозяин, 64 года. Члены семьи: сноха Фекла 28 лет, внучки Улита 10 лет, Августа 5 лет.»
Могла ли Фекла быть женой Григория Матвеевича, а девочки Улита и Августа – его детьми? Прямых доказательств тому пока нет. Обычно женатых сыновей отделяли в самостоятельное хозяйствование спустя несколько лет после женитьбы, когда был построен для молодой семьи отдельный дом. Младший сын, даже женившись, как правило, оставался в родительском доме, заботясь о стариках-родителях. То же самое можно сказать и о случаях, когда сын у родителей был единственным и становился кормильцем престарелых родителей. Поэтому однозначно ответить на этот вопрос можно будет только после того, как будет найдена венчальная запись Григория Матвеевича. Судя по возрасту снохи и детей, такая запись может содержаться в документах 1909-1910 года.

Памятник, установленный в с. Жиндо, является одним из немногих свидетельств Гражданской войны на юго-западе Забайкалья. Более полувека назад, под предлогом укрупнения колхоза, исчезла деревня Читкан, лишь в названии местности и памяти старожилов осталось ее имя и облик. Революции, раскулачивания, войны, поиски лучшей доли и различные семейные обстоятельства разметали потомков Карбышевых по всему белому свету. Но ныне живущим девятому и десятому и уже вступающему в пору совершеннолетия одиннадцатому поколениям читканских Карбышевых следует помнить, что 13 февраля 2020 года (01 февраля по старому стилю) исполнится ровно 100 лет со дня гибели красного партизана Григория Матвеевича Карбышева. 

Надеюсь, что найденные сведения помогут интересующимся историей родного края людям и на памятнике появится табличка с именем, датами его рождения и гибели и достойной надписью «Григорию Матвеевичу Карбышеву – убиенному воину».

Автор исследования:
Ю.А.Григорьева, г.Чита

Автор рассылки:
Евгения Антушева
Руководитель проекта "Архивное дело":
генеалогия, поиск и анализ архивных документов
http://1archive-online.com/


В избранное