Сказки Волшебной Страны

  Все выпуски  

Цветы для Эдель


Информационный Канал Subscribe.Ru


Сказки Волшебной Страны
 
Выпуск №19, 21 декабря 2005
 
WWW.KNIGA-SKAZOK.RU
 
(c) Леонид aka Gromberg, 2005
 

        С этой сказкой все с самого начала было как-то не так. Честно говоря, я хотел ее написать гораздо позже - так, чтобы разместить в рассылке поближе к 8 марта (учитывая, что подавляющее большинство подписчиков являются подписчицами). Но, когда сюжет вдруг (внезапно и почти одномоментно) был окончательно придуман и продуман, то я понял, что ничего другого писать не смогу, пока не расскажу эту историю. Поэтому, я отложил в сторону недописанную новогоднюю сказку и приступил к этой. Но тут персонажи начали жить своей собственной жизнью, и то, что получилось в конечном итоге, весьма слабо похоже на первоначальный замысел, хотя… может оно и к лучшему?

        Цветы для Эдель

        На севере Волшебной Страны, ограждая цветущие долины от леденящего дыхания Арктического Океана, высились горы Асов. Очень холодно и очень одиноко было в горах. Только лед и камень, только снег и гранит. И зимой, и летом. Бр-р-р-р-р. Даже представить себе такую картину, и то зябко становится. Поэтому, никто из людей и не хотел там жить. И не жил, за исключением горных смотрителей. Бесстрашные горные смотрители поселились среди снежных вершин по приказу короля Олсена. Их задачей было предупреждать обитателей низин о камнепадах и сходах лавин, находить потерявшихся в горах людей, спасать замерзающих путников, расчищать узкий серпантин, проходивший по южному склону гор, а, кроме этого, охранять северные границы Волшебной Страны. Вот такими нужными и полезными людьми были горные смотрители!
        Они жили в небольших домиках, прятавшихся от пронизывающих ветров и злобных ураганов за уступами скал. Почти весь год, чтобы не замерзнуть, они носили меховые унты, длинные шубы и пушистые шапки, а еще - темные очки, чтобы яркое горное солнце не так сильно слепило им глаза. Раз в год (обычно в конце лета) они спускались в долину реки Улль, чтобы пополнить свои запасы. На королевских складах им выдавали припасы на зиму: сушеное мясо, вяленую рыбу, куриные кубики, овощи, сухофрукты, сухари, сгущенку, спички, уголь, зубную пасту, и, конечно же, яблочный мармелад. Горные смотрители денек-другой жили в городе Нейл, встречали старых знакомых, обменивались новостями и снова отправлялись нести свою нелегкую, но почетную службу.
        Редко у кого из этих отважных мужчин были семьи: жить среди скал и снегов, ой, как не просто, и мало, кто из девушек соглашался стать женой горного смотрителя. Но ведь сердцу не прикажешь - бывало и по-другому. Однажды, спустившись с гор, юный смотритель по имени Мартин случайно встретил белокурую девушку, которую звали Марта. Они полюбили друг друга с первого взгляда, и, не надеясь на благословение родителей своей возлюбленной, Мартин в тот же день уговорил Марту отправиться жить вместе с ним. А та, не долго думая, согласилась и никогда не жалела о своем решении. Им всегда было очень хорошо вдвоем, а, когда, через год у них родилась дочь Эдель, то, Мартин и Марта решили, что Звезда Счастья просто остановилась на небе и повисла над их маленьким уютным домиком.
        Прошло семь лет. Эдель подросла, научилась лепить снеговиков и засыпать под заунывные песни метелей. Днем девочка помогала матери по дому или играла с куклами, а вечером усаживалась за прочный дубовый стол, и вместе с отцом училась считать и писать. После она забиралась с ногами в большое плюшевое кресло, стоявшее перед камином, и читала книги или просто, замечтавшись, смотрела на зыбкий танец языков пламени. Так тихо и размеренно текла жизнь счастливой семьи. Казалось, всё было просто прекрасно. Только вот беда какая: не было у Эдель ни друзей, ни подружек. Да и откуда им взяться? На многие километры вокруг лишь горные пики, каменные глыбы и ледники.
        Всё изменилось ранним февральским утром, когда Мартин, выйдя из дома, чуть не наступил на маленькое скорчившееся на ступеньках дома тельце. Не поняв сразу, кто это может быть, но, сразу сообразив, что несчастного надо поскорее отогреть, пока он окончательно не замерз, смотритель подхватил человечка, вбежал обратно в дом, крикнул Марте, чтобы та поскорее нагрела ванну, а сам достал свой самый теплый плед и укутал дрожащего найденыша.
        Эдель тоже не стояла в стороне. Она быстренько сварила какао и протянула дымящуюся кружку гостю.
        - На, выпей, так быстрее согреешься.
        Из-под пледа показался маленький синеватый нос, втянул воздух, чихнул, и….
        - К чёрту эту гадость! Тысяча и тридцать одно проклятие! – вдруг закричал спасенный Мартином малыш. – Мне нужен глинтвейн!
        - Глинтвейн? – чуть не подпрыгнул смотритель.
        - Да, да, глинтвейн. Старый добрый глинтвейн – горячее вино с корицей и сахаром, - раздраженно начал объяснять человечек. – Глинтвейн готовят так: сначала берут …
        - Я знаю, как готовят глинтвейн, - оборвал его Мартин. – Но разве такому мальчугану можно вино?
        - Какой, к дьяволу, я тебе мальчуган! Мне почти двести лет! Я замерз, как собака, а тебе жалко глоток горячего вина?
        - Целых двести лет? – изумилась Марта.
        - Может быть меньше, может быть больше, мы – кобольды – не сильны в арифметике. Так мне дадут мой глинтвейн, в конце концов?
        Вейс, а именно так звали кобольда, получил свой глинтвейн, и, жадно высосав две огромные глиняные кружки обжигающей жидкости, отогрелся, подобрел, извинился за то, что нагрубил, и поведал свою историю.
        Разумеется, у него и в мыслях никогда не было отправляться путешествовать зимней ночью по горным склонам. Кобольды, в отличие от многих других фейри, чрезвычайно благоразумны. Но, кроме этого, они еще и ужасно зловредны. Маленькие рыжебородые создания донельзя обожают устраивать всякие пакости шахтерам: то обвал организуют, то веревку перережут, то просто фонарь погасят. А Вейсу все эти дурацкие забавы были не по душе. Он всегда, как умел, помогал рудокопам, чем невероятно злил своих сородичей. Захотят, например, кобольды завалить выход из шахты, а Вейс тут как тут: огоньком помигает, молоточком постучит – покажет людям, где можно выбраться на поверхность. Кобольды в бешенстве – ничего у них не получилось! Терпели злобные создания Вейса, терпели, да и лопнуло у них терпение. Как-то ночью кобольды схватили спящего Вейса, связали покрепче, выволокли из Подземного Царства на поверхность, уложили на Волшебную Катапульту, да и зашвырнули куда подальше. Далеко улетел несчастный карлик. Плюхнулся он в глубокий снег на горном склоне, кое-как от веревок освободился и побрел по узенькой тропинке, почти полностью заметенной снегом. Вейс и сам не помнил, как под утро смертельно уставший и почти окоченевший он добрел до хижины горного смотрителя и плюхнулся на ступеньках, где его нашел Мартин.
        - Да уж, - задумчиво произнесла Марта, когда Вейс закончил свой рассказ. – Крепко досталось тебе, парень. Что теперь думаешь делать? Куда податься?
        Кобольд пожал плечами.
        - Может быть, тебе поселиться в Пещере Синего Медведя? – предложила Эдель. – Она здесь – недалеко. Там живут очень милые гномы, которые с радостью примут тебя. Пап, ты ведь проводишь туда Вейса?
        Мартин утвердительно кивнул.
        - Нет, маленькая госпожа, - испуганно замотал головой Вейс. – Я не хочу в эту пещеру. Там наверняка очень темно и уютно, только гномы не сильно нас – кобольдов – любят.
        - Побьют еще, чего доброго, - шмыгнув носом, добавил он.
        - Вот незадача! – огорчился Мартин. – А, слушай, оставайся-ка ты жить пока у нас. Там что-нибудь придумаем. Да и дочке нашей веселее будет. А?
        Кобольд радостно закивал головой, потом соскочил с высокого табурета, на котором сидел, и исполнил такой элегантный реверанс, как будто, он был от рождения не злобным карликом, а благородным эльфом.
        Вейс довольно быстро освоился в доме: как умел, помогал горному смотрителю и его жене, расчищал дороги (ведь кобольды, невзирая на их небольшой рост, очень сильны), варил удивительно вкусный суп из корешков и лишайников, а на день рождения хозяйки подарил ей выкованный им втихомолку удивительный перстень с агатом. Мартину и Марте Вейс настолько понравился, что никто из них и думать не хотел о том, чтобы с ним расстаться. Что уж говорить об Эдель. Для нее кобольд стал самым настоящим приятелем и лучшим товарищем во всех играх и забавах. Родители ничуть не возражали. А Вейс, очень ценя оказанное доверие, старался всячески его оправдать и не только играл с дочерью горного смотрителя, но и старался ее научить всему, что сам знал. Кобольд рассказал Эдель о самых разных камнях и минералах, научил отличать один от другого, раскрыл тайны своего народа, объяснив маленькой девочке, как можно отыскивать полезные ископаемые, лежащие глубоко под землей, и что можно потом с ними делать. Эдель слушала, широко раскрыв глаза и затаив дыхание: доселе холодные и мрачные горы теперь для нее ожили и стали не просто бездушными каменными глыбами, а вместилищем секретов и загадок. Она твердо решила, что когда вырастет, то станет геологом, и Вейс, узнав об этом решении, жутко обрадовался, потому что лучшей профессии, по его мнению, невозможно было придумать.
        Незаметно пролетело еще десять лет. Однажды, незадолго перед тем, как уехать учиться в Университет, Эдель гуляла вместе с Вейсом по горам, и мечтала.
        - Представляешь, я скоро увижу огромный город, там живут тысячи людей, по улицам ездят повозки, а в городском саду играет оркестр. Это должно быть так интересно!
        - Что может быть интересного в этой суете? - ворчал Вейс. На самом деле, ему тоже было бы любопытно взглянуть на людские города, но он их слегка побаивался, а, самое главное, ему ужасно не хотелось расставаться со своей воспитанницей, к которой он успел по-настоящему привязаться. Нет, Вейс и не хотел об этом думать!
        - Ну, что ты, - не унималась тем временем Эдель. – Там очень интересно! Я просто уверена в этом! А еще там есть кое-что такое, что мне всю жизнь, сколько я себя помню, хотелось увидеть.
        - И что же это такое? – недоверчиво поинтересовался кобольд.
        - Цветы, - мечтательно произнесла Эдель. – Я видела их только на картинках в книжках. Они должно быть какие-то необыкновенные, совсем волшебные. Такие, такие, такие. Я даже не представляю, какими они могут быть. Как жаль, что в наших горах нет ни одного цветочка.
        - Чепуха, - огрызнулся Вейс, но запомнил этот разговор, потому что в его голове мелькнула одна почти невероятная идея.
        Утром того дня, когда Мартин и Марта провожали свою любимую дочь поступать в столичный Университет, Вейса никто не мог найти. Как сквозь землю провалился! Эдель ужасно расстроилась, что не может попрощаться с кобольдом, и даже хотела задержаться на денек-другой, пока тот не объявится, но отец уговорил ее двигаться в путь.
        И тут, во второй раз в жизни кобольда нашли на ступеньках перед домом. Он сидел, теребя в руках свой неизменный красный колпак, время от времени запуская крючковатые пальцы в нечесаную шевелюру, и ужасно волновался, поглядывая на расчищенную от снега площадку перед домом. А там, среди камней, Вы не поверите, белели нежнейшие цветы с желтоватыми серединками.
        - Какая прелесть, - только и смогла произнести Эдель.
        - Я знал, что тебе понравится, - облегченно вздохнул кобольд. – Сегодня ночью я поднялся высоко в горы и там, набрав ледяной крошки и ломкого наста, выковал на Волшебной наковальне лепестки, а потом присыпал серединки золотой пылью. Правда, красиво получилось? Это мой подарок тебе, Эдель.
        Девушка ничего не смогла произнести: она заплакала и горячо обняла растроганного карлика.
        - Ты ведь нас не забудешь? – бормотал Вейс, у которого глаза тоже были на мокром месте. – Возвращайся, когда закончишь учиться, ладно?
        - Конечно, конечно, я вернусь. И даже еще раньше, - уверяла его Эдель. – Я обязательно приеду на каникулы.
        Но ей это не удалось. Через несколько месяцев после того, как Эдель поступила в Университет, Мартин неожиданно приехал в столицу Волшебной Страны, нашел ее и рассказал, что их дом засыпало лавиной, что им с матушкой удалось чудом спастись, а вот кобольда после этого, найти так и не смогли. Девушка горько заплакала и целый год носила траур.
        Но все проходит. Эдель снова начала радоваться жизни, у нее появились друзья, подружки и, разумеется, поклонники. Они приглашали девушку на свидания, водили на концерты, угощали сладким грушевым вином, объяснялись в любви, и, конечно же, дарили цветы. Вот тут получалась заминка. Эдель, принимая очередной букет, грустно вздыхала.
        - Тебе не нравится мой подарок, - расстроенно спрашивал изумленный юноша.
        - Нет, - спешила успокоить его Эдель. – Цветы – замечательные. Правда.
        Это была действительно правда. Только не вся. Глядя на царственные розы, нежные хризантемы или жеманную сирень, ей вспоминались самые прекрасные маленькие хрупкие белые цветы, первый раз в жизни подаренные ей кобольдом.
        Прошло еще много-много лет. И вот наступил день, когда Эдель отмечала свое столетие. На этот праздник из разных городов Волшебной Страны собрались ее многочисленные дети, внуки и правнуки. Был устроен шумный праздник, и даже сам Король почтил его своим присутствием.
        Поздно вечером счастливая, но утомленная Эдель поднялась к себе в спальню, разделась, легла в кровать и, только хотела потушить свет, как услышала доносившееся из-за портьер покашливание.
        - Кто здесь? – спросила она, вскочив с постели.
        - Не пугайся, маленькая госпожа, - раздался знакомый голос. Из тени, щурясь на свет лампы, выбрался маленький человечек в затасканном красном колпаке.
        - Вейс! – воскликнула Эдель. – Господи, как я рада тебя видеть! Я думала, что ты погиб. Как же я горевала!
        - Вот еще! – фыркнул Вейс. – Нас кобольдов не так-то просто извести. Мы – крепкие.
        Он захихикал.
        - А почему же ты все эти годы не появлялся? – начала расспрашивать Эдель.
        - Видишь ли, - замялся карлик. – Я подумал, что у тебя - своя жизнь, у меня - своя. Что я буду мешаться? Когда ты уехала, мне стало так одиноко, что…
        Кобольд пожал плечами. А старая женщина смотрела на него и качала головой.
        - Вейс, милый Вейс. Как ты мог подумать, что я тебя бросила, - укоризненно произнесла она.
        - Ну, да ладно, пустое, - отмахнулся карлик. – Смотри, зато какой я тебе принес подарок.
        Вейс достал из заплечного мешка маленький цветок и протянул его имениннице.
         - Этот в точности, как те, тогда, - начал объяснять он. – Только в горы лезть было неохота – пришлось выковать из платины. А золотая пыль – та самая. Что и в первый раз.
        Эдель от восторга не могла произнести ни слова. Она протянула руки и лишь коснулась драгоценного подарка, как в комнате вспыхнул яркий свет, и… Эдель и кобольд исчезли.
        Наверняка они попали в Волшебную Страну. Другую Волшебную Страну - Волшебную Страну Любви, где всегда весна, и солнце, и голубое небо, и самые сладкие торты с самым воздушным кремом.
        А цветы… Цветы остались. Да-да, те самые цветы из льда и снега постепенно расселились по всем горам и скалам. И назвали их, разумеется, в честь доброго кобольда Вейса и его возлюбленной Эдель.
        Эдельвейсы.


Написать автору
 

Гостевая книга
 

Сайт рассылки
 

Архив рассылки
 

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: home.child.fairtales
Архив рассылки
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное